02.03.2009

Фестивальное потрясение

Масленичное «Архстояние», прошедшее в выходные в Николо-Ленивце, содрогнувшемся от такого наплыва народу, вновь показало, как можно залихватски переплавить формы народных гуляний с лэнд-артом. Тема противостояния человека и стихии, начатая летом 2008-го сплавом по Угре архитектурных «ковчегов», продолжилась на этот раз темой социальных катаклизмов. «Позолоченный телец» Василия Щетинина стал символом борьбы с экономической стихией кризиса.

информация:

«Позолоченный телец». Василий Щетинин. Фото: Натальи Коряковской
«Позолоченный телец». Василий Щетинин. Фото: Натальи Коряковскойоткрыть большое изображение

Заявленное темой фестиваля противостояние человека и цивилизации началось километров за 10 до Николы, где образовалась непроходимая пробка из машин, наполовину калужских, наполовину московских. За 5 км до «Архстояния» милиция вообще перегородила проезд, так что в деревню потоки ринулись уже пешком, по горам чудесного угрского заповедника. 

Поселившись однажды в уединении почти умершей деревни, Николай Полисский начал делать свой рукотворный заповедник в соседстве с природой да с десятком местных жителей, подрядившихся к нему в художническую артель. Мог ли он подумать о сотнях и тысячах паломников, обретающихся здесь в ожидании зрелищ? Если так оно пойдет и дальше, то очаровательный в своей тишине и первозданности пейзаж будет напоминать скорее московскую Ходынку в дни гуляний.

Чем же так привлекательны архстоянческие выдумки? Вот, например, Москва гуляла на масленицу, размашистей иного европейского карнавала. Но в Николе другое. Тут народными ансамблями, игрищами и блинами никого не удивишь. В центре фестиваля всегда какое-то событие, концептуальное, интересное, зрелищное. Уже которую зиму тут что-то обязательно горит, отдавая дань проводам зимы. Позапрошлой зимой сжигали свитую из лозы «ракету», в прошлом году посреди поля полыхала чугунная Жар-птица - «гравицаппа», изрыгая из клюва и крыльев столпы огня и тучи искр.

В нынешний раз жгли «Огонь-бабу», сделанную Константином Лариным и журналом DOMUS, трехметровую куклу, посаженную на катальную горку, как на самовар. Ярко-красная баба с пышными формами заменила собой традиционное соломенное чучело зимы. Дети залезали к ней под подол и скатывались, до тех пор, пока из-под юбки вдруг не пошел дымок, и вся огромная фигура быстро занялась огнем. В контексте кризиса вышло остроумно: борьба природной и социальной стихий, где огонь бессмысленно пожирает затраченные на объект тысячи. Их добровольно предали сожжению, совершая некий очистительный акт. После катаклизмов, будь то прошлогодний Ноев потоп, или пожар, или экономический дефолт, встраивающийся в эту линию, приходит новый жизненный цикл. Народ ликует, и кризис побеждает стихия  безудержного лихого веселья, издавна не скупившаяся на зрелища.

Рядом с «Огонь-бабой» Василий Щетинин выстроил своего «Позолоченного тельца», и почему-то хотелось сжечь именно его, как символа всепожирающего потребления и плоть от плоти его – кризиса. Но концептуально это было бы не совсем верным, ведь этот бычок, по задумке автора, в пику золотому тельцу на Уолл-стрит в Нью-Йорке вовсе не агрессивный. Он не золотой слиток всеобщего поклонения, а скорее защитник – недаром его туловище, сбитое из брусьев и досок, напоминает остов корабля. Телец Щетинина – это и ковчег, на котором можно уцелеть, выбраться из кризиса, спрятавшись в его импровизированном «трюме», где развернулась выставка фотографий с летнего «Архстояния». Он и трибуна, вроде советских агитационных конструкций, с которых можно смотреть в будущее, а еще весело отплясывать, как это делали народные ансамбли.

