Полная и окончательная… победа над тевтонцами?

Поверив, что слово «рыцарь» переводится с немецкого как «монах», калиниградские депутаты подарили РПЦ восемь замков Тевтонского ордена, в том числе «дом-замок» Инстербург, в котором проводится фестиваль Инстергод. Судьба этого фестиваля, у которого имеется немало почитателей, теперь стала неясной: церковь собирается перестраивать замок «в прежних формах».

mainImg
28 октября 2010 года Калиниградская областная Дума большинством голосов приняла закон о передаче Православной церкви пятнадцати «объектов религиозного назначения». Затем закон был подписан губернатором, опубликован и вступил в силу. Из переданных Церкви пятнадцати объектов восемь – замки Тевтонского ордена: Вальдау, Каймен, Нойхаузен, Таплакен, Рагнит, Лабиау (названный в тексте закона «Либау»), Гердауэн, Инстербург.

Тевтонские замки, с точки зрения многих историков, имели оборонительную и административную функцию, а не религиозную. После 1525 года, когда орден потерял владения в Пруссии, они использовались исключительно как административные здания и тюрьмы. Некоторые из них были сильно перестроены и почти не сохранили в себе остатков тевтонского времени.

О том, что некоторые из этих пятнадцати объектов собираются передать православной Церкви, было известно заранее. Правда, речь шла только о кирхах. О том, что список вошли и замки, вне узкого круга составителей законопроекта стало известно накануне принятия закона, 27 ноября. В тот день газета «Новый Калининград» опубликовала интервью с руководителем епархиального отдела по имуществу Виктором Васильевым, где тот мимоходом упомянул среди объектов, которые предполагается передать Церкви, «монастырские комплексы, которые назывались замками Тевтонского ордена».

Согласно федеральному закону «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», который сейчас уже принят, а в октябре только готовился к рассмотрению в Государственной Думе, имущество следует передавать религиозным организациям «по конфессиональному признаку». Иначе говоря, Православная церковь не может получить в собственность здание, принадлежавшее другой конфессии. В Калининградской области все церкви и церковные здания до Второй мировой войны принадлежали католикам или протестантам, а после войны – советскому государству. Так как современное население области – это в основном русские, и православная община наиболее многочисленна, было бы логично для Калининградской области сделать исключение из федерального закона. Однако, по словам Виктора Васильева в упомянутом интервью «Новому Калининграду», «стало известно уже в прошлом году, что Правительство РФ не намерено исключать регион из зоны действия будущего закона». Поэтому-то закон о передаче калининградской церковной старины Православной церкви был быстро подготовлен и принят до принятия федерального закона, который не имеет обратной силы.

К закону прилагается список переданных объектов, где перечислены пользователи, занимающие их, и особо оговаривается, что договоры, которые государство заключило с ними, новый собственник, Церковь, обязан возобновить. У семи объектов, помещенных в конце списка (все они замки), в документе не указаны пользователи и собственники, хотя в некоторых случаях они есть. В замке Таплакен живут люди, притом, по сведениям противников закона, в приватизированных квартирах, а замок Инстербург в городе Черняховске с 1997 года занимает некоммерческая организация «Дом-Замок», которая проводит там масштабные культурные мероприятия при поддержке городской администрации. Похоже, что семь из восьми переданных Церкви замков включили в список в последний момент, в спешке, не успев навести о них справки.

«Дом-Замок» – организация, известная в Черняховске, а недавно она получила известность и в архитектурном сообществе России. Среди мероприятий, которые прошли с ее участием, последнее – это «инстерГОД» 2010 года, программа которого включала в себя международный воркшоп студентов-архитекторов SESAM. Осенью прошла отчётная выставка этого воркшопа в Союзе Московских Архитекторов. Член совета «Дома-Замка» Алексей Оглезнев (по определению его товарища по «инстерГОДу» архитектора Дмитрия Сухина, «кастелян» Инстербурга) рассказал нам, как проходило принятие скандального закона.

