«Единорог в лесу»

Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?

Автор текста:
Алина Измайлова

mainImg
0 Жилье, построенное именитым архитектором, – это больше чем просто квадратные метры. Вместе с «коробкой» собственник может получить оригинальную концепцию, интересную планировку, продуманную инженерию и современные материалы. Но у авторских домов есть существенный минус. Когда дело доходит до продажи, выясняется, что его нельзя «сбыть» даже по себестоимости. Почему так происходит, разбиралось американское деловое издание Bloomberg.

Знаменитый ярко-красный дом в форме буквы Y, спроектированный Стивеном Холлом, был построен в горах Катскилл (северные Апалачи) в 1999. Тогда стоимость жилища площадью 270 м2 оценивалась в 1,3 млн долларов. Чуть позже рядом с домом появился ангар для лодки, а художник-абстракционист Дэвид Новрос, чьи работы находятся в постоянной экспозиции нью-йоркского Музея современного искусства (MoMA), расписал его изнутри. Появление «штучного» гаража добавило к первоначальной стоимости комплекса еще 500 000 долларов.
 

Сейчас дом выставлен на продажу за 1,6 млн долларов – это на 20% меньше, чем было в него вложено. Покупатель пока не нашелся. Радж Кумар, брокер агентства Select Sotheby’s International Realty, который занимается продажей Y-образной виллы, говорит, что цена могла быть еще ниже, около 400 000 долларов, если бы он оставил громкое имя за скобками и учитывал лишь количество квадратных метров. «[Дом, конечно,] стоит гораздо больше, но он должен быть ценностью в глазах покупателя [а не только продавца]», – говорит Кумар. Риэлтор подчеркнул, что владельцы элитных домов, как правило, не пытаются заработать на продаже собственности, а просто хотят возместить свои затраты.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Sharestates (@sharestates)


Три с половиной года назад модельер и режиссер Том Форд выставил на продажу свое ранчо, построенное в штате Нью-Мексико по проекту японского архитектора Тадао Андо. Изысканного вида «ферма» не продана до сих пор, а цена на нее упала с 75 миллионов долларов до 48 миллионов.
  • zooming
    1 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    2 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    3 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    4 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0

Дом по проекту американского архитектора японского происхождения, также широко известной своей преподавательской деятельностью Тошико Мори появился на рынке недвижимости в 2017. За это время двухэтажная постройка в долине реки Гудзон потеряла половину своей стоимости; первоначально владелец просил за объект 6 млн долларов. Его участь разделил особняк на семь спален, спроектированный Аннабель Селлдорф. Объект в штате Колорадо выставили на продажу в 2015 за 33 млн долларов; он все еще «висит» на сайте, но теперь за него просят на 4 млн меньше. «Всемирно известный архитектор, первоклассное здание и множество [других] звезд, участвующих в строительства дома – это исполнение [персональной] мечты», – утверждает Тай Стоктон, агент фирмы LIV Sotheby's International Realty; он занимается продажей дома Селлдорф. Стоктон уверен, что для успешной сделки продавец обязан понимать, что потенциальный покупатель не обязательно будет вкладывать в постройку тот же смысл, что и ее нынешний владелец.

В некоторых случаях стоимость статусных объектов падает чуть ли не в десятки раз по сравнению с издержками на строительство. Так произошло с домом, построенным Рафаэлем Виньоли в штате Коннектикут. В 1990 на его возведение было потрачено 25 млн долларов. После смерти владельца его наследники выставили дом за 10 млн долларов, в 2012 его удалось реализовать… за $ 2,7 млн. Новый хозяин в надежде на быструю прибыль тут же попытался его перепродать за 25 млн долларов, однако план не сработал. Дом по сей день ищет покупателя, но уже по сниженному ценнику в 9,75 млн долларов.
 


Тай Стоктон уверен, что объективно оценить дома, построенные «звездными» архитекторами, нереально – слишком уж они уникальны, как «единороги в лесу». Чтобы как-то аргументировать справедливость цены, Стоктон анализирует, из чего она складывается. При подсчетах он учитывает стоимость земли, работу первоклассного архитектора, подрядчиков, «звездной» команды строителей, а также затраты на материалы. После знакомства со сметой потенциальные покупатели понимают, что цена взята не «с потолка». Дополнительно Тай Стоктон прикидывает, сколько времени ушло бы на строительство сопоставимого объекта с нуля, и зачастую именно время становится самым важным аргументом в спорах по поводу цены. «Большинство людей не хотят ждать три года»,– поясняет риэлтор.

Яркий пример «плохо продающихся» – дома, созданные Фрэнком Ллойдом Райтом. Из 380 жилищ, построенных по проектам великого американца, до нас дошло 280, и в любой момент времени 15–20 из них выставлены на продажу на рынке недвижимости. На продажу одного такого объекта уходит около 18 месяцев.
Вилла Дэвида и Глэдис Райт (1952). Продается за 10 млн долларов
Автор: Walt Lockley. Лицензия CC0 1.0. Фотография находится в публичном доступе

Одной из причин невостребованности жилья от Ф.Л. Райта называют удаленность домов от цивилизации и несовременную планировку – они могут иметь маленькую кухню или низкие потолки. Кроме того, дома, возраст которых насчитывает несколько десятков лет, нуждаются в тщательном уходе, ремонте и реставрации; не каждый собственник готов столько внимания уделять заботе о здании. «Вы покупаете произведение искусства и вам придется [взять на себя роль] управляющего», – объясняет Тед Уайт, специалист по недвижимости в фирме Dielmann Sotheby's International Realty. Эксперты уверены: чтобы приобрести жилище по проекту Райта, нужно не просто обладать большим доходом, но быть настоящим поклонником его творчества, готовым инвестировать в сохранение архитектурных шедевров.

Другой риэлтор, Дуг Милн из агентства Houlihan Lawrence – он реализовал дом «Тиранна» за 4,8 млн долларов – вспоминает, как некоторые покупатели осматривали строение в течение нескольких часов. «Я не чувствовал, что занимаюсь недвижимостью, я был больше [похож на] экскурсовода», – признается Милн. Иными словами, дома, спроектированные и реализованные великими, наши современники больше ценят как «музейные» экземпляры, но это не значит, что они готовы вкладывать в них значительные средства.

04 Февраля 2020

Автор текста:

Алина Измайлова
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Технологии и материалы
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Сейчас на главной
Бакалавры Академии Глазунова 2022: Концепция развития...
Публикуем дипломные проекты бакалавров кафедры архитектуры Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Они посвящены гармонизации значимых мест Садового кольца путем восстановления памятников архитектуры, устройства парков и создания традиционной застройки.
Несколько штрихов
Зона отдыха на берегу озера Тургояк создана малыми средствами, что не отменяет эффект преображения: насыпь, амфитеатр и несколько шезлонгов превратили бывший недострой в востребованную локацию.
Изобретая восток
Чтобы погрузить гостей ресторана Saiko в атмосферу азиатской роскоши, команда IZI Design самостоятельно спроектировала все элементы дизайна – от созданного вручную рельефа скалы на стенах до напечатанных с помощью 3D-принтера подставок для палочек.
Торжество балконов
Жилой комплекс из обычных и социальных квартир по проекту CoBe Architecture et Paysage появился на месте центра сортировки почты в Бордо.
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.