Полная и окончательная… победа над тевтонцами?

Поверив, что слово «рыцарь» переводится с немецкого как «монах», калиниградские депутаты подарили РПЦ восемь замков Тевтонского ордена, в том числе «дом-замок» Инстербург, в котором проводится фестиваль Инстергод. Судьба этого фестиваля, у которого имеется немало почитателей, теперь стала неясной: церковь собирается перестраивать замок «в прежних формах».

Автор текста:
Артем Дежурко

16 Декабря 2010
mainImg
0 28 октября 2010 года Калиниградская областная Дума большинством голосов приняла закон о передаче Православной церкви пятнадцати «объектов религиозного назначения». Затем закон был подписан губернатором, опубликован и вступил в силу. Из переданных Церкви пятнадцати объектов восемь – замки Тевтонского ордена: Вальдау, Каймен, Нойхаузен, Таплакен, Рагнит, Лабиау (названный в тексте закона «Либау»), Гердауэн, Инстербург.

Тевтонские замки, с точки зрения многих историков, имели оборонительную и административную функцию, а не религиозную. После 1525 года, когда орден потерял владения в Пруссии, они использовались исключительно как административные здания и тюрьмы. Некоторые из них были сильно перестроены и почти не сохранили в себе остатков тевтонского времени.

О том, что некоторые из этих пятнадцати объектов собираются передать православной Церкви, было известно заранее. Правда, речь шла только о кирхах. О том, что список вошли и замки, вне узкого круга составителей законопроекта стало известно накануне принятия закона, 27 ноября. В тот день газета «Новый Калининград» опубликовала интервью с руководителем епархиального отдела по имуществу Виктором Васильевым, где тот мимоходом упомянул среди объектов, которые предполагается передать Церкви, «монастырские комплексы, которые назывались замками Тевтонского ордена».

Согласно федеральному закону «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», который сейчас уже принят, а в октябре только готовился к рассмотрению в Государственной Думе, имущество следует передавать религиозным организациям «по конфессиональному признаку». Иначе говоря, Православная церковь не может получить в собственность здание, принадлежавшее другой конфессии. В Калининградской области все церкви и церковные здания до Второй мировой войны принадлежали католикам или протестантам, а после войны – советскому государству. Так как современное население области – это в основном русские, и православная община наиболее многочисленна, было бы логично для Калининградской области сделать исключение из федерального закона. Однако, по словам Виктора Васильева в упомянутом интервью «Новому Калининграду», «стало известно уже в прошлом году, что Правительство РФ не намерено исключать регион из зоны действия будущего закона». Поэтому-то закон о передаче калининградской церковной старины Православной церкви был быстро подготовлен и принят до принятия федерального закона, который не имеет обратной силы.

К закону прилагается список переданных объектов, где перечислены пользователи, занимающие их, и особо оговаривается, что договоры, которые государство заключило с ними, новый собственник, Церковь, обязан возобновить. У семи объектов, помещенных в конце списка (все они замки), в документе не указаны пользователи и собственники, хотя в некоторых случаях они есть. В замке Таплакен живут люди, притом, по сведениям противников закона, в приватизированных квартирах, а замок Инстербург в городе Черняховске с 1997 года занимает некоммерческая организация «Дом-Замок», которая проводит там масштабные культурные мероприятия при поддержке городской администрации. Похоже, что семь из восьми переданных Церкви замков включили в список в последний момент, в спешке, не успев навести о них справки.

«Дом-Замок» – организация, известная в Черняховске, а недавно она получила известность и в архитектурном сообществе России. Среди мероприятий, которые прошли с ее участием, последнее – это «инстерГОД» 2010 года, программа которого включала в себя международный воркшоп студентов-архитекторов SESAM. Осенью прошла отчётная выставка этого воркшопа в Союзе Московских Архитекторов. Член совета «Дома-Замка» Алексей Оглезнев (по определению его товарища по «инстерГОДу» архитектора Дмитрия Сухина, «кастелян» Инстербурга) рассказал нам, как проходило принятие скандального закона.

27 октября Алексей Оглезнев узнал от знакомых, что здание, которое его организация занимает 13 лет, на следующий день передадут другому хозяину. Чтобы навести справки, он позвонил Валерию Фролову, председателю комитета областной Думы по бюджету, экономике и финансам. Валерий Фролов, не выслушав его, бросил трубку.

