Реализация по часам

Бюро DSDHA разработало для офисного комплекса «Бродгейт» в лондонском Сити проект обновления его уже вошедших в историю общественных пространств. Сейчас завершена первая очередь плана.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Основу «Бродгейта» заложили в середине 1980-х Arup Associates (руководитель проекта Питер Фогго): офисные корпуса расположились на северо-восточной границе Сити, вокруг вокзала Ливерпуль-стрит, тогда же реконструированного. Главным в деловом комплексе было созданное в ответ на веяния времени качественное общественное пространство человеческого масштаба: три площади, что отсылало к традиционной для исторического Лондона планировке. Самая известная, Бродгейт-серкл, представляла собой амфитеатр с кафе и барами. Колоннада и материал – травертин – напоминали о Риме, хотя постмодернистские приемы были все же более характерны не для построек Фогго, а для корпусов «Бродгейта» рубежа 1980-х – 1990-х, спроектированных американцами SOM. Общая площадь офисов составила в итоге более 300 тыс. м2.

В XXI веке все эти корпуса, несмотря на качество архитектуры, уже не соответствовали представлениям о современном бизнес-центре, и их постепенно заменили – и продолжают заменять – на разнородные новые здания. Только самую первую постройку Arup Associates, дом №1 на Финсбери-авеню, удалось поставить на учет как памятник архитектуры, и сейчас там идет реновация. К трем изначальным площадям в 2008 добавилась Бродгейт-плаза у подножия появившихся в тот же год небоскреба Broadgate Tower и корпуса 201 Bishopsgate по проекту SOM. В 2015 Arup Associates реконструировали свой Бродгейт-серкл. Тогда же собственник «Бродгейта», компания British Land по результатам конкурса на ландшафтный дизайн своих общественных пространств поручило бюро DSDHA разработать план их модернизации, где во главе угла стоял бы комфорт человека, в том числе – психологический. Учесть надо было и меняющиеся схемы их использования, что характерно и для Лондона в целом.
 
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA
Бродгейт-плаза в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA

Предложенная DSDHA стратегия сформировалась с учетом особенностей каждой из площадей в ходе разнообразных исследований (наблюдений на месте, опросов-интервью, анализа движения пешеходов и визуальных связей, а также публикаций об этих пространствах и впечатлениях от них в соцсетях). Первой целью стало усиление связей с городом, создание проницаемой среды, тем более что пограничное положение «Бродгейта» объединяет его не только с Сити, но и с активно развивающимися Шордичем, Олд-стрит и Спиталфилдс. Важным было и обеспечить оживление на площадях по вечерам и в выходные, замедлив при этом темп траффика, который здесь очень насыщен: в этом деловом центре – 30 000 сотрудников, а из-за близости третьего по нагрузке вокзала страны через комплекс проходит 250 тыс. человек ежедневно (для сравнения, за день пешеходов на Оксфорд-стрит– 500 тыс., а посетителей в Тейт Модерн – 150 тыс.). Роль природы и комфорта человека тоже рассматривалась как ключевая для проекта.

Как поясняет заместитель директора DSDHA Том Гринолл, «Бродгейт», крупнейшая пешеходная зона в центральном Лондоне, – интересный образец «города для пешехода», где можно экспериментировать с альтернативными вариантами использования пространства с течением времени, когда мы переходим от идеи упорядочивания города по принципу «сверху вниз» к схеме, где на первом месте – человеческий комфорт… В рамках первой очереди нашего проекта «загадочные» сооружения используются для проверки разных пространственных конфигураций. С помощью «повременного» урбанизма мы можем постепенно приспосабливать общественное пространство к разным типам использования и нуждам в зависимости от времени года и одновременно планировать более постоянные перемены.»
 
Реконструкция общественных пространств комплекса «Бродгейт» © DSDHA
Реконструкция общественных пространств комплекса «Бродгейт» © DSDHA

Общественные зоны «Бродгейта» порой называют ранним – и удачным – примером плейсмейкинга. Эту линию продолжили DSDHA, использовавшие при этом тактику «повременной», максимально гибкой реализации проекта. Архитекторы превратили площади в более неформальные пространства с помощью ландшафтных объектов –садовой мебели и инфраструктуры для озеленения одновременно. Деревянные и сравнительно легкие, эти сооружения несложно передвигать, корректируя их расположение в зависимости от фиксируемого авторами проекта поведения горожан. Кроме того, каждый следующий этап плана учитывал опыт реализации предыдущего. DSDHA называют свой подход «реактивным» плейсмейкингом, в отличие от односложных мер типа временных инсталляций. С помощью объектов на площадях удалось создать «ниши» для общения, работы и отдыха, сформировать естественный маршрут по всему «Бродгейту». Немаловажным было и то, что объекты производились не в Сити, а доставлялись на место уже готовыми, то есть удалось избежать неудобств для лондонцев, что особенно важно при многолюдности этого места.

Каждой из площадей DSDHA придумали свой образ по типу микроклимата и биома. Бродгейт-серкл – это средиземноморский сад: кроме изначального «римского» облика, он обращен на юг и защищен от ветра. В «валуны», на которые можно даже забираться, высажены сосны, пробковый дуб, душистые травы. Идеей архитекторов была привлекательная роща, но популярные транзитные маршруты, как и на других площадях, были тщательно сохранены.
 
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi

Финсбери-авеню-сквер – это Северная Европа. Имеющиеся деревья дополнены блоками, которые можно использовать как для отдыха, так и для упражнений. Именно там находится единственный имеющий статус памятника корпус комплекса; он переживает реконструкцию, и в забор этой стройплощадки архитекторы добавили четыре киоска с едой. Они полюбились работающим и заходящим в «Бродгейт» горожанам, которые устраивают на площади «пикники», что предвосхищает способы использования площади, когда там устроят задуманные общественные первые этажи.
 
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi

Появившуюся в 2008 Бродгейт-плазу определяют мощные внешние опоры небоскреба Broadgate Tower. В ответ архитекторы предложили энергичный растительный жест: в органические «клумбы»-скамьи высажен высокий бамбук, превративший площадь в лес. Тут можно полежать и поиграть, но также и поработать, для чего предусмотрены точки USB-подзарядки. Новый образ сделал Бродгейт-плазу популярным местом для спонтанных сборищ и занятий йогой и тайчи. Отметив востребованность киосков на Финсбери-авеню-сквер, архитекторы проектируют тут чайную.
 
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi

Преобразование четвертой площади, Эксчендж-сквер, пока находится на стадии проекта. Для нее, помещенной над железнодорожными путями, предложен образ «извилистого британского ландшафта», где «останавливается ход времени».
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA

05 Февраля 2019

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
DSDHA: другие проекты
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.