История первой модернистской церкви в Британии

Англиканская церковь Боу Коммонс в Лондоне.

Автор текста:
Ева Саргсян

mainImg
Мы привыкли считать Англию и, в частности, Лондон одним из мировых центров передовых технологий и современной архитектуры, сценой культурных экспериментов, и кажется, что консервативность и следование традициям уже давно не являются «брендом» британцев. Сегодня трудно представить, что когда-то эта страна была последней во всем христианском мире (не считая восточнохристианских стран), которая приняла возможность модернизации культовой архитектуры и богослужения. А ведь это факт! Церковь Св. Павла в лондонском районе Боу Коммон (церковь Боу Коммон), первая модернистская церковь в Великобритании, была построена только в 1960 году, когда в Америке и континентальной Европе давно уже имелись многочисленные примеры церковных зданий, построенных в русле модернизма: в Америке Ф.Л. Райт строил церкви вне традиционной стилистике еще в начале XX века (здание Унитарианской церкви, 1904 г.), а в Германии Доминикус Бём разрабатывал проекты экспрессионистских церквей еще с начала 1920-х.

zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/6pGDgA
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Duncan Ross
Церковь Боу Коммон была построена под влиянием идей Литургического движения, которое выступало за реформу процесса богослужения; в итоге, участие прихожан в церковной службе стало более непосредственным и доступным для них, напоминая об изначальной сути совместного богослужения вокруг таинства Евхаристии – Святого Причастия. До этого момента не только Божественная литургия, но и организация внутреннего пространства церкви строго отделяли духовенство от мирян, привилегированные слои общества – от простых прихожан. Литургия была театрализованным действом, исполнялась на латыни и, в основном, священнослужителями, а верующие могли лишь вторить им в определенных местах. В пространственном смысле церкви имели базиликальную, вытянутую структуру, в одном конце которой располагались верующие, на другом – в хоре – исполняли литургию священники, а алтарь, вокруг которого проходил весь процесс службы, помещался в самой глубине хора.

zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Duncan Ross
В этой ситуации Литургическое движение хотело вернуть церковь к ее истокам – простоте и непосредственности, а в первую очередь – к участию верующих в богослужении. Но для таких идеологических и функциональных реформ одного замысла было недостаточно. Прежде всего, для их реализации нужно было выработать адекватное архитектурное устройство церкви и способ организации ее внутреннего пространства. Но «изобретать велосипед» не было необходимости: вернув богослужение к раннехристианским принципам, Литургическое движение обратило взгляд архитекторов к типологии самых древних христианских построек – к центрическим и центрально-купольным сооружениям, причем на тот момент эта традиция хорошо сохранилась разве что в странах Восточного христианства. Именно такое устройство и выбрали для церкви Боу Коммон ее архитекторы Кит Мюррэй (Keith Murray) и Роберт Магуайр (Robert Maguire).

zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Duncan Ross
Мюррэй и Магуайр были очень молоды, когда начали работу над этим проектом, и у них не было опыта реализации культовой постройки. Однако совсем новичками они не были. Mагуайр до этого провалил сдачу проекта церкви в школе Архитектурной Ассоциации, так как он был не достаточно традиционен, и там было по-новому организовано движение священнослужителей и паствы во время службы. Мюррэй же работал в лидирующей в то время мастерской по проектированию церквей. А пригласил их в проект викарий церкви Боу Коммон отец Грешам Киркби (Gresham Kirkby), который был радикальным социалистом и сам следовал идеям Литургического движения. Киркби был уникальной личностью: «анархист-коммунист» (по собственному определению), он даже сидел в тюрьме за участие в Кампании за ядерное разоружение и привнес новшества в «Литургию часов» еще за десять лет до их официального принятия Ватиканом, обосновав это тем, что «Рим еще успеет нагнать нас». Несмотря на то, что он был англиканским священником, он проводил богослужение в Боу Коммон по римскому обряду. Мюррэй, Магуайр и Киркби – значительные и неоднозначные личности, объединение которых и сделало возможным этот проект.

zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Duncan Ross
Мюррэй и Магуайр начали проектирование церкви с вопроса: «Каким должно быть богослужение в 2000 году, и какое здание мы должны построить, чтобы оно отвечало этим требованиям?» Соединив три основные задачи – непосредственное вовлечение прихожан в процесс богослужения, Святое Причастие, а значит алтарь, как суть и центр таинства, и «гибкость» пространства, подходящего для разных функций – архитекторы воплотили их в центрально-купольной структуре, что является не только пространственной, но, в данной трактовке, и объемной репликой раннехристианских церквей.

zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Duncan Ross
Снаружи над основным кубическим объемом церкви парит стеклянный купол с веерообразным завершением, а по внешнему периметру здание окружено низкой галереей. Такое трехчастное строение визуально напоминает восточнохристианские центрально-купольные церкви, где, впрочем, эта трехчастность имеет другую структурную логику (основной объем церкви – зона тромпов или парусов над ним – купол). Внутри церковь Боу Коммон представляет собой единое кубическое пространство с алтарем в центре, окаймленное низкой галереей по периметру. Его центральную часть освещает сверху стеклянный купол, в то время, как галереи остаются в таинственном полумраке. Магуайр назвал такую структуру церкви «всеохватывающей», имея в виду, что в каком бы углу ни стоял зритель, он все ровно чувствует себя вовлеченным в богослужение у алтаря. Таким образом архитекторы воспроизвели основную архитектурную идею раннего христианства – единое центрическое пространство, собранное вокруг скромного алтаря  и увенчанное куполом – но выразили ее с помощью языка современной архитектуры. Они использовали для кладки стен «промышленный» красный кирпич, а в интерьере пол вымощен бетонными плитками, которые обычно используются для тротуаров. Используя недорогие, простые, повседневные материалы архитекторы хотели акцентировать «будничность» и доступность церкви, стирая различия между обыденным миром снаружи и духовным, религиозным миром внутри.    

Церковь Боу Коммон. Фото: Duncan Ross
Такая структура единого, цельного пространства соответствует требованиям не только равного участия всех верующих в литургии, но и «гибкости» пространства, подходящего для разных, в том числе и новых, функций. В этом смысле интересны слова отца Дункана Росса, бывшего викария церкви: «Я не очень задумываюсь, что можно делать в церкви. Пространство само диктует, какие мероприятия можно там организовать». Кажется, что церковь Боу Коммон готова принять любое мероприятие: тут проводятся не только англиканские богослужения: по четвергам здесь собираются пятидесятники, они трансформируют зону алтаря согласно требованиям своей религии и чувствуют себя «как дома». Кроме религиозных мероприятий, здесь проводятся встречи прихожан, совместные трапезы, концерты. Церковь много раз предоставляла свое пространство для проведения разных выставок и даже служила целую неделю убежищем для пятидесяти вьетнамских пилигримов. В 1998 во время проходившей в церкви выставки отец Дункан увидел плакавшего в углу человека. Подойдя ближе, он узнал в пожилом мужчине архитектора Роберта Магуайра, который первый раз за сорок лет посетил спроектированную им церковь. Сначала священник подумал, что Магуайру печально видеть церковь в ее нынешнем виде, то, как изменились ее функции и способ использования пространства. Но Магуайр объяснил, что он растроган тем, как его творение – совершенно неожиданно для него – «ожило», показало замечательную функциональную гибкость и развивается уже самостоятельно, так, как он и не предполагал. Гибкость и цельность – это именно те идеи, которые он и Мюррэй стремились вложить в структуру церкви. А ведь суть единства в современной религиозной жизни – это не только совместное богослужение, но и слияние повседневной жизни с жизнью религиозной. Это та современная модель назначения и деятельности церкви как социальной и религиозной институции на Западе, о которой архитекторы в середине XX века и не помышляли. Однако они смогли создать вечную архитектуру, актуальную во все времена.    

zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/6pGD7Y
Церковь Боу Коммон уникальна не столько своей архитектурой, сколько тем методом, с помощью которого это, на первый взгляд, невыразительное, скромное сооружение решает поставленные перед ним задачи. Это здание – прекрасный пример того, как идеи двух модернизмов – модернизма архитектурного и модернизма религиозного, пропагандируемого Литургическим движением – слились в единстве формы и функции, формы и содержания, внешнего и внутреннего. Литургическое движение «очистило» богослужение от театральности и напыщенности, вернув его к его изначальной сути и основной функции – единения верующих в службе – так же, как модернизм очистил архитектуру от неархитектурных, неструктурных излишеств, сделав ее отражением ее функции и сути.
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/6pGDc5
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/6pCvXR
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Duncan Ross
Церковь Боу Коммон. Фото: Duncan Ross
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: English Heritage via http://locusiste.org/buildings/470/st-paul/
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Duncan Ross
Церковь Боу Коммон. Фото: Duncan Ross
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/6pGFnb
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/6pGEs9
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/6pGEwS
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/dutE3E
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/dutxS1
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/6pGFrL
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/dunYax
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/duo1jk
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/dutztw
Церковь Боу Коммон. Фото: Jason John Paul Haskins http://locusiste.org https://flic.kr/p/dutCVS
zooming
Церковь Боу Коммон. Фото: Duncan Ross
Церковь Боу Коммон. План и разрез

30 Мая 2014

Автор текста:

Ева Саргсян
comments powered by HyperComments
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Пресса: Herzog & de Meuron возведут придорожную церковь – первую...
Вместо заправки и ресторана — придорожный храм, спроектированный не кем-нибудь, а Herzog & de Meuron. Расположена церковь будет в кантоне Граубюнден на скоростной межрегиональной автомагистрали A13 близ города Андеер, ведущей в сторону перевала Сан-Бернардино, важнейшего транспортного узла в Альпах.
Пресса: Храму святой Екатерины – быть?
В Свердловской области не утихают дискуссии по поводу проекта грандиозного 66-метрового сооружения. Храм святой Екатерины планируют построить к 2023 году, когда будет отмечаться 300-летие Екатеринбурга.
Пресса: Высота — 66 метров
Свердловский минстрой показал окончательный проект храма Святой Екатерины в Екатеринбурге.
Открывшись небу
Архитекторы Enota соединили часовню с деревенской площадью, превратив свое сооружение в ландшафтную скульптуру, призванную акцентировать идентичность пригородного поселения.
Пресса: Часовня из 28 “деревьев” в Нагасаки
Японский архитектор Ю Момоеда построил небольшую часовню “Агри” в Нагасаки, вдохновившись фрактальной геометрией и близлежащим национальным парком.
Пресса: "Минск — великий европейский город 20-го века". Архитектор...
Цзывай Со (Tszwai So) — британский архитектор родом из Гонконга. В 2016-м он закончил строительство белорусской грекокатолической церкви в Лондоне, прихожанином которой стал сам. Чем его привлекла история и архитектура Беларуси, зачем он начал осваивать «мову», что удивляет британцев, которые просят об экскурсии по церкви, и чему Лондон может поучиться у Минска, Цзывай Со рассказал в интервью TUT.BY.
Пресса: Удобно, как дома: 5 мыслей о том, каким должен быть современный...
Тридцать лет назад в России возродилась профессия церковного архитектора – в СССР был впервые построен новый храм. Каждый год Русская Церковь открывает почти 1,5 тысячи храмов. Что происходит с современной церковной архитектурой, каким должен быть храм сегодня и станет ли он шедевром, рассказывает заслуженный архитектор России, член-корреспондент Международной академии архитектуры, председатель правления Гильдии храмоздателей Андрей Анисимов.
Пресса: Владимир Путин посетил Российский духовно-культурный...
Президент РФ Владимир Путин посетил Российский духовно-культурный центр, расположенный на набережной Бранли в историческом центре Парижа. Главу российского государства встретили автор архитектурного проекта, французский зодчий Жан-Мишель Вильмот, мэр Парижа Анн Идальго и руководители столичного региона.
Пресса: Российский архитектор спроектировал православный...
Под Берлином завершилось десятилетнее строительство мужского монастыря в честь святого Георгия Победоносца, возведенного по заказу Берлинской и Германской епархии Русской православной церкви, сообщает Archdaily.
Знание и свет
Катарский факультет исламоведения и мечеть «Города образования» близ Дохи по проекту бюро Mangera Yvars Architects.
Пресса: Архитектор Храма на воде представит новый проект...
Архитектор, автор скандального проекта строительства собора Святой Екатерины на городском пруду в центре Екатеринбурга Михаил Голобородский в скором времени представит обновленный эскиз так называемого Храма на воде. Об этом он сообщил «URA.RU» в понедельник, 10 апреля, комментируя акцию «Обними пруд», прошедшую в минувшие выходные.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.