На следующий день Алексей Оглезнев пришёл на открытое заседание Думы, куда, вопреки обычному порядку проведения открытых заседаний, людей пропускали по списку. Заглянув в список, он увидел в основном, по его словам, имена «представителей РПЦ». Тем не менее, с помощью некоторых депутатов, «посторонние», и среди них несколько репортеров, проникли в зал. За пять минут до заседания Алексея Оглезнева вызвал председатель Думы Сергей Булычев и сообщил ему, что «вопрос уже решен». ( У партии «Единая Россия» больше половины мест в Калининградской думе, что дает ей возможность, договорившись о единогласном голосовании фракции, обеспечить принятие закона при любом возможном исходе голования). В зале заседания Алексею Оглезневу пришлось услышать, что замок Инстербург пустует и никем не используется. Опровергнуть выступавшего он не мог, так как ему не давали слова.  

На заседании, как рассказывает корреспондент газеты «Новые колеса» А. Малиновский, депутат Владимир Морар спросил: «В перечне много замков. Они тоже религиозного назначения?» Виктор Васильев, руководитель епархиального отдела по имуществу, ответил ему: «Замки – это место, где жили монахи. По-немецки – рыцари. В соответствии с экспертным заключением и историческими материалами, замки, расположенные на территории Калининградской области, в переводе на русский язык называются “военно-монастырские комплексы”».

К подобной лингвистической аргументации Виктор Васильев обратился и в переписке с автором настоящей статьи. Вот как он объяснил мне, почему замок – это монастырь: «Рыцарский замок Тевтонского ордена. По-русски: монашеско-военный комплекс-укрепление немецко-католического монастыря (в смысле организации). Замки – это не культовые объекты. Законы не говорят о «культовых объектах». А говорят об «объектах религиозного назначения»: это в т.ч. объекты с «монашеской жизнедеятельностью». А это – проживание, питание, молитва, послушания (военное, трудовое, административное и прочие обязанности) людей, принявших обеты. Обитатели замков принимали 3 обета: безбрачия, нестяжания, послушания. Итого: замки имели свойства монастырского комплекса, военного укрепления и административного центра».

Косноязычие нашего корреспондента отвлекает внимание от большой натяжки в его рассуждениях: не каждый, кто дает обеты – монах. Монах дает определенные обеты в установленной форме. Обеты тевтонских рыцарей только частично совпадали с монашескими. Историческая наука не считает крестоносцев монахами.

Как уже говорилось, закон, принятый 28 октября, связывает РПЦ обязательствами в отношении только восьми объектов из пятнадцати. Тем не менее, представители Церкви готовы взять на себя обязательство и в отношении тех пользователей бывшего государственного имущества, о которых составители закона забыли. Как сообщил мне в письме Виктор Васильев, «В Инстербурге безвозмездно сохраняется «Дом-Замок». Епархия будет восстанавливать аутентичный замок по научным проектам, утвержденным государственными органами». Судя по заявлениям представителей епархии в прессе, они намерены сохранить все права организаций, занимающих переданные ей объекты – и кирхи, и дома священников, и замки. Несколько договоров, подтверждающих права пользователей, уже подписаны.

«Дом-Замок» готов подписать с Церковью новый договор о совместном пользовании. Одновременно представители этой организации добиваются отмены закона 28 ноября. Под сдержанным и мудрым письмом калининградской музейной общественности президенту Медведеву, где, однако, содержится жесткое требование отменить этот закон, есть и подпись председателя совета фонда «Дом-Замок». Текст письма, в частности, опубликован здесь.

Под этим же письмом стоит подпись Анатолия Бахтина, главного архивариуса Калининградской области. По словам Бахтина, Виктор Васильев сделал вывод, что тевтонские замки были «объектами религиозного назначения», прочитав его книгу: «Когда представитель РПЦ Васильев В. прочитал в моей книге, что в орденских замках были капеллы, он сказал мне, что они будут претендовать и на замки. Я попытался объяснить ему, что рыцарский орден и монашеский орден – это две большие разницы. В дальнейшем я неоднократно звонил ему и приглашал его поговорить на эту тему. Он согласие давал, но так ко мне и не зашел. Более того, на замок Инстербург я даже не писал исторической справки, без которой они не имели право оформлять документы».

Экспертное заключение, на которое ссылался во время заседания Думы Виктор Васильев – это, по всей видимости, историческая справка, полученная от организации «АРХЕО», с подписью Н.А. Чебуркина. В этой справке объектами религиозного назначения названы четыре замка – Вальдау, Каймен, Рагнит и Лабиау, и только они. Другие четыре замка называет объектами религиозного назначения один-единственный документ – закон об их передаче в собственность Церкви.

