Строительная техника кованых каркасов глав на примере храмовых сооружений Владимирской губернии

 Данная работа касается недостаточно систематизированных исследований конструкций луковичной и других форм завершений глав кузнечной работы на сохранившихся храмовых постройках Владимирской губернии. Необходимость такой систематизации подтверждается случайностью практических решений, зависящих, в основном, от находчивости исполнителей конкретного ремонта. Выводы основаны на натурном изучении реальных объектов, проектировании и по результатам научного руководства реставрационными работами. Кроме того, автором проведены испытания образцов кованого металла.
    ПРЕИМУЩЕСТВА КОВАНЫХ КАРКАСОВ
    Металлический каркас любой главы - это сохранившийся результат кузнечного мастерства и ценный образец специфических для своей эпохи строительно-архитектурных приемов. Каждому каркасу присущ индивидуальный почерк изготовителя, несмотря на массовый характер реализации изделий. С конца XVIII в. замена деревянных луковиц на кованые стала делом повсеместным. Железо подешевело, стало доступным материалом, прекрасно подходящим по строительным качествам. Зодчих привлекала возможность придания главам любой изысканной формы, а заказчиков длительные межремонтные периоды. Каркасы не требовали никакого ухода, легко ремонтировались при протечках. В губернском Владимире, портовом Муроме, богатом Суздале и других городах многие сохранившиеся главы были сделаны из кованого металла – наиболее прогрессивного материала по тому времени.
    УСТРОЙСТВО КАРКАСА
    Устройство каркаса утилитарно, скрыто от наблюдателя, и полностью, без каких - либо украшательств, подчинено внешней архитектурной задаче.
    1. Непременный атрибут любой конструкции центральная мачта. Мачта служит центром симметрии и опорой под крест. Сечение мачты, как - правило, квадратное. Вверху мачты гнездо из четырех полос стянутых хомутами или трубчатый карман для креста. Кресты обычно кованые прорезные, массивные. Устанавливались и деревянные кресты, обтянутые листовым железом. Мачта главы Спасо-Преображенского собора в Суздале дополнительно снабжена в верхней части штатным лотком-воронкой для отвода протечек и конденсата. Опора мачты всегда предусматривалось на твердое основание купола. Купол обычно выступал намного выше карниза барабана главы, что давало уменьшение длины мачты. В деревянных главах мачта выполнялась наоборот, как можно длиннее, и, зачастую, опиралась на перекрестье ригелей. Стальные мачты снабжались распорками. На некоторых храмах (Мстера, Муром) распорки выходят из плоскости кровли. Но в целом зрительного впечатления это не портит, поскольку они малозаметны.
    2. Формообразующий криволинейный элемент каркаса - журавцы. Количество журавцов подбиралось под ширину листа железа в самой широкой части луковицы. Число журавцов всегда четное. Если журавцов установить нечетное количество, то глава примет кособокий вид. В современном проектировании высотных сооружений подобная особенность ограничивает треугольные и пятиугольные башни, которые кажутся падающими при взгляде с любой стороны. Длина журавцов довольно большая. Если не имелось полосы достаточной дины, журавцы делались из полос составными. Журавцы крепились к мачте тяжами и хомутами. Тяжи удерживали самую широкую часть луковицы, а во втором ярусе, повыше, подпирали ее горловину. В целях экономии один тяж мог прихватывать к мачте два журавца. Для этого он разрезался до середины в виде латинской буквы игрек (ласточкин хвост). Если у мастера имелось достаточно материала, тяжи выполнялись и индивидуально для каждого журавца.
    3. Мауэрлат как таковой, или полоса лежня, встречаются не везде. Это связано с трудностями изготовления этого криволинейного элемента.
    4. Кровельное покрытие железом - это тоже элемент несущего каркаса. Помимо распорок мачты жесткость конструкции обеспечивала качественная, из толстого листового железа, обшивка. Обшивка, зачастую прошитая заклепками, эффективно противостояла ветровому напору и крутильной форме потери устойчивости. Последняя имеет место при перекосах журавцов, обрыве одного тяжа креста. Толщина обшивки составляла 1,5-2,5 мм.