27 октября Алексей Оглезнев узнал от знакомых, что здание, которое его организация занимает 13 лет, на следующий день передадут другому хозяину. Чтобы навести справки, он позвонил Валерию Фролову, председателю комитета областной Думы по бюджету, экономике и финансам. Валерий Фролов, не выслушав его, бросил трубку.

На следующий день Алексей Оглезнев пришёл на открытое заседание Думы, куда, вопреки обычному порядку проведения открытых заседаний, людей пропускали по списку. Заглянув в список, он увидел в основном, по его словам, имена «представителей РПЦ». Тем не менее, с помощью некоторых депутатов, «посторонние», и среди них несколько репортеров, проникли в зал. За пять минут до заседания Алексея Оглезнева вызвал председатель Думы Сергей Булычев и сообщил ему, что «вопрос уже решен». ( У партии «Единая Россия» больше половины мест в Калининградской думе, что дает ей возможность, договорившись о единогласном голосовании фракции, обеспечить принятие закона при любом возможном исходе голования). В зале заседания Алексею Оглезневу пришлось услышать, что замок Инстербург пустует и никем не используется. Опровергнуть выступавшего он не мог, так как ему не давали слова.  

На заседании, как рассказывает корреспондент газеты «Новые колеса» А. Малиновский, депутат Владимир Морар спросил: «В перечне много замков. Они тоже религиозного назначения?» Виктор Васильев, руководитель епархиального отдела по имуществу, ответил ему: «Замки – это место, где жили монахи. По-немецки – рыцари. В соответствии с экспертным заключением и историческими материалами, замки, расположенные на территории Калининградской области, в переводе на русский язык называются “военно-монастырские комплексы”».

К подобной лингвистической аргументации Виктор Васильев обратился и в переписке с автором настоящей статьи. Вот как он объяснил мне, почему замок – это монастырь: «Рыцарский замок Тевтонского ордена. По-русски: монашеско-военный комплекс-укрепление немецко-католического монастыря (в смысле организации). Замки – это не культовые объекты. Законы не говорят о «культовых объектах». А говорят об «объектах религиозного назначения»: это в т.ч. объекты с «монашеской жизнедеятельностью». А это – проживание, питание, молитва, послушания (военное, трудовое, административное и прочие обязанности) людей, принявших обеты. Обитатели замков принимали 3 обета: безбрачия, нестяжания, послушания. Итого: замки имели свойства монастырского комплекса, военного укрепления и административного центра».

Косноязычие нашего корреспондента отвлекает внимание от большой натяжки в его рассуждениях: не каждый, кто дает обеты – монах. Монах дает определенные обеты в установленной форме. Обеты тевтонских рыцарей только частично совпадали с монашескими. Историческая наука не считает крестоносцев монахами.

Как уже говорилось, закон, принятый 28 октября, связывает РПЦ обязательствами в отношении только восьми объектов из пятнадцати. Тем не менее, представители Церкви готовы взять на себя обязательство и в отношении тех пользователей бывшего государственного имущества, о которых составители закона забыли. Как сообщил мне в письме Виктор Васильев, «В Инстербурге безвозмездно сохраняется «Дом-Замок». Епархия будет восстанавливать аутентичный замок по научным проектам, утвержденным государственными органами». Судя по заявлениям представителей епархии в прессе, они намерены сохранить все права организаций, занимающих переданные ей объекты – и кирхи, и дома священников, и замки. Несколько договоров, подтверждающих права пользователей, уже подписаны.

«Дом-Замок» готов подписать с Церковью новый договор о совместном пользовании. Одновременно представители этой организации добиваются отмены закона 28 ноября. Под сдержанным и мудрым письмом калининградской музейной общественности президенту Медведеву, где, однако, содержится жесткое требование отменить этот закон, есть и подпись председателя совета фонда «Дом-Замок». Текст письма, в частности, опубликован здесь.

