О саморегулировании и не только

Две недели назад произошло событие, которое можно считать ключевым для становления структуры саморегулируемых организаций проектировщиков – на втором всероссийском съезде СРО было учреждено их Национальное объединение. Предлагаем вашему вниманию интервью с тремя известными московскими архитекторами: Павлом Андреевым, Борисом Левянтом и новоизбранным руководителем Национального объединения СРО Алексеем Воронцовым.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg

28 сентября в Москве состоялся II Всероссийский съезд «саморегулируемых организаций, основанных на членстве лиц, осуществляющих подготовку проектной документации». Одним из основных итогов двухдневной работы съезда стало учреждение общероссийской негосударственной некоммерческой организации – Национального объединения проектировщиков (НОП), что можно считать логическим завершением процесса структурирования системы саморегулирования в проектной сфере. Президентом новой организации стал Алексей Воронцов – председатель правления первого в России национального объединения профессионалов – Гильдии архитекторов и проектировщиков (ГАП).

Сегодня НОП объединяет 25 саморегулируемых организаций, представляющих интересы более 3 тысяч проектных институтов и организаций РФ в области жилищного, гражданского и промышленного проектирования, а также проектирования объектов атомной энергетики, космической отрасли и специального назначения. С отменой лицензирования и появлением организации, уполномоченной регламентировать деятельность в сфере архитектурно-строительного проектирования и совершенствовать законодательную и нормативно-техническую базу, профессиональное сообщество связывает самые положительные надежды. Однако ни для кого из практикующих архитекторов не секрет, что сегодня отрасль переживает глубочайший кризис, причем отнюдь не только экономический, но правовой, нормативный и, если угодно, идеологический. О том, какие проблемы СРО предстоит решать в первую очередь, мы сегодня беседуем с Павлом Андреевым, Алексеем Воронцовым и Борисом Левянтом –  «отцами-основателями» ГАП. 

Анна Мартовицкая, Архи.ру:
Одной из своих основных задач ГАП и НОП определяют совершенствование законодательства в области архитектуры и градостроительства. Какие именно вопросы, на ваш взгляд, здесь предстоит урегулировать в первую очередь?

Алексей Воронцов: Во-первых, в соответствии с 148-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс и отдельные законодательные акты Российской Федерации» и 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях», мы уже вовсю участвуем в деятельности правительственных органов по формированию системы саморегулируемых организаций. Очень важным шагом в деятельности Национального объединения я также считаю участие в работе по корректировке текста поправок и изменений в Постановление Правительства РФ № 87 «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию». А вообще если перечислять все законы, регулирующие сферу архитектуры и градостроительства и нуждающиеся в поправках, список рискует получиться очень длинным. Ведь это и Градостроительный кодекс, и закон «Об архитектурной деятельности», закон «Об образовании». Кроме того, жизненно необходимо вернуть в сферу регулирования градостроительную деятельность – о том, что сегодня она фактически вообще не признана на законодательном уровне, не кричит только немой. А ведь именно с градостроительства, с размещения и привязки объекта начинается та самая безопасность строительства, которая позиционируется как один из государственных приоритетов!

Борис Левянт: Мне также кажется чрезвычайно важной доработка закона «О техническом регулировании». Фактически отменив строительные нормы как обязательные, он прекратил их разработку и совершенствование, тогда как технические регламенты, приходящие на смену СНиПам, на самом деле не являются их заменой и пока архитекторам больше мешают, чем помогают. А ведь нормативы – это основа любого проектирования! Но самой важной задачей, стоящей перед СРО, я вижу выстраивание четких взаимоотношений между архитекторами, разрабатывающими проекты зданий, и органами, которые эти проекты утверждают, а затем контролируют строительство как процесс. Одна из самых болезненных проблем российской архитектурной практики заключается в том, что фактически у нас повсеместно происходит выпихивание архитектора из процесса реализации его проекта. Автор теряет контроль над тем, что строится, результат получается чудовищный, а вся критика за построенное в итоге все равно обрушивается именно на архитектора!