    На примере наших храмов мы видим территориально совокупный набор однотипных строительных приемов и решений.
    Вышесказанное подтверждает вывод о существовании системы построения кованых каркасов.
    КРЕПЕЖ
    Сборка главы осуществлялась на месте. Все элементы поднимались вручную и имели небольшой вес. Крепления элементов между собой можно с полным основанием назвать монтажными. Основной перечень креплений:
    1. Шплинты, разводные шпильки с головкой или с серьгой вместо головки.
    Очень простые и практичные, изготавливались из троетёсных (старое обозначение длины 180-300 мм) гвоздей обрезанием острого конца. Оставшаяся часть гвоздя располовинивалась вдоль. Серьги - шплинты выковывались колечком, а концы при монтаже разводились. Тяжелые шплинты ковались отдельно из полосы.
    2. Клинья, вставляемые в проушины.
    Клинья самых различных размеров можно было изготовлять из подручных материалов и обрезков. Клинья вгонялись до упора и получения неразъемного соединения. Интересная особенность клиньев на главе Спасской теплой церкви во Владимире в том, что каждый клин против выпадения дополнительно страховался маленькой шпилечкой. Другой пример неожиданного и эффективного использования клиньев мы находим в Ставрово на церкви Успения. Луковица была украшена шестиконечными золочеными звездами, хотя при реставрации 1989г. звезды не изготовили и не поставили. Каждая звезда имела приклепаную петлю, которая вставлялась в вертикальную прорезь, прорубленную зубилом в кровле. Затем изнутри луковицы в эти петли вставляли клинья. Очевидное преимущество в черезвычайной простоте монтажа и крепления украшений главы.
    3. Заклепки.
    Более характерны для заготовок в мастерских. На заклепках так - же собирались из небольших листов картины кровли.
    4. Болты.
    Кузнечная резьба болтов на оправке - характерный признак середины Х1Хв. - начала ХХв. Качество резьб и квалификация кузнеца проверялись следующим образом: при ударе пальцем по квадратной гайке она должна была пробежать по резьбе не менее 1/3 вершка, т. е. 5.. б см. Центральная глава Собора Боголюбивой Божией Матери в пос. Боголюбовобо один из впечатляющих примеров каркаса, полностью собранного на болтах. В других случаях болты, ввиду сложности изготовления, встречаются нечасто.
    5. Хомуты.
    Хомут - обязательный элемент, собирающий в пучок сходящиеся к подкрестному шару журавцы.
    6. Цепные соединения.
    Накидным крючком крепились тяжи к журавцам, растяжки крестов к главе.
    7. Крепление наружных растяжек крестов осуществлялось крючками. Кованые крючки приклепывались снаружи к кровле по месту двумя или тремя заклепками. При частом шаге внутренних журавцов растяжка вполне попадала на журавец. В этом месте продевался шплинт с серьгой.
    ЖЕСТКОСТЬ КОНСТРУКЦИИ
    Жесткость конструкции обеспечивали три составляющих: мачта с раскосами, максимальное приближение, где только можно, жесткой опоры в виде кирпичной кладки с закладными деталями к внешнему контуру, массивная обшивка толстым кровельным железом.
    В колокольне Успенского собора во Владимире мачту составляет большое количество полос железа в виде шпиля, который мы видим. На первый взгляд число полос, из которых состоит шпиль, представляется непомерно большим, однако даже при эскизном расчете видно, что их массив обеспечивает в основном не прочность шпиля, которая избыточна, а небольшой прогиб от ветровой нагрузки и защиту от раскачивания. Вверху полосы собраны хомутами. С современной точки зрения жесткое соединение концов полос с хомутами могло бы обеспечить значительно большую жесткость при меньшем количестве материала.
