Автор текста:
О. О. Щелоков

Строительная техника кованых каркасов глав на примере храмовых сооружений Владимирской губернии

0  Данная работа касается недостаточно систематизированных исследований конструкций луковичной и других форм завершений глав кузнечной работы на сохранившихся храмовых постройках Владимирской губернии. Необходимость такой систематизации подтверждается случайностью практических решений, зависящих, в основном, от находчивости исполнителей конкретного ремонта. Выводы основаны на натурном изучении реальных объектов, проектировании и по результатам научного руководства реставрационными работами. Кроме того, автором проведены испытания образцов кованого металла.
    ПРЕИМУЩЕСТВА КОВАНЫХ КАРКАСОВ
    Металлический каркас любой главы - это сохранившийся результат кузнечного мастерства и ценный образец специфических для своей эпохи строительно-архитектурных приемов. Каждому каркасу присущ индивидуальный почерк изготовителя, несмотря на массовый характер реализации изделий. С конца XVIII в. замена деревянных луковиц на кованые стала делом повсеместным. Железо подешевело, стало доступным материалом, прекрасно подходящим по строительным качествам. Зодчих привлекала возможность придания главам любой изысканной формы, а заказчиков длительные межремонтные периоды. Каркасы не требовали никакого ухода, легко ремонтировались при протечках. В губернском Владимире, портовом Муроме, богатом Суздале и других городах многие сохранившиеся главы были сделаны из кованого металла – наиболее прогрессивного материала по тому времени.
    УСТРОЙСТВО КАРКАСА
    Устройство каркаса утилитарно, скрыто от наблюдателя, и полностью, без каких - либо украшательств, подчинено внешней архитектурной задаче.
    1. Непременный атрибут любой конструкции центральная мачта. Мачта служит центром симметрии и опорой под крест. Сечение мачты, как - правило, квадратное. Вверху мачты гнездо из четырех полос стянутых хомутами или трубчатый карман для креста. Кресты обычно кованые прорезные, массивные. Устанавливались и деревянные кресты, обтянутые листовым железом. Мачта главы Спасо-Преображенского собора в Суздале дополнительно снабжена в верхней части штатным лотком-воронкой для отвода протечек и конденсата. Опора мачты всегда предусматривалось на твердое основание купола. Купол обычно выступал намного выше карниза барабана главы, что давало уменьшение длины мачты. В деревянных главах мачта выполнялась наоборот, как можно длиннее, и, зачастую, опиралась на перекрестье ригелей. Стальные мачты снабжались распорками. На некоторых храмах (Мстера, Муром) распорки выходят из плоскости кровли. Но в целом зрительного впечатления это не портит, поскольку они малозаметны.
    2. Формообразующий криволинейный элемент каркаса - журавцы. Количество журавцов подбиралось под ширину листа железа в самой широкой части луковицы. Число журавцов всегда четное. Если журавцов установить нечетное количество, то глава примет кособокий вид. В современном проектировании высотных сооружений подобная особенность ограничивает треугольные и пятиугольные башни, которые кажутся падающими при взгляде с любой стороны. Длина журавцов довольно большая. Если не имелось полосы достаточной дины, журавцы делались из полос составными. Журавцы крепились к мачте тяжами и хомутами. Тяжи удерживали самую широкую часть луковицы, а во втором ярусе, повыше, подпирали ее горловину. В целях экономии один тяж мог прихватывать к мачте два журавца. Для этого он разрезался до середины в виде латинской буквы игрек (ласточкин хвост). Если у мастера имелось достаточно материала, тяжи выполнялись и индивидуально для каждого журавца.
    3. Мауэрлат как таковой, или полоса лежня, встречаются не везде. Это связано с трудностями изготовления этого криволинейного элемента.
    4. Кровельное покрытие железом - это тоже элемент несущего каркаса. Помимо распорок мачты жесткость конструкции обеспечивала качественная, из толстого листового железа, обшивка. Обшивка, зачастую прошитая заклепками, эффективно противостояла ветровому напору и крутильной форме потери устойчивости. Последняя имеет место при перекосах журавцов, обрыве одного тяжа креста. Толщина обшивки составляла 1,5-2,5 мм.
