Ирина Коробьина: «Музей – это инструмент единения самых разных архитектурных сил»

Наш собеседник – новый директор Музея архитектуры Ирина Коробьина, принявшая этот пост 10 дней назад. В своем интервью порталу Архи.ру Ирина Коробьина рассказала о том, что сейчас она знакомится с коллективом и фондами знаменитого музея, и о своих планах по преобразованию «машинного отделения» корабля под названием МУАР, к праздникам на верхней палубе которого мы все так привыкли.

15 Апреля 2010
mainImg
Архи.ру: С каких действий началась Ваша работа в музее? Насколько изменилось Ваше представление о нем после назначения и первого знакомства с «изнанкой» музея в качестве его нового директора?

Ирина Коробьина: Моя работа началась 5 апреля в первый день Пасхальной недели со знакомства с коллективом. Первые действия – изучение документов и пространства Музея изнутри, особенно его «зазеркалья», закрытого для посетителей.  Я не ждала образцовой изнанки, но действительность превзошла ожидания.  Я как будто попала в машинное отделение корабля с праздника на верхней палубе, где гремела музыка, сверкали фейерверки, салюты и все мы пили шампанское с прекрасным капитаном. И это была счастливая жизнь! Но чтобы корабль не затонул, нужно наводить порядок в этой закрытой для доступа части – закрывать многочисленные пробоины, чинить механизмы, устранять дефекты, вдохновлять команду, одновременно, учиться навигации, и пр.     

Я работаю  сразу по нескольким направлением,  нарисовавшимся в свете грядущей реконструкции, их общей темой стал вопрос о развитии музея. Передо мной стоят не отдельные проблемы, а единая комплексная задача: концепция развития музея, концепция постоянной экспозиции, утверждение музея как живого и очень активного центра архитектурной и культурной жизни международного уровня.  Надеюсь привлечь к этому процессу лучших отечественных и зарубежных профессионалов.

Архи.ру: Какие проблемы музея представляются Вам наиболее серьезными и требующими скорейшего вмешательства?

И.К.: Грядет реконструкция комплекса зданий, принадлежащих музею, в новый центр архитектурной жизни. Это означает, что уже сегодня нужно приводить в порядок правоустанавливающие документы и  думать о концепции развития.  Понятно, что мы стремимся к новому качеству, а вот каким оно будет, из чего будет состоять обновленный музей архитектуры, для какой жизни он будет предназначен? Много лет не было постоянной экспозиции, научно-исследовательская деятельность, очень серьезная в советское время, как-то сошла на нет. За последние годы МУАР стал ярким и социально активным центром архитектурной жизни, но признаки, указывающие на то, что это музей, стерлись, а это обидно, ведь его фонды - вне конкуренции!

По актам проверок,  полученных из Министерства культуры, – это акт 2007 года и неоконченный в связи с болезнью Давида Ашотовича акт от 2009 года, – картина складывается не слишком благополучная. Нужно строить новый депозитарий, приводить в кондицию условия хранения. Так что в ближайших планах — активизировать незаметную, но героическую работу в фондах: учет, реставрация,  документирование, научные исследования  и так далее. По мере сил и возможностей мы будем укреплять команду хранителей, которых очень не хватает в музее, обладающем огромными фондами по количеству, и думаю, лучшими в Европе по уровню. Хранители вынуждены принимать на ответственное хранение во много раз больший объем ценностей, чем в других музеях, при этом зарплата у них ничтожная, а каждый хранитель, во главе с главным, несет персональную ответственность за все, что находятся в его отделе. Это кропотливая, незаметная и очень сложная работа, которая требует времени, внимания и большой любви. Думаю, что команда сотрудников музея – люди, которых удерживает на рабочем месте именно чувство профессионального призвания и любви, потому что других мотиваций здесь найти сложно.

Моего скорейшего вмешательства также требует электропроводка, проработка и утверждение штатного расписания и комплектация пакета правоустанавливающих документов.
 
Архи.ру: На своей первой встрече с сотрудниками музея Вы пообещали заняться решением кадрового вопроса. Какую часть музея кадровые перестановки коснутся прежде всего?

И.К.: Я имела в виду не кадровые перестановки, а повышение зарплаты сотрудникам. Средние оклады в Музее – ниже прожиточного уровня.
 
Архи.ру: Комментируя Ваше назначение на должность директора музея, министр культуры РФ Александр Авдеев подчеркнул, что его ведомство искало «человека, который бы совмещал способности музейного работника и строителя». Считаете ли Вы себя «строителем»? Не пугает ли Вас предстоящая бурная хозяйственная деятельность?

И.К.: Я ни в коем случае не строитель, поэтому нахожусь в поисках заместителя по капитальному строительству. Хозяйственная деятельность в музее может быть  интересной и творческой, например, запустить в действие  модный книжно-дизайнерский магазин. Однако и для ее осуществления я бы пригласила продюсера-менеджера.

Думаю, что моя роль – осуществлять коммуникации  как с культурным сообществом страны, так и с мировым архитектурным сообществом. Необходимо привлекать в Музей лучшие профессиональные силы, что для меня совершенно легко и естественно, поскольку я уже не один год дружу со многими ведущими архитекторами России и мира. И все они выражают готовность помогать музею  совершенно бескорыстно. Надеюсь, внести вклад в концепцию развития музея в многофункциональный центр, чему в свое время была посвященная моя кандидатская диссертация.
 
