Параметрическое взаимодействие

С 11 по 18 августа в Институте медиа, архитектуры и дизайна прошел воркшоп «Точка ветвления: взаимодействие».

24 Августа 2011
mainImg
0 «Точка ветвления» – это существующая уже не первый год образовательно-исследовательская инициатива, главной задачей которой является исследование современных взглядов на проектную культуру и  продвижение высокотехнологичной передовой архитектуры. В рамках воркшопа, посвященного теме «Взаимодействие», его участники попытались выяснить, как с помощью параметрических средств можно вести большой, комплексный проект, «запараллелив» сразу несколько этапов его разработки. В качестве модельной территории была взята бывшая фабрика «Красный октябрь» – место в Москве, где стихийно развивается креативный кластер и где существует очевидная проблема взаимодействия разнородных активностей, происходящих здесь временно или перманентно. По мнению организаторов воркшопа, данная территория остро нуждается в системах, которые бы осуществляли взаимодействие между городом, городским ландшафтом, зданиями, его оболочками и элементами и людьми.

Для того, чтобы наиболее эффективно решить эту задачу, в рамках воркшопа было создано четыре кластера, таких запараллеленных между собой мини-лабораторий, каждая из которых работает над собственным участком проблемы. Так, вопросы общей стратегии развития территории и взаимодействия с городом стали темой кластера DYNAMIC LANDSCAPE (модераторы: Данияр Юсупов (С-Пб), Екатерина Ларина (С-Пб), Александра Болдырева (Пермь), а проектированием отдельных объектов в городском ландшафте занимался кластер OBJECT (модераторы: Максим Малеин (Москва), Филипп Кац (Москва), Милан Стаменкович (Москва). Участники кластера SKIN / FABRICATION (модераторы: Димитрий Демин (Германия), Даниель Пайкер и Брайан Окнянски (Великобритания) занимались темой оболочки, а группа INTERACTIVE (модераторы: Вадим Смахтин (Москва), Эдуард Хайман (Москва), Гия Джахая (Сочи) изучала тему интерактивного взаимодействия среды, оболочки и человека.  

Всего в работе воркшопа, прошедшего на «Стрелке» приняли участие около 60 человек. О том, какие локальные задачи они ставили перед собой и как эти задачи решали, подробнее рассказывают модераторы мероприятия.

Максим Малеин, модератор кластера OBJECT:

– Мы занимаемся формой. Изначально задумывалось, что кластер по ландшафту делает анализ градостроительной ситуации на Стрелке и составляет разные карты. Например, карту активности людей в разное время суток на территории стрелки. Мы с их помощью получаем в свое распоряжение некий динамический ландшафт и размещаем на нем объекты. Объектом может быть  что угодно – здания, любые пешеходные маршруты – по воздуху, по земле.  Смысл в том, что мы проектируем так называемый прототип здания, информационную модель, которой мы потом уже можем манипулировать  исходными значениями. Это и есть параметрическая архитектура. Мы записываем свои действия в последовательном алгоритме. Соответственно, если мы изменим какое-то начальное значение, компьютер сам уже это все пересчитает. Вообще задача кластера OBJECT – получить эффектную форму. А кластер SKIN / FABRICATION уже придумает, как эту форму воплотить в реальность.

Филипп Кац, модератор кластера OBJECT:

– Мы стремились понять, что хорошо и что плохо для здания или для города, для пространства, для человека, наконец. Для нас важно выстроить цепочку логики развития здания: как оно, например, могло бы развиваться, как оно могло бы искать себе пространство. На базисном уровне мы делаем некое ДНК здания, которое будет неизвестно где и неизвестно что. В процессе развития оно понимает, где оно должно оказаться и чем оно будет.

Важно, чтобы студенты начали задумываться над стратегией девелопмента, начинали искать логику происходящего и отталкивались от нее, а не от чьих-то чужих мыслей. Я очень часто сталкиваюсь с тем, что  и девелоперы и архитекторы принимают за какие-то принципы и аксиомы зачастую ложные утверждения. Они говорили, что надо делать так-то, хотя это совсем не очевидно. Здесь студенты, я надеюсь,  будут думать о том, что действительно нужно. "

Вадим Смахтин, модератор кластера INTERACTIVE:

– Мы разрабатывали три проекта, направленные на решение проблем среды, которая сформирована сейчас около «Красного Октября». Например, у нас есть решения, которые позволят частично решить проблему навигации по бывшей фабрике. Есть решение, которое позволит решить проблему пустых пространств, есть решение, которое позволит установить неявное взаимодействие со всеми членами некой энергетической экосистемы, которая сейчас есть на «Красном Октябре». Кстати, для работы мы набрали довольно разных людей. Нам было интересно взаимодействие различных дисциплин, как архитекторов, так и других профессий. У нас есть люди, которые занимаются менеджментом в компаниях, близких к целям нашего кластера. Есть художники и электротехники. Люди разных профессий находятся в постоянном конфликте друг с другом. К примеру, архитекторы и художники всегда спорили с друг другом, первые утверждали проект, а вторые находились в постоянном поиске, срывали, переделывали, искали новые варианты. Но, главное, что именно этот конфликт помогает им двигаться вперед.

