Блоги: 28 февраля–6 марта

Внимание блоггеров на неделе было приковано к конкурсному проекту нового храма на территории Сретенского монастыря в Москве. Сергей Эстрин вспомнил жутковатый архитектурный проект монахов-францисканцев.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

06 Марта 2013
mainImg
Нынешний обзор снова начнем с культовой архитектуры: на этот раз бурные обсуждения в сети вызвали итоги недавнего конкурса на проект храма Новомучеников в Сретенском монастыре. Как комментирует новость на своей страничке в Фейсбуке архитектор Андрей Анисимов, конкурс был открытым и всего на него прислали 47 проектов. Первое место получил коллектив архитектора Д.М. Смирнова, второе – мастерская № 2 «Моспроекта-2». У большинства блоггеров, тем временем, победитель не встретил почти никакого сочувствия: в блогах Андрея Анисимова, журнала «Проект Россия» и hitrovka.livejournal.com проект нашли «неканоничным и диким», «киношным, как декорации к какой-то опере» и «храмом, вывернутым наизнанку», где «вместо западного фасада – иконостас, вместо главной внешней двери – царские врата».
 
zooming
2-е место – ГУП «Моспроект-2» имени М.В. Посохина, архитектурно-проектная мастерская №2, г. Москва
zooming
Сретенский монастырь в Москве. Фото: temples.ru

Снисходительнее других высказался участник конкурса Андрей Яхнин, по мнению которого, проектирование значительно осложнили условия участка, где оказалось много разновременных построек, являющихся памятниками; тем не менее, здесь было необходимо разместить храм на 2000 человек с большим количеством подсобных помещений: «С таким проектом может справиться только серьезная команда с большим опытом, – пишет архитектор, и тут же замечает, что выигравших к таковым не относит. «В сретенских переулках нет места для столь помпезного здания, – согласен Мишуровский Константин, – оно будет противоречить всему вокруг и задавит исторический собор Сретенского монастыря». Пользователь Дмитрий Вайсбурд предложил переместить Храм Новомучеников в центр Лубянской площади, а блоггер ar-chitect – вообще заменить один гигантский храм на «двадцать-тридцать просветительских приходских центров (деревянных каркасных) самой простой архитектуры, с библиотеками, классами, маленькими храмами...».

Впрочем, выбор жюри, конечно, неслучаен и чтобы рассеять последние сомнения во вкусах заказчика, Андрей Анисимов приводит в своем блоге реализуемый сейчас проект реконструкции здания школы на территории Сретенского монастыря под семинарию, как раз напротив будущего храма, который блоггеры окрестили «работой кондитера».
zooming
Фото Фабрис Фулле (Fabrice Fouillet); kayrosblog.ru

На другом полюсе византийской роскоши и помпезности находятся эти храмы в духе аскетичного модернизма, которые Андрей Анисимов приводит в своем блоге в качестве продолжения дискуссии вокруг культовых проектов молодых архитекторов. Здесь привычную декорацию и иконы заменяют игра света, теней и пропорций. В комментариях, однако, архитектурную аскезу оценили далеко не все; некоторые посчитали, что русский человек в такой храм никогда не пойдет. Впрочем, по мнению блоггеров, это нисколько не отменяет поиски новых форм, поскольку, как замечает, к примеру, Щербинин Владимир, «храмы в древнерусском стиле среди коробок новостроек, стиснутые уродливыми гипермаркетами, смотрятся не то что инороднее, но довольно дико».
zooming
Рисунок Сергея Эстрина © estrin-gallery.livejournal.com

Между прочим, с формой и материалами храмов экспериментировали еще монахи-францисканцы: Сергей Эстрин в своем блоге вспоминает поразившую его часовню Capela dos Ossos в португальском Эворе. «Средневековые юмористы» соорудили ее из черепов и костей пяти тысяч монахов. Как написал архитектор, склеить останки пяти тысяч бедняг цементом в форме зданьица с арочками – жуткая картина; сам же он выступает за традиционные элементы – «купола, колонны, балюстрады и за тщательное продумывание концепции объекта из неорганических материалов».
zooming
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр» в Москва-Сити. Изображение: Архи.ру

Тем временем, аудитория портала Архи.ру на днях тоже обсуждала конкурс – на проектирование второй очереди «Империя Тауэр» в Москва-Сити. Инициатива главного архитектора Сергея Кузнецова провести именно закрытый конкурс резко разделила блоггеров на его сторонников и противников. Вот, например, Vitalij Anančenko считает, что при огромном количестве конкурсов, если их проводить на все значимые объекты, число конкурсантов все-таки должно быть здоровым – до десяти, а не ненормальным, когда случается больше сотни проектов. А вот Олег Кручинин видит в закрытых конкурсах ущемление прав и стремление «ТОП архитектурных мастерских» избавиться от «непредсказуемой молодежи».
zooming
Дом на набережной, окраска фасадов. Фото: bezformata.ru

В Москве, тем временем, благоустройство идет своим чередом: к лету в мэрии обещали перекрасить и отремонтировать фасады 29-ти улиц. В кругах градозащитников напомнили, что какой-то определенной политики с окраской исторических зданий пока нет и случаются казусы, как, например, с конструктивистским Домом на набережной, который чуть было не перекрасили в розовый цвет. По мнению Натальи Душкиной, борьба с «серостью» тут абсолютно неприемлема, и за тем, что гостиница «Москва» восстановлена «желтенькой», а клуб Зуева недавно стал розово-бордовым, должно было проследить Мосгорнаследие. А вот психологи напротив считают, что человеку комфортно жить в яркой и пестрой палитре, вот только большая часть советских зданий со скупой колористикой этому явно не соответствует. 
zooming
6-й проезд Марьиной Рощи. Фото: А.Зилов, 1967 год.

В блоге moya-moskva.livejournal.com на днях вспоминали Москву «деревенскую» середины XX века. Как пишет блоггер seakonst, взрывное расширение города до пределов МКАД привело тогда к попаданию в городскую черту множества сёл, деревень, дачных и барачных посёлков, которые современные жители Крылатского, Измайлово, Марьиной Рощи до сих пор отлично помнят.
zooming
Дворец Цуриковых-Нарышкиных (Гоголевский бульвар д.8-10). Фото: il-ducess.livejournal.com

Уютные дворы и деревянная застройка малоэтажной Москвы середины XX века поныне вызывает у многих стойкую ностальгию. А в среде урбанистов существует даже мнение, что вместе с той атмосферой Москва утратила дворы как важнейший социокультурный феномен. В микрорайонной застройке дворов нет в принципе, пишет в сообществе RUPA Александр Антонов, а придомовое пространство при многоэтажках ничем не отличается от проходного бесхозного пространства улицы. Это, между тем, комментарий к любопытной дискуссии вокруг исследования Высшей школы урбанистики, посвященного локальным сообществам Москвы, вернее их отсутствию. Урбанисты поспорили о том, можно ли улучшить социальную среду микрорайонов и вернуть жителям частное пространство двора вместе с желанием им управлять.

А вот столичные градозащитники продолжают защищать «чужие» дворы архитектурных памятников. И в их кругах снова зреет недовольство – на этот раз экспансией Музея современного искусства, который покусился на Дворец Цуриковых-Нарышкиных на Гоголевском бульваре, сообщается в блоге il-ducess.livejournal.com. Авторы комментариев призывают остановить строительные работы во дворе федерального памятника и убрать уже появившихся там «бронзовых истуканов» Церетели.

06 Марта 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.