пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Черных Н. Б. , Карпухин А. А.
О хронологии оборонительных сооружений Коломны XIV в. (по данным дендроанализа)
в книге:
Краткие сообщения института археологии №216, 2004
 Образцы древесины коломенских сооружений из культурного слоя, изучавшиеся в лаборатории естественнонаучных методов ИА РАН, были собраны в процессе исследований, проводившихся Археологической службой г. Коломны под руководством А.Б. Мазурова и А.С. Сыроватко 1). Все они происходят из раскопов, располагавшихся на территории, ограниченной дерево-земляными укреплениями раннемосковского периода XIV-XV вв., которые предшествовали стенам кирпичного кремля 1525-1531 гг. (Мазуров, 2000). Исследованная дендроколлекция включала в себя материалы четырех раскопов: у ц. Воздвижения Креста Господня 1990 г. (Мазуров, 2001. С. 278), по ул. Лажечникова (д. 3) 1997 г. (Мазуров, 1999. С. 105-107), и двух по ул. Лазарева (д. 19), 2001-2002 гг. (Мазуров и др. 2002. С. 171-172).
        Всего при работах на этих четырех раскопах было собрано 100 образцов строительного дерева. Здесь представлены 16 сооружений, а также бревна и отдельные столбы. На таблице 1 дается картина распределения образцов дерева по раскопам и типам сооружений.
        Характеризуя коломенскую коллекцию дерева в целом, отметим следующее.
        1. Состояние археологической древесины удовлетворительное. Разрушен лишь один образец из выборки 2002 г. Наружные слои заболони у всех исследованных спилов сохранены. В некоторых случаях фиксируются и внешние кольца.
        2. Отличительной чертой коломенской дендроколлекции является значительная доля в ней стволов лиственных пород. Стволы хвойных - сосны и ели - составляют 71% от общего числа. Среди лиственных пород значительна доля образцов липы (13% от всей коллекции) и дуба (9%), несколько меньше клена (4%). Единичными образцами представлены вяз, осина и береза 2). Подобное соотношение хвойных и лиственных пород в строительном дереве средневековых городов и поселений в нашей практике встречено впервые. Обычно бревна лиственных в изученных ранее коллекциях составляли 2-2,5%. Максимум (до 3%) встречается лишь в средневековых постройках западных регионов, причем здесь преобладает дуб (Черных, 1996. С. 33). Вообще древесина дуба господствует в строительном материале средневековых памятников Западной и Центральной Европы, исключение составляют лишь скандинавские страны и Русь.
        Таким образом, исследованная нами выборка коломенского строительного дерева хвойных пород представлена 70 образцами (разрушенный спил принадлежал хвойным).
        _________
        1) Пользуемся случаем выразить глубокую благодарность авторам раскопок за предоставленные материалы.
        2) Определение пород выполнено Л.Н. Соловьевой.
Таблица 1. Распределение образцов дерева по раскопам и типам сооружений
Первая цифра обозначает количество построек, вторая - образцов дерева.
        3. Возрастной состав оставшейся выборки строительного леса представляется следующим. Стволы первой возрастной категории (1-50 лет) составляют 46% коллекции, второй (51-100 лет) - 48% и третьей (101-150 лет) - 6%. Самый многолетний ствол (бревно из 11-го пласта в раскопе 2001 г.) насчитывает 138 годичных колец.
        4. Все представленные в Коломенской дендроколлекции сооружения, по данным авторов раскопок, происходят из слоев ХШ - первой половины XV в.
        На первый взгляд представляется, что при дендроанализе коломенской древесины не приходится ожидать каких-либо иных результатов, помимо порубочных дат. Однако, изучая при синхронизации кривых роста годичных колец тенденции развития погодичного прироста коломенских бревен, удалось сделать интересные наблюдения, которые позволяют внести некоторые уточнения в хронологию земляных укреплений средневековой Коломны. Этим вопросам и посвящается данная публикация.
        По мнению А.Б. Мазурова, коломенские земляные насыпи с деревянными конструкциями просуществовали около двухсот лет и на протяжении этого времени постоянно досыпались и усиливались. Валы окружали значительную площадь - около 20-22 гектар (Мазуров, 2001. С. 279). Автор раскопок выделил 4 этапа строительных работ (Мазуров, 2000). На таблице 2 приведено распределение образцов древесины внутривальных и связанных с ними стратиграфически конструкций по этапам.
        Таким образом, мы располагаем 19 образцами дерева хвойных пород, связанными с внутривальными конструкциями II и III этапов.
        Второй этап вала представлен в изучаемой выборке шестью образцами хвойных. При синхронизации кривых роста годичных колец было установлено, что имеет место наличие двух разновременных дендрологических групп.