Под этим же письмом стоит подпись Анатолия Бахтина, главного архивариуса Калининградской области. По словам Бахтина, Виктор Васильев сделал вывод, что тевтонские замки были «объектами религиозного назначения», прочитав его книгу: «Когда представитель РПЦ Васильев В. прочитал в моей книге, что в орденских замках были капеллы, он сказал мне, что они будут претендовать и на замки. Я попытался объяснить ему, что рыцарский орден и монашеский орден – это две большие разницы. В дальнейшем я неоднократно звонил ему и приглашал его поговорить на эту тему. Он согласие давал, но так ко мне и не зашел. Более того, на замок Инстербург я даже не писал исторической справки, без которой они не имели право оформлять документы».

Экспертное заключение, на которое ссылался во время заседания Думы Виктор Васильев – это, по всей видимости, историческая справка, полученная от организации «АРХЕО», с подписью Н.А. Чебуркина. В этой справке объектами религиозного назначения названы четыре замка – Вальдау, Каймен, Рагнит и Лабиау, и только они. Другие четыре замка называет объектами религиозного назначения один-единственный документ – закон об их передаче в собственность Церкви.

Мы не решаемся присоединиться к мнению Анатолия Бахтина, который утверждает, что при подготовке и принятии этого закона не была соблюдена обязательная процедура. По словам Виктора Васильева, Анатолий Бахтин – не юрист, путается в понятиях и, «может быть, ангажирован?» Но если закон был принят законно, тем хуже: ведь это значит, что любой областной парламент может передать в собственность Церкви любую недвижимость, назначив ее «объектом религиозного назначения» самим актом передачи. Прецедент открывает перед РПЦ перспективы неограниченного и бесконтрольного обогащения.
Инсценировка рыцарского сражения в замке Инстербург. Все фотографии предоставлены электронным журналом о замке Инстербург (выпуск 1 август 2010) и иллюстрируют культурную атмосферу, сложившуюся сейчас в этом месте
фотограф: Александр Титаренко, Черняховск. alexst.35photo.ru
фотограф: Александр Титаренко, Черняховск. alexst.35photo.ru
фотограф: Александр Титаренко, Черняховск. alexst.35photo.ru
фотограф: Светлана Зарецкая, Черняховск
фотограф: Анна Анхен. Калининград – Санкт-Петербург. picasaweb.google.com/ 117574386405768728958
фотограф: Женнька Казакова, Санкт-Петербург
фотограф: Андрей Кипарис, Москва. kiparisandrew.livejournal.com
фотограф: Андрей Кипарис, Москва. kiparisandrew.livejournal.com
фотограф: Олег Кабатов, Санкт-Петербург. kabatov.spb.ru
фотограф: Олег Кабатов, Санкт-Петербург. kabatov.spb.ru

