Городская среда как зеркало социальной жизни. Беседа с Александром Супоницким и Ильёй Юсуповым (архитектурное бюро SUAR.T)

Архитектор:
Александр Супоницкий
«Искусство не может отвлечься от
стремлений своего времени»
Ромен Роллан


Международное архитектурное бюро SUAR.T имеет опыт проектирования в разных странах мира, однако основной точкой приложения творческих сил компании по-прежнему является Санкт-Петербург. Специализация бюро на проектах крупных общественных зданий сегодня является весьма актуальной для пятимиллионного мегаполиса. Своим мнением о развитии городской среды Санкт-Петербурга, а также о других насущных вопросах профессии поделились Руководитель Международного архитектурно бюро SUAR.T Александр Супоницкий и Главный архитектор проектов бюро Илья Юсупов.

- Из каких компонентов, по Вашему мнению, складывается градостроительная ткань города?

А. Супоницкий: Ткань города, на мой взгляд, это, в первую очередь, его ритмический рисунок во всех его проявлениях – от ритма сети городских магистралей и высотных доминант до вертикального счета окон и простенков возводимых зданий. Эта геометрия, по-видимому, и создает то неповторимое ощущение городского пространства с узнаваемым характером, которое и принято называть городским стилем. К сожалению, в последнее время термин «петербургский стиль» все чаще упоминается в качестве старого советского клейма «проверено цензурой» и имеет слабое отношение к истинному смыслу этого определению. «Выполнено в «петербургском стиле» - читай, одобрено городской администрацией. Отсутствие такого «петербургского стиля» - непозволительное вольнодумство и неуважение к властям. Надеюсь, что эта старая мода вскоре отомрет вместе с другими советскими атавизмами.

- А как же великолепные исторические ансамбли центра города, ведь они пронизаны «петербургским стилем»? Не боитесь испортить впечатление грубыми современными формами?

А. Супоницкий: Насчет грубых современных форм могу сказать, что каждая архитектурная эпоха отличается своим неповторимым образом. Сегодня технология строительства шагнула вперед, и конструктивные решения позволяют создавать гораздо более мощные и пластически выразительные геометрические композиции. Я бы не называл это грубостью. Проблема в том, что у нас многие понимают «петербургский стиль» как имитацию какого-либо исторического периода, оставившего о себе память 50, 100, а то и 200 лет назад. Подобный подход, на мой взгляд, крайне неверный, примитивный и малокультурный. Я часто бываю по делам в Будапеште. Это один из красивейших европейских городов, причем город, переживший и советский период существования. Однако в центре Будапешта великолепно соседствуют здания постройки XIX века, 30-х годов ХХ века, 60-х годов, называемых у нас «хрущевскими», 80-х годов прошлого века и новые современные сооружения. Каждое из этих зданий несет на себе все признаки и отличия архитектурной стилистики своего времени, не стесняясь и не маскируясь под другой исторический период. При этом они прекрасно вписываются в ткань городского центра и, безусловно, представляют собой великолепный и совершенный градостроительный ансамбль. Конечно, такие же примеры можно найти и в других великих городах Европы: Лондоне, Париже, Барселоне. Это правильный профессиональный подход к решению вопроса, безусловно базирующийся на высоком культурном уровне городских руководителей, тех, кто призван определять градостроительную политику города.

- Что на Ваш взгляд включает понятие «городская среда», и какими Вы видите пути ее совершенствования?

А. Супоницкий: «Городская среда» – это все, что построено вокруг нас, а также люди, автомобили, трава, кусты, деревья, река, море… В общем, все, что нас окружает в городе. А пути ее совершенствования – это, пожалуй, в первую очередь, изменение сознания в нас самих – горожанах. Надо перестать плевать семечки на пол, выбрасывать из окна автомобиля окурки, мочиться в лифте. Большим дядям нужно попробовать перестать кататься со своими «дискотеками» по городу, «примораживая» все, что движется на пути «их величеств», и вызывая тем самым ежедневный транспортный коллапс. Если получится искоренить наше всенародное хамство на всех уровнях, тут, глядишь, и среда изменится.

-Ну, а кроме этого, какие механизмы, Вы считаете, способны контролировать качество окружающей городской застройки?

А. Супоницкий: Деньги, деньги и еще раз деньги. Если пресечь воровство и запретить приносить в квартиру вещи с помойки, там, скорее всего, появится новая мебель. Так же и в городе, если бы удалось ограничить снизу стоимость возводимой недвижимости, проще говоря, строить из качественных материалов и пользоваться услугами высококвалифицированных (а значит, высокооплачиваемых) специалистов – архитекторов, инженеров, строителей – качество городской среды изменилось бы до неузнаваемости, что мы, кстати сказать, и наблюдаем, посещая соседние европейские страны. Боюсь, что строя за «три копейки», да еще с использованием рабского труда гастарбайтеров, прогресса в этой области нам достичь не удастся.