Архи.ру: Сегодня очень много говорят о музеефикации кабинета Давида Саркисяна. Планируете ли Вы реализовать эту идею? Насколько необходимой кажется эта мера лично Вам? Как технически возможно сделать административное помещение объектом показа?

И.К.: Да, необходимо принять решение, каким образом сохранить и экспонировать легендарный кабинет Давида. Считаю своим долгом оставить его в музее и обеспечить к нему доступ,  а, главное, его сохранность. Задача невероятно сложная, потому что личное пространство Давида,  его кабинет – это пещера Али-бабы, которую наполняют тысячи сокровищ, в том числе и работы художников, и подаренные книжки, и миллион всяких странных и забавных штучек... Думаю, все это нужно превращать в  «особый музейный экспонат». Очень рада, что на эту тему уже есть идеи и предложения от друзей Давида, равно как и моих – Юрия Григоряна и Александра Бродского, которые работают совершенно безвозмездно. Их талант, мастерство и любовь к Давиду – гарант того, что корректное решение будет найдено.  Надеюсь, этот особый «экспонат» сможет стать толчком к созданию постоянной экспозиции музея. Она, конечно же, должна занять основное здание,  которое ожидает научная реставрация.

Архи.ру: Будет ли проведен конкурс на проект реконструкции музейного комплекса? Если да, то будет ли это конкурс российский или международный?

И.К.: Вопросы  о том, кто будет делать проект реконструкции музейного комплекса – преждевременный. Пока что нет даже полного комплекта документов, необходимых, чтобы начать предпроектные исследования. До стадии архитектурного проектирования еще плыть и плыть. Сейчас необходимо заниматься нудной и одновременно стрессовой бумажно-согласовательной  деятельностью. В то время, как всех волнует шкура неубитого медведя,  происходит и реальная помощь. Я очень благодарна бюро Проект Меганом и Союзу архитекторов России, которые выступили с бескорыстной инициативой и сделали предпроектный анализ территории на предмет поиска резервов развития музейного комплекса с конструктивными идеями,  как увеличить его площади, мощности и объемы.
 
Архи.ру: Продолжите ли Вы возглавлять Ц:СА? Останется ли центр современной архитектуры самостоятельной организацией или станет частью музея, в котором сегодня, как известно, нет полноценного отдела современной архитектуры?

И.К.: Я планирую встроить деятельность Ц:СА в работу музея. Верю, что объединение наших наработок с музейным ресурсом даст новое качество, которое, собственно, и отличает современные музеи, ставшие неотъемлемой и очень привлекательной частью сегодняшней  жизни. Музей с перспективой на будущее обязан быть обращен в будущее.

Архи.ру: Какой из современных музеев (архитектуры и не только) Вы считаете образцом для подражания? Каким Вы видите музей архитектуры «в идеале»?

И.К.: Моя настольная книга сейчас – буклет знаменитого австрийского музея МАК. Когда в 1986 году туда пришел новый директор, легендарный Петер Ноевер, ему достался вполне заурядный и скучноватый музей декоративно-прикладного искусства, который он превратил в один из самых актуальных и влиятельных музеев Европы, где все устроено очень профессионально, артистично, и в то же время рационально. Он смог не только выстроить грамотную структуру и подтянуть к ней серьезные ресурсы, но и собрать в самом музее и вокруг него выдающихся людей, союзников, соратников, сподвижников.

Идеал, к которому я хочу стремиться – создание центра международной архитектурной жизни, служащего развитию обратных связей между профессией и обществом. Это своего рода инструмент единения самых разных архитектурных сил. Надеюсь, что здесь будет происходить  генерирование развития архитектурной мысли, утверждение культурных ценностей, подразумевающих и защиту историко-архитектурного наследия, и продвижение актуальной архитектуры.

Конечно же, постоянная экспозиция, созданная усилиями лучших научных сотрудников и экспозиционеров, будет дополнена активной выставочной, просветительской и научно-исследовательской деятельностью. Развитый комплекс всех музейных служб будет соседствовать с  уникальной фототекой и архитектурным видеоархивом, медиатекой, шикарной библиотекой с читальным залом,  магазином архитектурной литературы и дизайна, клубом-кафе,  собственным издательством и телевизионной студией. А в кабинете директора – несмолкающие голоса друзей и коллег-архитекторов, искусствоведов, музейщиков, критиков и всех неравнодушных к истории-теории-практике Архитектуры. Уже сегодня в числе моих консультантов – Александр Кудрявцев, Петер Цумтор, Петер Ноевер, Владимир Паперный, Александр Раппапорт и многие другие креаторы нашего времени, которых я надеюсь аккумулировать вокруг музея.       


Материал подготовила Анна Мартовицкая
Ирина Коробьина. Фотография предоставлена - Ц:СА&МУАР


15 Апреля 2010

Статьи по теме: Ирина Коробьина - новый директор Музея архитектуры

Ирина Коробьина: «Музей – это инструмент единения...
Наш собеседник – новый директор Музея архитектуры Ирина Коробьина, принявшая этот пост 10 дней назад. В своем интервью порталу Архи.ру Ирина Коробьина рассказала о том, что сейчас она знакомится с коллективом и фондами знаменитого музея, и о своих планах по преобразованию «машинного отделения» корабля под названием МУАР, к праздникам на верхней палубе которого мы все так привыкли.

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».