    На примере наших храмов мы видим территориально совокупный набор однотипных строительных приемов и решений.
    Вышесказанное подтверждает вывод о существовании системы построения кованых каркасов.
    КРЕПЕЖ
    Сборка главы осуществлялась на месте. Все элементы поднимались вручную и имели небольшой вес. Крепления элементов между собой можно с полным основанием назвать монтажными. Основной перечень креплений:
    1. Шплинты, разводные шпильки с головкой или с серьгой вместо головки.
    Очень простые и практичные, изготавливались из троетёсных (старое обозначение длины 180-300 мм) гвоздей обрезанием острого конца. Оставшаяся часть гвоздя располовинивалась вдоль. Серьги - шплинты выковывались колечком, а концы при монтаже разводились. Тяжелые шплинты ковались отдельно из полосы.
    2. Клинья, вставляемые в проушины.
    Клинья самых различных размеров можно было изготовлять из подручных материалов и обрезков. Клинья вгонялись до упора и получения неразъемного соединения. Интересная особенность клиньев на главе Спасской теплой церкви во Владимире в том, что каждый клин против выпадения дополнительно страховался маленькой шпилечкой. Другой пример неожиданного и эффективного использования клиньев мы находим в Ставрово на церкви Успения. Луковица была украшена шестиконечными золочеными звездами, хотя при реставрации 1989г. звезды не изготовили и не поставили. Каждая звезда имела приклепаную петлю, которая вставлялась в вертикальную прорезь, прорубленную зубилом в кровле. Затем изнутри луковицы в эти петли вставляли клинья. Очевидное преимущество в черезвычайной простоте монтажа и крепления украшений главы.
    3. Заклепки.
    Более характерны для заготовок в мастерских. На заклепках так - же собирались из небольших листов картины кровли.
    4. Болты.
    Кузнечная резьба болтов на оправке - характерный признак середины Х1Хв. - начала ХХв. Качество резьб и квалификация кузнеца проверялись следующим образом: при ударе пальцем по квадратной гайке она должна была пробежать по резьбе не менее 1/3 вершка, т. е. 5.. б см. Центральная глава Собора Боголюбивой Божией Матери в пос. Боголюбовобо один из впечатляющих примеров каркаса, полностью собранного на болтах. В других случаях болты, ввиду сложности изготовления, встречаются нечасто.
    5. Хомуты.
    Хомут - обязательный элемент, собирающий в пучок сходящиеся к подкрестному шару журавцы.
    6. Цепные соединения.
    Накидным крючком крепились тяжи к журавцам, растяжки крестов к главе.
    7. Крепление наружных растяжек крестов осуществлялось крючками. Кованые крючки приклепывались снаружи к кровле по месту двумя или тремя заклепками. При частом шаге внутренних журавцов растяжка вполне попадала на журавец. В этом месте продевался шплинт с серьгой.
    ЖЕСТКОСТЬ КОНСТРУКЦИИ
    Жесткость конструкции обеспечивали три составляющих: мачта с раскосами, максимальное приближение, где только можно, жесткой опоры в виде кирпичной кладки с закладными деталями к внешнему контуру, массивная обшивка толстым кровельным железом.
    В колокольне Успенского собора во Владимире мачту составляет большое количество полос железа в виде шпиля, который мы видим. На первый взгляд число полос, из которых состоит шпиль, представляется непомерно большим, однако даже при эскизном расчете видно, что их массив обеспечивает в основном не прочность шпиля, которая избыточна, а небольшой прогиб от ветровой нагрузки и защиту от раскачивания. Вверху полосы собраны хомутами. С современной точки зрения жесткое соединение концов полос с хомутами могло бы обеспечить значительно большую жесткость при меньшем количестве материала.
    К примеру, своеобразного применения жесткой опоры можно отнести колокольню Николо - Кремлевской церкви во Владимире (планетарий). Строители в качестве жесткой опоры избрали деревянный столб. Центральный деревянный столб шпиля, вмурованный в кладку, сгнил очень быстро, и в конечном итоге жесткости не добавил, оставив после себя только следы. Поэтому реставрация этого решения представлялась явно необоснованной, а столб можно вполне считать монтажным. Шпиль здесь длительное время обходился без деревянной опоры и, скорее всего, обойдется и в дальнейшем с работой кованого каркаса в чистом виде.
