Скончался Чарльз Корреа

16 июня умер индийский архитектор Чарльз Корреа. Его творчество, соединившее общемировые тенденции и новации с традиционными формальными и техническими приемами – один из ярких примеров региональной архитектуры.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Корреа родился в 1930 в Хайдарабаде (Секундерабаде), однако корни его – в штате Гоа (оттуда – его «европейское» имя). Вернувшись после учебы в США на родину в 1955, он работал под влиянием идей позднего Ле Корбюзье, Луиса Кана, Роберта Бакминстера Фуллера. Выбор таких ориентиров говорит об их определенном созвучии с местными традициями, всегда остававшимися для Корреа важными. Так, его ранняя и одна из самых знаменитых работ – Мемориальный центр Ганди в Ахмадабаде (1958–63), ансамбль из нескольких расположенных асимметрично павильонов, включая дом, где жил Махатма Ганди, напоминает работы Кана так же, как и типичную индийскую деревню (причем идеи американского архитектора Корреа воплотил на Индостане до того, как тот сам занялся проектами там). Человеческий масштаб, в том числе – общественных пространств, использование традиционных материалов и ремесленных приемов, защита интерьера от климатических «излишеств» с помощью не стекла, а жалюзи, выноса кровель и т. д. обозначили интерес архитектора к устойчивости, в том числе и социальной – задолго до начала «эко-эпохи».
zooming
Чарльз Корреа. Фото: Holcim Foundation
zooming
Мемориальный центр Ганди в Ахмадабаде. 1958–63. Фото: Nichalp. Лицензия: Creative Commons Attribution-Share Alike 2.5 Generic

Особое значение имеют его проекты для Мумбаи, в первую очередь – план нового города Нью-Бомбей (Нави-Мумбаи) на 2 млн жителей, который с 1970 создавался через гавань от расположенного на полуострове и испытывающего острый дефицит свободной земли мегаполиса. Жилые массивы должны были связать между собой автобусные маршруты, а с Мумбаи и другими прилегающими территориями – метро (Корреа до конца жизни критиковал мумбайские власти за их невнимание к общественному транспорту, в первую очередь – электричкам). Отсутствие политической поддержки затруднило реализацию Нави-Мумбаи, и лишь в последнее время город «заработал» почти как задумывал Корреа – когда проблема перенаселенности все же заставила власти развивать его в полную силу. Но все же архитектору удалось построить там рассчитанный на бедные слои населения жилой массив Белапур (1983–1985), малоэтажную застройку высотной плотности – не менее эффективную для размещения большого числа жителей, чем обычные в таких случаях башни. Многочисленные дворики и террасы на крыше обеспечивали важную для Корреа «открытость небу», как и террасы дорогого многоэтажного дома «Канчанджунга» (1983) уже в самом Мумбаи. Архитектор резко выступал против типичной высотной застройки – как элитной, так и массовой – из-за ее несоответствия климату (и зависимости от кондиционеров), разрушения связной городской ткани, нагрузки на транспортную систему и т.д. В своем проекте он предложил альтернативу: квартиры от солнца и дождя закрывают двухъярусные террасы, напоминающие о традиционных бунгало; обеспечены естественная вентиляция и связь с окружающей средой.
 
zooming
Жилой массив Белапур в Нави-Мумбаи. 1983-1985. Фото: Charles Correa Associates

Социальный пафос, связанный как с эпохой в целом, так и с идеализмом, характерном для периода сразу после обретения Индией независимости – а именно тогда началась карьера Корреа – воплотился в его общественных сооружениях. Культурные центры «Бхарат Бхаван» в Бхопале (1982) и «Джавахар Кала Кендра» в Джайпуре (1993), соединяющий общественные пространства и исследовательские лаборатории «Центр исследования неизвестного» фонда Champalimaud в Лиссабоне (2011) отличают композиция из нескольких сохраняющих человеческий масштаб объемов, дворов, открытых амфитеатров, внутренних садов.
 
zooming
Здание Британского Совета в Дели. 1992. Фото: Charles Correa Associates

Корреа проектировал также и офисные здания, вузовские корпуса, включая Центр неврологии Массачусетского технологического института в Кембридже (2005), культовые постройки (от храма Маланкарской православной церкви в Парумале на юго-западе Индии до его последней постройки, культурного центра и джамоатхоны общины мусульман-исмаилитов в Торонто по заказу Ага-Хана), государственные учреждения, к примеру – снабженное скульптурным изображением национального флага здание представительства Индии при ООН в Нью-Йорке (1985).
zooming
Португальская церковь Салвасан в Мумбаи. 1977. Фото с сайта indianexpress.com/article/cities/mumbai/the-correa-legacy/99/

В творчестве архитектора порой появлялись новые мотивы (тот же флаг сложно рассматривать вне контекста «по-мо»): несмотря на внимание к традиции и «непреходящим ценностям» профессии, Корреа не менее жестко, чем против безудержного девелопмента, выступал и против противников перемен. Поэтому можно видеть иронию судьбы в том, что знаменитая филиппика принца Уэльского Чарльза против модернистского проекта нового крыла лондонской Национальной галереи, который он сравнил с «карбункулом на лице любимого друга», прозвучала в рамках празднования присуждения Корреа Золотой медали Королевского института британских архитекторов в 1984. Однако на статусе и карьере архитектора (в отличие от многих его английских коллег, потерявших заказы из-за побоявшихся гнева принца девелоперов) это не отразилось, и на оценке его вклада в мировую архитектуру – также: в 1990 он получил Золотую медаль Международного союза архитекторов, в 1994 – японскую Praemium Imperiale.
 
zooming
Центр «Джавахар Кала Кендра» в Джайпуре. 1993. Фото: Sanyam Bahga. Лицензия: Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported

Чарльз Корреа, хотя и не слишком часто, но все же работал за рубежом, однако одним из источников раздражения для него были никак не связанные с контекстом постройки «кочевых» архитекторов, которые делают очередной проект каждый раз, как сходят с самолета. По его мнению, такая практика работы в отрыве от культуры, среды вредит, в первую очередь, самим архитекторам, «умаляет» их – и в этом их трагедия. Если продолжить эту мысль, то Корреа, не отказываясь ни от многочисленных, часто – масштабных проектов, ни от активистской деятельности (он выступал в прессе, вступая в диалог с обществом, делал проекты pro bono и т.д.), своим творчеством показал реалистичную альтернативу такой «сверх-глобальной» карьере.
zooming
Центр «Джавахар Кала Кендра» в Джайпуре. 1993. Фото: Sanyam Bahga. Лицензия: Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported
zooming
Храм Свв. Петра и Павла Маланкарской православной церкви в Парумале. 2000. Фото: Joe Ravi. Лицензия CC-BY-SA 3.0
zooming
Центр неврологии Массачусетского технологического института в Кембридже. 2005
zooming
«Центр исследования неизвестного» Фонда Champalimaud © Jose Campos
zooming
«Центр исследования неизвестного» Фонда Champalimaud © Dora Nogueira


18 Июня 2015

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства.
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.

Сейчас на главной

Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.