Данияр Юсупов, модератор кластера DYNAMIC LANDSCAPE:

– Технология воркшопа заключается в том, что у всех уровней проектирования одна и та же база представлений о проекте, основанная на информационных перетоках между кластерами, которые происходят а реальном времени. В отличии от обычного метода проектирования, здесь происходит перефокусирование и перераспределение усилий внутри этого процесса, в результате чего на выходе мы можем получить более качественное решение. Еще один ключевой момент – мы всесторонне оцениваем ресурсы территории и те необходимые проектные действия, которые позволят их реабилитировать. Это могут быть и социальные ресурсы, и энергетические,  и природные, даже транспортная доступность, вообще что угодно.

Вообще технология параметрического проектирования довольно широко распространена в мире, но не очень активно пока используется в профессии архитектора. Молодые архитекторы сразу доверяются новой проектной культуре, потому что они видят ее эффективность и глубину. Многие заказчики и консультанты тоже понимают, о чем идет речь, и все активнее включаются в процесс. А вот средний сегмент (школы, проектные институты, проектные организации) настолько закреплены в существующем методе, что сдаются неохотно и лишь частично, а даже если и интересуются, то понимают, что в своем окружении, в существующей системе не смогут использовать это на полную катушку.  Т.е. здесь главный фактор – это открытость. Нужно раскрыть цех изнутри наружу, и тогда в него хлынут все токи, энергии, и новая  проектная культура будет развиваться, внедряться и проникать всюду. Мне кажется, это более чем реально. К середине века параметрическое проектирование станет самой обычной вещью, доступной любому, и вместо того, чтобы покупать в супермаркете, скажем, кеды, их можно будет изготовить самому с помощью маленького 3D-принтера.
zooming
zooming