16 Декабря 2010

Дмитрий Сухин: «Сделаем восточнопрусское возрождение...
Исследователь архитектуры Дмитрий Сухин – о «Пестром ряде», затерявшейся в калининградском Черняховске первой самостоятельной работе великого немецкого зодчего Ганса Шаруна, и о том, чем она может стать для нас сегодня.
Полная и окончательная… победа над тевтонцами?
Поверив, что слово «рыцарь» переводится с немецкого как «монах», калиниградские депутаты подарили РПЦ восемь замков Тевтонского ордена, в том числе «дом-замок» Инстербург, в котором проводится фестиваль Инстергод. Судьба этого фестиваля, у которого имеется немало почитателей, теперь стала неясной: церковь собирается перестраивать замок «в прежних формах».
Пресса: Замок без замка? // Инстергод. 1.11.2010
На исходе «инстерГОДа», не успели отзвенеть фанфары и отойти руки от поздравляющих рукопожатий, не вышли ещё все статьи и репортажи, как произошло странное: замок Инстербург, место проведения лекций и семинаров, «Инстерфеста» и краеведческой конференции, оказался на пороге выселения.
Технологии и материалы
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Сейчас на главной
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Двенадцать
Вчера были объявлены и награждены лауреаты Архитектурной премии мэра Москвы. Рассматриваем, что там и как, и по некоторым параметрам нахально критикуем уважаемую премию. Она ведь может стать лучше, а?
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.
Над Золотым рогом
Жилой комплекс Философия, спроектированный T+T architects во Владивостоке, – один из новых проектов для района «Голубиная падь», и они меняет философию его развития с одиночных домов на комплексный подход. Дома организованы вдоль общественных улиц, они разновысотные, разноформатные, а один – даже галерейной типологии, да еще и с консолью, опирающейся на арт-объект.
Новый уровень дженги
Спроектированный Кэнго Кумой общественный центр Kibi Kogen N Square демонстрирует возможности поперечно-клееной древесины – «фирменной» продукции для префектуры Окаяма, где он расположен.
Деревянная модульность
Ясли-сад для малышей из семей преподавателей и учащихся Пармского университета совмещен с центром развития для детей из группы риска. Авторы проекта здания в окружении парка – Enrico Molteni Architecture.
Книжный стержень
Интерьер коворкинга в составе бизнес-центра «Территория 3000», предложенный архитекторами КБ-11, был призван стать «сердцем» всего проекта. А в его собственный центр авторы поместили библиотеку из книг, «изменивших взгляд на жизнь». То-то интерьер напоминает о библиотеке Аалто, и на наш взгляд довольно отчетливо.
Конференция с видом
Культурный и общественный центр в городке Порт-Анджелес в штате Вашингтон по замыслу LMN Architects открыт панорамам океана и горного хребта Олимпик.
Цвет и музыка; и белый камень
В палатах Василия Нарышкина на Маросейке открылось выставочное пространство музея AZ, специализирующегося в равной мере на искусстве «второго авангарда» и совриске. Тут несколько тем: первые этажи клубного дома в памятнике XVII века стали общественными, теперь можно попасть во двор, плюс дизайн галереи от [MISH]studio, плюс выставка, совмещенная с концертами авангардной музыки 1960-х. Разбираемся.
Белый знак
Бюро Lin Architecture превратило насосную станцию в полях южнокитайской провинции Юньнань в достопримечательность для местных жителей и туристов.
Арахноид совриска
Ткачество, вязание, вышивание – древнейшие профессии, за которыми прочно закреплена репутация мирных, домашних, женских, уютных, в общем, безопасных. Выставка в Ruarts Foundation показывает, что это вовсе не так, умело оперируя парадоксальным напряжением, которое возникает между традиционной техникой и тематикой совриска.
Нюансированная альтернатива
Как срифмовать квадрат и пространство? А легко, но только для этого надо срифмовать всё вообще: сплести, как в самонапряженной фигуре, найти свою оптику... Пожалуй, новая выставка в ГЭС-2 все это делает, предлагая новый ракурс взгляда на историю искусства за 150 лет, снабженный надеждой на бесконечную множественность миров / и историй искусства. Как это получается и как этому помогает выставочный дизайн Евгения Асса – читайте в нашем материале.
Атака цвета
На выставке «Конструкторы науки» проекты зданий институтов и научных городков РАН – в основном модернистские, но есть и до-, и пост- – погружены в атмосферу романтизированной науки очень глубоко: во многом это заслуга яркого экспозиционного дизайна NZ Group, – выставка стала цветным аттракционном, где атмосфера не менее значима, чем история архитектуры.
Пресса: Город с двух сторон от одного тракта
Бийск — это место, некогда пережившее столкновение двух линий российской колонизации, христианской и предпринимательской. Конфликт возник вокруг местного вероучения и, хотя одни хотели его сгубить, а другие — защитить, показал, что обе линии слабо понимают свойства осваиваемого ими пространства. Обе вскоре были уничтожены революцией, на время приостановившей и саму колонизацию, которая, впрочем, впоследствии возродилась, пусть формы ее и менялись. Пространство тоже не утратило своих особенностей, пусть они и выглядят несколько иначе. Более того — сейчас в некоторых отношениях они прекрасно понимают друг друга.
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.