English version

Цена, сроки, красота

Наш сегодняшний собеседник – Денис Кувшинников, руководитель Департамента интерьеров бюро ABD Architects. Это подразделение ведущей российской архитектурной компании выполняет весь спектр услуг по разработке, созданию и сдаче «под ключ» корпоративных интерьеров. Среди клиентов департамента такие компании, как Autodesk, Johnson&Johnson, Bacardi, Jones Lang LaSalle, Credit Suisse, KPMG и многие другие.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

04 Октября 2010
mainImg
Мастерская:
ABD architects
Архи.ру: Денис, что сегодня понимается под корпоративным интерьером?

Д.К.: Думаю, проще всего ответить на этот вопрос так: корпоративный интерьер – это интерьер, предназначенный для комфортной и эффективной работы людей и одновременно для наглядного воплощения интересов и ценностей данной компании. Основная наша работа  – это проектирование офисов и штаб-квартир фирм и корпораций. Также мы нередко работаем над созданием интерьеров торговых комплексов, коммерческих медицинских центров, занимаемся оформлением общественных зон в многофункциональных и коммерческих зданиях. Самый типичный для нас заказ в двух словах можно описать так: компания решила переехать в новый офис и ищет архитектора, способного разработать проект его интерьера.

Архи.ру: С чего в этом случае начинается ваша работа?

Д.К.: Прежде всего, мы стремимся понять, почему заказчики переезжают, как цели при этом преследуют. Как правило, переезд затевается из-за того, что компания перерастает площадь своего прежнего офиса. Однако в период кризиса не менее распространенными стали и другие сценарии: многие компании приняли решение поменять офис ради того, чтобы снизить арендную плату, или, после сокращения штата, искали рабочее место меньшей площади.

Архи.ру: Вы упомянули экономический кризис, и в связи с этим не могу не спросить: сами интерьеры и стоимость услуг по их разработке тоже упали в цене?

Д.К.: Скорее, сократилось число заказчиков, готовых платить за качественный корпоративный интерьер. Сейчас ситуация постепенно выправляется, однако, признаюсь, если до кризиса заказчики чаще ставили приоритеты в области качества и сроков, то сейчас именно вопрос стоимости является для них приоритетным. Кстати, работу с заказчиком мы всегда начинаем с вопроса: «Существует три краеугольных камня проекта: стоимость, качество и сроки, – какие два вы выбираете?» Ответ, который мы получаем, помогает нам понять, каковы истинные приоритеты заказчика. Если, скажем, он хочет, чтобы работы были выполнены качественно и быстро, то, скорее всего, он переплатит. Если же главными для заказчика являются сроки и низкая стоимость работ, то, как правило, страдает качество. Впрочем, хочу сразу оговориться: конечно, ни один заказчик не скажет, что согласен на плохое качество, да и мы такие услуги не предоставляем, речь лишь идет об определенном упрощении работ. Для общего дела очень полезно, чтобы заказчик заранее отдавал себе отчет в том, что он выбирает.

Архи.ру: Итак, первый этап создания корпоративного интерьера – это разговор с заказчиком и получение ответа на вопрос, зачем он переезжает. А что дальше?

Д.К.: Затем готовится документ, который мы называем «программа-задание». Это подробный перечень – сотрудников компании и ее подразделений, необходимых типов рабочих мест и общественных зон, типов рабочих коммуникаций, которые существуют в офисе. Заказчик не всегда может самостоятельно подготовить программу-задание, в помощь ему мы на основании нашего опыта разработали формы, облегчающие этот процесс. Плюс мы сами подключаемся к анализу потребностей офиса, просим не забыть гардеробы и кухни, детально выясняем, какие отделы нуждаются в близком соседстве и т.д. Если заказчиком выступает небольшая компания, то это довольно простая работа, если же интерьер заказывает корпорация, то составление программы-задания занимает немало времени и требует нескольких согласований.

Следом разрабатывается архитектурная концепция будущего офиса. По сути, это один чертеж – планировочное решение с расстановкой мебели и перегородок. Казалось бы, простой план, но на самом деле основа всей предстоящей работы. И от того, насколько качественно сделан этот чертеж, зависят комфорт и успешное функционирование всего офиса. Именно на данном этапе закладываются такие базисные вещи, как уже упомянутая коммуникация различных подразделений, расположение клиентской зоны, наличие всех необходимых сервисных комнат и т.д. Мы глубоко убеждены в том, что эта стадия требует от нас самого пристального внимания, и отводим на нее максимальное количество времени. Совместных ревизий архитектурной концепции с заказчиком может быть десять или даже двадцать – до тех пор, пока обе стороны с удовлетворением не признают: вот он, наш идеальный офис.

Следующая стадия – создание дизайн-проекта, отвечающего на вопрос, как офис будет выглядеть. Конечно, сразу понять, как именно заказчик представляет себе свой будущий интерьер, почти невозможно. Чтобы облегчить этот процесс, мы начинаем дискуссию с обсуждения уже готовых проектов – как наших, так и выполненных коллегами, в том числе и зарубежными. В ходе таких дизайн-сессий (как правило, их бывает 4 – 5) мы анализируем предпочтения клиента и его ожидания, намечаем вектор дальнейшего развития проекта. Это позволяет нам постепенно формировать концепцию интерьера – и когда мы приходим на последнюю дизайн-сессию с готовым проектом, он воспринимается клиентом не как нечто совершенно неожиданное, но как паззл, который мы собрали вместе.