Мы не решаемся присоединиться к мнению Анатолия Бахтина, который утверждает, что при подготовке и принятии этого закона не была соблюдена обязательная процедура. По словам Виктора Васильева, Анатолий Бахтин – не юрист, путается в понятиях и, «может быть, ангажирован?» Но если закон был принят законно, тем хуже: ведь это значит, что любой областной парламент может передать в собственность Церкви любую недвижимость, назначив ее «объектом религиозного назначения» самим актом передачи. Прецедент открывает перед РПЦ перспективы неограниченного и бесконтрольного обогащения.
Инсценировка рыцарского сражения в замке Инстербург. Все фотографии предоставлены электронным журналом о замке Инстербург (выпуск 1 август 2010) и иллюстрируют культурную атмосферу, сложившуюся сейчас в этом месте
фотограф: Александр Титаренко, Черняховск. alexst.35photo.ru
фотограф: Александр Титаренко, Черняховск. alexst.35photo.ru
фотограф: Александр Титаренко, Черняховск. alexst.35photo.ru
фотограф: Светлана Зарецкая, Черняховск
фотограф: Анна Анхен. Калининград – Санкт-Петербург. picasaweb.google.com/ 117574386405768728958
фотограф: Женнька Казакова, Санкт-Петербург
фотограф: Андрей Кипарис, Москва. kiparisandrew.livejournal.com
фотограф: Андрей Кипарис, Москва. kiparisandrew.livejournal.com
фотограф: Олег Кабатов, Санкт-Петербург. kabatov.spb.ru
фотограф: Олег Кабатов, Санкт-Петербург. kabatov.spb.ru

16 Декабря 2010

Автор текста:

Артем Дежурко
Дмитрий Сухин: «Сделаем восточнопрусское возрождение...
Исследователь архитектуры Дмитрий Сухин – о «Пестром ряде», затерявшейся в калининградском Черняховске первой самостоятельной работе великого немецкого зодчего Ганса Шаруна, и о том, чем она может стать для нас сегодня.
Полная и окончательная… победа над тевтонцами?
Поверив, что слово «рыцарь» переводится с немецкого как «монах», калиниградские депутаты подарили РПЦ восемь замков Тевтонского ордена, в том числе «дом-замок» Инстербург, в котором проводится фестиваль Инстергод. Судьба этого фестиваля, у которого имеется немало почитателей, теперь стала неясной: церковь собирается перестраивать замок «в прежних формах».
Пресса: Замок без замка? // Инстергод. 1.11.2010
На исходе «инстерГОДа», не успели отзвенеть фанфары и отойти руки от поздравляющих рукопожатий, не вышли ещё все статьи и репортажи, как произошло странное: замок Инстербург, место проведения лекций и семинаров, «Инстерфеста» и краеведческой конференции, оказался на пороге выселения.
Технологии и материалы
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Сейчас на главной
Вибрация Флоренции
Итальянское Lino bistro расположилось в престижном районе Москвы, а бюро ARCHPOINT постралось сделать пространство расслабленным и приглашающим: здесь приятно встретиться за кофе и поужинать в торжественной, но не слишком, обстановке.
Проявление ступеней
Проект 9-этажного дома комфорт-класса на окраине Воронежа проявляет привычный прием двухярусной сетки фасада в объеме: так у части квартир появляются открытые террасы, а силуэт приобретает некоторую асимметричную зиккуратистость.
Градсовет Петербурга 25.05.2022
Градсовет рассмотрел дом от Евгения Герасимова на Петроградской стороне и жилой квартал на Пулковском шоссе от Сергея Орешкина. Обе работы получили поддержку экспертов, но прозвучало мнение о проблемах с масштабом и разнообразием в новой застройке.
Незаживающая рана
Проект «памятника последнему геноциду» Георгия Федулова занял 3 место на международном конкурсе. Памятник, ради которого проводился конкурс, планируется установить в канадском городе Брамптоне.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Уголок в лесу
В проекте загородного дома RoomDesignBuro использует несколько нестандартных решений: каркасную систему на фанерных коннекторах, угловой план, мягкую кровлю и магнезиевое покрытие полов.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Выше супремума
Максим Кашин разместил в своей мастерской пространственную инсталляцию, посвященную супрематизму, но на него не похожую – авторы исследуют границы и возможности направления, декларированного Малевичем. Свой супрематизм они называют новым.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.