Заказчик сменится – вокзал останется

Новая концепция Курского вокзала, амбициозные строительные планы пермского градоначальника и рецензия Григория Ревзина на выставку Александра Бродского стали предметом широкого обсуждения среди интернет-пользователей. Подробнее об этих и других новостях читайте в нашем новом обзоре блогов.

Лариса Романовская

Автор текста:
Лариса Романовская

08 Ноября 2011
mainImg
Информация о  планируемом демонтаже нынешнего здания Курского вокзала появилась в прессе буквально на днях. «Сейчас разрабатывается его новый проект. Мы предлагаем городу развернуть новый Курский вокзал в сторону набережной (реки Яузы. - ред.), чтобы к нему можно было подъехать сразу с трех сторон», –  цитирует слова начальника Дирекции железнодорожных вокзалов РЖД Сергея Абрамова «Комсомольская правда»

Реакция блогеров на эту новость была отнюдь не жизнерадостной. «Проект запредельно затратный и глупый по определению. И что делать со всеми новшествами, которые для удобства и прочего введены в эксплуатацию на Курском вокзале уже сегодня?  А ну их, да? Заново построим... Деньги-то из нашего кармана, не из своего. И что, у жителей опять спрашивать не будем? Закон нарушим? Что хотим, то и воротим?  Ах, «Атриум» построили! Батюшки! Снести –  и дело с концом», –  пишет один из авторов коммьюнити «Наше Наследие». Эти высказывания  нашли отклик у других пользователей. «Торговый центр там –  просто дичь. Его нельзя было строить. Надо сносить этот «Атриум», –  первой откликается erema_o. «Подъезды к вокзалу тут совсем не причём. И «Атриум» им не мешает, согласно проекту, он останется на месте <...> Задача –  убрать сам вокзал на нижний уровень, а выше (места-то сколько освободится!) застроить офисами и гостиницами, торговыми и прочими комплексами. Так что в результате, если сейчас подъезд плохой, то в случае осуществления проекта вообще транспортный коллапс будет», –  разъясняет harpist_ka .«В пока стоящее «новое здание» вокзала входит старинное здание с интерьерами, которые, кажется, являются памятниками какого-то значения...», –  делает важное уточнение boch_boris1953.

Очевидно, что это прожект еще не раз станет предметом обсуждения как блогеров, так и представителей СМИ. Подобный резонанс в блогосфере вызвал и проект района экспериментальной застройки, который может быть реализован в Перми по инициативе губернатора Олега Чиркунова.  Элитные таунхаусы и жилые дома малой высотности могут быть возведены на месте ныне существующего района ДКЖ, вопрос о расселении которого до сих пор не решен окончательно. Впрочем, у проекта, лоббируемого Чиркуновым, есть и другие спорные моменты. Один из них связан с особенностями планировки этих построек, в частности, c проблемой инсоляции квартир в домах, представляющих собой замкнутый периметр. Свои сомнения в рентабельности  таких строений высказывает в своем блоге правозащитник, член пермского Градостроительного совета Денис Галицкий. По расчетам Галицкого, зимой, в самый темный день года, солнечный свет будет виден только в окнах самого верхнего, (а в лучшем случае еще и предпоследнего) этажа в доме-«кольце». «Вывод неутешительный: в идеальных кварталах солнце зимой увидят только жители пары верхних этажей, двор вообще не будет освещаться. А ведь эти кварталы будут иметь до шести этажей, так что можете себе представить такой колодец. А зимой без солнечного света многие пермяки просто впадают в депрессию. Знаю таких. И не одного».

Мнение Галицкого не совпадает с позицией юзера ar_chitect: «Из вашей записи следует, что Чиркунов принципиальный противник инсоляции для несчастных пермяков. <...> Что касается будущих жильцов, следуя вашей логике, для них надо строить дома в полукилометре друг от друга. Чтобы все имели равную возможность видеть лучик Солнца вечером 23 декабря. Расскажите об этом где-нибудь у Горюнова или на подобном сборище пермских рисовальщиков квадратных метров. Вас поймут, оценят и горячо поблагодарят за науку.» Автор поста отвечает на это следующее: «Что касается Чиркунова и Горюнова, то от их команды неоднократно заявлялось, что инсоляция в «идеальных кварталах» будет существенно выше минимумов СанПиНа, так что они, вроде, понимают важность, только вот не представляю, как это можно обеспечить. Это не представляют и некоторые профессионалы-архитекторы, с которыми я говорил. Все вопросы были бы сняты, если бы показали готовый проект хоть одного квартала. <...> Застройщики, мягко говоря, имеют сомнения в том, что такое будут покупать. В Перми уже достаточно домов, которые нормативам соответствуют, но квартиры там не продаются. Пора это осмысливать, и мнение застройщиков тут важнее мнения архитекторов, так как застройщики ближе к клиентам (будущим жильцам) и лучше знают их предпочтения».
 
