«Единорог в лесу»

Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?

Автор текста:
Алина Измайлова

mainImg
Жилье, построенное именитым архитектором, – это больше чем просто квадратные метры. Вместе с «коробкой» собственник может получить оригинальную концепцию, интересную планировку, продуманную инженерию и современные материалы. Но у авторских домов есть существенный минус. Когда дело доходит до продажи, выясняется, что его нельзя «сбыть» даже по себестоимости. Почему так происходит, разбиралось американское деловое издание Bloomberg.

Знаменитый ярко-красный дом в форме буквы Y, спроектированный Стивеном Холлом, был построен в горах Катскилл (северные Апалачи) в 1999. Тогда стоимость жилища площадью 270 м2 оценивалась в 1,3 млн долларов. Чуть позже рядом с домом появился ангар для лодки, а художник-абстракционист Дэвид Новрос, чьи работы находятся в постоянной экспозиции нью-йоркского Музея современного искусства (MoMA), расписал его изнутри. Появление «штучного» гаража добавило к первоначальной стоимости комплекса еще 500 000 долларов.
 

Сейчас дом выставлен на продажу за 1,6 млн долларов – это на 20% меньше, чем было в него вложено. Покупатель пока не нашелся. Радж Кумар, брокер агентства Select Sotheby’s International Realty, который занимается продажей Y-образной виллы, говорит, что цена могла быть еще ниже, около 400 000 долларов, если бы он оставил громкое имя за скобками и учитывал лишь количество квадратных метров. «[Дом, конечно,] стоит гораздо больше, но он должен быть ценностью в глазах покупателя [а не только продавца]», – говорит Кумар. Риэлтор подчеркнул, что владельцы элитных домов, как правило, не пытаются заработать на продаже собственности, а просто хотят возместить свои затраты.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Sharestates (@sharestates)


Три с половиной года назад модельер и режиссер Том Форд выставил на продажу свое ранчо, построенное в штате Нью-Мексико по проекту японского архитектора Тадао Андо. Изысканного вида «ферма» не продана до сих пор, а цена на нее упала с 75 миллионов долларов до 48 миллионов.
  • zooming
    1 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    2 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    3 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    4 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0

Дом по проекту американского архитектора японского происхождения, также широко известной своей преподавательской деятельностью Тошико Мори появился на рынке недвижимости в 2017. За это время двухэтажная постройка в долине реки Гудзон потеряла половину своей стоимости; первоначально владелец просил за объект 6 млн долларов. Его участь разделил особняк на семь спален, спроектированный Аннабель Селлдорф. Объект в штате Колорадо выставили на продажу в 2015 за 33 млн долларов; он все еще «висит» на сайте, но теперь за него просят на 4 млн меньше. «Всемирно известный архитектор, первоклассное здание и множество [других] звезд, участвующих в строительства дома – это исполнение [персональной] мечты», – утверждает Тай Стоктон, агент фирмы LIV Sotheby's International Realty; он занимается продажей дома Селлдорф. Стоктон уверен, что для успешной сделки продавец обязан понимать, что потенциальный покупатель не обязательно будет вкладывать в постройку тот же смысл, что и ее нынешний владелец.

В некоторых случаях стоимость статусных объектов падает чуть ли не в десятки раз по сравнению с издержками на строительство. Так произошло с домом, построенным Рафаэлем Виньоли в штате Коннектикут. В 1990 на его возведение было потрачено 25 млн долларов. После смерти владельца его наследники выставили дом за 10 млн долларов, в 2012 его удалось реализовать… за $ 2,7 млн. Новый хозяин в надежде на быструю прибыль тут же попытался его перепродать за 25 млн долларов, однако план не сработал. Дом по сей день ищет покупателя, но уже по сниженному ценнику в 9,75 млн долларов.
 


Тай Стоктон уверен, что объективно оценить дома, построенные «звездными» архитекторами, нереально – слишком уж они уникальны, как «единороги в лесу». Чтобы как-то аргументировать справедливость цены, Стоктон анализирует, из чего она складывается. При подсчетах он учитывает стоимость земли, работу первоклассного архитектора, подрядчиков, «звездной» команды строителей, а также затраты на материалы. После знакомства со сметой потенциальные покупатели понимают, что цена взята не «с потолка». Дополнительно Тай Стоктон прикидывает, сколько времени ушло бы на строительство сопоставимого объекта с нуля, и зачастую именно время становится самым важным аргументом в спорах по поводу цены. «Большинство людей не хотят ждать три года»,– поясняет риэлтор.

Яркий пример «плохо продающихся» – дома, созданные Фрэнком Ллойдом Райтом. Из 380 жилищ, построенных по проектам великого американца, до нас дошло 280, и в любой момент времени 15–20 из них выставлены на продажу на рынке недвижимости. На продажу одного такого объекта уходит около 18 месяцев.
Вилла Дэвида и Глэдис Райт (1952). Продается за 10 млн долларов
Автор: Walt Lockley. Лицензия CC0 1.0. Фотография находится в публичном доступе

Одной из причин невостребованности жилья от Ф.Л. Райта называют удаленность домов от цивилизации и несовременную планировку – они могут иметь маленькую кухню или низкие потолки. Кроме того, дома, возраст которых насчитывает несколько десятков лет, нуждаются в тщательном уходе, ремонте и реставрации; не каждый собственник готов столько внимания уделять заботе о здании. «Вы покупаете произведение искусства и вам придется [взять на себя роль] управляющего», – объясняет Тед Уайт, специалист по недвижимости в фирме Dielmann Sotheby's International Realty. Эксперты уверены: чтобы приобрести жилище по проекту Райта, нужно не просто обладать большим доходом, но быть настоящим поклонником его творчества, готовым инвестировать в сохранение архитектурных шедевров.

Другой риэлтор, Дуг Милн из агентства Houlihan Lawrence – он реализовал дом «Тиранна» за 4,8 млн долларов – вспоминает, как некоторые покупатели осматривали строение в течение нескольких часов. «Я не чувствовал, что занимаюсь недвижимостью, я был больше [похож на] экскурсовода», – признается Милн. Иными словами, дома, спроектированные и реализованные великими, наши современники больше ценят как «музейные» экземпляры, но это не значит, что они готовы вкладывать в них значительные средства.

04 Февраля 2020

Автор текста:

Алина Измайлова
comments powered by HyperComments
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Курортный комплекс Прора на острове Рюген
Нацистский курорт Прора сейчас перестраивается под жилье и гостиницы. Фотосерия Дениса Есакова и комментарий архитектора, преподавателя TU München Елены Маркус посвящены проблеме существования архитектурного наследия тоталитаризма в современном мире и опасности аполитичного, прагматичного к нему подхода.
Дворец культуры для новой эпохи
Реконструкция архитекторами gmp памятника послевоенного модернизма – Дворца культуры в Дрездене – названа в Германии лучшим сооружением года по версии Немецкого музея архитектуры.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.