Реализация по часам

Бюро DSDHA разработало для офисного комплекса «Бродгейт» в лондонском Сити проект обновления его уже вошедших в историю общественных пространств. Сейчас завершена первая очередь плана.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Основу «Бродгейта» заложили в середине 1980-х Arup Associates (руководитель проекта Питер Фогго): офисные корпуса расположились на северо-восточной границе Сити, вокруг вокзала Ливерпуль-стрит, тогда же реконструированного. Главным в деловом комплексе было созданное в ответ на веяния времени качественное общественное пространство человеческого масштаба: три площади, что отсылало к традиционной для исторического Лондона планировке. Самая известная, Бродгейт-серкл, представляла собой амфитеатр с кафе и барами. Колоннада и материал – травертин – напоминали о Риме, хотя постмодернистские приемы были все же более характерны не для построек Фогго, а для корпусов «Бродгейта» рубежа 1980-х – 1990-х, спроектированных американцами SOM. Общая площадь офисов составила в итоге более 300 тыс. м2.

В XXI веке все эти корпуса, несмотря на качество архитектуры, уже не соответствовали представлениям о современном бизнес-центре, и их постепенно заменили – и продолжают заменять – на разнородные новые здания. Только самую первую постройку Arup Associates, дом №1 на Финсбери-авеню, удалось поставить на учет как памятник архитектуры, и сейчас там идет реновация. К трем изначальным площадям в 2008 добавилась Бродгейт-плаза у подножия появившихся в тот же год небоскреба Broadgate Tower и корпуса 201 Bishopsgate по проекту SOM. В 2015 Arup Associates реконструировали свой Бродгейт-серкл. Тогда же собственник «Бродгейта», компания British Land по результатам конкурса на ландшафтный дизайн своих общественных пространств поручило бюро DSDHA разработать план их модернизации, где во главе угла стоял бы комфорт человека, в том числе – психологический. Учесть надо было и меняющиеся схемы их использования, что характерно и для Лондона в целом.
 
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA
Бродгейт-плаза в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA

Предложенная DSDHA стратегия сформировалась с учетом особенностей каждой из площадей в ходе разнообразных исследований (наблюдений на месте, опросов-интервью, анализа движения пешеходов и визуальных связей, а также публикаций об этих пространствах и впечатлениях от них в соцсетях). Первой целью стало усиление связей с городом, создание проницаемой среды, тем более что пограничное положение «Бродгейта» объединяет его не только с Сити, но и с активно развивающимися Шордичем, Олд-стрит и Спиталфилдс. Важным было и обеспечить оживление на площадях по вечерам и в выходные, замедлив при этом темп траффика, который здесь очень насыщен: в этом деловом центре – 30 000 сотрудников, а из-за близости третьего по нагрузке вокзала страны через комплекс проходит 250 тыс. человек ежедневно (для сравнения, за день пешеходов на Оксфорд-стрит– 500 тыс., а посетителей в Тейт Модерн – 150 тыс.). Роль природы и комфорта человека тоже рассматривалась как ключевая для проекта.

Как поясняет заместитель директора DSDHA Том Гринолл, «Бродгейт», крупнейшая пешеходная зона в центральном Лондоне, – интересный образец «города для пешехода», где можно экспериментировать с альтернативными вариантами использования пространства с течением времени, когда мы переходим от идеи упорядочивания города по принципу «сверху вниз» к схеме, где на первом месте – человеческий комфорт… В рамках первой очереди нашего проекта «загадочные» сооружения используются для проверки разных пространственных конфигураций. С помощью «повременного» урбанизма мы можем постепенно приспосабливать общественное пространство к разным типам использования и нуждам в зависимости от времени года и одновременно планировать более постоянные перемены.»
 
Реконструкция общественных пространств комплекса «Бродгейт» © DSDHA
Реконструкция общественных пространств комплекса «Бродгейт» © DSDHA

Общественные зоны «Бродгейта» порой называют ранним – и удачным – примером плейсмейкинга. Эту линию продолжили DSDHA, использовавшие при этом тактику «повременной», максимально гибкой реализации проекта. Архитекторы превратили площади в более неформальные пространства с помощью ландшафтных объектов –садовой мебели и инфраструктуры для озеленения одновременно. Деревянные и сравнительно легкие, эти сооружения несложно передвигать, корректируя их расположение в зависимости от фиксируемого авторами проекта поведения горожан. Кроме того, каждый следующий этап плана учитывал опыт реализации предыдущего. DSDHA называют свой подход «реактивным» плейсмейкингом, в отличие от односложных мер типа временных инсталляций. С помощью объектов на площадях удалось создать «ниши» для общения, работы и отдыха, сформировать естественный маршрут по всему «Бродгейту». Немаловажным было и то, что объекты производились не в Сити, а доставлялись на место уже готовыми, то есть удалось избежать неудобств для лондонцев, что особенно важно при многолюдности этого места.

Каждой из площадей DSDHA придумали свой образ по типу микроклимата и биома. Бродгейт-серкл – это средиземноморский сад: кроме изначального «римского» облика, он обращен на юг и защищен от ветра. В «валуны», на которые можно даже забираться, высажены сосны, пробковый дуб, душистые травы. Идеей архитекторов была привлекательная роща, но популярные транзитные маршруты, как и на других площадях, были тщательно сохранены.
 
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi

Финсбери-авеню-сквер – это Северная Европа. Имеющиеся деревья дополнены блоками, которые можно использовать как для отдыха, так и для упражнений. Именно там находится единственный имеющий статус памятника корпус комплекса; он переживает реконструкцию, и в забор этой стройплощадки архитекторы добавили четыре киоска с едой. Они полюбились работающим и заходящим в «Бродгейт» горожанам, которые устраивают на площади «пикники», что предвосхищает способы использования площади, когда там устроят задуманные общественные первые этажи.
 
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi

Появившуюся в 2008 Бродгейт-плазу определяют мощные внешние опоры небоскреба Broadgate Tower. В ответ архитекторы предложили энергичный растительный жест: в органические «клумбы»-скамьи высажен высокий бамбук, превративший площадь в лес. Тут можно полежать и поиграть, но также и поработать, для чего предусмотрены точки USB-подзарядки. Новый образ сделал Бродгейт-плазу популярным местом для спонтанных сборищ и занятий йогой и тайчи. Отметив востребованность киосков на Финсбери-авеню-сквер, архитекторы проектируют тут чайную.
 
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi

Преобразование четвертой площади, Эксчендж-сквер, пока находится на стадии проекта. Для нее, помещенной над железнодорожными путями, предложен образ «извилистого британского ландшафта», где «останавливается ход времени».
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA

05 Февраля 2019

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
DSDHA: другие проекты
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.