    Тщательная обработка кровельного покрытия глав обычно требовалась под золочение. Однако на ряде храмов даже без позолоты все швы промазаны свинцовыми густотертыми белилами. Промазка осуществлялась не поверху после соединения листов, а до того. Густые белила закладывались прямо в фальцы и швы взакрой между картинами перед загибом молотком. Такое качественное соединение придавало покрытию полную монолитность и явно способствовало общей жесткости главе. Отличный результат по долговечности виден спустя десятилетия при двусторонней окраске (огрунтовке) картин суриком до укладки в дело. Коррозия металла изнутри от конденсата значительно уменьшается. Этот прием обязателен при реставрации, так как в обычной практике ремонта черная кровля редко грунтуется, даже после укладки.
    Обеспечение жесткости за счет раскосов и жесткой кровли нельзя недооценивать при реставрации. Впрочем в современных условиях в случае полного новодела жесткость чаще всего обеспечивается сварными монтажными соединениями и тщательное соблюдение трех условий жесткости, используемых древними зодчими, теряет актуальность.
    СТРОИТЕЛЬНЫЙ БРАК ДРЕВНИХ ЗОДЧИХ
    В конструкциях старинных глав повсеместно встречаются случайные детали неизвестного происхождения «подсунутые» в самых неожиданных местах. Журавцы иногда вообще ничем не прикрепляются к мачте, болтов на обвязках не хватает, шплинты с трещинами, проволока спутана или приляпана кое-как, как будто заштопано, и тому подобное. Объяснение таких технических решений далеко искать не следует, тем более копировать, «восстанавливать», тем паче «реставрировать» всё это смысла нет. Когда в свое время велись работы, либо не хватило материала, либо налицо обыкновенное отсутствие исполнительской дисциплины, халтура. Мусор и отходы шли в дело  повсеместно. Кровельщики зачастую подставляли и оставляли деревянные подкладки в работу, их временные подпорки разного рода встречаются повсеместно. Единственным безусловным оправданием старинного брака и кривизны в любом случае служит солидный возраст конструкции, дошедшей до нас именно в таком виде.
    Старые кованые конструкции не к месту изобилуют материалом с большим запасом прочности по принципу «Кашу маслом не испортишь», а так - же лишними подпорками. Считать это недочетом нельзя, а при реставрации можно спокойно игнорировать, в конце концов опираясь на современные инженерно-математические расчеты.
    СВЕЖИЕ ПРОБЛЕМЫ
    Проблема номер один - несовместимость излишне прогрессивных сегодняшних строительных материалов и металлопроката с древними системами. Использование в новоделах высокоуглеродистых арматурных сталей (Ат-5), профильных труб, катаных уголков, швеллеров и двутавров рядом со старинными полосами и квадратами более чем неуместно и не соответствует «старинному духу» памятника.
    Технологический брак в реставрации тоже заметная проблема. Большую опасность представляет вмешательство с недостаточным финансированием, затем естественная остановка от безденежья всех работ на неопределенный срок на фоне невнимания к особенностям объектов. «Невнимание» чаще всего означает халатность и пренебрежение к самому объекту реставрации. В частности в Муроме в Спасском монастыре были выставлены ненадежные леса, которые, недолго думая, были закреплены за реставрируемый каркас главы собора. При этом глава была раздета от обшивки, тяжелый крест не был снят, начатые работы приостановлены на неопределенный срок. Как следствие, всё это вместе рухнуло от ветра, оставленное без присмотра. Во Владимире, на центральной главе Николо-Кремлевской церкви (планетарий), леса так - же, без какого - либо умысла, крепились к каркасу главы. В результате чего каркас получил незаметное искривление. В ходе работ каркас укрепляли тяжами на электросварке. После разборки лесов выявилось, глава и крест имеют сильный наклон, а срезка/подгонка вновь тяжей технически неосуществима либо сильно затратна. Пришлось гнуть главу нагревом горелкой отдельных деталей.
