Реализация по часам

Бюро DSDHA разработало для офисного комплекса «Бродгейт» в лондонском Сити проект обновления его уже вошедших в историю общественных пространств. Сейчас завершена первая очередь плана.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Основу «Бродгейта» заложили в середине 1980-х Arup Associates (руководитель проекта Питер Фогго): офисные корпуса расположились на северо-восточной границе Сити, вокруг вокзала Ливерпуль-стрит, тогда же реконструированного. Главным в деловом комплексе было созданное в ответ на веяния времени качественное общественное пространство человеческого масштаба: три площади, что отсылало к традиционной для исторического Лондона планировке. Самая известная, Бродгейт-серкл, представляла собой амфитеатр с кафе и барами. Колоннада и материал – травертин – напоминали о Риме, хотя постмодернистские приемы были все же более характерны не для построек Фогго, а для корпусов «Бродгейта» рубежа 1980-х – 1990-х, спроектированных американцами SOM. Общая площадь офисов составила в итоге более 300 тыс. м2.

В XXI веке все эти корпуса, несмотря на качество архитектуры, уже не соответствовали представлениям о современном бизнес-центре, и их постепенно заменили – и продолжают заменять – на разнородные новые здания. Только самую первую постройку Arup Associates, дом №1 на Финсбери-авеню, удалось поставить на учет как памятник архитектуры, и сейчас там идет реновация. К трем изначальным площадям в 2008 добавилась Бродгейт-плаза у подножия появившихся в тот же год небоскреба Broadgate Tower и корпуса 201 Bishopsgate по проекту SOM. В 2015 Arup Associates реконструировали свой Бродгейт-серкл. Тогда же собственник «Бродгейта», компания British Land по результатам конкурса на ландшафтный дизайн своих общественных пространств поручило бюро DSDHA разработать план их модернизации, где во главе угла стоял бы комфорт человека, в том числе – психологический. Учесть надо было и меняющиеся схемы их использования, что характерно и для Лондона в целом.
 
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA
Бродгейт-плаза в 2015 (до начала реконструкции) © DSDHA

Предложенная DSDHA стратегия сформировалась с учетом особенностей каждой из площадей в ходе разнообразных исследований (наблюдений на месте, опросов-интервью, анализа движения пешеходов и визуальных связей, а также публикаций об этих пространствах и впечатлениях от них в соцсетях). Первой целью стало усиление связей с городом, создание проницаемой среды, тем более что пограничное положение «Бродгейта» объединяет его не только с Сити, но и с активно развивающимися Шордичем, Олд-стрит и Спиталфилдс. Важным было и обеспечить оживление на площадях по вечерам и в выходные, замедлив при этом темп траффика, который здесь очень насыщен: в этом деловом центре – 30 000 сотрудников, а из-за близости третьего по нагрузке вокзала страны через комплекс проходит 250 тыс. человек ежедневно (для сравнения, за день пешеходов на Оксфорд-стрит– 500 тыс., а посетителей в Тейт Модерн – 150 тыс.). Роль природы и комфорта человека тоже рассматривалась как ключевая для проекта.

Как поясняет заместитель директора DSDHA Том Гринолл, «Бродгейт», крупнейшая пешеходная зона в центральном Лондоне, – интересный образец «города для пешехода», где можно экспериментировать с альтернативными вариантами использования пространства с течением времени, когда мы переходим от идеи упорядочивания города по принципу «сверху вниз» к схеме, где на первом месте – человеческий комфорт… В рамках первой очереди нашего проекта «загадочные» сооружения используются для проверки разных пространственных конфигураций. С помощью «повременного» урбанизма мы можем постепенно приспосабливать общественное пространство к разным типам использования и нуждам в зависимости от времени года и одновременно планировать более постоянные перемены.»
 
Реконструкция общественных пространств комплекса «Бродгейт» © DSDHA
Реконструкция общественных пространств комплекса «Бродгейт» © DSDHA

Общественные зоны «Бродгейта» порой называют ранним – и удачным – примером плейсмейкинга. Эту линию продолжили DSDHA, использовавшие при этом тактику «повременной», максимально гибкой реализации проекта. Архитекторы превратили площади в более неформальные пространства с помощью ландшафтных объектов –садовой мебели и инфраструктуры для озеленения одновременно. Деревянные и сравнительно легкие, эти сооружения несложно передвигать, корректируя их расположение в зависимости от фиксируемого авторами проекта поведения горожан. Кроме того, каждый следующий этап плана учитывал опыт реализации предыдущего. DSDHA называют свой подход «реактивным» плейсмейкингом, в отличие от односложных мер типа временных инсталляций. С помощью объектов на площадях удалось создать «ниши» для общения, работы и отдыха, сформировать естественный маршрут по всему «Бродгейту». Немаловажным было и то, что объекты производились не в Сити, а доставлялись на место уже готовыми, то есть удалось избежать неудобств для лондонцев, что особенно важно при многолюдности этого места.

