«Единорог в лесу»

Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?

Автор текста:
Алина Измайлова

mainImg
Жилье, построенное именитым архитектором, – это больше чем просто квадратные метры. Вместе с «коробкой» собственник может получить оригинальную концепцию, интересную планировку, продуманную инженерию и современные материалы. Но у авторских домов есть существенный минус. Когда дело доходит до продажи, выясняется, что его нельзя «сбыть» даже по себестоимости. Почему так происходит, разбиралось американское деловое издание Bloomberg.

Знаменитый ярко-красный дом в форме буквы Y, спроектированный Стивеном Холлом, был построен в горах Катскилл (северные Апалачи) в 1999. Тогда стоимость жилища площадью 270 м2 оценивалась в 1,3 млн долларов. Чуть позже рядом с домом появился ангар для лодки, а художник-абстракционист Дэвид Новрос, чьи работы находятся в постоянной экспозиции нью-йоркского Музея современного искусства (MoMA), расписал его изнутри. Появление «штучного» гаража добавило к первоначальной стоимости комплекса еще 500 000 долларов.
 

Сейчас дом выставлен на продажу за 1,6 млн долларов – это на 20% меньше, чем было в него вложено. Покупатель пока не нашелся. Радж Кумар, брокер агентства Select Sotheby’s International Realty, который занимается продажей Y-образной виллы, говорит, что цена могла быть еще ниже, около 400 000 долларов, если бы он оставил громкое имя за скобками и учитывал лишь количество квадратных метров. «[Дом, конечно,] стоит гораздо больше, но он должен быть ценностью в глазах покупателя [а не только продавца]», – говорит Кумар. Риэлтор подчеркнул, что владельцы элитных домов, как правило, не пытаются заработать на продаже собственности, а просто хотят возместить свои затраты.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Sharestates (@sharestates)


Три с половиной года назад модельер и режиссер Том Форд выставил на продажу свое ранчо, построенное в штате Нью-Мексико по проекту японского архитектора Тадао Андо. Изысканного вида «ферма» не продана до сих пор, а цена на нее упала с 75 миллионов долларов до 48 миллионов.
  • zooming
    1 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    2 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    3 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0
  • zooming
    4 / 4
    Ранчо Тома Форда
    © Guido Mocafico. Фото с сайта fulltimeford.com. Лицензия CC BY-NC-ND 3.0

Дом по проекту американского архитектора японского происхождения, также широко известной своей преподавательской деятельностью Тошико Мори появился на рынке недвижимости в 2017. За это время двухэтажная постройка в долине реки Гудзон потеряла половину своей стоимости; первоначально владелец просил за объект 6 млн долларов. Его участь разделил особняк на семь спален, спроектированный Аннабель Селлдорф. Объект в штате Колорадо выставили на продажу в 2015 за 33 млн долларов; он все еще «висит» на сайте, но теперь за него просят на 4 млн меньше. «Всемирно известный архитектор, первоклассное здание и множество [других] звезд, участвующих в строительства дома – это исполнение [персональной] мечты», – утверждает Тай Стоктон, агент фирмы LIV Sotheby's International Realty; он занимается продажей дома Селлдорф. Стоктон уверен, что для успешной сделки продавец обязан понимать, что потенциальный покупатель не обязательно будет вкладывать в постройку тот же смысл, что и ее нынешний владелец.

В некоторых случаях стоимость статусных объектов падает чуть ли не в десятки раз по сравнению с издержками на строительство. Так произошло с домом, построенным Рафаэлем Виньоли в штате Коннектикут. В 1990 на его возведение было потрачено 25 млн долларов. После смерти владельца его наследники выставили дом за 10 млн долларов, в 2012 его удалось реализовать… за $ 2,7 млн. Новый хозяин в надежде на быструю прибыль тут же попытался его перепродать за 25 млн долларов, однако план не сработал. Дом по сей день ищет покупателя, но уже по сниженному ценнику в 9,75 млн долларов.
 


Тай Стоктон уверен, что объективно оценить дома, построенные «звездными» архитекторами, нереально – слишком уж они уникальны, как «единороги в лесу». Чтобы как-то аргументировать справедливость цены, Стоктон анализирует, из чего она складывается. При подсчетах он учитывает стоимость земли, работу первоклассного архитектора, подрядчиков, «звездной» команды строителей, а также затраты на материалы. После знакомства со сметой потенциальные покупатели понимают, что цена взята не «с потолка». Дополнительно Тай Стоктон прикидывает, сколько времени ушло бы на строительство сопоставимого объекта с нуля, и зачастую именно время становится самым важным аргументом в спорах по поводу цены. «Большинство людей не хотят ждать три года»,– поясняет риэлтор.

Яркий пример «плохо продающихся» – дома, созданные Фрэнком Ллойдом Райтом. Из 380 жилищ, построенных по проектам великого американца, до нас дошло 280, и в любой момент времени 15–20 из них выставлены на продажу на рынке недвижимости. На продажу одного такого объекта уходит около 18 месяцев.
Вилла Дэвида и Глэдис Райт (1952). Продается за 10 млн долларов
Автор: Walt Lockley. Лицензия CC0 1.0. Фотография находится в публичном доступе

Одной из причин невостребованности жилья от Ф.Л. Райта называют удаленность домов от цивилизации и несовременную планировку – они могут иметь маленькую кухню или низкие потолки. Кроме того, дома, возраст которых насчитывает несколько десятков лет, нуждаются в тщательном уходе, ремонте и реставрации; не каждый собственник готов столько внимания уделять заботе о здании. «Вы покупаете произведение искусства и вам придется [взять на себя роль] управляющего», – объясняет Тед Уайт, специалист по недвижимости в фирме Dielmann Sotheby's International Realty. Эксперты уверены: чтобы приобрести жилище по проекту Райта, нужно не просто обладать большим доходом, но быть настоящим поклонником его творчества, готовым инвестировать в сохранение архитектурных шедевров.

Другой риэлтор, Дуг Милн из агентства Houlihan Lawrence – он реализовал дом «Тиранна» за 4,8 млн долларов – вспоминает, как некоторые покупатели осматривали строение в течение нескольких часов. «Я не чувствовал, что занимаюсь недвижимостью, я был больше [похож на] экскурсовода», – признается Милн. Иными словами, дома, спроектированные и реализованные великими, наши современники больше ценят как «музейные» экземпляры, но это не значит, что они готовы вкладывать в них значительные средства.

0

04 Февраля 2020

Автор текста:

Алина Измайлова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Мировое архитектурное наследие XX века

Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Курортный комплекс Прора на острове Рюген
Нацистский курорт Прора сейчас перестраивается под жилье и гостиницы. Фотосерия Дениса Есакова и комментарий архитектора, преподавателя TU München Елены Маркус посвящены проблеме существования архитектурного наследия тоталитаризма в современном мире и опасности аполитичного, прагматичного к нему подхода.
Дворец культуры для новой эпохи
Реконструкция архитекторами gmp памятника послевоенного модернизма – Дворца культуры в Дрездене – названа в Германии лучшим сооружением года по версии Немецкого музея архитектуры.
Реализация по часам
Бюро DSDHA разработало для офисного комплекса «Бродгейт» в лондонском Сити проект обновления его уже вошедших в историю общественных пространств. Сейчас завершена первая очередь плана.
Необитаемый бассейн
Бассейн для пингвинов, построенный эмигрантом из России Бертольдом Любеткиным и Ове Арупом в 1930-е для Лондонского зоопарка, пустует с 2004 года. Дочь Любеткина предлагает его снести. Все остальные — против.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.