Британцы у Южного полюса

В Антарктиде начала работу научная станция Halley VI, спроектированная бюро Hugh Broughton Architects и инженерами AECOM.

25 Февраля 2013
mainImg
Как следует из порядкового номера, это уже шестая станция из названных в честь астронома Эдмонда Галлея: они сменяли друг друга на шельфовом леднике Брант (75˚35'S, 26˚39'W). с конца 1950-х. Первые четыре постепенно занесло снегом: в год его прибывает на 1,5 м. Пятая оказалась в другой опасности: из-за прогрессирующего таяния льдов она может уплыть на отколовшемся айсберге, так как ледник сползает в океан со скоростью 400 м/год.
zooming
Антарктическая станция Halley VI © British Antarctic Survey
Антарктическая станция Halley VI © British Antarctic Survey

В то же время, этот важный пост покинуть нельзя: именно здесь в 1985 была обнаружена дыра в озоновом слое, и это лишь один из результатов наблюдений за таянием льдов, изучения магнитного поля Земли и верхней части ее атмосферы, мониторинга явлений «космической погоды».
Антарктическая станция Halley VI © Anthony Dubber

Новая станция стоимостью 26 млн фунтов была поручена авторам проекта в результате международного конкурса в 2004 (победившие тогда инженеры Faber Maunsell с тех пор вошли в состав AECOM). Реализация плана заняла так много времени, так как строить в Антарктиде можно лишь 9 летних недель в году. Поэтому на возведение станции ушло 4 года, хотя рабочие в сезон трудились круглосуточно. Также усложнило строительство ограничение грузов по массе: нельзя перевозить по льду ничего тяжелее 9,5 т. Даже использование типовых деталей, рассчитанных на легкую сборку, не намного ускорило процесс.
zooming
Антарктическая станция Halley VI © James Goby/BAS

Станция Halley VI приподнята над уровнем льда на 4 м, поэтому снег занесет ее нескоро. Кроме того, каждая из ее опор снабжена полозьями, поэтому ее легко перевезет на новое место бульдозер (например, подальше от трещины во льду). Она состоит из 8 модулей, одного красного — с баром, салонами, бильярдной и т. д., и 7 голубых — типовых. Их назначение можно легко менять в зависимости от текущих нужд, превращая спальни в лаборатории, и наоборот. Общая площадь станции — 1510 м2. Блоки из трех и пяти модулей разделяет противопожарный мост. Станция обращена боком к преобладающему направлению ветров: в сочетании с аэродинамической формой модулей это препятствует образованию крупных сугробов и заносов.
Антарктическая станция Halley VI © Hugh Broughton Architects

Проект учитывает сложные условия пребывания в Halley VI: зимой, когда число сотрудников сокращается до 16 (летом их 70), 50 дней длится полярная ночь и температура падает до -40.  Скорость ветра достигает 36 м/с, а при свете дня случается «снежная мгла», когда из-за белизны ландшафта человек теряет ориентацию в пространстве.
Антарктическая станция Halley VI © Hugh Broughton Architects

Для лучшей изоляции снаружи фасады покрыты высокоэффективным стеклопластиком, окна получили тройное остекление, а купол красного модуля закрыт полупрозрачными панелями с изоляцией наногелем.
Антарктическая станция Halley VI © Karl Tuplin

Большой размер оконных проемов и прозрачные перекрытия коридоров сокращают затраты электроэнергии в светлое время суток. Качество изоляции в 100 раз превышает существующие британские нормы: присос воздуха составляет 0,1 м3/м2/час при давлении в 50 Па.
zooming
Антарктическая станция Halley VI © Anthony Dubber

Воду в Антарктике добывают из льда, затем фильтруют и очищают; сточную воду также необходимо очистить, чтобы она не загрязняла окружающую среду. На все это тратится очень много энергии, поэтому экономия воды жизненно важна для станции. В Halley V человек потреблял 120 л/сутки (средний британец потребляет 160 л), а в Halley VI речь идет всего о 20 л/сутки. Такой результат достигнут с помощью вакуумной системы слива (такая используется на кораблях и самолетах), регуляторов напора и таймеров-регуляторов выхода воды для смесителей и душа.
zooming
Антарктическая станция Halley VI © James Goby/BAS

Отопление почти полностью осуществляется за счет тепла, попутно вырабатываемого при функционировании генераторами энергии.
zooming
Антарктическая станция Halley VI © Sam Burrell

Особое внимание уделено психологическому состоянию исследователей: в полярную ночь мягко усиливающееся с утра освещение общественных зон имитирует рассвет, а большие поверхности остекления обеспечивают связь с окружающим ландшафтом. Интерьер выдержан в «весенней гамме» ярких, но не кричащих цветов, также использована древесина кедра, запах которой поможет справиться с сенсорной недостаточностью.

Н. Ф.
Антарктическая станция Halley VI © Sam Burrell
zooming
Антарктическая станция Halley VI © Caraig Brown
Антарктическая станция Halley VI © Anthony Dubber
zooming
Антарктическая станция Halley VI © Anthony Dubber
zooming
Антарктическая станция Halley VI © British Antarctic Survey
zooming
Антарктическая станция Halley VI © British Antarctic Survey
zooming
Антарктическая станция Halley VI © Anthony Dubber
zooming
Антарктическая станция Halley VI © Hugh Broughton
zooming
Антарктическая станция Halley VI © Mike Rose
zooming
Антарктическая станция Halley VI © Hugh Broughton Architects
zooming
Антарктическая станция Halley VI © Hugh Broughton Architects
zooming
Антарктическая станция Halley VI © Hugh Broughton Architects

25 Февраля 2013

comments powered by HyperComments
Hugh Broughton Architects: другие проекты
Новая станция в Антарктиде
Объявлены шесть команд-финалистов конкурса на проект британской исследовательской станции Halley VI на шельфовом леднике Брант в Антарктиде.
Фасад в динамике
«Олимпийский дом» в Лозанне по проекту датского бюро 3XN построен на месте старого здания МОК, 95% материалов которого после сноса было использовано повторно.
Живая лаборатория
Snøhetta и Гарвардский университет превратили довоенный дом в Кембридже в энергоэффективный офис, способный адаптироваться к погодным условиям и смене времен года.
Открытый небу
На выставке 2018 China House Vision архитекторы MAD представили собственную концепцию дома будущего — в формате «живого сада». Экспериментальный павильон питается от солнечных батарей.
Четыре башни
Новое здание Копенгагенской международной школы по проекту C.F. Møller получило фасад из 12 000 солнечных батарей.
Стадион-передовик
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на проект деревянного футбольного стадиона, который должен стать самым экологичным в мире.
Около ноля
Самое большое в Европе «пассивное» офисное здание возведено в Брюсселе по проекту голландского бюро cepezed.
Стартапы под соломенной крышей
Традиционная английская кровельная технология использована в самом энергоэффективном и экологичном здании Великобритании на сегодняшний день – Центре предпринимательства в Норидже по проекту Architype.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.