    К примеру, своеобразного применения жесткой опоры можно отнести колокольню Николо - Кремлевской церкви во Владимире (планетарий). Строители в качестве жесткой опоры избрали деревянный столб. Центральный деревянный столб шпиля, вмурованный в кладку, сгнил очень быстро, и в конечном итоге жесткости не добавил, оставив после себя только следы. Поэтому реставрация этого решения представлялась явно необоснованной, а столб можно вполне считать монтажным. Шпиль здесь длительное время обходился без деревянной опоры и, скорее всего, обойдется и в дальнейшем с работой кованого каркаса в чистом виде.
    Тщательная обработка кровельного покрытия глав обычно требовалась под золочение. Однако на ряде храмов даже без позолоты все швы промазаны свинцовыми густотертыми белилами. Промазка осуществлялась не поверху после соединения листов, а до того. Густые белила закладывались прямо в фальцы и швы взакрой между картинами перед загибом молотком. Такое качественное соединение придавало покрытию полную монолитность и явно способствовало общей жесткости главе. Отличный результат по долговечности виден спустя десятилетия при двусторонней окраске (огрунтовке) картин суриком до укладки в дело. Коррозия металла изнутри от конденсата значительно уменьшается. Этот прием обязателен при реставрации, так как в обычной практике ремонта черная кровля редко грунтуется, даже после укладки.
    Обеспечение жесткости за счет раскосов и жесткой кровли нельзя недооценивать при реставрации. Впрочем в современных условиях в случае полного новодела жесткость чаще всего обеспечивается сварными монтажными соединениями и тщательное соблюдение трех условий жесткости, используемых древними зодчими, теряет актуальность.
    СТРОИТЕЛЬНЫЙ БРАК ДРЕВНИХ ЗОДЧИХ
    В конструкциях старинных глав повсеместно встречаются случайные детали неизвестного происхождения «подсунутые» в самых неожиданных местах. Журавцы иногда вообще ничем не прикрепляются к мачте, болтов на обвязках не хватает, шплинты с трещинами, проволока спутана или приляпана кое-как, как будто заштопано, и тому подобное. Объяснение таких технических решений далеко искать не следует, тем более копировать, «восстанавливать», тем паче «реставрировать» всё это смысла нет. Когда в свое время велись работы, либо не хватило материала, либо налицо обыкновенное отсутствие исполнительской дисциплины, халтура. Мусор и отходы шли в дело  повсеместно. Кровельщики зачастую подставляли и оставляли деревянные подкладки в работу, их временные подпорки разного рода встречаются повсеместно. Единственным безусловным оправданием старинного брака и кривизны в любом случае служит солидный возраст конструкции, дошедшей до нас именно в таком виде.
    Старые кованые конструкции не к месту изобилуют материалом с большим запасом прочности по принципу «Кашу маслом не испортишь», а так - же лишними подпорками. Считать это недочетом нельзя, а при реставрации можно спокойно игнорировать, в конце концов опираясь на современные инженерно-математические расчеты.
    СВЕЖИЕ ПРОБЛЕМЫ
    Проблема номер один - несовместимость излишне прогрессивных сегодняшних строительных материалов и металлопроката с древними системами. Использование в новоделах высокоуглеродистых арматурных сталей (Ат-5), профильных труб, катаных уголков, швеллеров и двутавров рядом со старинными полосами и квадратами более чем неуместно и не соответствует «старинному духу» памятника.
    Технологический брак в реставрации тоже заметная проблема. Большую опасность представляет вмешательство с недостаточным финансированием, затем естественная остановка от безденежья всех работ на неопределенный срок на фоне невнимания к особенностям объектов. «Невнимание» чаще всего означает халатность и пренебрежение к самому объекту реставрации. В частности в Муроме в Спасском монастыре были выставлены ненадежные леса, которые, недолго думая, были закреплены за реставрируемый каркас главы собора. При этом глава была раздета от обшивки, тяжелый крест не был снят, начатые работы приостановлены на неопределенный срок. Как следствие, всё это вместе рухнуло от ветра, оставленное без присмотра. Во Владимире, на центральной главе Николо-Кремлевской церкви (планетарий), леса так - же, без какого - либо умысла, крепились к каркасу главы. В результате чего каркас получил незаметное искривление. В ходе работ каркас укрепляли тяжами на электросварке. После разборки лесов выявилось, глава и крест имеют сильный наклон, а срезка/подгонка вновь тяжей технически неосуществима либо сильно затратна. Пришлось гнуть главу нагревом горелкой отдельных деталей.