24 Августа 2011

Похожие статьи
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Образовательный маяк
Здание мореходного училища в порту Свеннборга, спроектированное C.F. Møller Architects совместно с EFFEKT, получило жесткую сетку открытых бетонных конструкций. Решение позволило добиться функциональной гибкости и проницаемости пространства.
Форма немыслимого
Павильон АТОМ на ВДНХ хочется сопоставить с известной максимой архитекторов и критиков: «придумал? теперь построй!». Редко можно встретить столь самоотверженное погружение в реализацию, причем сложные конструктивные и инженерные задачи, поставленные UNK перед самими собой, тут представляются неотъемлемой, важной частью архитектурной идеи. Challenge соответствует месту – все же «выставка достижений», а павильон посвящен атомной энергетике. Рассматриваем: снаружи, изнутри и с изнанки.
Павильон – солнечные часы
Представлен публике проект летнего павильона-2024 галереи «Серпентайн» в Лондоне. В этот раз авторами стали южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies.
Молочная тема
Концепция офиса компании, производящей сыр, предназначена для закрытой территории молокозавода, – это, хотя бы наполовину, промышленная архитектура. Возможно поэтому она очень проста, что кажется удачным. Здание оживляет буквально пара «штрихов»: разворот угла акцентирует вход, оттенок стекла откликается на тему «молочных рек».
Здание-черенок
В итальянском городке Рипа-Театина недалеко от адриатического побережья строится семейный центр по проекту LAP architettura.
Движение по кругу
Бюро Atelier Aconcept спроектировало детский сад и начальную школу в пригороде Парижа Л’Ай-ле-Роз. Комплекс должен стать «воротами» всей коммуны и драйвером развития нового, весьма перспективного жилого квартала.
Фактура бетона
Посетительский центр на американском военном кладбище Второй мировой войны недалеко от Маастрихта, спроектированный бюро KAAN, интерпретирует «модернистский классицизм» основного ансамбля.
Сборно-разборная модель
Новый корпус цифровых наук и индустрий LAB42 в Амстердамском университете спроектирован максимально гибким и удобным для использования и трансформации на всех стадиях «жизни», от строительства до демонтажа. Авторы проекта – Benthem Crouwel Architekten.
Водная рябь и амбиции
Бюро MAD представило проект арт-центра района Наньхай в Фошане. По замыслу архитекторов, кровля-покрывало соберет в единый «ландшафт» театр, спортивный центр и музей, а также позволит сформировать новые общественные пространства.
«Театр природы»
Бюро Coldefy и CRA-Carlo Ratti Associati представили свой проект национального павильона Франции для Всемирной выставки Экспо-2025 в Осаке.
Музыка и танец
Образовательные центры в Кемерово, Калининграде, Владивостоке и Севастополе – часть программы по созданию культурных кластеров, которая реализуется в регионах с 2018 года. В трех городах кампусы, построенные по проектам ПИ «АРЕНА», уже приняли первых воспитанников. Рассказываем об устройстве этих школ.
Склонение башен
Три башни ЖК «Новоданиловская 8» – новый, и самый высотный, сосед Даниловских мануфактуры, «форта», «плазы», дополнение целого куста современной архитектуры от известных мастеров. При этом они здесь единственные – жилые, самые высотные, и на непростом участке. Рассматриваем, как архитекторы Андрей Романов и Екатерина Кузнецова решили непростую задачу.
В духе РОСТа
Новый тракторный завод Ростсельмаш, концепцию которого подготовило бюро ASADOV, прямо сейчас достраивается в Ростове-на-Дону. Отсылки к советской архитектуре 1920-х и 1960-х годов откликаются на миссию и стратегическое значение предприятия, а также соответствуют пожеланию заказчика: отдать дань уважения ростовскому конструктивизму.
Трехчастная задача: Мытный двор
Петербургский Мытный двор – торговые ряды сложной судьбы – по проекту «Студии 44» планируют превратить в премиальный жилой комплекс. В проекте три части: реставрация исторических корпусов, восстановление утраченной части исторического контура и новые дома. Все они срифмованы между собой и с городом, найдены оси и «лучи света», продуманы уютные уголки и видовые точки. Мы специально проинтервьюировали авторов проекта реставрации исторических корпусов – и рассказываем обо всех, разных, задачах из числа решенных здесь.
Новая морфология архитектуры. Зачем гены зданиям?
Эдуард Хайман – архитектор, дизайнер, один из основателей образовательного и исследовательского проекта параметрической архитектуры «Точка ветвления», аспирант отдела теории архитектуры НИИТиАГ, креативный технолог R'n'D Lab Digital October. Публикуем его статью о параметрической архитектуре, которая стремится быть не «сделанной», а «порожденной», подобно природному организму.
Смелость строит города
На город всегда можно посмотреть с разных сторон. Он шутливый и серьезный, проектируемый и строящийся, развиваемый и улучшающийся. В сегодняшнем обзоре событий – заключительное мероприятие фестиваля «Города», Форум-практикум по развитию города Черняховска, Санкт-Петербургский фестиваль «Артерия».
Технологии и материалы
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Baumit: продлевая строительный сезон
Не случайно стройку считают сезонной работой: с приходом холодов часто встает вопрос – можно ли продолжать отделочные работы или надо ждать весны. Baumit разработал специальные штукатурки, которые позволяют отделывать фасад и при минусовых температурах.
Масштаб впечатляет: 7 проектов в Китае, построенных...
Китайские архитектурные объекты давно впечатляют весь мир масштабом и цельностеклянными фасадами. Вместе с менеджером по архитектурным проектам Larta Glass Петром Ивановским рассмотрим применение стекла на самых ярких из них.
Сейчас на главной
Действенная архитектура
Финалисты премии Мис ван дер Роэ-2024 – общественные сооружения, нацеленные на развитие периферийных районов крупных городов, а также деревень и городков.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Пресса: Вернуть человеческий масштаб: проекты реконструкции...
В 1978 году Отдел перспективных исследований и экспериментальных предложений был переименован в Отдел развития и реконструкции городской среды. Тема развития через реконструкцию, которая в 1970-е годы разрабатывалась отделом для районов сложившейся застройки в центре города, в 1980-е годы расширяет географию, ОПИ предлагает подходы для реконструкции периферийных районов, т.н. «спальных» районов - бескрайних массивов массового жилищного строительства. Цель этой работы - с одной стороны, рациональное использование городской среды, с другой - гуманизация жилой застройки, создание психологически комфортных пространств.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Стрит-арт на стройке
Магазин уличной одежды в петербургском пространстве Seno Валентина Дукмас оформила граффити, заборами из профлиста, строительными лесами и пластиковыми стульями. Контраст им составляют старинные деревянные балки и кирпичные стены.