Культурный конфликт

Нью-йоркский музей современного искусства МоМА собирается снести приобретенное им здание Музея народного искусства, ключевую работу архитекторов Тода Уильямса и Билли Цзянь.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
МоМА продолжает расширятся, и маленькое здание оказалось преградой между ним и проектируемым небоскребом Жана Нувеля, в нижней части которого запланировано порядка 3 700 м2 выставочного пространства для Музея современного искусства.
Бывшее здание Музея народного искусства © Giles Ashford
zooming
Жан Нувель. Башня Tour de Verre

Включить его в свой комплекс МоМА не может якобы потому, что в корпусе Уильямса и Цзянь (бюро TWBTA) другая высота этажей, а его эффектный бронзовый фасад плохо сочетается со стеклянными навесными стенами музея. После сноса там возведут выставочный корпус с ок. 1000 м2 галерей. Сейчас в здании TWBTA их 2800 м2: площадь уменьшится из-за увеличения высоты потолков.
Фасады корпусов МоМА. Взгляд от бывшего здания Музея народного искусства. Фото © МоМА

Решение МоМА вызвало возмущение архитектурной общественности: бывший Музей народного искусства, открывшийся в 2001, считался одной из лучших нью-йоркских построек последних лет, вехой в архитектурной истории города, в то время как авторы, бюро TWBTA, стали лучшей мастерской 2013 года по версии Американского института архитекторов (AIA). Поэтому решение МоМА, первого музея США со специальным отделом архитектуры и дизайна, выставки в котором дали в свое время формальное обоснование интернациональному стилю и деконструктивизму, снести такую значительную постройку, было воспринято как предательство. «Эстетические» претензии музейного руководства к бронзовому фасаду сравнили с расставанием с полотном Моне или Матисса, так как оно плохо сочетается с новым ковром или керамической плиткой.
Бывшее здание Музея народного искусства © Chiara Marinai

Но эта история имеет и обратную сторону: постройка TWBTA шириной всего 12 м очень неудобна как экспозиционное пространство: можно обсуждать, вина это архитекторов или участка под застройку, но определенное несоответствие здания программе признают и его защитники. Как решение этой проблемы они предлагают поместить туда большую библиотеку МоМА, ныне сосланную в район Квинс, или же экспонировать лишь небольшие произведения — графики или дизайна. Говорят также о сохранении лишь фасада как наиболее ценной части постройки.
Бывшее здание Музея народного искусства © Chiara Marinai

Эта история — тяжелое наследие музейного и вообще строительного бума. Маленький Музей народного искусства, понадеявшись на локальный «эффект Бильбао», взял кредит в 32 млн долларов на строительство нового оригинального здания. Эксперты обещали ему 250 000 посетителей в год к 2005, но к 2011 их число не превысило 160 000, вернуть долг не было возможности, и музей продал здание соседу — МоМА, а сам вернулся в свое старое помещение близ Линкольн-центра.
Бывшее здание Музея народного искусства © Chiara Marinai

Сам МоМА имеет долгую и непростую архитектурную историю, длящуюся с 1930-х годов. В 2004 МоМА торжественно открылся после масштабной реконструкции и расширения по проекту Йосио Танигучи, но вскоре стало ясно, что для постоянной экспозиции опять не хватает места, и музей продал свой последний участок земли девелоперу Hines для строительства небоскреба с упоминавшимися уже 3 700 м2 залов в его нижней части. Жан Нувель, представивший свой проект в 2007, соединил башню и основной музейный комплекс в обход постройки TWBTA, находящейся между ними. Затем строительство небоскреба затормозил кризис, потом обанкротился Музей народного искусства, и вместо пути «в обход» появился более выгодный вариант «вместо», предполагающий снос маленького здания.
zooming
Бывшее здание Музея народного искусства © Giles Ashford

Из сложившейся ситуации нет удобного для всех выхода, но от МоМА как более крупного и могущественного института общественность ждет уступок, не говоря уже о последовательности в выполнении своей миссии хранителя культуры. Тод Уильямс и Билли Цзянь выразили сожаление по поводу грядущего сноса, но бороться не собираются. В то же время, кроме архитектурных критиков, в поддержку здания TWBTA выступила Архитектурная Лига Нью-Йорка: под ее открытым письмом поставили свои подписи Ричард Майер, Стивен Холл, Том Мейн, Роберт А. Стерн. Менее известные дизайнеры и архитекторы предлагают свои проекты спасения/приспособления постройки на аккаунте #FolkMoMA сервиса Tumbler, а все желающие могут подписать петицию в защиту здания на Change.org. Сам же бывший хозяин здания, Музей народного искусства, от конфликта дистанцировался, заявив: «Это здание – не Музей, а Музей – не это здание».
Бывшее здание Музея народного искусства © Chiara Marinai
zooming
Бывшее здание Музея народного искусства © Giles Ashford


29 Апреля 2013

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.