«Хижины» на склоне

Ландшафтный отель 48° Nord в Эльзасе по проекту бюро Рейульфа Рамстада.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

03 Февраля 2021
mainImg
Название отеля отражает его координаты: 48 градусов северной широты, в горном массиве Вогезов на самом востоке Франции. Он расположился на склоне над деревней, название которой в многоязычном Эльзасе произносят и как Бретанбаш, и Брайтенбах, и Бретенбак (Breitenbach). Окрестности, как и почти вся восточная Франция, поразительно живописны.
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Florent Michel @11h45

Заказчик проекта, ландшафтный архитектор Эмиль Леруа-Йёнссон, хотел объединить в нем две свои родные культуры – эльзасскую и датскую, шире – скандинавскую. Для гостиницы выбрали место, входящее в число охраняемых ЕС территорий «Натура 2000», поэтому североевропейское бережное отношение к природе пришлось здесь очень кстати.
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Florent Michel @11h45

Территория отеля площадью два гектара занята 14 «хижинами»-номерами, вариацией на тему норвежских hytte. Это постройки четырех типов из местного необработанного и эко-сертифицированного дерева, одновременно обеспечивающие наилучшие виды пейзажей изнутри и приватность для гостей. Они легко стоят на земле: при желании их можно демонтировать без вреда для окружающей среды.
  • zooming
    1 / 5
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    2 / 5
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    3 / 5
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    4 / 5
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    5 / 5
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau

Reiulf Ramstad Arkitekter разработали четыре типа «хижин»: «Низкотравье» расположены вокруг главного здания и отличаются безбарьерностью. «Дерево» и «Плющ» – высокие и стройные. Помещенные на вершине холма «Фьелль», от норвежского «гора», рассчитаны на семьи с детьми: там есть безопасные открытые террасы.
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Florent Michel @11h45

В главном корпусе расположен ресторан органической кухни, где преобладают местные традиционные блюда и продукты, включая выращенные на огороде отеля овощи. Есть там и выставочные пространства, а также спа-центр со скандинавским уклоном.
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel (слева внизу)
Фото © Florent Michel @11h45
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Florent Michel @11h45
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Florent Michel @11h45
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Florent Michel @11h45
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Yvan Moreau
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Florent Michel @11h45
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Florent Michel @11h45
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    1 / 4
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    2 / 4
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    3 / 4
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    4 / 4
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    1 / 6
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    2 / 6
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    3 / 6
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    4 / 6
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    5 / 6
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    6 / 6
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    1 / 8
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    2 / 8
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    3 / 8
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    4 / 8
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    5 / 8
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    6 / 8
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    7 / 8
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    8 / 8
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Yvan Moreau
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Florent Michel @11h45
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    1 / 5
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    2 / 5
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Florent Michel @11h45
  • zooming
    3 / 5
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    4 / 5
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
  • zooming
    5 / 5
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    Фото © Yvan Moreau
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Yvan Moreau
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Yvan Moreau
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Yvan Moreau
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
Фото © Yvan Moreau
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
© Reiulf Ramstad Arkitekter
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
© Reiulf Ramstad Arkitekter
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
© Reiulf Ramstad Arkitekter
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
© Reiulf Ramstad Arkitekter
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
© Reiulf Ramstad Arkitekter
Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
© Reiulf Ramstad Arkitekter
  • zooming
    1 / 4
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    © Reiulf Ramstad Arkitekter
  • zooming
    2 / 4
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    © Reiulf Ramstad Arkitekter
  • zooming
    3 / 4
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    © Reiulf Ramstad Arkitekter
  • zooming
    4 / 4
    Гостиница 48° Nord Landscape Høtel
    © Reiulf Ramstad Arkitekter

03 Февраля 2021

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
Деревянное королевство Швеция
Накануне Нобелевской недели в Стокгольме вручили премию за лучшую архитектуру из дерева – Swedish Wood Award. Из-за пандемии церемонию в итоге провели онлайн, однако трансляцию посмотрело беспрецедентное число зрителей.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.