Третьей масличной акцией стал запуск в небо надувной «Жены Ноя» архитекторами из бюро «Рождественка». По замыслу полет должен был закончиться тем, что летающая баба распадается на отдельные фигурки людей и животных, символизируя, наверное, обновление человеческой и животной породы после потопа и опять же начало нового цикла. В итоге, правда, ограничились полетом одной единственной фигуры, больше похожей на русалку.

Вот что удивительно во всем этом, так это ускользающая недолговечность и изменчивость объектов лэнд-арта, составляющая, в общем-то, его суть. Большинство фестивальных объектов живет всего-то один раз, некоторые вот безвозвратно улетают за несколько минут, другие сжигаются, третьи ветшают, подгнивают, покрываются мхом, встраиваясь в природные циклы с их вечным круговоротом. Летние ковчеги, вытащенные на поле в качестве очередных экспонатов, теперь заледенели и превратились из плотов в ледяные избушки. Гигантская Жар-птица остыла и стоит, поржавев, как артефакт древней цивилизации каких-то техногенных язычников. Опять подросла Вавилонская «градирня», возвышаясь над редколесьем гигантским раструбом, а в «Николином ухе» теперь не вслушиваются в тишину, а громко и весело плюхаются в сугробы, скоро, наверное, и горку раскатают под ним.

Архстоянческие владения – это произвольно меняющийся музей под открытым небом, в котором объекты претерпевают постоянное превращение, перетекание вещества из одного состояния в другое. Николай Полисский, между тем, мастерить что-то вечное и не собирается, цикличность разрушения-возрождения принимает за основной закон жизни, в том числе и искусства. Кстати, на этот раз он ничего не выставлял, но работа у него, по-видимому, кипит – в сарае возле церкви сложены заготовки очередных объектов.

Когда все в Николе течет степенно, своим чередом, как и подобает российской глубинке, неправдоподобными кажутся такие людские нашествия, какое было на масленицу, с сопутствующими им развлечениями, вроде выступлений шоу-групп или катаниями на вертолете. Тут хочется насладиться очаровательными видами с редкими березками, забраться в «Ухо», послушать лес и речку, или затаится в «Блиндаже», не спугнуть звуки природы. Лэнд-арт – искусство, врастающее в окружение и предполагающее зрителя-созерцателя. Неудивительно, что когда оно становится достоянием развеселой толпы, что-то теряется. Будем надеяться, заповедник безболезненно переживет фестивальное потрясение, и когда разъедутся сотни машин, там вновь восстановится идиллия природы, художников и их произведений.

«Позолоченный телец». Василий Щетинин. фото: Михаила Мирошниченко
«Позолоченный телец». Василий Щетинин. фото: Михаила Мирошниченко
«Огонь-баба». Константин Ларин и DOMUS. Фото: Михаила Мирошниченко
«Огонь-баба». Константин Ларин и DOMUS. Фото: Михаила Мирошниченкооткрыть большое изображение
«Огонь-баба». Константин Ларин и DOMUS. Фото: Михаила Мирошниченко
«Огонь-баба». Константин Ларин и DOMUS. Фото: Михаила Мирошниченкооткрыть большое изображение
«Жена Ноя». АБ «Рождественка». Фото: Михаила Мирошниченко
«Жена Ноя». АБ «Рождественка». Фото: Михаила Мирошниченкооткрыть большое изображение
«Жена Ноя». АБ «Рождественка». Фото: Михаила Мирошниченко
«Жена Ноя». АБ «Рождественка». Фото: Михаила Мирошниченкооткрыть большое изображение
Плот. Владимир Плоткин. Фото: Наталья Коряковская
Плот. Владимир Плоткин. Фото: Наталья Коряковскаяоткрыть большое изображение
Плот. Тотан Кузембаев. Фото: Наталья Коряковская
Плот. Тотан Кузембаев. Фото: Наталья Коряковскаяоткрыть большое изображение
Фото: Наталья Коряковская
Фото: Наталья Коряковскаяоткрыть большое изображение
Гиперболическая градирня. Николай Полисский. Фото: Михаила Мирошниченко
Гиперболическая градирня. Николай Полисский. Фото: Михаила Мирошниченко открыть большое изображение
открыть большое изображение
Фото: Натальи Коряковской
Фото: Натальи Коряковскойоткрыть большое изображение
«Границы империи». Николай Полисский. Фото: Натальи Коряковской
«Границы империи». Николай Полисский. Фото: Натальи Коряковскойоткрыть большое изображение
Николай Полисский. Жар-птица. Фото: Наталья Коряковская
Николай Полисский. Жар-птица. Фото: Наталья Коряковскаяоткрыть большое изображение
Фото: Наталья Коряковская
Фото: Наталья Коряковскаяоткрыть большое изображение