Архи.ру: Неужели не бывает заказчиков, которые говорят, что хотят сразу увидеть готовые красивые картинки?

Д.К.: Бывает. Действительно, не все клиенты готовы дискутировать, обсуждать цвета, материалы и их сочетания. В этом случае мы берем тайм-аут на 2-3 недели и возвращаемся с готовым вариантом дизайн-проекта. Единственное, о чем мы сразу предупреждаем клиента: без промежуточных дискуссий в проект придется вносить больше изменений, а значит, общий срок работы над ним увеличивается.

Ну и, наконец, третья стадия работы над проектом – это изготовление рабочей документации. Кроме того, мы оказываем целый ряд дополнительных услуг: предарендный анализ, консалтинг, обмеры пространства, авторский надзор. Все чаще заказчики также просят нас подготовить тендерную документацию, в которой мы прописываем характеристики необходимых отделочных материалов, а заказчик с ее помощью выбирает наиболее подходящих ему производителей и поставщиков. Участвуем мы в тендерах и как технические эксперты, например, в тендерах на изготовление и поставку мебели.

Архи.ру: То есть когда вы разрабатываете дизайн-проект, вы не знаете, какой будет мебель?

Д.К.: Это не совсем так. Во-первых, мы точно знаем все типоразмеры, поскольку определили их еще на самой первой стадии работы над проектом. Во-вторых, мы закладываем в дизайн-проект конкретный цвет мебели и прорисовываем ее в 3D-визуализациях. Плюс практически в каждом офисе используется особая дизайнерская мебель, преимущественно для общественных зон: если говорить про мягкую мебель, то это готовая продукция, а стойки ресепшн мы, как правило, проектируем индивидуальные.

Архи.ру: Денис, в сознании обывателя любой интерьер – это, прежде всего, цвет и сочетание отделочных материалов. Расскажите, пожалуйста, как вы ведете поиски палитры для того или иного офиса.

Д.К.: У большинства западных компаний есть собственные корпоративные цвета и четкие требования по размещению логотипов, так что в их случае поиски сужаются до нескольких оттенков. Российские компании пытаются перенимать этот опыт, и нередко мы выступаем консультантами.

Кроме того, цветовое решение офиса в значительной мере зависит от здания, в котором он расположен, от направления деятельности компании, от численности ее сотрудников. В качестве примера могу привести сделанный нами офис компании KPMG: ее корпоративные цвета – синий и серый, – и именно их мы использовали в оформлении интерьера. Подобное сочетание было оптимальным, поскольку площадь офиса составляет 14 тысяч квадратных метров. Яркая дизайнерская плитка была использована лишь в оформлении санузлов, кроме того, довольно яркими мы сделали корпоративные слоганы, которые, совместно с KPMG, мы решили нанести на стены рабочих зон.

Архи.ру: Правильно ли я вас понимаю, что чем больше офис, тем нейтральнее должен быть его интерьер?

Д.К.: Да, если мы не говорим про рекламные агентства или IT-компании, сотрудникам которых нужна особая атмосфера, способствующая креативной работе. В отличие от них консалтинговые, юридические, инвестиционные компании ценят строгие решения, настраивающие на рабочий лад, и мы стремимся эти запросы удовлетворить.

Архи.ру: А можно ли говорить о каких-то стилистических предпочтениях ваших заказчиков?

Д.К.: ABD Architects работает в современном стиле, так что, если клиенты обращаются именно к нам, значит, их не интересуют барочные изыски и завитушки в стиле рококо. Конечно, тот же «современный стиль» подразумевает множество интерпретаций, но в первую очередь, на мой взгляд, свидетельствует о строгости, функциональности, благородной простоте. И если мы, например, говорим о светильниках, нас как проектировщиков, больше волнуют вопросы световой температуры, энергоэффективности и их влияние на работоспособность сотрудников.

Архи.ру: В заключение хочу спросить о стоимости корпоративных интерьеров от ABD Architects. Можно ли говорить о каких-то средних ценовых диапазонах?

Д.К.: Бюджетный офис начинается от 700-800 долларов за квадратный метр (без НДС, мебели, без систем безопасности и IT систем). Средняя категория – это 900-1300 долларов за квадратный метр, тот разумный, на наш взгляд, вариант, который позволяет применять качественные материалы и качественные решения. Высшая категория не имеет планки, но, как правило, так решается не весь офис, а лишь клиентская зона или зона руководства. В среднем же можно говорить про рамки 1300-3000 долларов за кв.м.
ACE Insurance Company
Денис Кувшинников
zooming
офис компании KMPG
офис компании Jones Day
офис компании Johnson&Johnson
офис компании Johnson&Johnson
zooming
общественная зона жилого дома Hortus Harmonia в Москве
zooming
офис компании Cushman & Wakefields Styles & Riabokobylko
офис компании Debevoise&Plimpton
инвестбанк Credit Suisse First Boston
zooming
Bacardi
zooming
офис компании SABMiller
zooming
офис компании SABMiller
zooming
офис компании Nestle
Мастерская:
ABD architects

04 Октября 2010

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.