Еще один интересный материал, появившийся на днях в сети, посвящен проблеме надстроек памятников архитектуры и пристроек к ним. «В Москве присутствует огромное количество архитектурных памятников, не просто имеющих надстройки того или иного периода (нередко их можно считать вполне органичными этапами строительной истории дома), а именно безобразящих, дисгармоничных элементов, – считает Александр Можаев. – Характерный пример – дом Тутолмина на Швивой горе, один из лучших дворцов классической Москвы, ныне имеющий облик казенной советской постройки. Однако реставрации, сопровождаемые избавлением памятников от лишних наслоений, памятны лишь по советской практике (например, Английский двор)». По мнению автора текста, необходимо законодательно прописать момент, связанный с ликвидацией надстроек, которые уродуют облик архитектурных памятников. «Город должен иметь программы, нацеленные на последующую ликвидацию откровенно диссонирующих элементов архитектурной среды. Но на практике ничего подобного еще не происходило, спасти памятник от уродства и узаконенных надстроенно-пристроенных площадей пока что может лишь добрая воля собственника. А это, как вы понимаете, нечто подобное иногда стреляющей палке».

Параллельно с этим  «АрхНадзор» продолжает освещать ситуацию, связанную с возведением оградительных конструкций на Старой площади. Территория, на которой находится Администрация президента РФ, уже получила в блогосфере прозвище «Закрытый город». События последних дней показали, что самые плохие предчувствия градозащитников подтвердились. На прошлой неделе в прессе появилось официальное сообщение представителя Федеральной службы охраны (ФСО) Сергея Девятова о демонтаже  технологического забора. Однако буквально на следующий день сотрудники «АрхНадзора» обнаружили на Старой площади новые конструкции – уже не временного, а вполне постоянного характера. «Уродливую стену из профнастила начали разбирать уже 4-го <ноября>. В системе измерения ФСО день явно считается за месяц, так что не прошло и недели, как большая часть новоявленного оборонительного сооружения уже предстала во всей своей шокирующей красе. Радовать нас информацией о его предстоящем демонтаже никто явно не собирается. Великий Китайский забор обосновался всерьез и надолго», – пишет Наталья Самовер в блоге «АрхНадзора».

Сетевые пользователи с неприязнью отнеслись к этой новости. «Какая жуть и эклектика! Отгородились...», – откликается grv69. «Впечатляющее зрелище! Память сразу же выдаёт целый букет аналогий и исторических параллелей, начиная с народной мудрости «Зачем было огород городить?», заканчивая кадрами из фильма, где революционные матросы лезут на решётку Зимнего дворца», – соглашается с этим мнением harpist_ka. «Как же больно и обидно смотреть на подобную безвкусицу. Этот забор выглядит как унижение города и горожан», – добавляет jozhik_koljuchi. Блоггер memeka вносит рационализаторское предложение: «А можно на карте обозначить где именно проходит забор? Сейчас слабо представляется, помимо того что вдоль здания администрации прямиком к Варварке теперь не пройти».

Впрочем, у блогеров нашлись и куда более позитивные поводы для дискуссий. В частности, известный прозаик Сергей Кузнецов дает очень высокую оценку материалу Григория Ревзина о проекте «Цистерна» – новой выставке  архитектора Александра Бродского. «Это потрясающий текст. Точный, трогательный, выразительный. Кроме того, он очень важный, мне кажется, для понимания некоторых ключевых вопросов, ну, типа отношение к советскому опыту,«в какое время мы живем», «что тут можно поделать» и тд.»,  – пишет Кузнецов. Впрочем, с  мнением Кузнецова согласны отнюдь не все. «Сводить тонкую, нетривиальную и страшную выставку Бродского к ощущению брежневского пространства – это классический анекдот «доктор, а откуда у вас такие картинки», – пишет пользователь molcha. «Мне кажется - ну, я не видел выставки - что текст в целом - не про брежневскую эпоху и не про застой, а про ощущение трансцендентного. То есть Григорий Ревзин привязывает это к брежневскому времени, но это неважно. Для меня текст звучит ровно как тот фрагмент, который я цитирую: «когда нас не будет, поймет ли кто-то, что в нас была красота?» Мне кажется, это совершенно вне временное», – парирует автор блога.
zooming
Григорий Ревзин. Фото Архи.ру
zooming
Реставрация дома в Брюсовом переулке © Арх. бюро «Рождественка»

08 Ноября 2011

Лариса Романовская

Автор текста:

Лариса Романовская
Похожие статьи
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.