English version

Небо становится ближе

В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.

Лара Копылова

Автор текста:
Лара Копылова

09 Декабря 2019
mainImg
Проект:
Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
Россия, Москва, Волоколамское ш., 67

Авторский коллектив:
А.Р.Асадов, Н.Баринов, А.А.Асадов, при участии И.Шевченко, Д.Суворов, А.Гераскина

2017

Заказчик: «Тушино-2018»
Проект «Спортпарка» был создан архитекторами бюро ASADOV для «Города на реке Тушино-2018» – жилого комплекса на месте Тушинского аэродрома, вписанного в полуостров между Москвой-рекой, каналом имени Москвы и рекой Сходней. Район возник вокруг стадиона «Открытие Арена» – домашней базы футбольного клуба «Спартак», построенного в 2014 году владельцем клуба Леонидом Федуном. Городские власти изначально согласовали не только жилую, но и спортивную направленность комплекса. Девелопер «Тушино-2018» должен был реализовать здесь и передать городу несколько спортивных объектов, для чего и провел закрытый тендер, в который пригласил команду Асадовых. Проект бюро ASADOV не выиграл, но родилась красивая, универсальная идея для будущей архитектуры.

Площадка – четырехугольник неправильной формы, находится между парковой зоной со стадионом и будущей жилой застройкой. На ней надо было разместить комплекс водных видов спорта, теннисные корты, ледовую арену и многофункциональный спортзал. Архитекторы расставили в пространстве четыре стеклянных объема, а затем решили объединить их единой крышей-перголой – деревоклеёной мега-конструкцией, расположенной на высоте игрового поля. Входов в мегаструктуру несколько. Со скошенной стороны перед входом образована частично крытая площадь.
Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
© Архитектурное бюро ASADOV
  • zooming
    1 / 4
    Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
    © Архитектурное бюро ASADOV
  • zooming
    2 / 4
    Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
    © Архитектурное бюро ASADOV
  • zooming
    3 / 4
    Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
    © Архитектурное бюро ASADOV
  • zooming
    4 / 4
    Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
    © Архитектурное бюро ASADOV

По центру расположен каток, обрамленный пешеходными галереями, справа бассейны, слева – корты и ФОК. Деревянная пергола может быть и открытой, и закрытой стеклом. Под этим «небом», как называет его Андрей Асадов, можно не только заниматься спортом, но и гулять по внутренним улицам, образованным невысокими павильонами, силуэт которых напоминает улицы старого североевропейского города – архетип традиционной улицы силен в культуре и, как выяснилось, не противоречит спортивному футуризму.
Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
© Архитектурное бюро ASADOV

На уровне человека это выглядит как городок из небольших домиков со скатными крышами, причем крыши разной высоты, более острые или более пологие – силуэт может быть любым, поскольку находится под общим «небом». Фасады у домиков либо сплошь прозрачные, включая фронтон, либо глухие, либо с витражом-витриной – во всех случаях пластика модернистская, а не традиционная стена с окнами. Внутри расположены раздевалки, технические помещения, коммерческая инфраструктура. Похожие «домики» со двускатными крышами, но без одной стены, накрывают собой и трибуны вокруг катка.
Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
© Архитектурное бюро ASADOV

Высокие стеклянные перегородки с деревянными вертикальными переплетами врезаны в домики, от этого возникает ощущение, что это городок в сосновом лесу, причем пергола отбрасывает тени, будто от ветвей деревьев. Стекло и тонкие «сосны» достают до «неба» и отделяют внутренние помещения от улицы, в то же время соединяя с ней: городок воспринимается как ее продолжение, улицы входят непосредственно под перголу.
Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
© Архитектурное бюро ASADOV
Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
© Архитектурное бюро ASADOV

Стекло – граница, которой нет. Городок – то ли внутреннее, то ли внешнее, амбивалентное пространство. Предполагалось, что вечером Спортпарк светился бы теплым светом. Находясь внутри, человек видел бы городской пейзаж за стеклом, и в то же время был защищен от непогоды.
Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
© Архитектурное бюро ASADOV

Не то чтобы эти приемы не использовались раньше в шопинг-моллах, вокзалах, рынках (где тоже есть соединение мелких объемов и накрывающих их мегаструктур), но здесь они соединились с деревом и двускатными крышами. Причем деревянная пергола – ажурная, вязаная, с подчеркнуто неровным краем, – здесь стала вещью городского масштаба.
Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
© Архитектурное бюро ASADOV

