«Единорог в лесу»

Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?

Автор текста:
Алина Измайлова

mainImg
Жилье, построенное именитым архитектором, – это больше чем просто квадратные метры. Вместе с «коробкой» собственник может получить оригинальную концепцию, интересную планировку, продуманную инженерию и современные материалы. Но у авторских домов есть существенный минус. Когда дело доходит до продажи, выясняется, что его нельзя «сбыть» даже по себестоимости. Почему так происходит, разбиралось американское деловое издание Bloomberg.

Знаменитый ярко-красный дом в форме буквы Y, спроектированный Стивеном Холлом, был построен в горах Катскилл (северные Апалачи) в 1999. Тогда стоимость жилища площадью 270 м2 оценивалась в 1,3 млн долларов. Чуть позже рядом с домом появился ангар для лодки, а художник-абстракционист Дэвид Новрос, чьи работы находятся в постоянной экспозиции нью-йоркского Музея современного искусства (MoMA), расписал его изнутри. Появление «штучного» гаража добавило к первоначальной стоимости комплекса еще 500 000 долларов.
 

Сейчас дом выставлен на продажу за 1,6 млн долларов – это на 20% меньше, чем было в него вложено. Покупатель пока не нашелся. Радж Кумар, брокер агентства Select Sotheby’s International Realty, который занимается продажей Y-образной виллы, говорит, что цена могла быть еще ниже, около 400 000 долларов, если бы он оставил громкое имя за скобками и учитывал лишь количество квадратных метров. «[Дом, конечно,] стоит гораздо больше, но он должен быть ценностью в глазах покупателя [а не только продавца]», – говорит Кумар. Риэлтор подчеркнул, что владельцы элитных домов, как правило, не пытаются заработать на продаже собственности, а просто хотят возместить свои затраты.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Sharestates (@sharestates)


Три с половиной года назад модельер и режиссер Том Форд выставил на продажу свое ранчо, построенное в штате Нью-Мексико по проекту японского архитектора Тадао Андо. Изысканного вида «ферма» не продана до сих пор, а цена на нее упала с 75 миллионов долларов до 48 миллионов.
  • zooming
    1 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    2 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    3 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    4 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0

Дом по проекту американского архитектора японского происхождения, также широко известной своей преподавательской деятельностью Тошико Мори появился на рынке недвижимости в 2017. За это время двухэтажная постройка в долине реки Гудзон потеряла половину своей стоимости; первоначально владелец просил за объект 6 млн долларов. Его участь разделил особняк на семь спален, спроектированный Аннабель Селлдорф. Объект в штате Колорадо выставили на продажу в 2015 за 33 млн долларов; он все еще «висит» на сайте, но теперь за него просят на 4 млн меньше. «Всемирно известный архитектор, первоклассное здание и множество [других] звезд, участвующих в строительства дома – это исполнение [персональной] мечты», – утверждает Тай Стоктон, агент фирмы LIV Sotheby's International Realty; он занимается продажей дома Селлдорф. Стоктон уверен, что для успешной сделки продавец обязан понимать, что потенциальный покупатель не обязательно будет вкладывать в постройку тот же смысл, что и ее нынешний владелец.

В некоторых случаях стоимость статусных объектов падает чуть ли не в десятки раз по сравнению с издержками на строительство. Так произошло с домом, построенным Рафаэлем Виньоли в штате Коннектикут. В 1990 на его возведение было потрачено 25 млн долларов. После смерти владельца его наследники выставили дом за 10 млн долларов, в 2012 его удалось реализовать… за $ 2,7 млн. Новый хозяин в надежде на быструю прибыль тут же попытался его перепродать за 25 млн долларов, однако план не сработал. Дом по сей день ищет покупателя, но уже по сниженному ценнику в 9,75 млн долларов.
 


Тай Стоктон уверен, что объективно оценить дома, построенные «звездными» архитекторами, нереально – слишком уж они уникальны, как «единороги в лесу». Чтобы как-то аргументировать справедливость цены, Стоктон анализирует, из чего она складывается. При подсчетах он учитывает стоимость земли, работу первоклассного архитектора, подрядчиков, «звездной» команды строителей, а также затраты на материалы. После знакомства со сметой потенциальные покупатели понимают, что цена взята не «с потолка». Дополнительно Тай Стоктон прикидывает, сколько времени ушло бы на строительство сопоставимого объекта с нуля, и зачастую именно время становится самым важным аргументом в спорах по поводу цены. «Большинство людей не хотят ждать три года»,– поясняет риэлтор.

Яркий пример «плохо продающихся» – дома, созданные Фрэнком Ллойдом Райтом. Из 380 жилищ, построенных по проектам великого американца, до нас дошло 280, и в любой момент времени 15–20 из них выставлены на продажу на рынке недвижимости. На продажу одного такого объекта уходит около 18 месяцев.
Вилла Дэвида и Глэдис Райт (1952). Продается за 10 млн долларов
Автор: Walt Lockley. Лицензия CC0 1.0. Фотография находится в публичном доступе

Одной из причин невостребованности жилья от Ф.Л. Райта называют удаленность домов от цивилизации и несовременную планировку – они могут иметь маленькую кухню или низкие потолки. Кроме того, дома, возраст которых насчитывает несколько десятков лет, нуждаются в тщательном уходе, ремонте и реставрации; не каждый собственник готов столько внимания уделять заботе о здании. «Вы покупаете произведение искусства и вам придется [взять на себя роль] управляющего», – объясняет Тед Уайт, специалист по недвижимости в фирме Dielmann Sotheby's International Realty. Эксперты уверены: чтобы приобрести жилище по проекту Райта, нужно не просто обладать большим доходом, но быть настоящим поклонником его творчества, готовым инвестировать в сохранение архитектурных шедевров.

Другой риэлтор, Дуг Милн из агентства Houlihan Lawrence – он реализовал дом «Тиранна» за 4,8 млн долларов – вспоминает, как некоторые покупатели осматривали строение в течение нескольких часов. «Я не чувствовал, что занимаюсь недвижимостью, я был больше [похож на] экскурсовода», – признается Милн. Иными словами, дома, спроектированные и реализованные великими, наши современники больше ценят как «музейные» экземпляры, но это не значит, что они готовы вкладывать в них значительные средства.

04 Февраля 2020

Автор текста:

Алина Измайлова
comments powered by HyperComments
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.