Блоги: 28 февраля–6 марта

Внимание блоггеров на неделе было приковано к конкурсному проекту нового храма на территории Сретенского монастыря в Москве. Сергей Эстрин вспомнил жутковатый архитектурный проект монахов-францисканцев.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

06 Марта 2013
mainImg
Нынешний обзор снова начнем с культовой архитектуры: на этот раз бурные обсуждения в сети вызвали итоги недавнего конкурса на проект храма Новомучеников в Сретенском монастыре. Как комментирует новость на своей страничке в Фейсбуке архитектор Андрей Анисимов, конкурс был открытым и всего на него прислали 47 проектов. Первое место получил коллектив архитектора Д.М. Смирнова, второе – мастерская № 2 «Моспроекта-2». У большинства блоггеров, тем временем, победитель не встретил почти никакого сочувствия: в блогах Андрея Анисимова, журнала «Проект Россия» и hitrovka.livejournal.com проект нашли «неканоничным и диким», «киношным, как декорации к какой-то опере» и «храмом, вывернутым наизнанку», где «вместо западного фасада – иконостас, вместо главной внешней двери – царские врата».
 
zooming
2-е место – ГУП «Моспроект-2» имени М.В. Посохина, архитектурно-проектная мастерская №2, г. Москва
zooming
Сретенский монастырь в Москве. Фото: temples.ru

Снисходительнее других высказался участник конкурса Андрей Яхнин, по мнению которого, проектирование значительно осложнили условия участка, где оказалось много разновременных построек, являющихся памятниками; тем не менее, здесь было необходимо разместить храм на 2000 человек с большим количеством подсобных помещений: «С таким проектом может справиться только серьезная команда с большим опытом, – пишет архитектор, и тут же замечает, что выигравших к таковым не относит. «В сретенских переулках нет места для столь помпезного здания, – согласен Мишуровский Константин, – оно будет противоречить всему вокруг и задавит исторический собор Сретенского монастыря». Пользователь Дмитрий Вайсбурд предложил переместить Храм Новомучеников в центр Лубянской площади, а блоггер ar-chitect – вообще заменить один гигантский храм на «двадцать-тридцать просветительских приходских центров (деревянных каркасных) самой простой архитектуры, с библиотеками, классами, маленькими храмами...».

Впрочем, выбор жюри, конечно, неслучаен и чтобы рассеять последние сомнения во вкусах заказчика, Андрей Анисимов приводит в своем блоге реализуемый сейчас проект реконструкции здания школы на территории Сретенского монастыря под семинарию, как раз напротив будущего храма, который блоггеры окрестили «работой кондитера».
zooming
Фото Фабрис Фулле (Fabrice Fouillet); kayrosblog.ru

На другом полюсе византийской роскоши и помпезности находятся эти храмы в духе аскетичного модернизма, которые Андрей Анисимов приводит в своем блоге в качестве продолжения дискуссии вокруг культовых проектов молодых архитекторов. Здесь привычную декорацию и иконы заменяют игра света, теней и пропорций. В комментариях, однако, архитектурную аскезу оценили далеко не все; некоторые посчитали, что русский человек в такой храм никогда не пойдет. Впрочем, по мнению блоггеров, это нисколько не отменяет поиски новых форм, поскольку, как замечает, к примеру, Щербинин Владимир, «храмы в древнерусском стиле среди коробок новостроек, стиснутые уродливыми гипермаркетами, смотрятся не то что инороднее, но довольно дико».
zooming
Рисунок Сергея Эстрина © estrin-gallery.livejournal.com

Между прочим, с формой и материалами храмов экспериментировали еще монахи-францисканцы: Сергей Эстрин в своем блоге вспоминает поразившую его часовню Capela dos Ossos в португальском Эворе. «Средневековые юмористы» соорудили ее из черепов и костей пяти тысяч монахов. Как написал архитектор, склеить останки пяти тысяч бедняг цементом в форме зданьица с арочками – жуткая картина; сам же он выступает за традиционные элементы – «купола, колонны, балюстрады и за тщательное продумывание концепции объекта из неорганических материалов».
zooming
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр» в Москва-Сити. Изображение: Архи.ру

Тем временем, аудитория портала Архи.ру на днях тоже обсуждала конкурс – на проектирование второй очереди «Империя Тауэр» в Москва-Сити. Инициатива главного архитектора Сергея Кузнецова провести именно закрытый конкурс резко разделила блоггеров на его сторонников и противников. Вот, например, Vitalij Anančenko считает, что при огромном количестве конкурсов, если их проводить на все значимые объекты, число конкурсантов все-таки должно быть здоровым – до десяти, а не ненормальным, когда случается больше сотни проектов. А вот Олег Кручинин видит в закрытых конкурсах ущемление прав и стремление «ТОП архитектурных мастерских» избавиться от «непредсказуемой молодежи».
zooming
Дом на набережной, окраска фасадов. Фото: bezformata.ru

В Москве, тем временем, благоустройство идет своим чередом: к лету в мэрии обещали перекрасить и отремонтировать фасады 29-ти улиц. В кругах градозащитников напомнили, что какой-то определенной политики с окраской исторических зданий пока нет и случаются казусы, как, например, с конструктивистским Домом на набережной, который чуть было не перекрасили в розовый цвет. По мнению Натальи Душкиной, борьба с «серостью» тут абсолютно неприемлема, и за тем, что гостиница «Москва» восстановлена «желтенькой», а клуб Зуева недавно стал розово-бордовым, должно было проследить Мосгорнаследие. А вот психологи напротив считают, что человеку комфортно жить в яркой и пестрой палитре, вот только большая часть советских зданий со скупой колористикой этому явно не соответствует. 
zooming
6-й проезд Марьиной Рощи. Фото: А.Зилов, 1967 год.

В блоге moya-moskva.livejournal.com на днях вспоминали Москву «деревенскую» середины XX века. Как пишет блоггер seakonst, взрывное расширение города до пределов МКАД привело тогда к попаданию в городскую черту множества сёл, деревень, дачных и барачных посёлков, которые современные жители Крылатского, Измайлово, Марьиной Рощи до сих пор отлично помнят.
zooming
Дворец Цуриковых-Нарышкиных (Гоголевский бульвар д.8-10). Фото: il-ducess.livejournal.com

Уютные дворы и деревянная застройка малоэтажной Москвы середины XX века поныне вызывает у многих стойкую ностальгию. А в среде урбанистов существует даже мнение, что вместе с той атмосферой Москва утратила дворы как важнейший социокультурный феномен. В микрорайонной застройке дворов нет в принципе, пишет в сообществе RUPA Александр Антонов, а придомовое пространство при многоэтажках ничем не отличается от проходного бесхозного пространства улицы. Это, между тем, комментарий к любопытной дискуссии вокруг исследования Высшей школы урбанистики, посвященного локальным сообществам Москвы, вернее их отсутствию. Урбанисты поспорили о том, можно ли улучшить социальную среду микрорайонов и вернуть жителям частное пространство двора вместе с желанием им управлять.

А вот столичные градозащитники продолжают защищать «чужие» дворы архитектурных памятников. И в их кругах снова зреет недовольство – на этот раз экспансией Музея современного искусства, который покусился на Дворец Цуриковых-Нарышкиных на Гоголевском бульваре, сообщается в блоге il-ducess.livejournal.com. Авторы комментариев призывают остановить строительные работы во дворе федерального памятника и убрать уже появившихся там «бронзовых истуканов» Церетели.

06 Марта 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.