«Архитектура Петербурга»: биеннале-2011

До 24 апреля в Мраморном зале Российского Этнографического музея в Санкт-Петербурге проходит Третья биеннале «Архитектура Петербурга-2011». В экспозицию вошли проекты ведущих петербургских архитекторов, выполненные за последние два года.

Автор текста:
Анна Кирикова

23 Апреля 2011
mainImg
Все зависит от угла зрения. Под одним, «Архитектура Петербурга-2011» – это собрание лучших архитектурных произведений последних лет, выращенных в Петербурге. Централизованной волей петербургского объединения архитектурных мастерских (ОАМ) на выставке представлены произведения тех, кто сегодня действительно очень активно проектирует и строит в этом городе. На первом этаже, в частности, собраны самые сильные участники –  заслуженные мастера, обладатели всевозможных наград. Серьезные люди, вся жизнь в профессии. Вот только на душе немного тревожно, потому что здесь и вправду лучшие из лучших в Петербурге, а результат этому не вполне пропорционален.

Казалось бы, классический обман ожидания: приходишь за прекрасным, а тут – унылые интерпретации классики, наспех прорисованный конструктивизм и модерн, парафразы европейских реализаций, и вообще какая-то странная утомленность от профессии, отсутствие сильных жестов, поиска оригинальных приемов. Но стоит лишь слегка сменить угол восприятия, как начинается самое интересное. «Архитектура Петербурга» – она ведь не о концептуально-«бумажных» предложениях на заданную тему, не о «порисовать на досуге»,  она – о том, что действительно сегодня происходит, произошло или вот-вот произойдет в Петербурге.  О наших современниках, о «здесь и сейчас». И в этом ее безусловная ценность.  Она – об итогах и перспективах реального «мужского» проектирования с его матюгами на стройке, урезанной сметой и заказчиком, которому кажется, что он как никто другой знает толк в классике и/или хайтеке. И о том, насколько эрудиция и профессионализм архитектора могут эту систему пошатнуть. «Архитектура Петербурга», пожалуй, о героях и анти-героях нашего времени, которые, к тому же, легко меняются между собой местами.

Итак, Петербург-2011.

Здесь уже наполовину реализован Grand projet: в конце прошлого года Никита Явейн и его «Студия 44» завершили первую очередь реконструкции восточного крыла Главного штаба. По идее, новые помещения должны быть открыты для города, не дожидаясь окончания строительства второй очереди (а это чуть более половины здания), – как только в них разместится часть новой постоянной коллекции. Пока же, судя по фотографиям, по только что отстроенной парадной лестнице бродит всего один человек – Олег Явейн, руководитель проекта. И все же архитектурно музей уже существует. Дело – за наполнением.

Петербург замер в ожидании и двух других Grand projets – реконструкции международного аэропорта и строительства нового зоопарка. Замер – потому что проекты уже существуют, а вот когда город приступит к их реализации и приступит ли вообще – загадка. Озвучиваются разные цифры, но точных дат стенд комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) – организатор обоих конкурсов – не дает. За новый «Пулково-2» отвечают Grimshaw & Partners, а также их петербургский партнер Сергей Орешкин и его «А-ЛЕН» (это, пожалуй, самая активно строящая проектная организация города). За новый зоопарк, причем на болотах, а оттого особенно петербургский, – французы Beckmann N'Thepe. Их проект – размышление на тему того, как выглядела бы карта мира, если бы континенты принимали свои размеры сообразно с количеством и разнообразием флоры и фауны. Второй конкурсный проект, (проигравший) принадлежит тандему мастерской Вячеслава Ухова и «Студии 17» Святослава Гайковича, автора одновременно одной из лучших петербургских реализаций последних лет – жилого комплекса «Ориенталь», прекрасно вписанного в панораму Малой Невки.  Их концепция зоосада основана на создании системы насыпных холмов и общественных пространств-павильонов под стеклянными крышами на балках причудливой конфигурации. Забавно, но сами крыши воспринимаются как парафраз тех же  Beckmann N'Thepe: за год до конкурса французы также спроектировали общественные пространства под неровной стеклянной крышей для зоопарка в Хельсинки. 

В этом году петербургские архитекторы представили и много проектов на экспорт. Та же «Студия 44» показала целых три конкурсных проекта, выполненных только для Астаны – города, в котором президент Назарбаев в традициях модернизма создает столицу Республики практически с нуля. В «Студии 44» успели поработать и для Лондона – постмодернистские игры в «Площадь Гагарина»  – общественный комплекс с жилой доминантой неподалеку от Tate Modern. Получилось иронично, но в реализацию пока верится с трудом.

Тандем мастерских «Витрувий и сыновья» Сергея Падалки и «АМ ТРИ» Вадима Спиридонова разработал концепцию генерального плана территории «Олимпийского парка» в Сочи. Если все пойдет, как задумано, то к 2014 году Имеретинская низменность обрастет причудливым хайтеком  олимпийских объектов. Это одно из самых позитивных впечатлений от выставки. Хотя понятно, что в Петербурге даже хай-тек получается какой-то сдержанный, «классицизирующий», почти ретро хай-тек – наверно, как-то так могли бы выглядеть иллюстрации к оригинальному изданию «Сто лет тому вперед». «Студия 44» спроектировала для Сочи железнодорожный вокзал, а Максим Атаянц – медиадеревню «Горки-город». Последнее – жонглирование историческими приемами на фоне снежно-горного пейзажа.  Обращаться к неоклассике, ордеру, сегодня – это как ходить по тонкому лезвию бритвы: чаще всего получается грубо, нелепо и как-то в лоб. А Атаянц как ходил, так и ходит – и получается у него тонко и интеллигентно. По крайней мере, на картинках.

За культурно-просветительскую миссию на мероприятии отвечает Институт ПРО АРТЕ. С их легкой руки в Петербург в этом году  приехали Йорн Нарюд (Narud Stokke Wiig) и Улле Густавсен (Snøhetta), Штефан Бениш (Behnisch Architekten), Пиа Илонен и Мина Лукандер (Talli Design & Architecture), взорвавший публику Кай-Уве Бергман (BIG), а также москвичи – Борис Левянт, Юрий Григорян, Владимир Плоткин и Виктор Логвинов.

Кажется, Петербург небезнадежен и сухая отчетная выставка проектных работ все-таки имеет шанс превратиться в пространство креативного диалога. А архитектура Петербурга – сделать шаг на пути к тому, чем она, на самом деле, всегда и была – и уж точно не унылой и утомленной. Пока же остается помнить, что «Архитектура Петербурга» – она не о лучших. Она о разных архитекторах, которые показывают разную по уровню архитектуру. Это Петербург, 2011 год. Что выросло, то выросло. Не упустите момент.
Стенд «Студии 44». Фото: Алексей Абакумов
Фото: Алексей Абакумов
Стенд «А-ЛЕН». Фото: Алексей Абакумов
Лекционный и кинозал. Открытие выставки. Фото: Алексей Абакумов
Лекция Штефана Бениша. Фото: Алексей Абакумов
Фото: Алексей Абакумов
Уле Густавсен. Фото: Алексей Абакумов
Йорн Нарюд. Фото: Алексей Абакумов


23 Апреля 2011

Автор текста:

Анна Кирикова

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.