Комментарии
comments powered by HyperComments

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Станислав Белых
  • Александр Попов
  • Антон Лукомский
  • Тотан Кузембаев
  • Владимир Плоткин
  • Зураб Басария
  • Полина Воеводина
  • Антон Барклянский
  • Олег Мединский
  • Всеволод Медведев
  • Алексей Курков
  • Антон Яр-Скрябин
  • Екатерина Грень
  • Василий Крапивин
  • Андрей Романов
  • Дмитрий Ликин
  • Дмитрий Васильев
  • Михаил Канунников
  • Владимир Биндеман
  • Антон Бондаренко
  • Валерия Преображенская
  • Александр Бровкин
  • Илья Машков
  • Александр Скокан
  • Илья Уткин
  • Левон Айрапетов
  • Антон Надточий
  • Алексей Гинзбург
  • Игорь Шварцман
  • Екатерина Кузнецова
  • Дмитрий Селивохин
  • Никита Токарев
  • Иван Кожин
  • Наталия Шилова
  • Владимир Ковалёв
  • Антон Ладыгин
  • Олег Шапиро
  • Александра Кузьмина
  • Константин Ходнев
  • Олег Карлсон
  • Сергей Сенкевич
  • Вера Бутко
  • Валерий Лукомский
  • Сергей Кузнецов
  • Юлий Борисов
  • Сергей Труханов
  • Арсений Леонович
  • Даниил Лоренц
  • Юлия Тряскина
  • Павел Андреев
  • Никита Бирюков
  • Евгений Герасимов
  • Анатолий Столярчук
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Сергей Чобан
  • Карен Сапричян
  • Андрей Гнездилов
  • Андрей Асадов
  • Сергей  Орешкин
  • Никита Явейн
  • Сергей Скуратов
  • Наталья Сидорова
  • Роман Леонидов
  • Николай Миловидов
  • Александр Асадов

Постройки и проекты (новые записи):

  • ЖК Bauman House
  • Жилой комплекс Urban Ranch
  • Жилой комплекс «ТЫ И Я»
  • ЗИЛАРТ. 3-ая очередь. Квартал 26. «Мастер-ключ»
  • Архитектурная композиция Recycle Chapel
  • Комплекс апартаментов в микрорайоне Тушино
  • Павильон «Фермерия»
  • Проект реновации территории «Проспект Вернадского»
  • Проект застройки малоэтажными жилыми домами в респ. Карелия

Технологии:

11.09.2018

Благородный серый

Многоквартирные дома в поселке «Западная долина» облицованы фиброцементными плитами EQUITONE, которые выгодно подчеркивают лаконичные фасады и позволяют зданиям вписаться в окружающий ландшафт.
EQUITONE
24.08.2018

Затеряться в горах

Фасадные панели из фиброцемента EQUITONE помогли апарт-отелю SkyPark в Красной Поляне слиться с природным окружением.
EQUITONE
22.08.2018

Брусчатка Bockhorn: оценка из прошлого

Иван Григорьевич Малюга – профессор Николаевской инженерной академии в Петербурге, химик-технолог в своей книге начала 20 века рассказывает о брусчатке Bockhorn.
ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
22.08.2018

Как предотвратить потерю концентрации сотрудников в open space?

Рабочее пространство должно предоставлять четко разделенные зоны для коллективной, индивидуальной и сфокусированной работы. Эти зоны должны не конкурировать, а дополнять друг друга. Комментирует Денис Черничкин, Директор Haworth Business Interiors
HAWORTH
другие статьи