Звезда с звездою говорит

В Николаевском зале Эрмитажа, который спроектировал Стасов, открылась выставка Захи Хадид, которая начинается с «Чёрного квадрата» Малевича.

Автор текста:
Павел Олигорский

mainImg
В парадном Николаевском зале Зимнего дворца, там же, где три года назад выставлялся Сантьяго Калатрава, открылась выставка Захи Хадид: около трёхсот её характерно-«космических» произведений от картин и архитектурных макетов до всемирно известных туфель, ваз и прочих предметов дизайна. Куратор выставки – Ксения Малич из Государственного Эрмитажа, работавшая над первой российской персоналкой супер-звезды совместно с лондонским офисом Хадид.

Впрочем, на открытие экспозиции в пятницу 26 июня героиня прибыть не смогла – после двадцати минут ожидания Михаил Пиотровский сообщил журналистам, что «Заха нехорошо себя чувствует». Партнер и директор бюро Патрик Шумахер, однако, присутствовал. По словам Михаила Пиотровского, выставка создана в кратчайшие сроки, хотя идея возникла одиннадцать лет назад, когда Захе, первой женщине среди лауреатов Притцкеровской премии, вручали ее в 2004 году в Эрмитажном театре.
Генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский и директор бюро Захи Хадид Патрик Шумахер. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Патрик Шумахер, директор бюро Захи Хадид. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru

В духе современных тенденций на экспозицию можно попасть из трех разных залов. Но правильнее зайти в Николаевский зал из галереи портретов Романовых – здесь посетителя встречает «Черный квадрат» Малевича, подлинный, но самый маленький и поздний из четырех «квадратов», в 2002 году поступивший в Эрмитаж из коллекции «Инкомбанка». Черный квадрат здесь как нельзя кстати обозначает роль русского авангарда в целом и супрематизма Малевича в частности на творчество знаменитой англичанки иракского происхождения – Заха неоднократно подчеркивала, что именно русский авангард был для нее важным источником вдохновения. Подчеркивая эту связь, рядом с «Черным квадратом» помещена картина Хадид «Тектоник Малевича». Дальше пути осмотра разделяются на три «дороги» в каком-то былинном даже духе: направо – картины и ранние проекты, иллюстрирующие преломление супрематизма в раннем творчестве Хадид. Налево дизайн: ботинки, машины, столовые приборы и яхты космического дизайна. Прямо – современные проекты и здания.
Выставка Захи Хадид в Эрмитаже начинается с «Черного квадрата» Каземира Малевича. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru

Впрочем, любовь к русскому авангарду стала главным акцентом выставки. Как пишет Михаил Пиотровский в каталоге, «русский авангард <…> раскрепостил художника в пространстве, сделал его хозяином всех измерений, сначала на бумаге, потом уже и наяву. Именно эту черту русского авангарда Заха с удовольствием восприняла и превратила в реальную силу, мощную и непривычную… Ровные стороны квадратов преломились в причудливые кривые <…> Каллиграфия ведь и есть один из видов абстрактного искусства».
Новый аэропорт Пекина, проект 2014. Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Проект здания Томигайя, Токио, Япония, 1986 (не осуществлен) © Павел Олигорский, archi.ru

Экспозиция аккуратно выстроена не только биографически, от ранних нереализованных проектов к осуществленным, но и типологически: картины, фотографии, проекты и дизайн разделены, но взаимосвязаны. Выставка встроена в просторный прямоугольник банкетного Николаевского зала посредством белых перегородок текучих, пластично-хадидовских очертаний. Скульптурные перегородки разделяют зал на меньшие пространства, соединяясь вырезами крупных, энергично нависающих «порталов» – и зритель, и экспонаты оказываются помещенными внутрь характерной гибкой материи. Но надо сказать, что текучесть и сравнительно сдержана: Заха может при желании изогнуть намного круче, – и разорвана, так как все пространства открыты, а стоит поднять глаза выше – станут видны коринфские колонны, николаевские хрустальные вазы и помпезная гризайль потолка зала, оформленного в 1837 году по проекту Василия Петровича Стасова. Диалог между пышным имперским классицизмом и футуристической энергией Захи получается очень артикулированным – традиция и анти-традиция, обе по-своему очень сильны, – недаром Михаил Пиотровский говорил на открытии о «большом вызове и множестве споров», связанных с размещением столь современной выставки в парадных интерьерах царского дворца.
Изгибающиеся перегородки делят на части, между ними образуются порталы. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru

Пройдя первую часть экспозиции с дизайнерскими вещами и картинами, зритель оказывается в центре экспозиции, где помещены архитектурные проекты. Космические макеты в бумажном исполнении оказываются несколько плоскими и не особо притягивают внимание, будучи приклеены к верхним балкам экспозиционных конструкций, зато макеты из пластика и стекла, расставленные ближе к зрителям, видно лучше – они составлены в длинную цепочку, которая провоцирует петляющий променад от проекта к проекту. Возможно, где-то на выставке не хватает пространства, которого три года назад у Калатравы было вполне достаточно – деконструктивистская мощь макетов оказывается застесненной. Может быть, белизна макетов, компенсирующая избыток пластики и обозначающая отличие от плоских, но цветных картин, оборачивается монотонностью – но в целом выставка выглядит насыщенно-академическим каталогом, который дает исчерпывающее представление о творчестве супер-звезды.
Заха Хадид. Тектоник Малевича, 1977 / 2015. Предоставлено Zaha Hadid Architects
Картина Захи Хадид. Мир (89 градусов). 1983. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Картина Захи Хадид: застройка Трафальгарской площади. 1985. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru

Секретных кнопочек, как у Калатравы, на выставке нет. Зато пространство углов заполнено мебелью, близкое соседство которой с макетами позволяет оценить сходство с архитектурой. У Хадид ведь все предметы, и большие и малые, изгибаются, подчиняясь то ли приему – манере, то ли – чему-то большему, какому-то неоткрытому закону неэвклидовой стереометрии. Выстраивая от стены до вилки с ложкой мир, в котором – кто его знает, почему, но все должно изгибаться, замирая в странном танце. Такие уж правила поведения материи в хаотическом шевелении космоса Захи Хадид. У Стасова правила одни, у Захи другие.
Модели автомобилей: Z-car I, Z-car II. Zaha Hadid Architects. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
zooming
Шахматы «Поле башен». Ателье “ZHD”. 2014. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Столовые приборы. Ателье “ZHD”. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Туфли. Заха Хадид для United Nude. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Заха Хадид, софа «Зефир». 2013. Фотография Якопо Спилимберго. Предоставлено Zaha Hadid Architects
Диван Ветер, столы Рту. 2013. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Стол Сеул и стулья Орхидея. 2008. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru
Ретроспективная выставка Захи Хадид в Государственном Эрмитаже. Фотография © Павел Олигорский, archi.ru


29 Июня 2015

Автор текста:

Павел Олигорский
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.