15.04.2010

Ирина Коробьина: «Музей – это инструмент единения самых разных архитектурных сил»

Наш собеседник – новый директор Музея архитектуры Ирина Коробьина, принявшая этот пост 10 дней назад. В своем интервью порталу Архи.ру Ирина Коробьина рассказала о том, что сейчас она знакомится с коллективом и фондами знаменитого музея, и о своих планах по преобразованию «машинного отделения» корабля под названием МУАР, к праздникам на верхней палубе которого мы все так привыкли.

информация:

Ирина Коробьина. Фотография предоставлена - Ц:СА&МУАР
Ирина Коробьина. Фотография предоставлена - Ц:СА&МУАРоткрыть большое изображение
Архи.ру: С каких действий началась Ваша работа в музее? Насколько изменилось Ваше представление о нем после назначения и первого знакомства с «изнанкой» музея в качестве его нового директора?

Ирина Коробьина: Моя работа началась 5 апреля в первый день Пасхальной недели со знакомства с коллективом. Первые действия – изучение документов и пространства Музея изнутри, особенно его «зазеркалья», закрытого для посетителей.  Я не ждала образцовой изнанки, но действительность превзошла ожидания.  Я как будто попала в машинное отделение корабля с праздника на верхней палубе, где гремела музыка, сверкали фейерверки, салюты и все мы пили шампанское с прекрасным капитаном. И это была счастливая жизнь! Но чтобы корабль не затонул, нужно наводить порядок в этой закрытой для доступа части – закрывать многочисленные пробоины, чинить механизмы, устранять дефекты, вдохновлять команду, одновременно, учиться навигации, и пр.     

Я работаю  сразу по нескольким направлением,  нарисовавшимся в свете грядущей реконструкции, их общей темой стал вопрос о развитии музея. Передо мной стоят не отдельные проблемы, а единая комплексная задача: концепция развития музея, концепция постоянной экспозиции, утверждение музея как живого и очень активного центра архитектурной и культурной жизни международного уровня.  Надеюсь привлечь к этому процессу лучших отечественных и зарубежных профессионалов.

Архи.ру: Какие проблемы музея представляются Вам наиболее серьезными и требующими скорейшего вмешательства?

И.К.: Грядет реконструкция комплекса зданий, принадлежащих музею, в новый центр архитектурной жизни. Это означает, что уже сегодня нужно приводить в порядок правоустанавливающие документы и  думать о концепции развития.  Понятно, что мы стремимся к новому качеству, а вот каким оно будет, из чего будет состоять обновленный музей архитектуры, для какой жизни он будет предназначен? Много лет не было постоянной экспозиции, научно-исследовательская деятельность, очень серьезная в советское время, как-то сошла на нет. За последние годы МУАР стал ярким и социально активным центром архитектурной жизни, но признаки, указывающие на то, что это музей, стерлись, а это обидно, ведь его фонды - вне конкуренции!

По актам проверок,  полученных из Министерства культуры, – это акт 2007 года и неоконченный в связи с болезнью Давида Ашотовича акт от 2009 года, – картина складывается не слишком благополучная. Нужно строить новый депозитарий, приводить в кондицию условия хранения. Так что в ближайших планах — активизировать незаметную, но героическую работу в фондах: учет, реставрация,  документирование, научные исследования  и так далее. По мере сил и возможностей мы будем укреплять команду хранителей, которых очень не хватает в музее, обладающем огромными фондами по количеству, и думаю, лучшими в Европе по уровню. Хранители вынуждены принимать на ответственное хранение во много раз больший объем ценностей, чем в других музеях, при этом зарплата у них ничтожная, а каждый хранитель, во главе с главным, несет персональную ответственность за все, что находятся в его отделе. Это кропотливая, незаметная и очень сложная работа, которая требует времени, внимания и большой любви. Думаю, что команда сотрудников музея – люди, которых удерживает на рабочем месте именно чувство профессионального призвания и любви, потому что других мотиваций здесь найти сложно.

Моего скорейшего вмешательства также требует электропроводка, проработка и утверждение штатного расписания и комплектация пакета правоустанавливающих документов.
 
Архи.ру: На своей первой встрече с сотрудниками музея Вы пообещали заняться решением кадрового вопроса. Какую часть музея кадровые перестановки коснутся прежде всего?

И.К.: Я имела в виду не кадровые перестановки, а повышение зарплаты сотрудникам. Средние оклады в Музее – ниже прожиточного уровня.
 
