Блоги: 28 февраля–6 марта

Внимание блоггеров на неделе было приковано к конкурсному проекту нового храма на территории Сретенского монастыря в Москве. Сергей Эстрин вспомнил жутковатый архитектурный проект монахов-францисканцев.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

06 Марта 2013
mainImg
Нынешний обзор снова начнем с культовой архитектуры: на этот раз бурные обсуждения в сети вызвали итоги недавнего конкурса на проект храма Новомучеников в Сретенском монастыре. Как комментирует новость на своей страничке в Фейсбуке архитектор Андрей Анисимов, конкурс был открытым и всего на него прислали 47 проектов. Первое место получил коллектив архитектора Д.М. Смирнова, второе – мастерская № 2 «Моспроекта-2». У большинства блоггеров, тем временем, победитель не встретил почти никакого сочувствия: в блогах Андрея Анисимова, журнала «Проект Россия» и hitrovka.livejournal.com проект нашли «неканоничным и диким», «киношным, как декорации к какой-то опере» и «храмом, вывернутым наизнанку», где «вместо западного фасада – иконостас, вместо главной внешней двери – царские врата».
 
zooming
2-е место – ГУП «Моспроект-2» имени М.В. Посохина, архитектурно-проектная мастерская №2, г. Москва
zooming
Сретенский монастырь в Москве. Фото: temples.ru

Снисходительнее других высказался участник конкурса Андрей Яхнин, по мнению которого, проектирование значительно осложнили условия участка, где оказалось много разновременных построек, являющихся памятниками; тем не менее, здесь было необходимо разместить храм на 2000 человек с большим количеством подсобных помещений: «С таким проектом может справиться только серьезная команда с большим опытом, – пишет архитектор, и тут же замечает, что выигравших к таковым не относит. «В сретенских переулках нет места для столь помпезного здания, – согласен Мишуровский Константин, – оно будет противоречить всему вокруг и задавит исторический собор Сретенского монастыря». Пользователь Дмитрий Вайсбурд предложил переместить Храм Новомучеников в центр Лубянской площади, а блоггер ar-chitect – вообще заменить один гигантский храм на «двадцать-тридцать просветительских приходских центров (деревянных каркасных) самой простой архитектуры, с библиотеками, классами, маленькими храмами...».

Впрочем, выбор жюри, конечно, неслучаен и чтобы рассеять последние сомнения во вкусах заказчика, Андрей Анисимов приводит в своем блоге реализуемый сейчас проект реконструкции здания школы на территории Сретенского монастыря под семинарию, как раз напротив будущего храма, который блоггеры окрестили «работой кондитера».
zooming
Фото Фабрис Фулле (Fabrice Fouillet); kayrosblog.ru

На другом полюсе византийской роскоши и помпезности находятся эти храмы в духе аскетичного модернизма, которые Андрей Анисимов приводит в своем блоге в качестве продолжения дискуссии вокруг культовых проектов молодых архитекторов. Здесь привычную декорацию и иконы заменяют игра света, теней и пропорций. В комментариях, однако, архитектурную аскезу оценили далеко не все; некоторые посчитали, что русский человек в такой храм никогда не пойдет. Впрочем, по мнению блоггеров, это нисколько не отменяет поиски новых форм, поскольку, как замечает, к примеру, Щербинин Владимир, «храмы в древнерусском стиле среди коробок новостроек, стиснутые уродливыми гипермаркетами, смотрятся не то что инороднее, но довольно дико».
zooming
Рисунок Сергея Эстрина © estrin-gallery.livejournal.com

Между прочим, с формой и материалами храмов экспериментировали еще монахи-францисканцы: Сергей Эстрин в своем блоге вспоминает поразившую его часовню Capela dos Ossos в португальском Эворе. «Средневековые юмористы» соорудили ее из черепов и костей пяти тысяч монахов. Как написал архитектор, склеить останки пяти тысяч бедняг цементом в форме зданьица с арочками – жуткая картина; сам же он выступает за традиционные элементы – «купола, колонны, балюстрады и за тщательное продумывание концепции объекта из неорганических материалов».
zooming
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр» в Москва-Сити. Изображение: Архи.ру

Тем временем, аудитория портала Архи.ру на днях тоже обсуждала конкурс – на проектирование второй очереди «Империя Тауэр» в Москва-Сити. Инициатива главного архитектора Сергея Кузнецова провести именно закрытый конкурс резко разделила блоггеров на его сторонников и противников. Вот, например, Vitalij Anančenko считает, что при огромном количестве конкурсов, если их проводить на все значимые объекты, число конкурсантов все-таки должно быть здоровым – до десяти, а не ненормальным, когда случается больше сотни проектов. А вот Олег Кручинин видит в закрытых конкурсах ущемление прав и стремление «ТОП архитектурных мастерских» избавиться от «непредсказуемой молодежи».
zooming
Дом на набережной, окраска фасадов. Фото: bezformata.ru

В Москве, тем временем, благоустройство идет своим чередом: к лету в мэрии обещали перекрасить и отремонтировать фасады 29-ти улиц. В кругах градозащитников напомнили, что какой-то определенной политики с окраской исторических зданий пока нет и случаются казусы, как, например, с конструктивистским Домом на набережной, который чуть было не перекрасили в розовый цвет. По мнению Натальи Душкиной, борьба с «серостью» тут абсолютно неприемлема, и за тем, что гостиница «Москва» восстановлена «желтенькой», а клуб Зуева недавно стал розово-бордовым, должно было проследить Мосгорнаследие. А вот психологи напротив считают, что человеку комфортно жить в яркой и пестрой палитре, вот только большая часть советских зданий со скупой колористикой этому явно не соответствует. 
zooming
6-й проезд Марьиной Рощи. Фото: А.Зилов, 1967 год.

В блоге moya-moskva.livejournal.com на днях вспоминали Москву «деревенскую» середины XX века. Как пишет блоггер seakonst, взрывное расширение города до пределов МКАД привело тогда к попаданию в городскую черту множества сёл, деревень, дачных и барачных посёлков, которые современные жители Крылатского, Измайлово, Марьиной Рощи до сих пор отлично помнят.
zooming
Дворец Цуриковых-Нарышкиных (Гоголевский бульвар д.8-10). Фото: il-ducess.livejournal.com

Уютные дворы и деревянная застройка малоэтажной Москвы середины XX века поныне вызывает у многих стойкую ностальгию. А в среде урбанистов существует даже мнение, что вместе с той атмосферой Москва утратила дворы как важнейший социокультурный феномен. В микрорайонной застройке дворов нет в принципе, пишет в сообществе RUPA Александр Антонов, а придомовое пространство при многоэтажках ничем не отличается от проходного бесхозного пространства улицы. Это, между тем, комментарий к любопытной дискуссии вокруг исследования Высшей школы урбанистики, посвященного локальным сообществам Москвы, вернее их отсутствию. Урбанисты поспорили о том, можно ли улучшить социальную среду микрорайонов и вернуть жителям частное пространство двора вместе с желанием им управлять.

А вот столичные градозащитники продолжают защищать «чужие» дворы архитектурных памятников. И в их кругах снова зреет недовольство – на этот раз экспансией Музея современного искусства, который покусился на Дворец Цуриковых-Нарышкиных на Гоголевском бульваре, сообщается в блоге il-ducess.livejournal.com. Авторы комментариев призывают остановить строительные работы во дворе федерального памятника и убрать уже появившихся там «бронзовых истуканов» Церетели.

06 Марта 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.