Каждой из площадей DSDHA придумали свой образ по типу микроклимата и биома. Бродгейт-серкл – это средиземноморский сад: кроме изначального «римского» облика, он обращен на юг и защищен от ветра. В «валуны», на которые можно даже забираться, высажены сосны, пробковый дуб, душистые травы. Идеей архитекторов была привлекательная роща, но популярные транзитные маршруты, как и на других площадях, были тщательно сохранены.
 
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi
Бродгейт-серкл © Luca Miserocchi

Финсбери-авеню-сквер – это Северная Европа. Имеющиеся деревья дополнены блоками, которые можно использовать как для отдыха, так и для упражнений. Именно там находится единственный имеющий статус памятника корпус комплекса; он переживает реконструкцию, и в забор этой стройплощадки архитекторы добавили четыре киоска с едой. Они полюбились работающим и заходящим в «Бродгейт» горожанам, которые устраивают на площади «пикники», что предвосхищает способы использования площади, когда там устроят задуманные общественные первые этажи.
 
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi
Финсбери-авеню-сквер © Luca Miserocchi

Появившуюся в 2008 Бродгейт-плазу определяют мощные внешние опоры небоскреба Broadgate Tower. В ответ архитекторы предложили энергичный растительный жест: в органические «клумбы»-скамьи высажен высокий бамбук, превративший площадь в лес. Тут можно полежать и поиграть, но также и поработать, для чего предусмотрены точки USB-подзарядки. Новый образ сделал Бродгейт-плазу популярным местом для спонтанных сборищ и занятий йогой и тайчи. Отметив востребованность киосков на Финсбери-авеню-сквер, архитекторы проектируют тут чайную.
 
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi
Бродгейт-плаза © Luca Miserocchi

Преобразование четвертой площади, Эксчендж-сквер, пока находится на стадии проекта. Для нее, помещенной над железнодорожными путями, предложен образ «извилистого британского ландшафта», где «останавливается ход времени».
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Бродгейт-серкл © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Финсбери-авеню-сквер © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA
Бродгейт-плаза © DSDHA


05 Февраля 2019

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Мировое архитектурное наследие XX века

Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Курортный комплекс Прора на острове Рюген
Нацистский курорт Прора сейчас перестраивается под жилье и гостиницы. Фотосерия Дениса Есакова и комментарий архитектора, преподавателя TU München Елены Маркус посвящены проблеме существования архитектурного наследия тоталитаризма в современном мире и опасности аполитичного, прагматичного к нему подхода.
Дворец культуры для новой эпохи
Реконструкция архитекторами gmp памятника послевоенного модернизма – Дворца культуры в Дрездене – названа в Германии лучшим сооружением года по версии Немецкого музея архитектуры.
Реализация по часам
Бюро DSDHA разработало для офисного комплекса «Бродгейт» в лондонском Сити проект обновления его уже вошедших в историю общественных пространств. Сейчас завершена первая очередь плана.
Необитаемый бассейн
Бассейн для пингвинов, построенный эмигрантом из России Бертольдом Любеткиным и Ове Арупом в 1930-е для Лондонского зоопарка, пустует с 2004 года. Дочь Любеткина предлагает его снести. Все остальные — против.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Красный динозавр
Миланский комплекс на 444 квартиры «Монте Амиата» по проекту Карло Аймонино и Альдо Росси, задуманный в конце 1960-х как прогрессивное социальное жилье, но ставший домом для среднего класса – в фотографиях Василия Бабурова.
Восемь памятников XX века в кризисе и после него
Санаторий в Паймио Алвара Аалто выставлен на продажу, лондонский комплекс Economist четы Смитсон отреставрирован, к ранней постройке Жана Пруве в Большом Париже пристраивают стометровую башню – а также новости из Детройта, Нью-Йорка и шотландской деревни Кардросс.

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.