Ирина Коробьина: «Музей – это инструмент единения самых разных архитектурных сил»

Наш собеседник – новый директор Музея архитектуры Ирина Коробьина, принявшая этот пост 10 дней назад. В своем интервью порталу Архи.ру Ирина Коробьина рассказала о том, что сейчас она знакомится с коллективом и фондами знаменитого музея, и о своих планах по преобразованию «машинного отделения» корабля под названием МУАР, к праздникам на верхней палубе которого мы все так привыкли.

15 Апреля 2010
mainImg
Архи.ру: С каких действий началась Ваша работа в музее? Насколько изменилось Ваше представление о нем после назначения и первого знакомства с «изнанкой» музея в качестве его нового директора?

Ирина Коробьина: Моя работа началась 5 апреля в первый день Пасхальной недели со знакомства с коллективом. Первые действия – изучение документов и пространства Музея изнутри, особенно его «зазеркалья», закрытого для посетителей.  Я не ждала образцовой изнанки, но действительность превзошла ожидания.  Я как будто попала в машинное отделение корабля с праздника на верхней палубе, где гремела музыка, сверкали фейерверки, салюты и все мы пили шампанское с прекрасным капитаном. И это была счастливая жизнь! Но чтобы корабль не затонул, нужно наводить порядок в этой закрытой для доступа части – закрывать многочисленные пробоины, чинить механизмы, устранять дефекты, вдохновлять команду, одновременно, учиться навигации, и пр.     

Я работаю  сразу по нескольким направлением,  нарисовавшимся в свете грядущей реконструкции, их общей темой стал вопрос о развитии музея. Передо мной стоят не отдельные проблемы, а единая комплексная задача: концепция развития музея, концепция постоянной экспозиции, утверждение музея как живого и очень активного центра архитектурной и культурной жизни международного уровня.  Надеюсь привлечь к этому процессу лучших отечественных и зарубежных профессионалов.

Архи.ру: Какие проблемы музея представляются Вам наиболее серьезными и требующими скорейшего вмешательства?

И.К.: Грядет реконструкция комплекса зданий, принадлежащих музею, в новый центр архитектурной жизни. Это означает, что уже сегодня нужно приводить в порядок правоустанавливающие документы и  думать о концепции развития.  Понятно, что мы стремимся к новому качеству, а вот каким оно будет, из чего будет состоять обновленный музей архитектуры, для какой жизни он будет предназначен? Много лет не было постоянной экспозиции, научно-исследовательская деятельность, очень серьезная в советское время, как-то сошла на нет. За последние годы МУАР стал ярким и социально активным центром архитектурной жизни, но признаки, указывающие на то, что это музей, стерлись, а это обидно, ведь его фонды - вне конкуренции!

По актам проверок,  полученных из Министерства культуры, – это акт 2007 года и неоконченный в связи с болезнью Давида Ашотовича акт от 2009 года, – картина складывается не слишком благополучная. Нужно строить новый депозитарий, приводить в кондицию условия хранения. Так что в ближайших планах — активизировать незаметную, но героическую работу в фондах: учет, реставрация,  документирование, научные исследования  и так далее. По мере сил и возможностей мы будем укреплять команду хранителей, которых очень не хватает в музее, обладающем огромными фондами по количеству, и думаю, лучшими в Европе по уровню. Хранители вынуждены принимать на ответственное хранение во много раз больший объем ценностей, чем в других музеях, при этом зарплата у них ничтожная, а каждый хранитель, во главе с главным, несет персональную ответственность за все, что находятся в его отделе. Это кропотливая, незаметная и очень сложная работа, которая требует времени, внимания и большой любви. Думаю, что команда сотрудников музея – люди, которых удерживает на рабочем месте именно чувство профессионального призвания и любви, потому что других мотиваций здесь найти сложно.

Моего скорейшего вмешательства также требует электропроводка, проработка и утверждение штатного расписания и комплектация пакета правоустанавливающих документов.
 
Архи.ру: На своей первой встрече с сотрудниками музея Вы пообещали заняться решением кадрового вопроса. Какую часть музея кадровые перестановки коснутся прежде всего?

И.К.: Я имела в виду не кадровые перестановки, а повышение зарплаты сотрудникам. Средние оклады в Музее – ниже прожиточного уровня.
 
Архи.ру: Комментируя Ваше назначение на должность директора музея, министр культуры РФ Александр Авдеев подчеркнул, что его ведомство искало «человека, который бы совмещал способности музейного работника и строителя». Считаете ли Вы себя «строителем»? Не пугает ли Вас предстоящая бурная хозяйственная деятельность?

