Царь Петр и «Охта-центр»

Победа над охтинским «газоскребом», оказывается, отнюдь не всем принесла удовлетворение: протестная кампания сменилась в блогах сожалениями о нереализованном проекте. Блогеры также рассуждают о современной храмовой архитектуре и роли власти в разрушении архитектурного наследия.

Автор текста:
Маргарита Чубукова

05 Октября 2011
mainImg
Проект охтинской высотки «Газпрома» все никак не могут забыть в Петербурге – небоскреб уже полгода как «переехал» на Лахту, но дискуссии на эту тему продолжаются. В блоге chern-molnija на днях появился провокационный пост, автор которого выразил сожаление по поводу несостоявшегося проекта. Сам основатель города Петр Великий, охочий до всего новаторского, по мнению chern-molnija, «снес бы все эти памятники и построил самые современные здания, какие только мог. Устроил бы себе резиденцию на верхнем этаже «Охта-центра» и смотрел бы оттуда на Финский залив и Неву». «Охта-центр» похоронили зря – теперь петровская идея «живьем мумифицирована и обречена навеки остаться запертой в камнях города, который за 300 лет ухитрился состариться больше, чем тысячелетний Шанхай».

«С этого буйно-помешанного Петрухи, как его называл Сталин, сталось бы. Он и не такое снес бы со всей дури!» – соглашается escapistus. «Города бы без жалости сравнивал с землею, при условии, что на их месте вырастало торжество инженерной мысли», – добавляет irous.  igor_schwab напомнил, что царь, между прочим, «делал то, что было модно делать в Европе. А в Европе сейчас модно защищать старину, даже если ей и лет-то всего ничего». «Я бывал в Шанхае и у меня создалось впечатление, что китайцы сохранили старинные кварталы, представляющие какую-то архитектурную ценность, но безжалостно снесли всяческие трущобы, – замечает obyvatel_59.  –  Но одно дело – втыкать посреди стильной застройки стекляшки, а хотя бы и ограниченной высоты <…> и другое дело – строить новые кварталы, а хотя бы и новые архитектурные доминанты города. Тут уж ограничения ни к чему». «Петр построил НОВЫЙ город. Кремль в Москве остался на месте. Разница понятна?» – спрашивает у автора vromanov. «Попробовал бы какой-нибудь китаец поставить небоскреб рядом с Запретным городом в Пекине. Казнили бы тут же», – добавляет leshij_frir. Но chern-molnija уверен, что «небоскребы только в центре города и нужны: там земля очень дорогая и очень много работников умственной труда, которых нужно где-то разместить». Другое дело, что «Газпрому» его небоскреб был, по-видимому, не особенно нужен – «это же только доминанта целого нового района (которого теперь не будет). Хотелось, видимо, что-то сделать для Санкт-Петербурга красивое…».

Дискуссия продолжилась в блоге  anti_pov, который посчитал нынешнюю полемику вокруг «газоскреба» весьма убедительным доказательством нежизнеспособности т.н. брендовой архитектуры. Его оппонент под ником govorilknin напомнил о положительном опыте барона Османа в Париже. «Осман снес гадюшники, а не объекты культурного наследия», – парирует автор блога. А вот проект Ле Корбюзье, построившего «брендовый» город Чандигарх на пустом месте, anti_pov считает хорошим примером архитектуры, не пригодной для жизни. Нечто подобное делает сегодня, по его мнению, Заха Хадид. В проект CityLife она, например, нарисовала высотку, «креативно изогнутую, как плакучая ива». «Да так изогнуто, что на уровне 80-го этажа лифт за 36 млн долларов должен трансформироваться в электровагончик и последние 15 этажей идти по горизонтальным рельсам. Смотреть же из окна верхнего этажа я бы не советовал Петру I не только потому, что никакого горизонта он не увидит: в лучшем случае он сможет смотреть только вниз, а в худшем случае вообще вывалится во двор». Govorilknin считает собеседника неизлечимым ретроградом и напоминает, что наклонные лифты уже скоро появятся даже в московском комплексе «Федерация».

Царь Петр неожиданно оказался героем и еще одной архитектурной дискуссии в блоге pisma_sebe. Автор публикует некоторые материалы конкурса «бумажных» проектов «Пять фасадов архитектуры» с тем, чтобы «поразмыслить, какой станет Москва в середине XXI века». Участники обсуждения сочли, что на архитектуру будущего эти проекты как-то совсем не тянут. «Еще одно свидетельство убогого состояния отечественной архитектуры. Реально скучно, уж для Москвы, где уже поздно беспокоиться о сохранении исторической ткани, можно придумать что-нибудь более захватывающее», – пишет umnyaf. Любопытство вызвал разве что ироничный проект «домика для Петра», который подплывает на понтонах к церетелевскому памятнику и позволяет громаде спрятаться внутри себя. _anick_ добавляет: «Вырезанный туз пик на доме для Петра навевает мысли о дачном сортире с фигурным отверстием в двери…. Главное – чтобы черепичники эти, под чью рекламу весь этот конкурс затеяли, не принимали все слишком всерьез, а то, не ровен час, и вправду решат, будто они властители архитектурных дум». И вообще, по мнению _anick_, стремление «утилизировать и освоить какие-то имеющиеся ресурсы», в данном случае гибкую черепицу, – повсеместная черта нынешней архитектуры. Вместо градостроительных концепций и перспектив развития города в голове у застройщиков совсем другое: «Сыночек МАрхИ закончил – надо пристроить к делу, склад балясинами затоварен, литьевой станок простаивает, от поставщика бежевого псевдомрамора откаты больше, чем от штукатурщиков и.т.п.» – сожалеет блогер.