Архи.ру: Комментируя Ваше назначение на должность директора музея, министр культуры РФ Александр Авдеев подчеркнул, что его ведомство искало «человека, который бы совмещал способности музейного работника и строителя». Считаете ли Вы себя «строителем»? Не пугает ли Вас предстоящая бурная хозяйственная деятельность?

И.К.: Я ни в коем случае не строитель, поэтому нахожусь в поисках заместителя по капитальному строительству. Хозяйственная деятельность в музее может быть  интересной и творческой, например, запустить в действие  модный книжно-дизайнерский магазин. Однако и для ее осуществления я бы пригласила продюсера-менеджера.

Думаю, что моя роль – осуществлять коммуникации  как с культурным сообществом страны, так и с мировым архитектурным сообществом. Необходимо привлекать в Музей лучшие профессиональные силы, что для меня совершенно легко и естественно, поскольку я уже не один год дружу со многими ведущими архитекторами России и мира. И все они выражают готовность помогать музею  совершенно бескорыстно. Надеюсь, внести вклад в концепцию развития музея в многофункциональный центр, чему в свое время была посвященная моя кандидатская диссертация.
 
Архи.ру: Сегодня очень много говорят о музеефикации кабинета Давида Саркисяна. Планируете ли Вы реализовать эту идею? Насколько необходимой кажется эта мера лично Вам? Как технически возможно сделать административное помещение объектом показа?

И.К.: Да, необходимо принять решение, каким образом сохранить и экспонировать легендарный кабинет Давида. Считаю своим долгом оставить его в музее и обеспечить к нему доступ,  а, главное, его сохранность. Задача невероятно сложная, потому что личное пространство Давида,  его кабинет – это пещера Али-бабы, которую наполняют тысячи сокровищ, в том числе и работы художников, и подаренные книжки, и миллион всяких странных и забавных штучек... Думаю, все это нужно превращать в  «особый музейный экспонат». Очень рада, что на эту тему уже есть идеи и предложения от друзей Давида, равно как и моих – Юрия Григоряна и Александра Бродского, которые работают совершенно безвозмездно. Их талант, мастерство и любовь к Давиду – гарант того, что корректное решение будет найдено.  Надеюсь, этот особый «экспонат» сможет стать толчком к созданию постоянной экспозиции музея. Она, конечно же, должна занять основное здание,  которое ожидает научная реставрация.

Архи.ру: Будет ли проведен конкурс на проект реконструкции музейного комплекса? Если да, то будет ли это конкурс российский или международный?

И.К.: Вопросы  о том, кто будет делать проект реконструкции музейного комплекса – преждевременный. Пока что нет даже полного комплекта документов, необходимых, чтобы начать предпроектные исследования. До стадии архитектурного проектирования еще плыть и плыть. Сейчас необходимо заниматься нудной и одновременно стрессовой бумажно-согласовательной  деятельностью. В то время, как всех волнует шкура неубитого медведя,  происходит и реальная помощь. Я очень благодарна бюро Проект Меганом и Союзу архитекторов России, которые выступили с бескорыстной инициативой и сделали предпроектный анализ территории на предмет поиска резервов развития музейного комплекса с конструктивными идеями,  как увеличить его площади, мощности и объемы.
 
Архи.ру: Продолжите ли Вы возглавлять Ц:СА? Останется ли центр современной архитектуры самостоятельной организацией или станет частью музея, в котором сегодня, как известно, нет полноценного отдела современной архитектуры?

И.К.: Я планирую встроить деятельность Ц:СА в работу музея. Верю, что объединение наших наработок с музейным ресурсом даст новое качество, которое, собственно, и отличает современные музеи, ставшие неотъемлемой и очень привлекательной частью сегодняшней  жизни. Музей с перспективой на будущее обязан быть обращен в будущее.

Архи.ру: Какой из современных музеев (архитектуры и не только) Вы считаете образцом для подражания? Каким Вы видите музей архитектуры «в идеале»?

И.К.: Моя настольная книга сейчас – буклет знаменитого австрийского музея МАК. Когда в 1986 году туда пришел новый директор, легендарный Петер Ноевер, ему достался вполне заурядный и скучноватый музей декоративно-прикладного искусства, который он превратил в один из самых актуальных и влиятельных музеев Европы, где все устроено очень профессионально, артистично, и в то же время рационально. Он смог не только выстроить грамотную структуру и подтянуть к ней серьезные ресурсы, но и собрать в самом музее и вокруг него выдающихся людей, союзников, соратников, сподвижников.

Идеал, к которому я хочу стремиться – создание центра международной архитектурной жизни, служащего развитию обратных связей между профессией и обществом. Это своего рода инструмент единения самых разных архитектурных сил. Надеюсь, что здесь будет происходить  генерирование развития архитектурной мысли, утверждение культурных ценностей, подразумевающих и защиту историко-архитектурного наследия, и продвижение актуальной архитектуры.