И.К.: Я ни в коем случае не строитель, поэтому нахожусь в поисках заместителя по капитальному строительству. Хозяйственная деятельность в музее может быть  интересной и творческой, например, запустить в действие  модный книжно-дизайнерский магазин. Однако и для ее осуществления я бы пригласила продюсера-менеджера.

Думаю, что моя роль – осуществлять коммуникации  как с культурным сообществом страны, так и с мировым архитектурным сообществом. Необходимо привлекать в Музей лучшие профессиональные силы, что для меня совершенно легко и естественно, поскольку я уже не один год дружу со многими ведущими архитекторами России и мира. И все они выражают готовность помогать музею  совершенно бескорыстно. Надеюсь, внести вклад в концепцию развития музея в многофункциональный центр, чему в свое время была посвященная моя кандидатская диссертация.
 
Архи.ру: Сегодня очень много говорят о музеефикации кабинета Давида Саркисяна. Планируете ли Вы реализовать эту идею? Насколько необходимой кажется эта мера лично Вам? Как технически возможно сделать административное помещение объектом показа?

И.К.: Да, необходимо принять решение, каким образом сохранить и экспонировать легендарный кабинет Давида. Считаю своим долгом оставить его в музее и обеспечить к нему доступ,  а, главное, его сохранность. Задача невероятно сложная, потому что личное пространство Давида,  его кабинет – это пещера Али-бабы, которую наполняют тысячи сокровищ, в том числе и работы художников, и подаренные книжки, и миллион всяких странных и забавных штучек... Думаю, все это нужно превращать в  «особый музейный экспонат». Очень рада, что на эту тему уже есть идеи и предложения от друзей Давида, равно как и моих – Юрия Григоряна и Александра Бродского, которые работают совершенно безвозмездно. Их талант, мастерство и любовь к Давиду – гарант того, что корректное решение будет найдено.  Надеюсь, этот особый «экспонат» сможет стать толчком к созданию постоянной экспозиции музея. Она, конечно же, должна занять основное здание,  которое ожидает научная реставрация.

Архи.ру: Будет ли проведен конкурс на проект реконструкции музейного комплекса? Если да, то будет ли это конкурс российский или международный?

И.К.: Вопросы  о том, кто будет делать проект реконструкции музейного комплекса – преждевременный. Пока что нет даже полного комплекта документов, необходимых, чтобы начать предпроектные исследования. До стадии архитектурного проектирования еще плыть и плыть. Сейчас необходимо заниматься нудной и одновременно стрессовой бумажно-согласовательной  деятельностью. В то время, как всех волнует шкура неубитого медведя,  происходит и реальная помощь. Я очень благодарна бюро Проект Меганом и Союзу архитекторов России, которые выступили с бескорыстной инициативой и сделали предпроектный анализ территории на предмет поиска резервов развития музейного комплекса с конструктивными идеями,  как увеличить его площади, мощности и объемы.
 
Архи.ру: Продолжите ли Вы возглавлять Ц:СА? Останется ли центр современной архитектуры самостоятельной организацией или станет частью музея, в котором сегодня, как известно, нет полноценного отдела современной архитектуры?

И.К.: Я планирую встроить деятельность Ц:СА в работу музея. Верю, что объединение наших наработок с музейным ресурсом даст новое качество, которое, собственно, и отличает современные музеи, ставшие неотъемлемой и очень привлекательной частью сегодняшней  жизни. Музей с перспективой на будущее обязан быть обращен в будущее.

Архи.ру: Какой из современных музеев (архитектуры и не только) Вы считаете образцом для подражания? Каким Вы видите музей архитектуры «в идеале»?

И.К.: Моя настольная книга сейчас – буклет знаменитого австрийского музея МАК. Когда в 1986 году туда пришел новый директор, легендарный Петер Ноевер, ему достался вполне заурядный и скучноватый музей декоративно-прикладного искусства, который он превратил в один из самых актуальных и влиятельных музеев Европы, где все устроено очень профессионально, артистично, и в то же время рационально. Он смог не только выстроить грамотную структуру и подтянуть к ней серьезные ресурсы, но и собрать в самом музее и вокруг него выдающихся людей, союзников, соратников, сподвижников.

Идеал, к которому я хочу стремиться – создание центра международной архитектурной жизни, служащего развитию обратных связей между профессией и обществом. Это своего рода инструмент единения самых разных архитектурных сил. Надеюсь, что здесь будет происходить  генерирование развития архитектурной мысли, утверждение культурных ценностей, подразумевающих и защиту историко-архитектурного наследия, и продвижение актуальной архитектуры.

