Третий Вавилон

ИД Building и журнал ARX приступили к реализации медиа-проекта по промоушену рынка высотного строительства. Конференция «Высотное строительство в Москве и России: Взгляд в будущее», прошедшая первого марта в Москве, стала первой акцией проекта

Автор текста:
Ольга Орлова

01 Марта 2006
mainImg
О высотном будущем столицы в качестве преамбулы к докладам выступающих рассказал главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Высотная застройка Москвы ведется, как он сказал, по принципу кратера: запрет на высотное строительство в центре, взрыв диаграммы силуэта в районе 4-го транспортного кольца и спад к инвестиционно непривлекательным окраинам. Известно, что в рамках реализации программы «Новое кольцо Москвы», выделено 60 зон. При этом очередь из инвесторов, заинтересованных в строительстве высоток на этих территориях, насчитывает 140 названий. Но не все, как утверждает Кузьмин, способны оценить масштаб ответственности. В результате некоторые из начатых объектов приходится «замораживать». Ситуация усугубляется отсутствием нормативов по высотному строительству в столице. Для каждого здания, как сказал глава Москомархитектуры, «свой джентльменский набор». При этом новые требования могут предъявляться на стадии проектирования и даже строительства. Таким образом, в частности, в столице появляются архитектурные курьезы. Но, по замечанию Александра Кузьмина, Москва – город многоликий. «Это в Питере, – как пошутил главный архитектор столицы, – прежде чем что-либо начертить, надо одеть смокинг».

Лондонец Билл Прайс, директор WSP Conculting Engineers, принимавший участие в проектах Башни Свободы и Heast Tower (Нью-Йорк), Torre Mayor (Мексика) и других, рассказывая о технологии строительства высотных сооружений и вопросах безопасности, особо подчеркнул значение вклада, который может сегодня внести инженерное искусство в архитектурное проектирование. Из подборки материалов, посвященных теме высотного строительства в предыдущем журнале ARX (это также часть глобального медиа-проекта), известно, что фасады Heast Tower, расшитые диагонально перекрещенными стальными балками, это не столько артистичный жест лорда Фостера, сколько инженерное решение, учитывающее геометрию треугольника как наиболее стабильную и жесткую.

Француз Жан Пистр, президент Valode & Pistre, на примере проектов своей компании для Екатеринбурга рассказал о возможностях развития высотного строительства в России (показателен выбор нестоличного мегаполиса). Несмотря на озвученные в выступлении Александра Кузьмина данные опроса москвичей, согласно которым 15% из них с радостью поселились бы в высотке, г-н Пистр исходил из ситуации отрицательного отношения к небоскребам в обществе. Но отмечал градостроительное и имиджевое значение высотных сооружений и призывал нивелировать возможные негативные влияния на окружающую среду посредством образности и символизма, которые кроме всего прочего могут стать архитектурными ресурсами выражения национальной идентичности. Так при проектировании екатеринбургских высоток французы использовали образы двух воинов, окрестив получившуюся пару небоскребов при въезде в Екатеринбург «стражами Урала», и ставшую уже культурным символом России башню Татлина. Во французских проектах прочитывались более простые образы – цветок лилии, скала, парус, маяк.

Российский архитектор Сергей Скуратов рассказал на конференции о своем опыте проектирования комплекса высоток на улице Мосфильмовская (Москва). Его образ – танцующие пары. Их две. Вихреобразная динамическая композиция скрученных винтом сооружений перекликается с «танцующим у моря», как его назвали в журнале ARX, зданием Turning Torso (Швеция, г. Мальмо) Сантьяго Калатравы. Но неполный – в московском варианте – винт башен создает ощущение «ввинчивания в небо», легкого поворота головы «танцующих» в сторону центра Москвы (в целях оптимизации видовых сценариев и лучшей инсоляции квартир). «Одежда» зданий – иррациональная нерегулярная структура с рельефным чередованием матового и темного стекла и усветлением фасадов кверху. Однако, как выяснилось в ходе обсуждения доклада, после расчета, переводящего эту сложную «эмоционально выстраданную» архитектором образность в стоимость затрат на строительство (более 3,5 тыс. $), началась типичная, по словам российских выступающих, для нашей страны история переделок и компромиссов. «Надо быть, наверно, меценатом и очень ценить архитектуру, чтобы согласиться на строительство подобных зданий», – сказал Сергей Скуратов.

