Реализация по часам

Бюро DSDHA разработало для офисного комплекса «Бродгейт» в лондонском Сити проект обновления его уже вошедших в историю общественных пространств. Сейчас завершена первая очередь плана.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Основу «Бродгейта» заложили в середине 1980-х Arup Associates (руководитель проекта Питер Фогго): офисные корпуса расположились на северо-восточной границе Сити, вокруг вокзала Ливерпуль-стрит, тогда же реконструированного. Главным в деловом комплексе было созданное в ответ на веяния времени качественное общественное пространство человеческого масштаба: три площади, что отсылало к традиционной для исторического Лондона планировке. Самая известная, Бродгейт-серкл, представляла собой амфитеатр с кафе и барами. Колоннада и материал – травертин – напоминали о Риме, хотя постмодернистские приемы были все же более характерны не для построек Фогго, а для корпусов «Бродгейта» рубежа 1980-х – 1990-х, спроектированных американцами SOM. Общая площадь офисов составила в итоге более 300 тыс. м2.

В XXI веке все эти корпуса, несмотря на качество архитектуры, уже не соответствовали представлениям о современном бизнес-центре, и их постепенно заменили – и продолжают заменять – на разнородные новые здания. Только самую первую постройку Arup Associates, дом №1 на Финсбери-авеню, удалось поставить на учет как памятник архитектуры, и сейчас там идет реновация. К трем изначальным площадям в 2008 добавилась Бродгейт-плаза у подножия появившихся в тот же год небоскреба Broadgate Tower и корпуса 201 Bishopsgate по проекту SOM. В 2015 Arup Associates реконструировали свой Бродгейт-серкл. Тогда же собственник «Бродгейта», компания British Land по результатам конкурса на ландшафтный дизайн своих общественных пространств поручило бюро DSDHA разработать план их модернизации, где во главе угла стоял бы комфорт человека, в том числе – психологический. Учесть надо было и меняющиеся схемы их использования, что характерно и для Лондона в целом.
 
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA
Бродгейт-плаза в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA

Предложенная DSDHA стратегия сформировалась с учетом особенностей каждой из площадей в ходе разнообразных исследований (наблюдений на месте, опросов-интервью, анализа движения пешеходов и визуальных связей, а также публикаций об этих пространствах и впечатлениях от них в соцсетях). Первой целью стало усиление связей с городом, создание проницаемой среды, тем более что пограничное положение «Бродгейта» объединяет его не только с Сити, но и с активно развивающимися Шордичем, Олд-стрит и Спиталфилдс. Важным было и обеспечить оживление на площадях по вечерам и в выходные, замедлив при этом темп траффика, который здесь очень насыщен: в этом деловом центре – 30 000 сотрудников, а из-за близости третьего по нагрузке вокзала страны через комплекс проходит 250 тыс. человек ежедневно (для сравнения, за день пешеходов на Оксфорд-стрит– 500 тыс., а посетителей в Тейт Модерн – 150 тыс.). Роль природы и комфорта человека тоже рассматривалась как ключевая для проекта.

Как поясняет заместитель директора DSDHA Том Гринолл, «Бродгейт», крупнейшая пешеходная зона в центральном Лондоне, – интересный образец «города для пешехода», где можно экспериментировать с альтернативными вариантами использования пространства с течением времени, когда мы переходим от идеи упорядочивания города по принципу «сверху вниз» к схеме, где на первом месте – человеческий комфорт… В рамках первой очереди нашего проекта «загадочные» сооружения используются для проверки разных пространственных конфигураций. С помощью «повременного» урбанизма мы можем постепенно приспосабливать общественное пространство к разным типам использования и нуждам в зависимости от времени года и одновременно планировать более постоянные перемены.»
 
Реконструкция общественных пространств комплекса «Бродгейт» © DSDHA
Реконструкция общественных пространств комплекса «Бродгейт» © DSDHA

Общественные зоны «Бродгейта» порой называют ранним – и удачным – примером плейсмейкинга. Эту линию продолжили DSDHA, использовавшие при этом тактику «повременной», максимально гибкой реализации проекта. Архитекторы превратили площади в более неформальные пространства с помощью ландшафтных объектов –садовой мебели и инфраструктуры для озеленения одновременно. Деревянные и сравнительно легкие, эти сооружения несложно передвигать, корректируя их расположение в зависимости от фиксируемого авторами проекта поведения горожан. Кроме того, каждый следующий этап плана учитывал опыт реализации предыдущего. DSDHA называют свой подход «реактивным» плейсмейкингом, в отличие от односложных мер типа временных инсталляций. С помощью объектов на площадях удалось создать «ниши» для общения, работы и отдыха, сформировать естественный маршрут по всему «Бродгейту». Немаловажным было и то, что объекты производились не в Сити, а доставлялись на место уже готовыми, то есть удалось избежать неудобств для лондонцев, что особенно важно при многолюдности этого места.

Каждой из площадей DSDHA придумали свой образ по типу микроклимата и биома. Бродгейт-серкл – это средиземноморский сад: кроме изначального «римского» облика, он обращен на юг и защищен от ветра. В «валуны», на которые можно даже забираться, высажены сосны, пробковый дуб, душистые травы. Идеей архитекторов была привлекательная роща, но популярные транзитные маршруты, как и на других площадях, были тщательно сохранены.
 
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi

Финсбери-авеню-сквер – это Северная Европа. Имеющиеся деревья дополнены блоками, которые можно использовать как для отдыха, так и для упражнений. Именно там находится единственный имеющий статус памятника корпус комплекса; он переживает реконструкцию, и в забор этой стройплощадки архитекторы добавили четыре киоска с едой. Они полюбились работающим и заходящим в «Бродгейт» горожанам, которые устраивают на площади «пикники», что предвосхищает способы использования площади, когда там устроят задуманные общественные первые этажи.
 
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi

Появившуюся в 2008 Бродгейт-плазу определяют мощные внешние опоры небоскреба Broadgate Tower. В ответ архитекторы предложили энергичный растительный жест: в органические «клумбы»-скамьи высажен высокий бамбук, превративший площадь в лес. Тут можно полежать и поиграть, но также и поработать, для чего предусмотрены точки USB-подзарядки. Новый образ сделал Бродгейт-плазу популярным местом для спонтанных сборищ и занятий йогой и тайчи. Отметив востребованность киосков на Финсбери-авеню-сквер, архитекторы проектируют тут чайную.
 
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi

Преобразование четвертой площади, Эксчендж-сквер, пока находится на стадии проекта. Для нее, помещенной над железнодорожными путями, предложен образ «извилистого британского ландшафта», где «останавливается ход времени».
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA


05 Февраля 2019

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Курортный комплекс Прора на острове Рюген
Нацистский курорт Прора сейчас перестраивается под жилье и гостиницы. Фотосерия Дениса Есакова и комментарий архитектора, преподавателя TU München Елены Маркус посвящены проблеме существования архитектурного наследия тоталитаризма в современном мире и опасности аполитичного, прагматичного к нему подхода.
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.