Застывшая музыка уступает место текучей

Голландский архитектор Рене ван Зюк (Rene van Zuuk) – один из трех иностранных гостей фестиваля «Зодчество-2009», выступивших перед московской аудиторией. Его лекция в Доме архитектора одновременно стала и своеобразным прологом к фестивалю «уDUTCHная архитектура», который Центр современной архитектуры проведет в ноябре.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

22 Октября 2009
mainImg
0 Бюро Rene van Zuuk Architekten было основано в 1993 году, однако «раскрутилось» сравнительное недавно, и в его портфолио пока не так уж много построенных зданий –  самые яркие объекты находятся в Амстердаме  и двух небольших городках Алмере и Розендаль. Рене ван Зюк – не звезда мировой архитектуры, которыми любят дивить московскую публику, и за его плечами нет ярких побед в международных конкурсах, собственного мгновенно узнаваемого брэнда и медийной шумихи. Он, можно сказать, простой настоящий голландский архитектор, один из тех, кто вывел Нидерланды в авангард мировой архитектуры. На своей лекции в Москве Рене ван Зюк поделился секретами своего профессионализма и рассказал о методе, благодаря которому все его постройки криволинейных и выпукло-вогнутых форм становятся реальностью.

Еще 15 лет назад реализовать созданные с помощью компьютера объекты дигитальной архитектуры было практически невозможно –  инженеры и конструкторы попросту не представляли себе, как воспроизводить в материале «текучие» формы таких зданий. Да и сегодня жанр fluid architecture («текучей архитектуры») воспринимается, скорее, как поле для реализации знаковых объектов или фолли, но никак не массовых зданий, предназначенных для жилья или работы. А вот Рене ван Зюк знает, как сделать это направление современного зодчества «пригодным» для решения самых разных социальных задач. Дигитальные формы, по его мнению, идеально подходят для строительства жилых апартаментов, выставочных павильонов и офисных комплексов. Метод, позволяющий реализовывать такие объекты быстро и недорого, Рене ван Зюк называет системным дизайном и на полном серьезе объясняет, что позаимствовал его у… конструктора своей маленькой дочери.

Для объяснения конструктивной схемы своих зданий ван Зюк действительно показал аудитории слайды с изображениями двух детских конструкторов. Один из них – всем известный Лего, из которого можно строить самые разные поверхности, но только под прямыми углами. Второй, наоборот, основан на «узлах», в пазы которых можно втыкать направляющие под несколькими углами и строить пространственные, но полые внутри структуры. Соединение обоих принципов и дало ван Зюку инженерно-конструктивную базу для воплощения в жизнь самых сложных криволинейных фасадов.

О том, как стандартный прямоугольный объем постепенно приобретает фирменные «ванзюковские» очертания, архитектор рассказал на примере жилого комплекса Block 16, построенного в Алмере. В качестве основы им действительно было взято самое экономичное, что можно придумать –  железобетонные боксы. Если поставить их друг на друга, получится обычный жилой блок, а чтобы придать объему черты fluid architecture, его структуру нужно деформировать. Тут-то ван Зюк и принимается за дело: например, меняет длину ячеек, так чтобы они постепенно выдвигались, образуя волнистый фасад, а затем подбирает этому причудливому каркасу подходящую «кожу», достаточно пластичную, чтобы обтянуть все получившиеся «неровности». Но пластичность ее заключается не в материале – здесь используется самый обычный алюминий, – а в структуре соединения панелей. Они частично накладываются одна на другую, образуя нечто вроде чешуи, которая под одним углом зрения смотрится как гребень волны, под другим – как шкура ощетинившегося бронтозавра. Презентуя этот объект, ван Зюк неоднократно подчеркивал, что стоимость дома от всех этих изощрений возросла не сильно. Но чтобы быть честными, все-таки заметим, что данный жилой комплекс на берегу бухты не принадлежит к категории дешевых, поскольку изначально строился для членов находящегося поблизости яхт-клуба.

Увлек слушателей и рассказ о длительной истории проектирования и строительства небольшого здания для амстердамского центра архитектуры Arcam, также созданного по принципам «системного дизайна». Вообще сам формат таких небольших выставочно-офисных павильонов как нельзя лучше отражает менталитет маленькой Голландии, относящейся к таким (зачастую носящим временный характер) постройкам с не меньшим вниманием, чем к крупным многофункциональным центрам. Так называемый «комитет по красоте» (beauty committee) Амстердама, что-то вроде Градостроительного совета Москвы, трижды возвращал ван Зюку этот проект на переработку. Итоговый вариант павильона больше напоминает скульптуру, тающий дом с оплывшей кровлей и срезанным как по мягкому маслу углом, на месте которого устроен огромный проем. Здание стоит у кромки воды: со стороны улицы оно напоминает корпус самолета, т.к. эти фасады облицованы гофрированным цинком, а к водной глади обращено полностью прозрачной стеной, обнажающей жизнь всех трех этажей павильона.

Другой не менее привлекательный объект ван Зюк спроектировал для городка Розендаль в рамках проекта реконструкции его центральной торговой площади. Генплан был выполнен голландским бюро Quadrat, а Rene van Zuuk Architekten создали на площади центр притяжения общественной активности, спроектировав очень оригинальное кафе. Поскольку площадь в ходе обновления превратилась в симпатичную пешеходную зону, архитекторы решили  не портить ее панораму массивным павильоном, а трактовать кафе как часть этого пространства. В генплане Quadrat это кафе было обозначено овалом, но ван Зюк остроумно переосмыслил  форму яйца, «нашинковав» его и превратив получившиеся слои в каскад террас, самая нижняя из которых плавно перетекает в мощение площади.

«Системный дизайн» Рене ван Зюка позволяет соединить такие, казалось бы, несовместимые понятия, как максимально нестандартные архитектурные решения и простота производства. А секрет этого союза на самом деле прост: каждый проект этого голландского архитектора – это, прежде всего, грамотная, осмысленная концепция, система, рожденная из принципов самого здания и окружающего его контекста. «Время простых форм, как и простых приборов, закончилось», – уверен ван Зюк. И, скорее всего, он прав в том, что поиск адекватных и недорогих способов воплощения сложных форм –  не прихоть, а обязанность современного архитектора. Что ж, сам ван Зюк с этой обязанностью справляется отлично.   
zooming
Block 16, Алмере
zooming
Block 16, Алмере
zooming
Block 16, Алмере
zooming
мост в Алмере
zooming
Arcam, Амстердам
zooming
Arcam, Амстердам
zooming
один из вариантов Arcam, Амстердам
zooming
Arcam, Амстердам
zooming
Павильон в г. Розендаль
zooming
Павильон в г. Розендаль
zooming
Павильон в г. Розендаль
zooming
Генплан площади в г. Розендаль
zooming
Павильон в г. Розендаль
zooming

22 Октября 2009

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
Похожие статьи
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Технологии и материалы
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
Сейчас на главной
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
В поисках устойчивости
На прошлой неделе стали известны итоги Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2021. Главные призы получили проекты, которые вносят выдающийся вклад в устойчивое развитие городов, фокусируясь на чистой энергии, повторном использовании и биоразнообразии. Рассказываем о работах, взявших гран-при, и победителях основных номинаций.
«Открытый город»: Мечты о городе
Следующий проект воркшопа «Открытого города» создан под руководством Kleinewelt Architekten. В основу проектов положены фоны византийской и древнерусской живописи, однако их формы применены к более чем современной типологии.
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.