Павел Андреев: К сожалению, сегодня появилось новое поколение проектантов, которые привыкли работать вообще без какой-либо оглядки на законы и нормативы. Главным требованием для них является требование заказчика, и сила денег превалирует над соображениями как эстетики, так и профессиональной этики. И я согласен со своими коллегами в том, что корректировка системы технических регламентов совершенно необходима, но еще более необходимо обязать практикующих архитекторов эти регламенты знать и соблюдать. Соблюдение нормативов регламентов – первый и основной этап выполнения базового требования о безопасности сооружения. Умение с ними обращаться – это уже вопрос таланта, способностей и т.д., – но вне зависимости от того, обладает архитектор этими качествами или нет, он обязан обеспечить высокое качество проектирования.

Что заставляет вас считать, что создание СРО в корне изменит ситуацию в профессиональном сообществе проектировщиков?

Алексей Воронцов: Появление СРО, безусловно, сделает рынок проектных услуг более цивилизованным, обеспечит чистую конкурентную среду и поставит запрет на демпинг. Не секрет, что существующая сегодня система тендеров ориентирована на выбор самого дешевого проекта и, возможно, в каких-то сферах деятельности именно низкая стоимость гарантирует качество конечного продукта, но проектирование к ним не относится. И бороться с этой порочной системой, когда заказы на проектирование получают никому не известные, не обладающие опытом бюро лишь потому, что они заявили самую низкую цену, НОП намерено самым жестким образом. В частности, теперь для того, чтобы участвовать в тендерах, нужно будет иметь допуск СРО проектировщиков. И это не значит, что в ряды СРО будут принимать только самых сознательных – допуск будет гарантией того, что его обладатель несет материальную ответственность за качество своей работы, причем не только перед застройщиками, но (и это самое главное) перед потребителями – конечными пользователями зданий.

Борис Левянт: Кроме того, как мы уже обсудили на съезде, необходимо откорректировать и саму систему проведения тендеров в сфере проектирования объектов. Мне лично показалось очень разумным предложение сначала проводить квалификационный тендер, в котором буду соревноваться лишь технологии и опыт проектировщиков, – это гарантирует нам отбор по-настоящему способных выполнить заказ с высоким качеством участников, а уже из получившегося шорт-листа можно выбирать самые дешевые услуги. 

А чем будет измеряться ответственность архитектора? Деньгами?

Алексей Воронцов: Да, представьте себе. Время идеологических воззваний прошло. Теперь репутация измеряется деньгами, и это совершенно нормальная практика. Я имею в виду систему страхования членов СРО. В прошлом году мы начали со страховки общей стоимостью 30 тысяч рублей, и ее оказалось достаточно, чтобы нас зарегистрировал Ростехнадзор. Потом «Гильдия архитекторов и проектировщиков» разработала новый страховой продукт – «Обязательное коллективное страхование членов СРО», который обходится каждому ее члену примерно в 14 тысяч рублей. Но мы не останавливаемся и на этом: следующий шаг – это индивидуальное страхование каждого члена СРО, и именно сумма, на которую застрахован архитектор, со временем должна стать важнейшей составляющей его репутации. Судите сами: если я застраховал свой бизнес всего на 14 тысяч рублей, то на взгляд постороннего человека мне можно доверить проектирование разве что двухэтажного сарая. А если мой страховой взнос составляет приличную сумму, это означает, что я уверен в себе как в профессионале, и мне можно доверить серьезный объект.

Но для того, чтобы страховая компания согласилась застраховать вас на миллион долларов, она тоже должна быть уверена как в вашем профессионализме, так и в адекватности проекта, за который вы беретесь.

Борис Левянт: Именно для этого будет создана система независимых экспертных агентств, основными заказчиками которых станут страховые компании. По заказу компаний эти агентства будут досконально проверять все проекты, и это в конечном итоге обеспечит архитектору безусловную экономическую защищенность.

