Самая серьезная тема

Определены финалисты конкурса на лучшее решение… мавзолея. Среди вариантов - надгробия утерянной концентрации внимания и неизвестному чертежнику.

Автор текста:
Анна Старостина

mainImg
UPD 18/12/2014: победителем конкурса стал Себастьян Берн с проектом «Надгробие прошлому».
zooming
Tonkin Liu / Face to Face: Sir John

Погребальная архитектура в наше время практически забыта. Незаслуженно – решили организаторы конкурса – лондонский музей Джона Соуна и компания Bompas & Parr - и предложили архитекторам поразмышлять на эту непростую, но вечную тему. В ответ было получено более 120 работ, и фантазия их авторов просто поражает: представьте мавзолеи в виде гигантского теннисного мяча, монолитной конструкции из детского конструктора Lego, огромного носка или неоновой скульптуры! Некоторые участники сосредоточились на надгробиях конкретным известным людям, причем вполне здравствующим, например Канье Весту и Ким Кардяшян (по отдельности! – подчёркивают организаторы). Сразу несколько объектов были рассчитаны на постепенное медленное саморазрушение.

Из всего это буйства идей компания Bompas & Parr отобрала 24 наиболее любопытных концепции и представила их на суд серьезного и представительного жюри. В него вошли партнер Bompas & Parr Сэм Бомпас, директор музея Джона Соуна Абрахам Томас, гендиректор онкологических Центров Мэгги Лора Ли, архитектурный критик Дуглас Мерфи, архитектор Сэм Джэйкоб, а так же эксперты в области паллиативной помощи и даже каменщик со знаменитого Хайгейтского кладбища.

Десять работ-финалистов будут реализованы в виде отпечатанных на 3D-принтере моделей и выставлены в музее Джона Соуна в Лондоне. Место выбрано совершенно не случайно, так как известный английский архитектор, в доме которого и располагается музей, очень интересовался архитектурой гробниц, коллекционировал древние саркофаги и погребальные урны. В качестве финального аккорда организаторы планируют провести благотворительный аукцион, на котором можно будет приобрести понравившийся макет. Вырученные средства поделят музей и Центры Мэгги.

Из десятка финалистов еще предстоит выбрать единственного победителя, чей проект планируется реализовать на одном из кладбищ.



Парк-созвездие 
Deathlab и Latent придумали новый тип подвешенных мемориальных комплексов – специально для перенаселенных городов.
 
zooming
Deathlab and Latent / Constellation Park

zooming
Deathlab and Latent / Constellation Park

zooming
Deathlab and Latent / Constellation Park



Маска бессмертия 
Натан Вебб предлагает сохранять и оживлять лица известных людей с помощью 3D-сканирования, причем сам мавзолей заимствует форму у египетской пирамиды.
 
zooming
Nathan Webb / Immortality Mask



Мемориал утерянной концентрации внимания
Бен Аллен создал уединенное место, куда не проникают сигналы мобильных телефонов, и человек в прямом смысле теряет связь с миром.
 
zooming
Ben Allen / Memorial to Lost Concentration

zooming
Ben Allen / Memorial to Lost Concentration

zooming
Ben Allen / Memorial to Lost Concentration



Надгробие прошлому 
Это надгробие Себастьяну Берну видится как дверь в будущее – проем, выполненный из светлого известняка.
 
zooming
Sebastian Bergne / Tomb of the Past


Мавзолей Шона Кларксона
Шон Кларксон выбрал для собственного мавзолея 6-гранный стеклянный объем, напоминающий его фирменный знак. А в центре его поместил бар – как символ гостеприимства.
 
zooming
Shaun Clarkson / Shaun Clarkson’s Mausoleum

zooming
Shaun Clarkson / Shaun Clarkson’s Mausoleum

zooming
Shaun Clarkson / Shaun Clarkson’s Mausoleum



Зверофаги
Бюро DSDHA напоминает: в нашем мире жизнь животного иногда ценится выше человеческой. Силуэтные изображения для надгробий навеяны мотивами древнеегипетского искусства и рельефами саркофагов.
 
zooming
DSDHA / Monumentimals

zooming
DSDHA / Monumentimals

zooming
DSDHA / Monumentimals

zooming
DSDHA / Monumentimals


Архитектурный триумф смерти 
Марк Бенджамин Дрюэс разработал узкий высотный объем из бетона и дерева для компактного расположения мемориала в крупных городах.
 
zooming
Marc Benjamin Drewes / An architectural celebration of death

zooming
Marc Benjamin Drewes / An architectural celebration of death

zooming
Marc Benjamin Drewes / An architectural celebration of death


Надгробие неизвестному чертежнику 
Бюро Ordinary Architecture почтило память всего, что исчезло из жизни архитектора с появлением компьютерного проектирования. На каменном зиккурате разместили линейку, рулетку, угольник, клей, миллиметровку и тд.
zooming
Ordinary Architecture / The Tomb of the Unknown Draughtsman

zooming
Ordinary Architecture / The Tomb of the Unknown Draughtsman

zooming
Ordinary Architecture / The Tomb of the Unknown Draughtsman

zooming
Ordinary Architecture / The Tomb of the Unknown Draughtsman



Восковые этюды 
Пол М. Джакулис создал надгробие для жука-могильщика Nicrophorus Investigator.
zooming
Paul M Jakulis / Wax Studies

zooming
Paul M Jakulis / Wax Studies

zooming
Paul M Jakulis / Wax Studies



Лицом к лицу: сэр Джон 
Майк Тонкин и Анна Лью использовали в своей работе маску самого Джона Соуна. Внутри этой гигантской мраморной конструкции можно уединиться.
zooming
Tonkin Liu / Face to Face: Sir John

zooming
Tonkin Liu / Face to Face: Sir John

zooming
Tonkin Liu / Face to Face: Sir John

zooming
Tonkin Liu / Face to Face: Sir John


05 Декабря 2014

Автор текста:

Анна Старостина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.