Конечно же, постоянная экспозиция, созданная усилиями лучших научных сотрудников и экспозиционеров, будет дополнена активной выставочной, просветительской и научно-исследовательской деятельностью. Развитый комплекс всех музейных служб будет соседствовать с  уникальной фототекой и архитектурным видеоархивом, медиатекой, шикарной библиотекой с читальным залом,  магазином архитектурной литературы и дизайна, клубом-кафе,  собственным издательством и телевизионной студией. А в кабинете директора – несмолкающие голоса друзей и коллег-архитекторов, искусствоведов, музейщиков, критиков и всех неравнодушных к истории-теории-практике Архитектуры. Уже сегодня в числе моих консультантов – Александр Кудрявцев, Петер Цумтор, Петер Ноевер, Владимир Паперный, Александр Раппапорт и многие другие креаторы нашего времени, которых я надеюсь аккумулировать вокруг музея.       


Материал подготовила Анна Мартовицкая
Ирина Коробьина. Фотография предоставлена - Ц:СА&МУАР

15 Апреля 2010

Пресса: И вот – МА!
Будущее случившееся и неслучившееся. Два с половиной года назад Ирина Коробьина возглавила Музей архитектуры.
Пресса: Директор музея архитектуры Ирина Коробьина: «Центр...
Государственный музей архитектуры имени Щусева по музейной «табели о рангах», безусловно, принадлежит к грандам – миллион единиц хранения, уникальнейшие фонды, славная история, высокая репутация. Но и в списке самых нуждающихся федеральных музеев он отнюдь не на последнем месте. К сожалению, сегодня появились серьезные опасения, что музей, реставрация которого ожидалась в нынешнем году, может не дожить до эпохи перемен. «Новые Известия» пообщались с директором музея Ириной Коробьиной.
Пресса: Открылся фестиваль архитектурного кино
В Москве открылся первый московский фестиваль архитектурного кино (MAFF), который проводит Музей архитектуры имени Щусева. Ни внезапные морозы, ни пересечение с ярмаркой non/fiction не помешали состояться нескольким лекциям и просмотрам, которые устроили приглашенные специалисты.
Пресса: В МУАРе и кроссовках от Лагерфельда. Московский музей...
Еще один столичный музей - архитектурный - вслед за Политехническим заговорил о необходимости преобразований. На "круглом столе" фестиваля "Зодчество-2010" представители архитектурного цеха обсудили программу перемен, цель которых - "создать культурное пространство осмысления роли архитектуры в жизни человека, общества, страны".
Пресса: «Я не хочу впадать в культурный анабиоз»
В апреле нынешнего года на место директора Музея архитектуры им. А.В. Щусева (МУАР) была назначена Ирина Коробьина.Прошло пять месяцев. Мы решили встретиться с ней и узнать, что удалось сделать за это время и каковы планы музея на обозримую перспективу.
Пресса: Директор Музея архитектуры Ирина Коробьина: «Москва...
Недавно новым директором Государственного музея архитектуры имени Щусева назначена Ирина Коробьина. Теперь именно она станет главным экспертом по столичным и российским памятникам. Кроме того, ей предстоит навести порядок в изрядно обветшалом здании музея прямо в центре Москвы.
Пресса: Пора наводить мосты
Новый директор Музея архитектуры Ирина Коробьина о том, когда начнется строительство депозитария и реставрация зданий на Воздвиженке и появится постоянная экспозиция.
Пресса: Ирина Коробьина: "Фронда – оружие яркое, но не всегда...
В прошлый понедельник министр культуры Александр Авдеев назначил новым директором Музея архитектуры имени Щусева Ирину Коробьину, кандидата архитектуры, директора Центра современной архитектуры. Через неделю новый директор согласилась ответить на вопросы корреспондента «НГ» Григория Заславского.
Пресса: Ирина Вторая
По меткому замечанию архитектора Юрия Аввакумова при министре культуры Авдееве уже вторая Ирина идет в директора музеев. Первой назначенной новым министром была нынешняя директор Третьяковского галереи Ирина Лебедева. Сейчас директором стала Ирина Коробьина.
Пресса: На "Руину" бросили архитектора. Назначен директор...
Вчера приказом министра культуры РФ Александра Авдеева назначен новый директор Государственного музея архитектуры имени Щусева (МУАР). Им стала Ирина Коробьина, директор Центра современной архитектуры, член Союза московских архитекторов и член-корреспондент Международной академии архитектуры. Консультирует МАРИЯ СЕМЕНДЯЕВА.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.