Хорошо, давайте представим на минуту, что все это уже реальность. Архитектор защищен финансово, а его право контролировать процесс реализации проекта защищено законодательно, и еще существует безупречно работающая система независимой экспертизы – въедливой, но справедливой. Нужна ли в этих условиях система государственной экспертизы, или это «лишнее звено» можно ликвидировать?

Борис Левянт: Это очень сложный и коварный вопрос! Лично я убежден в том, что конечная экспертиза проекта и конечная ответственность за его качество и реализацию должны лежать на самом архитекторе и СРО, членом которой он является. Но не нужно забывать и про такое немаловажное звено, как заказчик. Без государственной экспертизы в сфере строительства можно будет обойтись лишь тогда, когда заказчик по закону будет обязан соблюдать утвержденный и согласованный проект, и эта обязанность не будет столь фиктивной, какой она де факто является сегодня.

Павел Андреев: Дело в том, что раньше в экспертизе велась реальная работа по поиску оптимальных решений для реализации конкретных объектов. А сегодня туда на работу пришло много молодых ребят, которые поняли, что словом «нет» можно зарабатывать больше и быстрее, чем поиском альтернативных решений. И сегодня, как правило, первый же визит с госэкспертизу с проектом заканчивается получением заранее заготовленного, шаблонного списка претензий, который останавливает работу на несколько дней, а то и недель. И фактически все архитекторы в результате заняты не проектированием, а тем, что по накладной отгружают документацию для строительства. О каком творчестве может идти в этой ситуации речь, о каком первородстве автора? В общем, система госэкспертизы сама нуждается в реформировании, но ее полная отмена, думаю, приведет только к еще большему хаосу. В конце концов, именно экспертиза знает обо всех нормативах, вышедших в этом городе и в этой стране.

Алексей Воронцов: Ну, мы надеемся на это, по крайней мере. А вообще, как известно, Градостроительный кодекс постановил, что есть госэкспертиза и есть негосударственная экспертиза. Я убежден, что последняя со временем станет важнее первой, потому что ситуация на строительном рынке должна сильно измениться из-за влияния саморегулируемых организаций.

Своей еще одной важнейшей задачей саморегулируемые организации называют повышение квалификации кадров и аттестация сотрудников архитектурных бюро. И это понятно: постоянно совершенствуются как технологии строительства, так и материалы, растут требования к безопасности сооружений, и одного-единственного полученного когда-то высшего образования архитектору может ощутимо не хватать. Но что такое повышение квалификации на взгляд СРО? Ведь традиционные 70 часов на факультете профпереподготовки МАрхИ практикующему архитектору вряд ли могут чем-то помочь…

Борис Левянт: С этим сложно не согласиться. Я, например, и часть моих сотрудников с удовольствием повысили бы квалификацию, поработав месяц-другой у Вольфа Прикса или Тома Мейна. Но идти в уважаемый Московский архитектурный институт и слушать лекции очень почтенных, но далеких от реальной практики профессоров? Зачем тратить время свое и этих преподавателей, зачем эта профанация? Я бы, скорее, говорил о необходимости создания компетентных аттестационных комиссий, способных реально оценивать уровень архитектора.

Павел Андреев: Повысить квалификацию можно самыми разными способами – участвуя в выставках или конкурсах, например, выступая консультантами, посещая мастер-классы зарубежных архитекторов. Нам неизбежно потребуется время на разработку системы аттестации, учитывающей все эти факторы, но мы обязательно это сделаем.

Алексей Воронцов: Не стоит забывать и о том, что профессиональная практика сама по себе есть постоянное повышение собственной квалификации. Постепенно мы намерены приблизиться к западной модели оценки аттестации архитектора, при которой вчерашний выпускник профильного ВУЗа не может считаться профессионалом, сначала он должен отработать несколько лет как стажер, а потом сдать что-то вроде экзамена на профпригодность. Результаты этих экзаменов, а также все дополнительные «баллы» за участие в мастер-классах и конкурсах будут заноситься в специальные аттестационные книжки. Вот из этой книжки, размера страховки и, конечно, реализованных объектов, и будет складываться репутация ответственного и образованного архитектора XXI века.

zooming
zooming

16 Октября 2009

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.