Блоги: 31 января–6 февраля

Блоги сотрясаются возмущением по поводу облика второй сцены Мариинского театра в Петербурге, рассуждают об уместности историзма, пользе инноградов и ненависти в архитектуре.

06 Февраля 2013
mainImg
Вторая сцена Мариинского театра в Санкт-Петербурге на днях освободилась от лесов и строительных заборов, обнажив фактически законченный архитектурный облик. Отделочные работы еще продолжатся, но уже сейчас очевидно – обещанный архитектурный шедевр не получился. Блоги негодуют: стоило проводить международные конкурсы, приглашать всемирно известных архитекторов, тратить двадцать миллиардов рублей и сносить исторический квартал, чтобы в итоге построить «торговый центр», «хозблок», «пакгауз» и.т.п. Больше всего блоггеров злит то, что бесславный финал был предрешен с самого начала: «За всей этой длинной историей прозрачно чувствуется сознательная бюрократическая игра в «дурку»», – пишут в комментариях, –  с протестами против первого, лучшего проекта Мосса, с декоративно-помпезным конкурсом, закончившимся компромиссным выбором проекта Перро, с идеей и его завалить и т.д.».
 
Впрочем, по мнению Юрия Аввакумова, сам конкурс не был декоративным – «иностранные члены жюри вполне искренне считали свой выбор лучшим. Построили в итоге нечто отдаленно похожее на проект Холляйна, он был вторым по числу голосов». Перро постигла неудача, поскольку он, как и всякий иностранный архитектор, требовал полный контроль над строительством до самого последнего этапа и своих проверенных подрядчиков, пишет пользователь vik_kis. Но в российской системе, уточняет flinter_ab, мастер определяет только облик, тогда как рабочий проект делают другие люди; вот теперь в блоге smirnoff-98.livejournal.com и гадают, чье же «коллективное творчество» в итоге украсило Крюков канал.
 
Пожалуй, единственным, кого устроил результат, оказался Михаил Белов, шедевра и не ожидавший: «Абсолютно неадекватная истерия вокруг обычного и нормального среднемирового театра оперы и балета. Супер-технологичного. Вспомните Театр Бастилии в Париже или посмотрите Новый театр в Токио. Практически: общемировой оперный стандарт внешнего вида».
Вторая сцена Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Фото: smirnoff-98.livejournal.com
Вторая сцена Мариинского театра в Санкт-Петербурге с фрагментом фасада Литовского рынка авторства Кваренги. Фото: smirnoff-98.livejournal.com

В том же Питере, напротив Новой Голландии, бюро Евгения Герасимова проектирует очередной элитный дом в духе историзма, а блоггеры, тем временем, спорят, можно ли сегодня в городе строить в «псевдостиле» или нет. В дискуссии, развернувшейся на Архи.ру, проект, главным образом, критикуют поклонники хостела «Graffiti», который теперь пойдет под снос. Думается, правда, что дело здесь не в противостоянии неоклассиков и модернистов, защищающих трехэтажное здание садика, реконструированное в хостел  в духе Мондриана, а в том, что это одно из немногих мест, где за копейки можно было жить в самом центре.
zooming
Многоквартирный дом на набережной Мойки. Бюро: «Евгений Герасимов и партнеры». Изображение: Архи.ру

Между прочим, критика того или иного стиля очень часто перерастает в неприкрытую ненависть. Почему ненависти нет в математике и физике, и откуда она берется в архитектуре – не на шутку задумался Михаил Белов. За что «ренессансные деятели» были готовы сравнять с землей готические соборы, а «прогрессисты-конструктивисты» ненавидели «жолтовцев»? Для самого Белова происхождение этого феномена «темно и таинственно», а вот пользователь Андрей Неопалимый считает причиной наличие у архитектуры заказчика, «а ненависть –  производное. К тому же, ее Величество Архитектура –  суть искусство, следовательно, страсть».
zooming
Фото: facebook.com