В следующем докладе Тимура Баткина, заместителя гендиректора Дон-Строй (заказчика комплекса на Мосфильмовской), архитектура среди перечисленных факторов прибыльности зданий и в самом деле не значилась. Хотя, по опыту западных коллег, озвученному на конференции, удачное архитектурное решение способно увеличить стоимость недвижимости на 25 и более процентов и подстегнуть динамику продаж. Но в ситуации перегретого рынка недвижимости столицы все, вероятно, и так движется весьма динамично. Поэтому и высотка на Мосфильмовской возводится не одна, а, как то сейчас модно в самом урожайном в плане высотного строительства Китае, целым квартетом. Кстати, на Западе небоскребами являются прежде всего офисные здания (лишь 1/5 составляют жилые), в то время как в Москве пропорция обратна. Это ставит ребром вопрос не только о гармонизации видовых сценариев и учета инсоляции квартир (именно в этих целях затевался винт в комплексе на Мосфильмовской), но и требует включения в комплекс социальной инфраструктуры.

Сергей Скуратов уделил внимание визуальной самодостаточности комплекса. Учитывая строгость московских согласователей в плане соблюдения уже ставшего пресловутым «бассейна визуальных связей», он вывел на городскую сцену не один небоскреб, а целую компанию. И не только потому, что, как шутил архитектор, с другом или с подружкой куда-либо прийти всегда веселее, чем в одиночестве. А потому что высотка в силу своих габаритов всегда неуместна, но стоит образоваться комплексу как структура сразу же становится самодостаточной.

Американец Райан Мюлленикс, заместитель директора NBBJ Columbus (США), свой доклад посвятил инфраструктурной самодостаточности высоток. По его мнению, разноплановая городская среда – это средство выражения того многообразия, которое присуще городу. Но как только высотка, будучи всегда столь отличной визуально от городского контекста, попадает от него в инфраструктурную зависимость, она терпит неудачу, коммерческий крах. Все современные небоскребы в США стремятся к созданию в своих недрах самоподдерживающейся среды. По сути, отмечал г-н Мюлленикс, это город в городе. И все прогрессивные подходы к проектированию высоток направлены на формирование микрокосма в рамках отдельного здания либо, что еще лучше, их комплекса.

Строительство высотки – это сегодня и всегда сложная и прежде всего коммуникативная задача. Лари Гетс, первый заместитель директора NBBJ Seattle (США), даже поделился с российскими коллегами бытующим у них принципом 4 «С»: codes, clients, consultants, contractors. То есть от того, насколько проработаны кодексы по высотному строительству и насколько быстро и конструктивно на их основании могут договориться об общих целях клиенты, консультанты и контракторы (подрядчики) зависит сегодня эффективность высотного строительства.  Образ Нового Вавилона, обкатанный во втором номере журнала ARX при разборе всемирно известных уже построенных небоскребов, а также опыт западных коллег, представленный в рамках прошедшей конференции, показывает, что на Западе властям и разнопрофильным профессионалам договариваться между собой удается. В России, судя по всему, дело пока обстоит сложнее, как в плане нормативных документов, так и в плане профессиональной коммуникации. Последнюю проблему и пытаются решить ИД Building и журнал ARX, обозначив в качестве своей миссии создание универсального языка архитектуры.
Александр Кузьмин, главный архитектор Москвы
Билл Прайс, директор WSP Conculting Engineers (Англия)
Жан Пистр, президент Valode & Pistre (Франция)
Сергей Скуратов, президент «Сергей Скуратов ARCHITECTS» (Москва)
Ларри Гетс, первый заместитель директора NBBJ Seattle (США)


01 Марта 2006

Автор текста:

Ольга Орлова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.