Премии и выставки, памятники и не-памятники

Награды RIBA и Купер-Хьюитт, решение багдадских властей по проблеме Захи Хадид, детские мечты Барака Обамы и другие темы — в очередном обзоре зарубежной прессы.

mainImg
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) объявил лауреатов своих ежегодных премий. Всего было отмечено 89 зданий на территории Объединенного королевства и 8 — в остальной Европе. Все они смогут претендовать на звание «постройки года» — Премию Стерлинга, присуждаемую каждую осень. Кроме того, специальными международными наградами были отмечены 13 сооружений за границей ЕС: в их число вошли оперный театр в Гуанчжоу Захи Хадид и московский бизнес-центр «Фабрика Станиславского» Джона МакАслана.

Национальная премия дизайна США, присуждаемая Музеем Купер-Хьюитт, по традиции в трех номинациях отметила архитекторов. Собственно за архитектуру премию получило нью-йоркское бюро Architecture Research Office (ARO), развивающее в 21 веке традиции модернизма, а за ландшафтную архитектуру — Gustafson Guthrie Nichol, американская мастерская Кэтрин Густафсон, одного из лидеров профессии.

Церемония вручения Притцкеровской премии прошла 2 июня в Белом доме в Вашингтоне: лауреата, португальского архитектора Эдуарду Соуту де Моура официально поздравил Барак Обама. В своей речи он упомянул, что мечтал стать архитектором, но в итоге «оказался менее творческим, чем ожидал», и потому занялся политикой. Кроме того, он еще раз подчеркнул заслуги семьи Притцкер в деле благотворительности (помимо прочего, они финансировали его предвыборную кампанию).

Практически одновременно в Великобритании Королевская академия приняла в свои зарубежные члены Ай Вэйвэя: несмотря на официальное отсутствие политического подтекста, этот шаг нельзя не рассматривать как жест солидарности с оказавшимся в заключении китайским художником: подобных акций с момента его ареста в начале апреля прошло немало во всех странах мира.
В прошлом месяце судьба самого Ай Вэйвэя несколько прояснилась. Полтора месяца было неизвестно, где он содержится и в чем конкретно обвиняется, но в середине мая ему разрешили свидание с женой. По ее словам, он находится не в тюрьме, а в некой квартире (?), по которой ему разрешено перемещаться. Его не только усиленно охраняют, но оказывают необходимую медицинскую помощь (у 53-летнего художника гипертония и диабет).

На художественной биеннале в Венеции открылась совместная экспозиция ОМА и модного дома Prada, посвященная их совместным проектам, в частности, комплексу Fondazione Prada в Милане, строительство которого должно вскоре начаться. Дизайн экспозиции выполнил сам Рем Колхас. Одновременно архитекторы ОМА сотрудничали с Государственным Эрмитажем при подготовке другой выставки биеннале — ретроспективы Дмитрия Пригова в палаццо Ка Фоскари.

На севере Европы тоже прошел вернисаж: на крыше музея искусств датского города Орхус открылась постоянная инсталляция Олафура Элиассона «Your rainbow panorama». Это кольцевидная платформа, сквозь стеклянные, выкрашенные в цвета спектра стены которой открываются виды на город.

Иракские СМИ сообщают, что мэр Багдада планирует превратить дом Захи Хадид в музей. Особняк будет выкуплен государством у частных владельцев как объект культурного наследия, так как заслуга Хадид в повышении престижа родной страны в арабском мире и на мировой арене очень велика, считают в мэрии иракской столицы.

Но не все с такой готовностью признают за сооружениями статус памятника: советники ЮНЕСКО рекомендовали этой организации в очередной раз отвергнуть заявку на включение серии из 19 построек Ле Корбюзье в список Всемирного наследия. По их мнению, великий архитектор — не единственный, кто внес свой вклад в развитие современной архитектуры. Однако, в этом списке, куда пока не включен даже Чандигарх, уже давно числятся Бразилиа, вилла Тугендхата в Брно и комплекс мастерской Луиса Баррагана в Мехико.

Н. Ф.
Бюро Lifschutz Davidson Sandilands. Больничная палата фонда Teenage Cancer Trust. Лауреат премии RIBA-2011. Фото © Chris Gascoigne
zooming
Бизнес-центр «Фабрика Станиславского» © John McAslan + Partners
zooming
Бюро ARO. Дом в Колорадо. 1999. Фото © Paul Warchol
zooming
Gustafson Guthrie Nichol. Ландшафтный дизайн двора Смитсоновского музея в Вашингтоне (архитектура - Норман Фостер). 2007. Фото © Foster + Partners
zooming
Президент США Барак Обама выступает с речью на церемонии вручения Притцкеровской премии в Белом доме. 2 июня 2011
zooming
Ай Вэйвэй. Фото © Dan Chung for the Guardian
zooming
Вид экспозиции выставки OMA и Prada в Венеции. Фото с сайта oma.eu
zooming
Инсталляция Олафура Элиассона “Your rainbow panorama” в Орхусе. Фото © Studio Olafur Eliasson

07 Июня 2011

Наследие разных лет
В очередном обзоре зарубежной прессы — проблемы сохранения памятников Средневековья и построек, которым едва исполнилось десять лет, исторических пространств и домов замечательных людей.
Утопии прошлого и взгляд в будущее
Дэвид Чипперфильд в Венеции, здание «Ллойдс» среди шедевров архитектуры, Фрэнк Гери на «Грэмми», и многое другое в нашем последнем в 2011 году обзоре зарубежной прессы.
Архитектура во времени
В обзоре зарубежной прессы – судьба построек Антонио Гауди, Ф. Л. Райта и Даниэля Либескинда, социально ориентированная архитектура Латинской Америки 40 лет назад и сегодня, очередное мега-сооружение Оскара Нимейера и откровения Фрэнка Гери.
От канатной дороги до суперграфики
А кроме того: временные укрытия для пострадавших от землетрясения в Японии, теплозащита синагоги в Дуйсбурге, еще один конкурсный проект православного храма в Париже, школа в Порто и другие новости в нашем обзоре зарубежной прессы.
Ветряные турбины и хижины для пилигримов
А также Луис Кан в Венеции, Петер Цумтор в Лос-Анджелесе, бездомные в Нью-Йорке, Заха Хадид в Милане и принц Чарльз в Сент-Джеймсском дворце — в нашем обзоре зарубежной прессы.
Технологии и материалы
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
Сейчас на главной
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.