Скончался Чарльз Корреа

16 июня умер индийский архитектор Чарльз Корреа. Его творчество, соединившее общемировые тенденции и новации с традиционными формальными и техническими приемами – один из ярких примеров региональной архитектуры.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Корреа родился в 1930 в Хайдарабаде (Секундерабаде), однако корни его – в штате Гоа (оттуда – его «европейское» имя). Вернувшись после учебы в США на родину в 1955, он работал под влиянием идей позднего Ле Корбюзье, Луиса Кана, Роберта Бакминстера Фуллера. Выбор таких ориентиров говорит об их определенном созвучии с местными традициями, всегда остававшимися для Корреа важными. Так, его ранняя и одна из самых знаменитых работ – Мемориальный центр Ганди в Ахмадабаде (1958–63), ансамбль из нескольких расположенных асимметрично павильонов, включая дом, где жил Махатма Ганди, напоминает работы Кана так же, как и типичную индийскую деревню (причем идеи американского архитектора Корреа воплотил на Индостане до того, как тот сам занялся проектами там). Человеческий масштаб, в том числе – общественных пространств, использование традиционных материалов и ремесленных приемов, защита интерьера от климатических «излишеств» с помощью не стекла, а жалюзи, выноса кровель и т. д. обозначили интерес архитектора к устойчивости, в том числе и социальной – задолго до начала «эко-эпохи».
zooming
Чарльз Корреа. Фото: Holcim Foundation
zooming
Мемориальный центр Ганди в Ахмадабаде. 1958–63. Фото: Nichalp. Лицензия: Creative Commons Attribution-Share Alike 2.5 Generic
Особое значение имеют его проекты для Мумбаи, в первую очередь – план нового города Нью-Бомбей (Нави-Мумбаи) на 2 млн жителей, который с 1970 создавался через гавань от расположенного на полуострове и испытывающего острый дефицит свободной земли мегаполиса. Жилые массивы должны были связать между собой автобусные маршруты, а с Мумбаи и другими прилегающими территориями – метро (Корреа до конца жизни критиковал мумбайские власти за их невнимание к общественному транспорту, в первую очередь – электричкам). Отсутствие политической поддержки затруднило реализацию Нави-Мумбаи, и лишь в последнее время город «заработал» почти как задумывал Корреа – когда проблема перенаселенности все же заставила власти развивать его в полную силу. Но все же архитектору удалось построить там рассчитанный на бедные слои населения жилой массив Белапур (1983–1985), малоэтажную застройку высотной плотности – не менее эффективную для размещения большого числа жителей, чем обычные в таких случаях башни. Многочисленные дворики и террасы на крыше обеспечивали важную для Корреа «открытость небу», как и террасы дорогого многоэтажного дома «Канчанджунга» (1983) уже в самом Мумбаи. Архитектор резко выступал против типичной высотной застройки – как элитной, так и массовой – из-за ее несоответствия климату (и зависимости от кондиционеров), разрушения связной городской ткани, нагрузки на транспортную систему и т.д. В своем проекте он предложил альтернативу: квартиры от солнца и дождя закрывают двухъярусные террасы, напоминающие о традиционных бунгало; обеспечены естественная вентиляция и связь с окружающей средой.
zooming
Жилой массив Белапур в Нави-Мумбаи. 1983-1985. Фото: Charles Correa Associates
Социальный пафос, связанный как с эпохой в целом, так и с идеализмом, характерном для периода сразу после обретения Индией независимости – а именно тогда началась карьера Корреа – воплотился в его общественных сооружениях. Культурные центры «Бхарат Бхаван» в Бхопале (1982) и «Джавахар Кала Кендра» в Джайпуре (1993), соединяющий общественные пространства и исследовательские лаборатории «Центр исследования неизвестного» фонда Champalimaud в Лиссабоне (2011) отличают композиция из нескольких сохраняющих человеческий масштаб объемов, дворов, открытых амфитеатров, внутренних садов.
zooming
Здание Британского Совета в Дели. 1992. Фото: Charles Correa Associates
Корреа проектировал также и офисные здания, вузовские корпуса, включая Центр неврологии Массачусетского технологического института в Кембридже (2005), культовые постройки (от храма Маланкарской православной церкви в Парумале на юго-западе Индии до его последней постройки, культурного центра и джамоатхоны общины мусульман-исмаилитов в Торонто по заказу Ага-Хана), государственные учреждения, к примеру – снабженное скульптурным изображением национального флага здание представительства Индии при ООН в Нью-Йорке (1985).
zooming
Португальская церковь Салвасан в Мумбаи. 1977. Фото с сайта indianexpress.com/article/cities/mumbai/the-correa-legacy/99/
В творчестве архитектора порой появлялись новые мотивы (тот же флаг сложно рассматривать вне контекста «по-мо»): несмотря на внимание к традиции и «непреходящим ценностям» профессии, Корреа не менее жестко, чем против безудержного девелопмента, выступал и против противников перемен. Поэтому можно видеть иронию судьбы в том, что знаменитая филиппика принца Уэльского Чарльза против модернистского проекта нового крыла лондонской Национальной галереи, который он сравнил с «карбункулом на лице любимого друга», прозвучала в рамках празднования присуждения Корреа Золотой медали Королевского института британских архитекторов в 1984. Однако на статусе и карьере архитектора (в отличие от многих его английских коллег, потерявших заказы из-за побоявшихся гнева принца девелоперов) это не отразилось, и на оценке его вклада в мировую архитектуру – также: в 1990 он получил Золотую медаль Международного союза архитекторов, в 1994 – японскую Praemium Imperiale.
zooming
Центр «Джавахар Кала Кендра» в Джайпуре. 1993. Фото: Sanyam Bahga. Лицензия: Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported
Чарльз Корреа, хотя и не слишком часто, но все же работал за рубежом, однако одним из источников раздражения для него были никак не связанные с контекстом постройки «кочевых» архитекторов, которые делают очередной проект каждый раз, как сходят с самолета. По его мнению, такая практика работы в отрыве от культуры, среды вредит, в первую очередь, самим архитекторам, «умаляет» их – и в этом их трагедия. Если продолжить эту мысль, то Корреа, не отказываясь ни от многочисленных, часто – масштабных проектов, ни от активистской деятельности (он выступал в прессе, вступая в диалог с обществом, делал проекты pro bono и т.д.), своим творчеством показал реалистичную альтернативу такой «сверх-глобальной» карьере.
zooming
Центр «Джавахар Кала Кендра» в Джайпуре. 1993. Фото: Sanyam Bahga. Лицензия: Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported
zooming
Храм Свв. Петра и Павла Маланкарской православной церкви в Парумале. 2000. Фото: Joe Ravi. Лицензия CC-BY-SA 3.0
zooming
Центр неврологии Массачусетского технологического института в Кембридже. 2005
zooming
«Центр исследования неизвестного» Фонда Champalimaud © Jose Campos
zooming
«Центр исследования неизвестного» Фонда Champalimaud © Dora Nogueira


18 Июня 2015

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.