    МАТЕРИАЛЫ ДРЕВНИХ КАРКАСОВ
    Повсеместно на ковку шло химически чистое железо. Ниже приводятся результаты химического анализа. Образцы взяты с каркаса глав Спасо-Преображенского собора в г. Муроме:
    Состав примесей в долях процента по массе

    Углерод     Кальций     Магний     Хром      Никель
    0,001          Следы         Следы       0,05         0,15

    По современной классификации образцы соответствуют стали марки Ст0. Механическая прочность такого материала низкая. При электросварке обычные электроды со старым кованым железом несовместимы. Под дугой металл кипит, шов некачественный. На противоаварийных работах следует варить на пониженном токе тонкими электродами Э42А. Лучший результат дает газовая сварка с присадочным прутком из мягкой проволоки того же класса Ст0 с соблюдением всех правил пожарной безопасности.
    Что ещё дали лабораторные исследования?
    При изучении микрошлифа кованого железа тех же образцов из Мурома под увеличением хорошо заметны прослои железа с окалиной и шлаком. Реальные образцы доказывают необходимость рассмотрения старинного кованого элемента как композита с устойчивым дефектом типа расслоение. Высокая прочность композита вдоль волокон сопровождается низким сопротивлением поперечному сдвигу и поперечному отрыву. Вследствие этого кованые изделия весьма чувствительны к любым технологическим и эксплуатационным надрезам и кручению. Конструктивные концентраторы напряжений, в виде отверстий под крепеж, служат источником активного снижения несущей способности. Прежде всего, при расчете следует обращать внимание на потерю несущей способности не элемента, а его соединения.
    Рост дефектов материала наблюдается при температурных напряжениях. Такие напряжения особенно характерны для сварки, что еще раз подтверждает несовместимость её со старинной ковкой.
    Развитие трещин в композитах на порядок опережает рост усталостных и температурных трещин в обычных изтотропных материалах. Трещины на кованых обвязках каркасов распространенное явление. Появление трещин объясняется охрупчением материала за счет локального науглероживания в ходе обработки изделия, дефектов прокатки, местного расслоения, старения и вредных примесей, как химических, так и шлаковых.
    Сопротивление растяжению в ходе испытания образцов не превысило величины 1600 кг/см2. Ориентировочное соотношение сопротивления на сдвиг к сопротивлению на растяжение 0,58. Кованый профиль очень пластичен. На диаграмме напряжений - деформаций площадка текучести, характерная для рядовой стали СтЗпс, у старого железа почти не заметна и напоминает аналогичную диаграмму для цветных металлов. Этим, в частности объясняется меньшая релаксация напряжений и большая надежность старых болтовых соединений.
    Коррозионная стойкость металла кованых конструкций, в частности в водно-кислотной (городской дождь) среде, выше современных сталей. Основной защитой древнего металла служит тонкая черная пленка патины, или магнетита. Несмотря на ее наличие серьезным испытанием для старых каркасов служит повсеместный, сегодня, переход на покрытие кровельной медью или листами нержавеющей стали. Эти материалы образуют гальваническую пару с железным каркасом и превращают его в быстроразрушающегося и окисляющегося донора для себя. Поэтому правомерен самый серьезный подход к подготовке поверхностей и защите кованых каркасов от контактной коррозии. Разумеется желательно сохранение старой защитной пленки, которую ни в коем случае нельзя механически зачищать. Затем обязательно удаление очагов активной ржавчины обработкой ортофосфорной кислотой.
    Мало исследованы и проверены практикой как пассивные методы защиты каркасов так и активные. К пассивным можно отнести механическую обмотку журавцов стеклотканью или покрытие полимерами вроде расплава полиэтилена до покрытия кровлей. К активным относятся все варианты химических протекторов (цинк, магний) и даже подведение небольшого постоянного электрического напряжения.
