«Единорог в лесу»

Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?

Автор текста:
Алина Измайлова

mainImg
Жилье, построенное именитым архитектором, – это больше чем просто квадратные метры. Вместе с «коробкой» собственник может получить оригинальную концепцию, интересную планировку, продуманную инженерию и современные материалы. Но у авторских домов есть существенный минус. Когда дело доходит до продажи, выясняется, что его нельзя «сбыть» даже по себестоимости. Почему так происходит, разбиралось американское деловое издание Bloomberg.

Знаменитый ярко-красный дом в форме буквы Y, спроектированный Стивеном Холлом, был построен в горах Катскилл (северные Апалачи) в 1999. Тогда стоимость жилища площадью 270 м2 оценивалась в 1,3 млн долларов. Чуть позже рядом с домом появился ангар для лодки, а художник-абстракционист Дэвид Новрос, чьи работы находятся в постоянной экспозиции нью-йоркского Музея современного искусства (MoMA), расписал его изнутри. Появление «штучного» гаража добавило к первоначальной стоимости комплекса еще 500 000 долларов.
 

Сейчас дом выставлен на продажу за 1,6 млн долларов – это на 20% меньше, чем было в него вложено. Покупатель пока не нашелся. Радж Кумар, брокер агентства Select Sotheby’s International Realty, который занимается продажей Y-образной виллы, говорит, что цена могла быть еще ниже, около 400 000 долларов, если бы он оставил громкое имя за скобками и учитывал лишь количество квадратных метров. «[Дом, конечно,] стоит гораздо больше, но он должен быть ценностью в глазах покупателя [а не только продавца]», – говорит Кумар. Риэлтор подчеркнул, что владельцы элитных домов, как правило, не пытаются заработать на продаже собственности, а просто хотят возместить свои затраты.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Sharestates (@sharestates)


Три с половиной года назад модельер и режиссер Том Форд выставил на продажу свое ранчо, построенное в штате Нью-Мексико по проекту японского архитектора Тадао Андо. Изысканного вида «ферма» не продана до сих пор, а цена на нее упала с 75 миллионов долларов до 48 миллионов.
  • zooming
    1 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    2 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    3 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    4 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0

Дом по проекту американского архитектора японского происхождения, также широко известной своей преподавательской деятельностью Тошико Мори появился на рынке недвижимости в 2017. За это время двухэтажная постройка в долине реки Гудзон потеряла половину своей стоимости; первоначально владелец просил за объект 6 млн долларов. Его участь разделил особняк на семь спален, спроектированный Аннабель Селлдорф. Объект в штате Колорадо выставили на продажу в 2015 за 33 млн долларов; он все еще «висит» на сайте, но теперь за него просят на 4 млн меньше. «Всемирно известный архитектор, первоклассное здание и множество [других] звезд, участвующих в строительства дома – это исполнение [персональной] мечты», – утверждает Тай Стоктон, агент фирмы LIV Sotheby's International Realty; он занимается продажей дома Селлдорф. Стоктон уверен, что для успешной сделки продавец обязан понимать, что потенциальный покупатель не обязательно будет вкладывать в постройку тот же смысл, что и ее нынешний владелец.

В некоторых случаях стоимость статусных объектов падает чуть ли не в десятки раз по сравнению с издержками на строительство. Так произошло с домом, построенным Рафаэлем Виньоли в штате Коннектикут. В 1990 на его возведение было потрачено 25 млн долларов. После смерти владельца его наследники выставили дом за 10 млн долларов, в 2012 его удалось реализовать… за $ 2,7 млн. Новый хозяин в надежде на быструю прибыль тут же попытался его перепродать за 25 млн долларов, однако план не сработал. Дом по сей день ищет покупателя, но уже по сниженному ценнику в 9,75 млн долларов.
 


Тай Стоктон уверен, что объективно оценить дома, построенные «звездными» архитекторами, нереально – слишком уж они уникальны, как «единороги в лесу». Чтобы как-то аргументировать справедливость цены, Стоктон анализирует, из чего она складывается. При подсчетах он учитывает стоимость земли, работу первоклассного архитектора, подрядчиков, «звездной» команды строителей, а также затраты на материалы. После знакомства со сметой потенциальные покупатели понимают, что цена взята не «с потолка». Дополнительно Тай Стоктон прикидывает, сколько времени ушло бы на строительство сопоставимого объекта с нуля, и зачастую именно время становится самым важным аргументом в спорах по поводу цены. «Большинство людей не хотят ждать три года»,– поясняет риэлтор.

Яркий пример «плохо продающихся» – дома, созданные Фрэнком Ллойдом Райтом. Из 380 жилищ, построенных по проектам великого американца, до нас дошло 280, и в любой момент времени 15–20 из них выставлены на продажу на рынке недвижимости. На продажу одного такого объекта уходит около 18 месяцев.
Вилла Дэвида и Глэдис Райт (1952). Продается за 10 млн долларов
Автор: Walt Lockley. Лицензия CC0 1.0. Фотография находится в публичном доступе

Одной из причин невостребованности жилья от Ф.Л. Райта называют удаленность домов от цивилизации и несовременную планировку – они могут иметь маленькую кухню или низкие потолки. Кроме того, дома, возраст которых насчитывает несколько десятков лет, нуждаются в тщательном уходе, ремонте и реставрации; не каждый собственник готов столько внимания уделять заботе о здании. «Вы покупаете произведение искусства и вам придется [взять на себя роль] управляющего», – объясняет Тед Уайт, специалист по недвижимости в фирме Dielmann Sotheby's International Realty. Эксперты уверены: чтобы приобрести жилище по проекту Райта, нужно не просто обладать большим доходом, но быть настоящим поклонником его творчества, готовым инвестировать в сохранение архитектурных шедевров.

Другой риэлтор, Дуг Милн из агентства Houlihan Lawrence – он реализовал дом «Тиранна» за 4,8 млн долларов – вспоминает, как некоторые покупатели осматривали строение в течение нескольких часов. «Я не чувствовал, что занимаюсь недвижимостью, я был больше [похож на] экскурсовода», – признается Милн. Иными словами, дома, спроектированные и реализованные великими, наши современники больше ценят как «музейные» экземпляры, но это не значит, что они готовы вкладывать в них значительные средства.

04 Февраля 2020

Автор текста:

Алина Измайлова
comments powered by HyperComments
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Курортный комплекс Прора на острове Рюген
Нацистский курорт Прора сейчас перестраивается под жилье и гостиницы. Фотосерия Дениса Есакова и комментарий архитектора, преподавателя TU München Елены Маркус посвящены проблеме существования архитектурного наследия тоталитаризма в современном мире и опасности аполитичного, прагматичного к нему подхода.
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.