    МАТЕРИАЛЫ ДРЕВНИХ КАРКАСОВ
    Повсеместно на ковку шло химически чистое железо. Ниже приводятся результаты химического анализа. Образцы взяты с каркаса глав Спасо-Преображенского собора в г. Муроме:
    Состав примесей в долях процента по массе

    Углерод     Кальций     Магний     Хром      Никель
    0,001          Следы         Следы       0,05         0,15

    По современной классификации образцы соответствуют стали марки Ст0. Механическая прочность такого материала низкая. При электросварке обычные электроды со старым кованым железом несовместимы. Под дугой металл кипит, шов некачественный. На противоаварийных работах следует варить на пониженном токе тонкими электродами Э42А. Лучший результат дает газовая сварка с присадочным прутком из мягкой проволоки того же класса Ст0 с соблюдением всех правил пожарной безопасности.
    Что ещё дали лабораторные исследования?
    При изучении микрошлифа кованого железа тех же образцов из Мурома под увеличением хорошо заметны прослои железа с окалиной и шлаком. Реальные образцы доказывают необходимость рассмотрения старинного кованого элемента как композита с устойчивым дефектом типа расслоение. Высокая прочность композита вдоль волокон сопровождается низким сопротивлением поперечному сдвигу и поперечному отрыву. Вследствие этого кованые изделия весьма чувствительны к любым технологическим и эксплуатационным надрезам и кручению. Конструктивные концентраторы напряжений, в виде отверстий под крепеж, служат источником активного снижения несущей способности. Прежде всего, при расчете следует обращать внимание на потерю несущей способности не элемента, а его соединения.
    Рост дефектов материала наблюдается при температурных напряжениях. Такие напряжения особенно характерны для сварки, что еще раз подтверждает несовместимость её со старинной ковкой.
    Развитие трещин в композитах на порядок опережает рост усталостных и температурных трещин в обычных изтотропных материалах. Трещины на кованых обвязках каркасов распространенное явление. Появление трещин объясняется охрупчением материала за счет локального науглероживания в ходе обработки изделия, дефектов прокатки, местного расслоения, старения и вредных примесей, как химических, так и шлаковых.
    Сопротивление растяжению в ходе испытания образцов не превысило величины 1600 кг/см2. Ориентировочное соотношение сопротивления на сдвиг к сопротивлению на растяжение 0,58. Кованый профиль очень пластичен. На диаграмме напряжений - деформаций площадка текучести, характерная для рядовой стали СтЗпс, у старого железа почти не заметна и напоминает аналогичную диаграмму для цветных металлов. Этим, в частности объясняется меньшая релаксация напряжений и большая надежность старых болтовых соединений.
    Коррозионная стойкость металла кованых конструкций, в частности в водно-кислотной (городской дождь) среде, выше современных сталей. Основной защитой древнего металла служит тонкая черная пленка патины, или магнетита. Несмотря на ее наличие серьезным испытанием для старых каркасов служит повсеместный, сегодня, переход на покрытие кровельной медью или листами нержавеющей стали. Эти материалы образуют гальваническую пару с железным каркасом и превращают его в быстроразрушающегося и окисляющегося донора для себя. Поэтому правомерен самый серьезный подход к подготовке поверхностей и защите кованых каркасов от контактной коррозии. Разумеется желательно сохранение старой защитной пленки, которую ни в коем случае нельзя механически зачищать. Затем обязательно удаление очагов активной ржавчины обработкой ортофосфорной кислотой.
