Русская бедная

В Центральном выставочном зале «Манеж» сегодня, 14 октября, стартовал Международный фестиваль «Зодчество-2011». В этом году смотр имеет крайне патриотичный подзаголовок «Русская архитектура».

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

14 Октября 2011
mainImg
Третий год подряд куратором фестиваля является Юрий Аввакумов, третий же год «Зодчество» организовано по павильонному принципу, и экспозиции, сгруппированные по 12 матерчатым «кубикам», уже воспринимаются как традиционные. Традицией стала и сквозная тема смотра, которую придумывает куратор. Два года назад Аввакумов искал «Индекс устойчивости», в 2010-м собирал «Нужное», а теперь задался вопросом, что есть русская архитектура, каков ее геном и отличает ли что-то наше национальное зодчество от всех остальных. Философский вопрос возник не сам по себе, а приурочен к 30-летнему юбилею Союза архитекторов России, который главный профсоюз зодчих отмечает в этом году.

Когда Юрий Аввакумов только придумывал новую структуру выставки, он обещал, что один из павильонов будет носить гордое имя «Россия» и показывать конкурсную кураторскую экспозицию, «способную представить российскую архитектуру на международной сцене». Это описание и сегодня можно найти на официальном сайте «Зодчества», но, строго говоря, реальности оно уже не соответствует. Во-первых, в этом году на фестивале в принципе нет кураторской экспозиции – манифест напечатан крупным шрифтом на боковом фасаде одного из ближайших ко входу павильонов, и, ознакомившись с ним, посетители могут отправляться в самостоятельный поиск национальных особенностей российской архитектуры. Во-вторых, нет и «России», хотя «Регионы», в которых собраны экспозиции мастерских и проектных институтов из самых разных концов РФ, уцелели. Что же до «России», то, видимо, в честь выбранной темы куратор решил растянуть это название на все павильоны – благо, оно состоит из шести букв и в русском, и в английском варианте, как раз на 12 «кубиков» хватило.

Нет в этом году отдельного павильона и у Санкт-Петербурга, который раньше всегда очень масштабно присутствовал на фестивале. Зато собственные «кубики» у «Республики Саха» (лишь маленький кусочек пришлось отдать конкурсу «Дом XXI века», которому одного павильона не хватило), «Краснодарского края», «Москвы» и «Сколково». В последнем посетителям обещают 4D, но вибрации и запахов можно не бояться: «четыре-дэ» по-сколковски – это четыре видеопроектора, которые показывают красочные ролики про будущий инноград на всех четырех стенах павильона. А для тех, кто намерен посмотреть все фильмы или просто отдохнуть под заводное техно, на полу разбросаны яркие пуфы.

«Краснодарский край» – павильон не менее посещаемый, чем «Сколково», и причина всеобщего интереса примерно та же: все слышали про олимпийскую стройку, но никто не знает, что там на самом деле будет. Краснодарская экспозиция приподнимает завесу тайны: в центре павильона установлены два больших макета, на которых собраны все объекты Имеретинской долины и собственно Краснодара, а по стенам развешены планшеты проектируемых стадионов, дворцов спорта и ледовых арен. И, кстати, почти все эти объекты созданы или адаптированы российскими архитекторами, а на некоторых планшетах гордо красуется штамп «САР 30 лет».

В павильоне «Москва», наоборот, открытий очень мало: стены там буквально ломятся от всевозможных генпланов и градостроительных схем, а по диагонали пущена красная ковровая дорожка, над которой возвышается стеклянный стенд Москомархитектуры. В этом коробе демонстрируются всякие важные с социальной точки зрения объекты – удобные многоквартирные дома новых серий, например, типовые садики с достаточным количеством игровых комнат, досуговый центр со спортблоком. С языка уже готов сорваться вопрос: «А архитектура ж где?», но два раза туда-сюда пройдешь по алой дорожке, и послание Москомархитектуры становится очевидно: до архитектуры ли, когда городу не хватает удобных объектов социальной инфраструктуры.

Так же невнятен, увы, павильон «Градоустройство», расположенный в самом хвосте экспозиции. С одной стороны, это явное следование тренду – о том, что современные города неудобны и нуждаются в скорой помощи профессиональных и мудрых градостроителей, сегодня не говорит ленивый. С другой, следование довольно формальное – ну, развешены по стенам планшеты (в основном, планы территориального развития отдельных областей и районов), ну, имеется в центре павильона огромный безымянный макет, изображающий морское побережье, горы и уютные поселения между ними, – но ведь ни на один острый вопрос ответ не дается. Нет, кстати, ни одного планшета (в рамках всего фестиваля) и про «Большую Москву» – сейчас, наверно, самый больной вопрос для двух центральных регионов страны. Правда, в выходные организаторы обещают провести дискуссию на эту тему.  

Внешним (и как всегда довольно тонким) экспозиционным слоем по обеим стенам Манежа рассредоточены постройки и проекты, представленные на конкурс. Правда, выставочный зал, как известно, имеет очень приличную длину – на столько метров за последние два года, увы, не набралось ни проектов, ни построек, так что их доукомплектовали всеми смотрами, которые состоялись недавно или проходят в настоящий момент. Это и серия выставок храмовой архитектуры, проведенных Союзом архитекторов в нескольких городах, и премия «Дом года» (из-за которой многие представленные постройки повторяются дважды), и Национальная премия по ландшафтной архитектуре, и Первый российский конкурс «Стекло в архитектуре». В общем, такой дайджест событий за год – видимо, идеальный вариант для тех, кто в столицу приезжает только на «Зодчество», но искренне интересуется «ну что у них тут еще».

Так же мало в этом году оказалось участников традиционного смотра-конкурса молодых архитекторов, а архитектурные школы и вовсе присутствуют в экспозиции как-то призрачно: в каталоге заявлен 21 вуз, а реально работы студентов показывают только 3-4. Ну, а апофеозом скромности стала экспозиция претендентов на главную награду фестиваля – «Хрустальный Дедал». Это проекты и постройки, предварительно отобранные жюри как наиболее достойные и уже награжденные дипломами разной степени. И если «бронза» и «серебро» набрали по три положенных регламентом объекта (правда, в обеих номинациях за счет реставрации культовых сооружений), то на «золото» в этом году претендует всего один проект и две постройки – Академия танца Бориса Эйфмана «Студии 44», комплексная реставрация музея-заповедника «Ораниенбаум» (ООО «Деметра») и Федеральный научно-клинический Центр детской гематологии, онкологии и иммунологии Александра Асадова. При таком скудном раскладе исход борьбы за «Дедала» почти очевиден, равно как очевидно и то, что русская архитектура все еще переживает тяжелейший кризис. Даже как-то жаль, что название «Русское бедное» уже использовал другой, не менее известный куратор.
Фото А.Мартовицкой


14 Октября 2011

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия (коллажа), отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. На сегодняшний день VitraHaus посетили 3,5 миллиона человек со всего мира. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.