Третий Вавилон

ИД Building и журнал ARX приступили к реализации медиа-проекта по промоушену рынка высотного строительства. Конференция «Высотное строительство в Москве и России: Взгляд в будущее», прошедшая первого марта в Москве, стала первой акцией проекта

Автор текста:
Ольга Орлова

01 Марта 2006
mainImg
О высотном будущем столицы в качестве преамбулы к докладам выступающих рассказал главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Высотная застройка Москвы ведется, как он сказал, по принципу кратера: запрет на высотное строительство в центре, взрыв диаграммы силуэта в районе 4-го транспортного кольца и спад к инвестиционно непривлекательным окраинам. Известно, что в рамках реализации программы «Новое кольцо Москвы», выделено 60 зон. При этом очередь из инвесторов, заинтересованных в строительстве высоток на этих территориях, насчитывает 140 названий. Но не все, как утверждает Кузьмин, способны оценить масштаб ответственности. В результате некоторые из начатых объектов приходится «замораживать». Ситуация усугубляется отсутствием нормативов по высотному строительству в столице. Для каждого здания, как сказал глава Москомархитектуры, «свой джентльменский набор». При этом новые требования могут предъявляться на стадии проектирования и даже строительства. Таким образом, в частности, в столице появляются архитектурные курьезы. Но, по замечанию Александра Кузьмина, Москва – город многоликий. «Это в Питере, – как пошутил главный архитектор столицы, – прежде чем что-либо начертить, надо одеть смокинг».

Лондонец Билл Прайс, директор WSP Conculting Engineers, принимавший участие в проектах Башни Свободы и Heast Tower (Нью-Йорк), Torre Mayor (Мексика) и других, рассказывая о технологии строительства высотных сооружений и вопросах безопасности, особо подчеркнул значение вклада, который может сегодня внести инженерное искусство в архитектурное проектирование. Из подборки материалов, посвященных теме высотного строительства в предыдущем журнале ARX (это также часть глобального медиа-проекта), известно, что фасады Heast Tower, расшитые диагонально перекрещенными стальными балками, это не столько артистичный жест лорда Фостера, сколько инженерное решение, учитывающее геометрию треугольника как наиболее стабильную и жесткую.

Француз Жан Пистр, президент Valode & Pistre, на примере проектов своей компании для Екатеринбурга рассказал о возможностях развития высотного строительства в России (показателен выбор нестоличного мегаполиса). Несмотря на озвученные в выступлении Александра Кузьмина данные опроса москвичей, согласно которым 15% из них с радостью поселились бы в высотке, г-н Пистр исходил из ситуации отрицательного отношения к небоскребам в обществе. Но отмечал градостроительное и имиджевое значение высотных сооружений и призывал нивелировать возможные негативные влияния на окружающую среду посредством образности и символизма, которые кроме всего прочего могут стать архитектурными ресурсами выражения национальной идентичности. Так при проектировании екатеринбургских высоток французы использовали образы двух воинов, окрестив получившуюся пару небоскребов при въезде в Екатеринбург «стражами Урала», и ставшую уже культурным символом России башню Татлина. Во французских проектах прочитывались более простые образы – цветок лилии, скала, парус, маяк.

Российский архитектор Сергей Скуратов рассказал на конференции о своем опыте проектирования комплекса высоток на улице Мосфильмовская (Москва). Его образ – танцующие пары. Их две. Вихреобразная динамическая композиция скрученных винтом сооружений перекликается с «танцующим у моря», как его назвали в журнале ARX, зданием Turning Torso (Швеция, г. Мальмо) Сантьяго Калатравы. Но неполный – в московском варианте – винт башен создает ощущение «ввинчивания в небо», легкого поворота головы «танцующих» в сторону центра Москвы (в целях оптимизации видовых сценариев и лучшей инсоляции квартир). «Одежда» зданий – иррациональная нерегулярная структура с рельефным чередованием матового и темного стекла и усветлением фасадов кверху. Однако, как выяснилось в ходе обсуждения доклада, после расчета, переводящего эту сложную «эмоционально выстраданную» архитектором образность в стоимость затрат на строительство (более 3,5 тыс. $), началась типичная, по словам российских выступающих, для нашей страны история переделок и компромиссов. «Надо быть, наверно, меценатом и очень ценить архитектуру, чтобы согласиться на строительство подобных зданий», – сказал Сергей Скуратов.

В следующем докладе Тимура Баткина, заместителя гендиректора Дон-Строй (заказчика комплекса на Мосфильмовской), архитектура среди перечисленных факторов прибыльности зданий и в самом деле не значилась. Хотя, по опыту западных коллег, озвученному на конференции, удачное архитектурное решение способно увеличить стоимость недвижимости на 25 и более процентов и подстегнуть динамику продаж. Но в ситуации перегретого рынка недвижимости столицы все, вероятно, и так движется весьма динамично. Поэтому и высотка на Мосфильмовской возводится не одна, а, как то сейчас модно в самом урожайном в плане высотного строительства Китае, целым квартетом. Кстати, на Западе небоскребами являются прежде всего офисные здания (лишь 1/5 составляют жилые), в то время как в Москве пропорция обратна. Это ставит ребром вопрос не только о гармонизации видовых сценариев и учета инсоляции квартир (именно в этих целях затевался винт в комплексе на Мосфильмовской), но и требует включения в комплекс социальной инфраструктуры.

Сергей Скуратов уделил внимание визуальной самодостаточности комплекса. Учитывая строгость московских согласователей в плане соблюдения уже ставшего пресловутым «бассейна визуальных связей», он вывел на городскую сцену не один небоскреб, а целую компанию. И не только потому, что, как шутил архитектор, с другом или с подружкой куда-либо прийти всегда веселее, чем в одиночестве. А потому что высотка в силу своих габаритов всегда неуместна, но стоит образоваться комплексу как структура сразу же становится самодостаточной.

Американец Райан Мюлленикс, заместитель директора NBBJ Columbus (США), свой доклад посвятил инфраструктурной самодостаточности высоток. По его мнению, разноплановая городская среда – это средство выражения того многообразия, которое присуще городу. Но как только высотка, будучи всегда столь отличной визуально от городского контекста, попадает от него в инфраструктурную зависимость, она терпит неудачу, коммерческий крах. Все современные небоскребы в США стремятся к созданию в своих недрах самоподдерживающейся среды. По сути, отмечал г-н Мюлленикс, это город в городе. И все прогрессивные подходы к проектированию высоток направлены на формирование микрокосма в рамках отдельного здания либо, что еще лучше, их комплекса.

Строительство высотки – это сегодня и всегда сложная и прежде всего коммуникативная задача. Лари Гетс, первый заместитель директора NBBJ Seattle (США), даже поделился с российскими коллегами бытующим у них принципом 4 «С»: codes, clients, consultants, contractors. То есть от того, насколько проработаны кодексы по высотному строительству и насколько быстро и конструктивно на их основании могут договориться об общих целях клиенты, консультанты и контракторы (подрядчики) зависит сегодня эффективность высотного строительства.  Образ Нового Вавилона, обкатанный во втором номере журнала ARX при разборе всемирно известных уже построенных небоскребов, а также опыт западных коллег, представленный в рамках прошедшей конференции, показывает, что на Западе властям и разнопрофильным профессионалам договариваться между собой удается. В России, судя по всему, дело пока обстоит сложнее, как в плане нормативных документов, так и в плане профессиональной коммуникации. Последнюю проблему и пытаются решить ИД Building и журнал ARX, обозначив в качестве своей миссии создание универсального языка архитектуры.
Александр Кузьмин, главный архитектор Москвы
Билл Прайс, директор WSP Conculting Engineers (Англия)
Жан Пистр, президент Valode & Pistre (Франция)
Сергей Скуратов, президент «Сергей Скуратов ARCHITECTS» (Москва)
Ларри Гетс, первый заместитель директора NBBJ Seattle (США)


01 Марта 2006

Автор текста:

Ольга Орлова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.