- Может ли городская среда быть гарантом стрессоустойчивости?

И. Юсупов: Комфортная, эстетически сформированная и правильно организованная среда положительно влияет на горожан. Необходимо понимать, что архитектор в моральном плане несет ответственность не только на эстетику среды, но и за социальное явление которые эта среда может породить.

-Какие условия на Ваш взгляд являются необходимыми для интенсивного развития города?

А. Супоницкий: Четкие градостроительные законы, постоянное и эффективное развитие инфраструктуры, реальный контроль государства за качеством городского строительства.

-Какими Вы видите пути совершенствования и развития существующей жилой застройки города в современных условия?

И. Юсупов: Сегодня становится очевидным, что жилая застройка города как историческая, так и массовая 60-х – 80-х годов ХХ века, остро нуждается в реконструкции и модернизации. Выбранные пути совершенствования и развития жилой застройки должны быть направлены на достижение высоких современных стандартов архитектуры, комфортности, эффективного энергосбережения, инженерной оснащенности. Необходимо масштабно решать проблемы развития жилой застройки в сторону качественного преобразования сложившихся жилых микрорайонов, исторических кварталов и всех элементов жилых территорий. Следует стремиться к постоянному повышению уровня и качества жизни жителей нашего города на основе формирования комплексной жилой среды, отвечающей требованиям архитектурно-пространственной выразительности, экологии и функциональной достаточности территории. Будущее за формированием высоко-эстетической жилой среды методами реновации существующей застройки, модернизации всего жилищно-коммунального хозяйства и обеспечением комфортных условий для жизни людей и, в особенности, для маломобильных групп населения. Совершенствование параметров жилой застройки идет через повышение качества проектирования, применения современных технологий, инновационных материалов и внедрения средового дизайна.

-Все чаще среди практикующих архитекторов звучат вопросы о качестве работы архитектурного цеха и о качестве образования Ваших молодых коллег. Что Вы думаете по этому поводу?

А. Супоницкий: Недавно мы встречались в Москве с президентом Российского союза архитекторов А.В. Боковым. На встрече он привел неутешительную статистику: при сравнимой численности населения в России и странах СНГ, с одной стороны, и странах объединенной Европы, с другой стороны, количество дипломированных практикующих архитекторов у нас в 20 раз меньше, чем в Европе. При этом европейская заработная плата квалифицированного зодчего как минимум в 3-5 раз превышает российскую. Таким образом, несложно подсчитать, что на западе в проектный процесс вкладывается почти в сто раз больше средств, чем у нас, соответственно и качество проектной продукции отличается так же разительно, а как следствие, и результаты ее реализации. Есть, конечно, отдельные энтузиасты, которые вопреки экономическим и административным препонам продолжают бороться за архитектурные идеалы, но таких становится все меньше и меньше – мрут от голода и потомства не приносят (шучу!). Что касается уровня образования, то мне приходилось продолжительное время преподавать архитектурное проектирование за границей, и я со всей ответственностью могу сказать, что образование, которое мы получали в Советском Союзе ничуть не хуже, а может и лучше многих признанных мировых архитектурных школ. Что происходит в наших университетах теперь, к сожалению, сказать не могу - не знаю. Однако у нас в бюро работает много молодых и очень способных ребят, которые еще не закончили обучение. Думаю, что формат проектной практики, совмещенной с учебным процессом, позитивно сказывается на уровне подготовки будущих специалистов.

-Александр Захариевич, для всех нас не секрет, что проектные организации пережили тяжелые времена мирового финансового кризиса. Поделитесь, как Ваша компания боролась с этой стихией?

А. Супоницкий: На самом деле было тяжело: с наступлением кризиса цены на нашем рынке упали в разы. За ту же самую работу частные и государственные заказчики предлагали не больше четверти докризисных цен. Кроме того, во время кризиса число частных заказчиков катастрофически уменьшилось. Остался один госзаказ с его отсутствием практики авансирования и другими «прелестями» госзакупки. Могу честно сказать, за такие деньги выдавать качественный продукт было невозможно, при этом, как ни странно, рынок наводнился огромным количеством новых проектных фирм и фирмочек, имеющих весьма смутное представление о процессе проектирования. Конкурировать с такими, с позволения сказать, коллегами, просто не хотелось. Мы придумали свою модель выживания: создали строительную компанию «СУАРТ-инжиниринг» и начали строить по своим проектам.

-И как, успешно?