    Мало исследованы и проверены практикой как пассивные методы защиты каркасов так и активные. К пассивным можно отнести механическую обмотку журавцов стеклотканью или покрытие полимерами вроде расплава полиэтилена до покрытия кровлей. К активным относятся все варианты химических протекторов (цинк, магний) и даже подведение небольшого постоянного электрического напряжения.
    Пробная обработка металлических деталей в расплаве полиэтилена производилась во Мстёре на Богоявленском соборе в 1986 году. В качестве образцов были взяты полосы железа, которые затем были использованы в качестве геодезических марок как закладные детали в кладку. Если слегка подогреть деталь и опустить ее в ванночку с расплавленным полиэтиленом, после остывания получается бесцветное, практически невидимое защитное покрытие. За 15-20 лет признаков коррозии не обнаружилось, внешний вид металла не изменился.
    И напротив, яркий пример слабого, в плане защиты о коррозии, решения мы можем наблюдать в Суздале в кованом каркасе главы церкви на центральной площади торговых рядов. Глава церкви покрыта медью. Несколько арматурных стержней, вставленных для усиления в старый каркас, приобрели за 2 года (по состоянию на 1991г.) интенсивно рыжую окраску по всей поверхности за счет активной безостановочной ржавчины.
    Дальнейшая судьба таких решений известна, ржавчина перемещается подтеками на фасады, само железо быстро сгнивает
    Резюмируя вышесказанное следует отметить: в любом случае фосфатирование и окраска кованых элементов свинцовым суриком перед покрытием любой кровлей обязательны.
    МЕЛЕНКОВСКОЕ ЖЕЛЕЗО
    Помимо привозного материала во Владимирской губернии в своё время было и своё собственное железо, соответственно руда для его изготовления.
    Болотная руда с высоким содержанием чистого железа добывалась в Меленковском уезде неподалеку от селения Верхняя Унжа. Местные кузнецы научились упрочнять железо томлением расплава в глиняном горшке, помещенном в кузнечную печь. Запасы болотных железных глыб быстро истощились, в настоящее время завод по производству печного литья работает, естественно, на привозном сырье. Интерес для реставрации представляет использование местного сырья на ковку конструкций. В данном вопросе имеется объемный неисследованный материал.
    ПРАКТИЧЕСКИЕ ВЫВОДЫ
    1. Конструкции глав храмовых сооружений Владимирской губернии имеют много общего. Существует общепринятая система их устройства, которую надо учитывать при любых ремонтных работах.
    2. В каркасах применялось чистое железо низкой прочности, с малым содержанием углерода, неоднородное по сечению, с наличием включений и дефектов структуры.
    3. При сварке старое железо и современная сталь несовместимы.
    4. Кованая сталь это композитный материал, склонный к расслоению, усталостному разрушению, разрушению в хрупкой форме от удара и температурных напряжений.
    5. Свойства старого металла позволяют погнутую мачту, или другой элемент, при необходимости, выправить гибом под нагревом ацетиленовой горелки. Материал ремонтопригоден в монтажных условиях.
    6. Кровля служит обеспечением жесткости, и ее следует выполнять из возможно более толстого листового железа с тщательным исполнением соединений листов. Используя для новодела кровли тонкую и мягкую медь, вместо старой толстой железной обшивки следует предусмотреть другие заменители жесткости конструкции
    7. Старое железо защищено от коррозии тонкой черной пленкой магнетита, бездумно чистить его стальными щетками перед покраской нельзя. Оптимально химическое преобразование ржавчины, мытьё ортофосфорной кислотой с последующей пассивацией.
    8. При окраске каркаса следует выбирать краску с учетом высокой температуры нагрева кровли летом. Почерневшая медь может на солнце нагреть всю конструкцию еще больше.
    9. Каркас со снятой кровлей имеет небольшую несущую способность, и его следует отделять от лесов, снимать крест, оберегать от механических примыканий и усилий.
    10. В главах обязательны смотровые люки снизу для доступа вовнутрь главы, сверху для доступа к кресту. Следует предусматривать это в конструкции.