Таблица 2. Распределение образцов древесины по этапам
* Для раскопа 1997 г. по ул. Лажечникова приведено количество образцов, отобранных с настила-гати, связанного, по мнению автора раскопок, с III этапом.
        Первая группа состоит из двух кривых роста, весьма своеобразных по рисунку. Возраст стволов 65 и 70 лет (рис. 1, 8, 9). Закономерность погодичного прироста, демонстрируемая ими, близка той, которая установлена для дерева, срубленного на рубеже XIII и XIV вв. и использованного в постройках из раскопа у ц. Воздвижения Креста Господня (рис. 1,4,6, 7). Последние кольца на обоих бревнах из вала дают даты 1309 и 1318 гг. Есть сомнения, что внешние кольца сохранены.
        Вторая группа включает кривые роста четырех бревен. Возраст их от 50 до 70 лет. Тенденция развития погодичного прироста, демонстрируемая ими, свидетельствует, что все стволы росли в одно время и в одном месте. Срублены они были в один год - 1330 (рис. 2, 2-5).
        Представляется, что именно эта группа из четырех компактных дат указывает время возведения оборонительного вала II этапа. Два бревна первой группы с более ранними датами, в таком случае, попали в конструкцию II этапа при вторичном использовании. Не исключено, что ранее они были связаны с конструкциями первоначального вала, дерево которого не представлено в изучаемой выборке. Десятилетний разрыв, который имеется в датах бревен первой и второй групп, не противоречит выводам А.Б. Мазурова, сделанным при тщательном изучении стратиграфии разреза вала на другом его участке, а именно на раскопе по ул. Казакова (д. 5) 1991 г. По его мнению, время, разделяющее строительство I и II этапов, невелико и не превышает 5-10 лет (Мазуров, 2000. С. 64).
        Третий этап. Материал, относящийся непосредственно к III этапу строительства, в изученной выборке дендроспилов представлен наилучшим образом - 8 экземпляров. Кроме того, в нашем распоряжении имеются 5 образцов, отобранных с настила-гати в отвершке оврага, находившегося в нескольких метрах от стены III этапа и вскрытого на раскопе по ул. Лажечникова в 1997 г. По мнению автора раскопок, базирующемуся на стратиграфических наблюдениях, этот настил сооружался одновременно со строительством стены III этапа (Мазуров, 2000. С. 68). Таким образом, выборка образцов, которые могут быть отнесены к III этапу строительства, увеличивается до 13 единиц. Возраст стволов составляет от 13 3) до 93 лет.
        _________
        3) Кривая прироста образца из внутривальных конструкций III этапа № 15 (раскоп 2001 г. по ул. Лазарева) при синхронизации не использовалась в связи с ее небольшой протяженностью. Таким образом, выборка ограничена 12 кривыми роста.
Рис. 1. Сопряженные полулогарифмические кривые погодичного прироста дерева коломенских построек из раскопов 1990, 2001-2002 гг.
1, 8-10 - раскоп по ул. Лазарева 2001 г., дерево из слоя (пласт 11, квадрат 36, образец № 2), внутривальных конструкций 2-го строительного этапа (образцы № 4, 3) и сруба 4 (образец № 1); 2,3,5 - раскоп по ул. Лазарева 2002 г., сооружение 2 (образцы № 3,4) и вымостка 3 (образец № 3); 4, 6, 7 - раскоп у ц. Воздвижения Креста Господня 1990 г., частокол (образцы № 18, 10, 1)
Рис. 2. Сопряженные полулогарифмические кривые погодичного прироста дерева сруба 3 и внутривальных конструкций 2-го строительного этапа из раскопа по ул. Лазарева 2001 г.
1 - сруб 3 (образец № 5); 2-5 - внутривальные конструкции 2-го строительного этапа (образцы № 5, 7, 2, 1)
        При синхронизации кривых роста годичных колец было установлено, что здесь также имеет место четкое разделение материалов на две разновременные дендролого-хронологические группы - третью и четвертую.
        Третья группа состоит из шести кривых роста. Пять бревен происходят из настила-гати, обнаруженного в раскопе 1997 г. по ул. Лажечникова (рис. 3, 7-5). Одно бревно является деталью внутривальной конструкции
Рис. 3. Сопряженные полулогарифмические кривые погодичного прироста дерева настила-гати из овражного отвершка (раскоп по ул. Лажечникова 1997 г.) и внутривальных конструкций 3-го строительного этапа (раскоп по ул. Лазарева 2001 г.)