Архитекторы бюро ASADOV и раньше обращались к деревянной архитектуре («мы любим деревянные постройки», – говорит Андрей Асадов). В теннисном центре в Кунцево входная зона была из дерево-клеёных конструкций. После этого был спорткомплекс в Жуковке-XXI с треугольными разлетающимися крышами, с покрытием из дерева. На вопрос о пожарной безопасности деревянной конструкции Андрей Асадов замечает, что правильно обработанное дерево сохраняет после начала пожара несущую способность много часов, в отличие от металла, который через час-полтора ее теряет. Что касается цены, то деревянная конструкция зачастую не дороже металлической. «Все элементы у нас функциональны, – подчеркивает Андрей Асадов, – просто конструкцию основной кровли, которую так или иначе надо было строить, мы сделали деревянной, а внутренние помещения, которые все равно были нужны, мы предпочли оформить не простыми коробками, а домиками с силуэтом. Возможно, по экономике наше решение показалось заказчику эксклюзивным. Наш проект не выиграл, но нам он очень нравится. Есть сильная универсальная идея в запасе. Пригодится в будущем».

Обычно спортивные сооружения, если они не предназначены для Олимпиады или Мундиаля, обречены быть ангарами. То, что удалось уйти от коробок, большое достижение и задел на будущее. Образ стал мягче, экологичнее. Деревянная пергола – универсальным «небом» для городка или деревни под ней, что бы там ни находилось. В нашем климате перемещаться между домами, не выходя на улицу и не пачкая обувь, – приятная возможность. Пергола должна была бы хорошо видна с верхних этажей и могла стать пятым фасадом. Плетение перголы разнообразно и меняется, как узор на свитере: над пешеходными галереями сохраняются лаконичные рейки, а над спортивными объектами узор становится плотным и затейливым. Это сделано не только ради декора, но и ради функциональности: по заданию заказчика архитекторы уменьшили площадь остекления за счет световых фонарей, придав им треугольную форму.
Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
© Архитектурное бюро ASADOV

Теперь о формальном контекcте Спортпарка. Мегаструктура, прячущая в себе внутренние улицы, – это город внутри здания. Город внутри здания – современная архитектурная форма, отличная от традиционного дворца или классического ансамбля с их органической симметрией. Более свободная, как и настоящий город, содержащая в себе калейдоскоп форм, но понятная человеку «ткань» с улицами и зданиями, объединенная общим «небом» или другой крупной формой, имеющая начало и конец. Такие мегаструктуры встречаются, например, в Сколково (у Херцога с де Мероном – в здании Университета, у Валода и Пистра в Технопарке), в выставочной архитектуре, например в миланской ярмарке Фуксаса. А деревянные сетки попадаются в парковой и оранжерейной архитектуре, скажем в стеклянно-деревянном «парфеноне» в парке Ситроен в Париже. В Спортпарке для Тушино всё замечательным образом соединилось: крупные, технологические объекты, сложная городская структура и нежная деревянная архитектура.

Стеклянно-деревянная сетка – а, по сути, и пергола, и стены «с соснами» именно таковы – это совсем природный образ. Если говорить о подражании природным элементам, то стекло в архитектуре уподобляется воде или воздуху. А дерево само и есть природа, оно играет само себя. Растения в кадках добавляют сходства с оранжереей, парковым павильоном. Образ экологической архитектуры может быть выражен разными способами: в вертикальных садах на фасаде или в закапывании здания в зеленый холм. Городок под ажурной деревянной перголой – еще один убедительный и перспективный образ зеленой архитектуры. Экология – одна из господствующих в мире идеологий. Некоторые мыслители вроде Ноя Харари даже считают, что природа вытесняет человека, становясь в центр мироздания, а мир становится природоцентричным, а не антропоцентричным, как было со времен Ренессанса. Реванш природы за насилие над ней в прошлые века приводит к своеобразному перекосу в обратную сторону, экологическому «фашизму». В этом смысле важно, что архетипические домики со скатными крышами в проекте Спортпарка – агенты человека, его масштаба, мышления и восприятия. Так гармоничнее.
 
Проект:
Многофункциональный спортивный комплекс «Спортпарк»
Россия, Москва, Волоколамское ш., 67

Авторский коллектив:
А.Р.Асадов, Н.Баринов, А.А.Асадов, при участии И.Шевченко, Д.Суворов, А.Гераскина

2017

Заказчик: «Тушино-2018»

09 Декабря 2019

Лара Копылова

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.