    11. Некоторые несообразности, отсутствие деталей, низкое качество сборки отдельных элементов, кривизна и огрехи, мусор, скрытые дефекты - это обычное явление в древних каркасах. Отличительная особенность старых конструкций при все при этом состоит в том, что несмотря на все недочеты они простояли по сотни лет и прекрасно сохранились.
    12. Каркас должен иметь некоторую подвижность, любые жесткие соединения должны применяться с учетом температурного расширения деталей.

20 Октября 2007

Похожие статьи
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Три башни профессора Юрия Волчка
Все знают Юрия Павловича Волчка как увлеченного исследователя архитектуры XX века и теоретика, но из нашей памяти как-то выпадает тот факт, что он еще и проектировал как архитектор – сам и совместно с коллегами, в 1990-е и 2010-е годы. Статья Алексея Воробьева, которую мы публикуем с разрешения редакции сборника «Современная архитектура мира», – о Волчке как архитекторе и его проектах.
Школа ФЗУ Ленэнерго – забытый памятник ленинградского...
В преддверии вторичного решения судьбы Школы ФЗУ Ленэнерго, на месте которой может появиться жилой комплекс, – о том, что история архитектуры – это не история имени собственного, о самоценности архитектурных решений и забытой странице фабрично-заводского образования Ленинграда.
Нейросказки
Участники воркшопа, прошедшего в рамках мероприятия SINTEZ.SPACE, создавали комикс про будущее Нижнего Новгорода. С картинками и текстами им помогали нейросети: от ChatGpt до Яндекс Балабоба. Предлагаем вашему вниманию три работы, наиболее приглянувшиеся редакции.
Линия Елизаветы
Александр Змеул – автор, который давно и профессионально занимается историей и проблематикой архитектуры метро и транспорта в целом, – рассказывает о новой лондонской Линии Елизаветы. Она открылась ровно год назад, в нее входит ряд станцией, реализованных ранее, а новые проектировали, в том числе, Гримшо, Вилкинсон и Мак Аслан. В каких-то подходах она схожа, а в чем-то противоположна мега-проектам развития московского транспорта. Внимание – на сравнение.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.
Архитектурная модернизация среды. Книга 2
Вслед за первой, выпущенной в прошлом году, публикуем вторую коллективную монографию НИИТИАГ, посвященную «Архитектурной модернизации среды»: история развития городской среды от Тамбова до Минусинска, от Пицунды 1950-х годов до Ричарда Роджерса.
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Технологии и материалы
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Сейчас на главной
Кристалл смотрит на вас
Прямо сейчас в Музее архитектуры началась Ночь музеев. Ее самая свежая новинка – «Кристалл представления» – объект Сергея Кузнецова, Ивана Грекова и компании КРОСТ, установленный во дворе. Он переливается светом, поет, он способен реагировать на приближение человека, и кто еще знает, на что еще.
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Влад Савинкин: «Выставка как «маленькая жизнь»
АРХ МОСКВА все ближе. Мы поговорили с многолетним куратором выставки, архитектором, руководителем профиля «Дизайн среды» Института бизнеса и дизайна Владиславом Савинкиным о том, как участвовать в выставках, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченные время и деньги.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Пресса: АрхМосква: десять архитектурных бюро-финалистов NEXT...
На следующей неделе начнется выставка архитектуры и дизайна АРХ МОСКВА. Темой этого года стала «ПОЛЬЗА». Рассказываем про десять молодых архитектурных бюро, возраст которых не превышает 10 лет, а также про их мечты и видение будущего архитектуры. Проекты этих бюро стали финалистами спецпроекта выставки NEXT 2024 и будут представлять свои «полезные» разработки в Гостином дворе с 22 по 25 мая. Защита финалистов и объявление победителя состоится 23 мая в 13:00 в Амфитеатре.