А вот известный культуролог Владимир Паперный объяснил бы возникновение ненависти к стилям сменой «Культуры 1» и «Культуры 2», о которых недавно вспоминал в интервью «Новой газете». Только вот Михаил Белов считает бестселлер Паперного всего лишь «милой гламурной эссеистикой», а не теорией, о чем не преминул написать целую рецензию у себя в блоге. Никак не сходится у архитектора остроумно описанная в книге динамика: «То, что должно стекленеть, растекается. То, что растекаться, стекленеет. Новые богатые застроили пол-Рублевки текучей «Ку-1», а другую половину остекленевшей «Ку-2»/…/. Хочется добавить от себя, что это собственно уже давно произошло, что есть и «Ку-3», и «Ку-4», и «Ку-5» и.т.д. И, боюсь, что так всегда и было».  
Владимир Паперный. Фото: Анна Артемьева/«Новая газета»
 
Фейсбучная аудитория, тем временем, вместе с заочным обсуждением проектов, теперь может, вроде бы, и непосредственно влиять на результат. Во всяком случае, к ее мнению обещает прислушаться руководство нижегородского Международного аэропорта, которое предложило пользователям комментировать и голосовать в своем аккаунте за проект будущего пассажирского терминала. На выбор два варианта – российской компании Nefaresearch и английской Hintanassociates. Голосуют, уточним, за фасадное и интерьерное решение, техническая сторона оставлена на суд профессионалам.
zooming
Международный аэропорт Нижний Новгород. Российский проект. Входная группа. Изображение: facebook.com
 
zooming
Международный аэропорт Нижний Новгород. Английский проект. Вид с перрона. Изображение: facebook.com

Пользователям белорусского портала onliner.by голосовать за проекты пока никто не предлагает, так что тут заочно комментируют очередной громкий проект – реконструкцию минского стадиона «Динамо». На днях объявили победителя конкурса: им стала немецкая компания GMP, которая, несмотря на то что опередила в финале два местных бюро, заслужила в целом положительные отзывы блоггеров.
zooming
Проект реконструкции стадиона «Динамо» в Минске немецкой компании GMP International GmbH.

В профессиональном сообществе урбанистов RUPA и в блоге computerra.ru в эти дни обсуждали инициативу представителей высокотехнологичного бизнеса построить в Москве особый микрорайон для ИТ специалистов. По мнению урбанистов, пользы от концентрации «айтишников» в очередном «селе Стартапово» не будет никакой, поскольку на западе иннограды создают вокруг научных институтов, а наш ИТ-микрорайон будут строить там, где раньше был лес, а теперь Новая Москва. Вряд ли люди добровольно туда переедут; как вспоминает Александр Антонов, в СССР была такая практика, «когда ученых селили в одном месте, и они вообще даже не платили за жилье. Только по периметру была колючая проволока».  
 
Альтернативную градостроительную концепцию Новой Москве, тем временем, предложил глава бюро АБТБ, профессор МАрхИ Тимур Башкаев, чей проект опубликовал блог computerra.ru. Вместо расползания города на новоприсоединенные территории, архитектор разработал «послойное» устройство столицы на искусственных платформах, где первые и нулевые ярусы будут отданы промзонам, транспорту и бизнес-центрам, а верхние сольются в непрерывный зеленый ландшафт для жителей.
zooming
Концепция альтернативной застройки Москвы «Новая Земля». Изображение: abtb.ru

Комментариев со стороны урбанистов на этот счет пока не поступало, зато в уже упоминавшемся сообществе RUPA озаботились не менее важным вопросом – доверия к своей профессии среди населения. Ссылаясь на интервью известного градостроителя Александра Высоковского «Новой газете», которого блоггеры приняли в штыки, Александр Антонов пишет, что в народе такой профессионал прочно ассоциируются с властью, а значит он «враг и вредитель». Впрочем, спор о том, как поменять отношение к профессии, плавно перетек в гораздо более острую тему – как наладить нормальный диалог между «экспертами-небожителями» и «чиновниками-утверждателями».  


06 Февраля 2013

Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.