    Пробная обработка металлических деталей в расплаве полиэтилена производилась во Мстёре на Богоявленском соборе в 1986 году. В качестве образцов были взяты полосы железа, которые затем были использованы в качестве геодезических марок как закладные детали в кладку. Если слегка подогреть деталь и опустить ее в ванночку с расплавленным полиэтиленом, после остывания получается бесцветное, практически невидимое защитное покрытие. За 15-20 лет признаков коррозии не обнаружилось, внешний вид металла не изменился.
    И напротив, яркий пример слабого, в плане защиты о коррозии, решения мы можем наблюдать в Суздале в кованом каркасе главы церкви на центральной площади торговых рядов. Глава церкви покрыта медью. Несколько арматурных стержней, вставленных для усиления в старый каркас, приобрели за 2 года (по состоянию на 1991г.) интенсивно рыжую окраску по всей поверхности за счет активной безостановочной ржавчины.
    Дальнейшая судьба таких решений известна, ржавчина перемещается подтеками на фасады, само железо быстро сгнивает
    Резюмируя вышесказанное следует отметить: в любом случае фосфатирование и окраска кованых элементов свинцовым суриком перед покрытием любой кровлей обязательны.
    МЕЛЕНКОВСКОЕ ЖЕЛЕЗО
    Помимо привозного материала во Владимирской губернии в своё время было и своё собственное железо, соответственно руда для его изготовления.
    Болотная руда с высоким содержанием чистого железа добывалась в Меленковском уезде неподалеку от селения Верхняя Унжа. Местные кузнецы научились упрочнять железо томлением расплава в глиняном горшке, помещенном в кузнечную печь. Запасы болотных железных глыб быстро истощились, в настоящее время завод по производству печного литья работает, естественно, на привозном сырье. Интерес для реставрации представляет использование местного сырья на ковку конструкций. В данном вопросе имеется объемный неисследованный материал.
    ПРАКТИЧЕСКИЕ ВЫВОДЫ
    1. Конструкции глав храмовых сооружений Владимирской губернии имеют много общего. Существует общепринятая система их устройства, которую надо учитывать при любых ремонтных работах.
    2. В каркасах применялось чистое железо низкой прочности, с малым содержанием углерода, неоднородное по сечению, с наличием включений и дефектов структуры.
    3. При сварке старое железо и современная сталь несовместимы.
    4. Кованая сталь это композитный материал, склонный к расслоению, усталостному разрушению, разрушению в хрупкой форме от удара и температурных напряжений.
    5. Свойства старого металла позволяют погнутую мачту, или другой элемент, при необходимости, выправить гибом под нагревом ацетиленовой горелки. Материал ремонтопригоден в монтажных условиях.
    6. Кровля служит обеспечением жесткости, и ее следует выполнять из возможно более толстого листового железа с тщательным исполнением соединений листов. Используя для новодела кровли тонкую и мягкую медь, вместо старой толстой железной обшивки следует предусмотреть другие заменители жесткости конструкции
    7. Старое железо защищено от коррозии тонкой черной пленкой магнетита, бездумно чистить его стальными щетками перед покраской нельзя. Оптимально химическое преобразование ржавчины, мытьё ортофосфорной кислотой с последующей пассивацией.
    8. При окраске каркаса следует выбирать краску с учетом высокой температуры нагрева кровли летом. Почерневшая медь может на солнце нагреть всю конструкцию еще больше.
    9. Каркас со снятой кровлей имеет небольшую несущую способность, и его следует отделять от лесов, снимать крест, оберегать от механических примыканий и усилий.
    10. В главах обязательны смотровые люки снизу для доступа вовнутрь главы, сверху для доступа к кресту. Следует предусматривать это в конструкции.
    11. Некоторые несообразности, отсутствие деталей, низкое качество сборки отдельных элементов, кривизна и огрехи, мусор, скрытые дефекты - это обычное явление в древних каркасах. Отличительная особенность старых конструкций при все при этом состоит в том, что несмотря на все недочеты они простояли по сотни лет и прекрасно сохранились.
    12. Каркас должен иметь некоторую подвижность, любые жесткие соединения должны применяться с учетом температурного расширения деталей.

20 Октября 2007

Автор текста:

О. О. Щелоков
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.