Место под солнцем
Две виллы в Сочи по проекту бюро ArchiNOVA: одна «средиземноморская» со ставнями и черепицей для заказчиков из Санкт-Петербурга, вторая – минималистичная с панорамным обзором на горы и море.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ледяная пикселизация
Конкурсный проект омского аэропорта от Nefa Architects восходит к предложению тех же авторов, выигравшему конкурс 2018 года. В его лаконичных решениях присутствует оммаж омскому модернизму, но этот, вполне серьезный, пластический посыл соседствует с актуальным для нашего времени игровым: архитекторы сопоставляют предложенную ими форму со снежной или ледяной крепостью.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Памяти Юрия Земцова
Петербургский архитектор, которого помнят как безусловного профессионала, опытного мастера работы с историческим контекстом и обаятельного преподавателя.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Озерная история
Для конкурса на омский аэропорт в Фёдоровке нижегородское бюро ГОРА предложило, кажется, самую оригинальную мотивацию контекста: архитекторы сравнивают свой вариант терминала с «пятым озером» из легенды – тем «потаенным», которое открывается не всякому. В данном случае, если бы аэропорт так и построили, «озеро» можно было бы увидеть из окна самолета как блеск зеркальной кровли, отражающей небо. Очень романтично.
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.
Бетон, проволока и калька
Можно ли стать художником, получив образование и опыт работы архитектора? Узнали у Даниила Пирогова, окончившего Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Сверток
Конкурсный проект, предложенный бюро Treivas для первого, 2021 года, конкурса для EXPO 2025, завершает нашу серию публикаций проектов павильона, которого не будет. Предложение отличается детальностью объяснений и экологической ответственностью: и фасады, и экспозиция в нем предполагали использование переработанных материалов.
Деревянная струна
Конкурсный проект омского аэропорта от ЦЛП, при всей кажущейся традиционности предложенной технологии клееной древесины – авангарден до эпатажного. Терминал они вытягивают вдоль летного поля, упаковывая все функции в объем 400 х 30 х 23 метра. Так нигде и никогда не делают, но все, вероятно, бывает в первый раз. И это не первый аэропорт-манифест ЦЛП, авторы как будто «накапливают смелость» в рамках этой ответственной функции. На что похож и не похож – читайте в нашем материале.
В ожидании гезамкунстверка
Новый альманах «Слово и камень», издаваемый мастерской церковного искусства ПроХрам – попытка по-новому посмотреть на вопросы и возможности свободного творчества в религиозном искусстве. Диапазон тем и даже форматов изложения широк, текстов – непривычно много для издания по современному искусству. Есть даже один переводной. Рассматриваем первый номер, говорят, уже вышел второй.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.
Птицы и потоки
Для участия в конкурсе на аэропорт Омска DNK ag собрали команду, пригласив VOX architects и Sila Sveta. Их проект сосредоточен на перекрестках, путешествиях, в том числе полетах: и людей, и птиц – поскольку Омск известен как «пересадочный пункт» птичьих миграций. Тут подробно продумана просветительская составляющая, да и сам объем наполнен светом, который, как кажется, деконструирует медный круг центрального портала, раскладывая его на фантастические гиперпространственные «слайсы».
Молодежное соревнование
Объявлены лауреаты главной архитектурной награды Евросоюза – Премии Мис ван дер Роэ. Обладатели «взрослой» гран-при за учебный корпус в Брауншвейге оказались заметно моложе коллег, отмеченных специальной премией «для начинающих архитекторов» за библиотеку в Барселоне.
Дом книги
Бюро ludi_architects перезапустило библиотеку в Ташкенте: фасады исторического здания подновили, а интерьеры сделали привлекательными для разных поколений читателей. Теперь здесь на несколько часов можно занять детей, записать подкаст или послушать концерт. Пространство для чтения в одноэтажном особняке расширили за счет антресолей, а также площадок на открытом воздухе: амфитеатра и перголы.
Грани реальности
Архитекторы CITIZENSTUDIO подчинили свой конкурсный проект аэропорта Омска одному приему: полосам, плоским и объемным, прямым и граненым. Хочется сказать, что по их форме как будто грабли прошлись, оставив, впрочем, регулярный и цельный след. Но ключевая идея проекта – проветриваемое пространство «крытой улицы», или портика, перед входом в терминал. В него даже выходят балконы.