Конечно же, постоянная экспозиция, созданная усилиями лучших научных сотрудников и экспозиционеров, будет дополнена активной выставочной, просветительской и научно-исследовательской деятельностью. Развитый комплекс всех музейных служб будет соседствовать с  уникальной фототекой и архитектурным видеоархивом, медиатекой, шикарной библиотекой с читальным залом,  магазином архитектурной литературы и дизайна, клубом-кафе,  собственным издательством и телевизионной студией. А в кабинете директора – несмолкающие голоса друзей и коллег-архитекторов, искусствоведов, музейщиков, критиков и всех неравнодушных к истории-теории-практике Архитектуры. Уже сегодня в числе моих консультантов – Александр Кудрявцев, Петер Цумтор, Петер Ноевер, Владимир Паперный, Александр Раппапорт и многие другие креаторы нашего времени, которых я надеюсь аккумулировать вокруг музея.       


Материал подготовила Анна Мартовицкая

другие тексты:

последние новости ленты:

статьи на эту тему:

все тексты темы

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Никита Бирюков
  • Антон Бондаренко
  • Константин Ходнев
  • Карен Сапричян
  • Алексей Курков
  • Александр Бровкин
  • Владимир Плоткин
  • Анатолий Столярчук
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Александра Кузьмина
  • Сергей Кузнецов
  • Арсений Леонович
  • Екатерина Кузнецова
  • Владимир Ковалёв
  • Сергей  Орешкин
  • Никита Явейн
  • Антон Ладыгин
  • Наталия Шилова
  • Юлий Борисов
  • Антон Лукомский
  • Даниил Лоренц
  • Александр Попов
  • Дмитрий Селивохин
  • Сергей Чобан
  • Антон Надточий
  • Василий Крапивин
  • Юлия Тряскина
  • Антон Яр-Скрябин
  • Всеволод Медведев
  • Сергей Сенкевич
  • Антон Барклянский
  • Наталья Сидорова
  • Евгений Герасимов
  • Дмитрий Ликин
  • Андрей Гнездилов
  • Игорь Шварцман
  • Владимир Биндеман
  • Алексей Гинзбург
  • Вера Бутко
  • Андрей Асадов
  • Сергей Скуратов
  • Левон Айрапетов
  • Роман Леонидов
  • Николай Миловидов
  • Дмитрий Васильев
  • Олег Мединский
  • Олег Карлсон
  • Никита Токарев
  • Тотан Кузембаев
  • Андрей Романов
  • Зураб Басария
  • Павел Андреев
  • Валерия Преображенская
  • Александр Скокан
  • Полина Воеводина
  • Александр Асадов
  • Сергей Труханов
  • Станислав Белых
  • Екатерина Грень
  • Валерий Лукомский
  • Иван Кожин
  • Илья Машков
  • Олег Шапиро
  • Илья Уткин
  • Михаил Канунников

Постройки и проекты (новые записи):

  • Парк Domino
  • Wenlock Cross Hackney
  • ЖК Bauman House
  • Жилой комплекс Urban Ranch
  • Офисное здание M_Eins
  • Kölncubus Süd
  • Жилой комплекс «ТЫ И Я»
  • ЗИЛАРТ. 3-ая очередь. Квартал 26. «Мастер-ключ»
  • Архитектурная композиция Recycle Chapel

Технологии:

11.09.2018

Благородный серый

Многоквартирные дома в поселке «Западная долина» облицованы фиброцементными плитами EQUITONE, которые выгодно подчеркивают лаконичные фасады и позволяют зданиям вписаться в окружающий ландшафт.
EQUITONE
24.08.2018

Затеряться в горах

Фасадные панели из фиброцемента EQUITONE помогли апарт-отелю SkyPark в Красной Поляне слиться с природным окружением.
EQUITONE
22.08.2018

Брусчатка Bockhorn: оценка из прошлого

Иван Григорьевич Малюга – профессор Николаевской инженерной академии в Петербурге, химик-технолог в своей книге начала 20 века рассказывает о брусчатке Bockhorn.
ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
22.08.2018

Как предотвратить потерю концентрации сотрудников в open space?

Рабочее пространство должно предоставлять четко разделенные зоны для коллективной, индивидуальной и сфокусированной работы. Эти зоны должны не конкурировать, а дополнять друг друга. Комментирует Денис Черничкин, Директор Haworth Business Interiors
HAWORTH
другие статьи