В блоге Дениса Ромодина, тем временем, развернулось живое обсуждение статьи Юлии Тарабариной, посвященной состоянию современной храмовой архитектуры, которая недавно была опубликована в Агентстве Архитектурных Новостей. Информационным поводом для статьи послужила выставка в Союзе архитекторов, на которой демонстрировались итоги  храмостроения за постсоветский период. Как считает Юлия Тарабарина, все эти годы мейнстримом в храмостроении оставалась гиперэклектика – т.е. доведенная до абсурда комбинаторика исторических элементов, рождающая в итоге чудовище – химеру «с губами Никанора Ивановича и носом Ивана Кузьмича». Блогеры эту мысль всецело разделили и с удовольствием подключилось к критике проектов. Например, john5r нашел, что нечто подобное уже имело место в начале XX века и привел цитату с критикой одного из современников эпохи, архитектора С. Кричинского про «вялую комбинацию «цитат» из различных школ русского зодчества». «Жесть как она есть. Весь XX век прошел мимо», – вздыхает pulman. Epliss находит сравнение с химерой весьма удачным: «Теперь буду пользоваться замечательным определением «химерическая эклектика» вместо «имбецильный постмодернизм» и мата».

mick_grabanuk выносит свой диагноз: «клинический консерватизм», особенно заметный на фоне западных церквей – с образцами последних предлагает ознакомиться Kneiphof, приводя ссылки на сайт Американской православной церкви.
Апофеозом химерического конструирования выглядит опыт белгородской области, описанный Albokarev: там церкви собирают из бетонных блоков производства белгородского ЖБК-1. Чуть ли не единственным удачным достижением современности, по мнению Юлии Тарабариной, оказались т.н. храмы «одной закомары», развивающие находки модерна. Kunstliebhaber предлагает, в свою очередь, поискать выход в «неорусском стиле», что в принципе одно и то же. Однако и тут, по мнению автора статьи, надо действовать с оговоркой, поскольку «в некоторых его произведениях поселяются теперь черносотенцы» и копируют стиль всегда «с какой-нибудь ошибкой», не говоря уже о достижении синтеза искусств, который и был главной целью модерна.

Закончим наш сегодняшний обзор любопытным постом из блога студента «Стрелки» Ефима Фрейдина, который к прошедшему 1 октября митингу «Архнадзора» опубликовал свое исследование под названием «Кто властен над нашим наследием?». Не так давно разрушили дом Кольбе на Якиманке, и реакция официальных лиц, по мнению Фрейдина, очень показательна. «Сам упал», – пишет пресс-служба девелопера; «Снесли» – показывают видео защитники исторического облика города; «Наплевав на закон!» – считает советник главы Москомнаследия; «Приостановить и восстановить», – говорит городской глава. Прослеживая историю взаимоотношения заинтересованных в этой сфере органов, автор поста приходит к выводу, что теперь государство явно потеряло к ней интерес, «как минимум – как к статье расходов». На этом выводы, к сожалению, заканчиваются. Кажется, автор и сам не знает выхода из ситуации, во всяком случае, в ответах на комментарии пост завершает и вовсе странная фраза о том, что всем процессом в деле сохранения наследия движет коллективное бессознательное: «Никто из участников процесса, кроме тех, кто осуществляет осознанные действия по отношению к наследию, не властен».
zooming
«Охта-центру» не повезло. Петр Великий умер до того, как он был спроектирован». Иллюстрация и комментарий: chern-molnija.livejournal.com
zooming
Источник: chern-molnija.livejournal.com
zooming
Пекин. Фото: huashen.biz
zooming
Проект З.Хадид. Иллюстрация: anti-pov.livejournal.com
VI международный смотр-конкурс «Пять фасадов архитектуры», работа «Дом для Петра». Иллюстрация: arch-heritage.livejournal.com
VI международный смотр-конкурс «Пять фасадов архитектуры», работа «Модификато» Иллюстрация: arch-heritage.livejournal.com
zooming
Справа: храм муч. Уара на Машкинском кладбище, А.Н. Оболенский и др. (фотография Юрия Красильникова, sobory.ru, фотография свода © архитектора). Слева: церковь Апостолов в Новгороде, крещатый свод церкви Трифона в Напрудном, притвор церкви Георгия в Юрьеве-Польском, апсиды церкви Ризположения в московском Кремле (фотографии wikipedia.org).
zooming
Выставка в зале Союза Российских архитекторов. Фотографии с выставки - Юлии Тарабариной
zooming
Моспроект-2 им. М.В. Посохина. Типовой модульный храм на 300-500 прихожан. М.М. Посохин, А.Н. Оболенский.
zooming
Митинг «Архнадзора». Фото: bell-ringer.livejournal.com
zooming
Структура системы сохранения архитектурного наследия 1917-2011 © Институт архитектуры, медиа и дизайна Стрелка, Образовательная программа 2010-2011, Фрейдин Ефим


05 Октября 2011

Автор текста:

Маргарита Чубукова

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.