А. Супоницкий: Да, пока не жалуемся. Тьфу – тьфу - тьфу. По крайней мере, заработанных денег хватило на дотацию проектных работ. А тут уже и кризис пошел на убыль, и нормальные цены на проектные работы восстановились.
-Спасибо большое за интервью. Желаем Вам и всей группе компаний SUAR.T дальнейших творческих успехов и процветания.
А. Супоницкий: Большое спасибо.



Руководитель Международного архитектурно бюро SUAR.T Александр Супоницкий
Главный архитектор проектов Международного архитектурно бюро SUAR.T Илья Юсупов
Вестибюль станции метрополитена «Горьковская». Санкт-Петербург, Александровский парк, д.6. SUAR.T
Проект второй очереди делового квартала «Прогресс-сити». Наб. Черной речки, д.41. SUAR.T
Архитектор:
Александр Супоницкий

18 Мая 2011

Похожие статьи
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Три башни профессора Юрия Волчка
Все знают Юрия Павловича Волчка как увлеченного исследователя архитектуры XX века и теоретика, но из нашей памяти как-то выпадает тот факт, что он еще и проектировал как архитектор – сам и совместно с коллегами, в 1990-е и 2010-е годы. Статья Алексея Воробьева, которую мы публикуем с разрешения редакции сборника «Современная архитектура мира», – о Волчке как архитекторе и его проектах.
Школа ФЗУ Ленэнерго – забытый памятник ленинградского...
В преддверии вторичного решения судьбы Школы ФЗУ Ленэнерго, на месте которой может появиться жилой комплекс, – о том, что история архитектуры – это не история имени собственного, о самоценности архитектурных решений и забытой странице фабрично-заводского образования Ленинграда.
Нейросказки
Участники воркшопа, прошедшего в рамках мероприятия SINTEZ.SPACE, создавали комикс про будущее Нижнего Новгорода. С картинками и текстами им помогали нейросети: от ChatGpt до Яндекс Балабоба. Предлагаем вашему вниманию три работы, наиболее приглянувшиеся редакции.
Линия Елизаветы
Александр Змеул – автор, который давно и профессионально занимается историей и проблематикой архитектуры метро и транспорта в целом, – рассказывает о новой лондонской Линии Елизаветы. Она открылась ровно год назад, в нее входит ряд станцией, реализованных ранее, а новые проектировали, в том числе, Гримшо, Вилкинсон и Мак Аслан. В каких-то подходах она схожа, а в чем-то противоположна мега-проектам развития московского транспорта. Внимание – на сравнение.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.
Архитектурная модернизация среды. Книга 2
Вслед за первой, выпущенной в прошлом году, публикуем вторую коллективную монографию НИИТИАГ, посвященную «Архитектурной модернизации среды»: история развития городской среды от Тамбова до Минусинска, от Пицунды 1950-х годов до Ричарда Роджерса.
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Технологии и материалы
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Сейчас на главной
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Антипольза побеждает
Десять участников спецпроекта NEXT на АРХ Москве представили свои работы-размышления на тему пользы. Молодое поколение демонстрирует усталость от эффективного менеджмента и декларирует: польза есть там, где за зданиями виден город и человек.
«Рынок неистово хочет общаться»
Арх Москва уже много лет – не только выставка, но и форум, а в этом году количество разговоров рекордное – 200. Человек, который уже пять лет успешно управляет потоком суждений и амбиций – программный директор деловой программы выставки Оксана Надыкто – проанализировала свой опыт для наших читателей. Строго рекомендовано всем, кто хочет быть «спикером Арх Москвы». А таких все больше... Так что и конкуренция растет.
Капли воды
Блестящие диски, грибовидные колонны, текучесть круглящихся форм – dot.bureau в конкурсном проекте для аэропорта Омска трактуют здание терминала как своего рода «водоворот», погружающий пассажира в метафору разных форм воды, от льда до пара через капли на воде.
Экстремальное гостеприимство
Клубный отель посреди лесов Камчатки, построенный по проекту Fantalis Group, далеко ушел от бревенчатых туристических баз. Из-за труднодоступности он автономен и напоминает полярную станцию, а помимо знакомства с суровым краем предлагает и элементы роскоши – самобытную архитектуру, комфортную спальню с панорамными окнами, авторский ресторан с изысканным интерьером.
IAD Awards 2024
В нескольких номинациях премии International Architecture & Design Awards награды получили проекты российских бюро – рассказываем и показываем.
Круги для движения
По проекту Мосрегионпроекта в Электростали прошла реконструкция пешеходного бульвара. Благодаря безбарьерному мощению, круглым газонам и работе с организацией транспортных потоков, променад заметно оживился и стал привлекательным для горожан, предпринимателей и творческих людей.