1-5 - вымостка овражного отвершка (образцы № 2, 5, 1,3, 4); 6 - внутривальные конструкции 3-го строительного этапа (образец № 3)
Рис. 4. Сопряженные полулогарифмические кривые погодичного прироста дерева внутривальных конструкций 3-го строительного этапа из раскопов по ул. Лазарева 2001-2002 гг.
1-4 - раскоп 2001 г. (образцы № 8, 14, 4, 9); 5 - раскоп 2002 г. (образец № 3)
III этапа из раскопа 2001 г. по ул. Лазарева (рис. 3, б). Все шесть стволов были срублены в период 1372-1378 гг. Самую позднюю дату рубки имеет бревно внутривальной конструкции.
        Четвертая дендрохронологическая группа кривых роста бревен, происходящая непосредственно из внутривальных конструкций Ш этапа, включает в себя пять кривых. Все бревна происходят из раскопов по ул. Лазарева. Возраст стволов от 58 до 75 лет. Разброс в датах последних сохранившихся колец составляет 3 года, от 1388 до 1390 г. (рис. 4).
Рис. 5. Хронологическое распределение порубочных дат дерева из коломенских внутривальных конструкций 2-го (группы 1 и 2) и 3-го (группы 3 и 4) строительных этапов
1, 2, 3, 4- дендролого-хронологические группы
        Возникает вопрос: какие из этих двух разновременных групп дат определяют время III строительного этапа? А.Б. Мазуров в своей работе, посвященной оборонительным валам средневековой Коломны, не располагая еще датами, полученными для дерева непосредственно из внутривальных конструкций (раскопы по ул. Лазарева), а опираясь на дендродаты (1372-1376 гг.) и материалы раскопа 1997 г. по ул. Лажечникова, предложил датировать крепежную конструкцию III строительного этапа около 1376 г. (Мазуров А.Б., 2000. С. 68). Теперь в поддержку этого мнения может быть приведен еще один довод. В весьма своеобразную по своим дендрологическим особенностям группу 3, основу которой составляет дерево настила-гати, обнаруженного в раскопе по ул. Лажечникова (рис. 3, 7-5), хорошо вписывается кривая роста годичных колец бревна из внутривальных конструкций, выявленных в раскопе 2001 г. по ул. Лазарева (рис. 3, 6), дающая порубочную дату 1378 г. Таким образом, настил-гать сооружается из дерева, вероятно, одного местопроизрастания и срубленного примерно в одно время с бревном непосредственно из внутривальной конструкции, т.е. строительные работы второй половины 1370-х годов имели довольно широкий фронт.
        Что же в таком случае представляет собой дерево четвертой группы, срубленное на рубеже 80-90-х годов XIV в.? Опираясь на хронологическую схему строительства и ремонтов коломенских валов, предложенную А.Б. Мазуровым (Мазуров, 2000), эту группу дерева, по-видимому, следует связывать с одним из последующих ремонтов. Конструкции, открытые на раскопе 1997 г. по ул. Лажечникова, горели, и слой пожара располагался несколько выше настила-гати, сооруженного во второй половине 70-х годов XIV в. А.Б. Мазуров связывает этот слой пожара со временем Тохтамышева разорения 1382 г. (Мазуров, 2000. С. 68). По его мнению, спустя какое-то время вал стал восстанавливаться. Анализ стратиграфической ситуации на раскопе 1997 г. по ул. Лажечникова позволил автору раскопок разделить весь III этап строительства вала на 2 периода: IIIА и IIIБ (Мазуров, 2000. С. 68). Таким образом, вероятно, будет логичным отнести бревна внутривальных конструкций, срубленные на рубеже 80-х и 90-х годов XIV в., к периоду IIIБ. Однако необходимо отметить, что изученная в настоящее время выборка дерева коломенских оборонительных сооружений невелика, и сделанные на основе дендроанализа выводы пока следует рассматривать как предварительные. Для того, чтобы высказанные выше предположения получили подкрепление, необходимы новые поступления дендроспилов.
        В заключение приведем схему (рис. 5), построенную по имеющимся в настоящее время дендроматериалам коломенских оборонительных сооружений XIV в.

ЛИТЕРАТУРА
        Мазуров А.Б., 1999. Раскопки в Коломне // Археологические открытия, 1997 г.
        Мазуров А.Б., 2000. Оборонительные сооружения Коломны XIV-XV вв. //Археологические памятники Москва и Подмосковья. Ч. 3. М. (Труды музея истории Москвы. Вып. 10).
        Мазуров А.Б., 2001. Средневековая Коломна в XIV - первой половине XVI в. М.
        Мазуров А.Б, Алексеев А.В., Жданов А.Н., 2002. Раскопки в Коломне // Археологические открытия, 2001 г.
        Черных Н.Б., 1996. Дендрохронология и археология. М.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter