Красный кирпич от брутализма до постмодернизма

Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.

mainImg
Компaния:
представительство компании Группа компаний BRAER на Архи.ру
Сайт:
https://braer.ru/


В архитектуре брутализма, отправной точкой развития которой считаются проекты и теоретические работы англичан Элисон и Питера Смитсонов, использовался именно красный кирпич.

Он был вторым по популярности материалом после бетона и едва ли не в большей степени соответствовал основным принципам направления, предлагая вместо гладких белых поверхностей интернационального стиля мелкий рисунок кладки и равномерный, теплый и яркий, цвет натуральной керамики.

Если в XIX веке красный кирпич считался подходящим для недорогого жилья и заводских корпусов – то именно брутализм 1960-х – 1970-х проявил его как выразительный материал, обладающий фактурой и историческими аллюзиями наравне с лаконизмом и монументальностью. В сущности это было одним первых шагов постмодернизма – направления, выбранного человечеством, уставшим от стерильной формы и истосковавшимся по фактуре и цвету. Простая сетка красно-кирпичной кладки, которую еще лет 50 назад считали монотонной и мелкой, вдруг стала казаться практически орнаментом, примером детализации, за которую глаз наблюдателя может «зацепиться», а душа при этом – отдохнуть.

Впрочем это не отменяло крупных форм и гигантских плоскостей: брутализм предложил целый ряд подходов, благодаря которым красно-кирпичные поверхности выглядят величественно – и по-настоящему впечатляют. 

В наше суетное время мало кто осмеливается делать так. А может, и стоило бы. 

 

Кирпич как простая плоскость: начало

Вилла Гёта 

Бенгт Эдман, Леннарт Холм
Уппсала, Швеция
1950

Вилла Гёта. Архитекторы Бенгт Эдман и Леннарт Холм
Фотография: Sebastian F / public domain

Некоторые исследователи, пытавшиеся отыскать и свести воедино истоки брутализма, считают, что свое название он, вопреки логике, указывающей на beton brut, получил благодаря постройке из кирпича. По их мнению, термин впервые употребил шведский архитектор Ганс Асплунд, описывая работу коллег Бенгта Эдмана и Леннарта Холма – виллу главы фармацевтической фирмы Элиса Гёта. Двухэтажный дом в городе Уппсала виллой можно назвать только с большой натяжкой. На первый взгляд его фасад мало отличается от добротной подмосковной дачи конца 1990-х. Однако в 1950 году постройка удивила современников «честностью» материалов – кирпичный фасад не оштукатурен, над оконными проемами можно различить двутавровые балки, в интерьере использована открытая кирпичная кладка, а потолок хранит следы опалубки. Вилла Гёта включена в список национального архитектурного наследия Швеции, и шведы убеждены, что именно с нее в Европе начался брутализм.
Инженерный корпус Лестерского университета

Джеймс Стерлинг, Джеймс Гован
Лестер, Великобритания
1959–1963

Инженерный корпус Лестерского университета. Архитекторы Джеймс Стерлинг и Джеймс Гован
Фотография: NotFromUtrecht / CC BY-SA 3.0

Инженерный корпус университета Лейстера уникален не только архитектурой, но и тем, что сразу понравился всем. После завершения строительства читатели The Architects Journal безоговорочно выбрали его лучшей постройкой десятилетия – невероятная редкость в истории брутализма. Возможно, одной из причин стал фасад, частично выполненный из традиционного для английской архитектуры аккрингтонского кирпича.

Впрочем, поддерживать здание в хорошем состоянии оказалось непросто: несмотря на относительно молодой возраст, оно уже пережило две масштабные реставрации и капитальный ремонт. В 1988 году обновили витражи на башне, с 2015 по 2017 меняли остекление кровли, а в 1990-х занимались внутренними помещениями. Кирпич все это время служит по-прежнему верно.
 
Рецепт: простой красный кирпич сочетается почти со всеми материалами: камнем, стеклом, бетоном, металлом, деревом. Но не экспериментируйте с зеленым зеркальным стеклом, пожалуйста. 

 

Кирпич как контекст

Институт менеджмента в Ахмадабаде

Луис Кан
Индия, Ахмедабад 
1962-1974

Индийский институт менеджмента в Ахмедабаде
Фотография © Marat Nevlyutov

Вскоре выразительные особенности кирпичной кладки были освоены и переосмыслены. Кирпичная стена – не инертная, а теплая, и когда в ней возникает ритм и форма, она может оказаться очень впечатляющей: массивной, округлой или угловатой, цельной или пронизанной множеством тенистых отверстий. 
Индийский институт менеджмента в Ахмедабаде
Фотография © Marat Nevlyutov

Кроме того кирпич – глина, терракота – способен помочь связать здания с контекстом, особенно – в странах с долгой традицией. Несколько примеров построек из кирпича в Индии связано с творчеством Луиса Кана – глядя на них, впрочем, не в меньшей степени вспоминается форум Траяна в Риме – классика не индийской, а европейской архитектуры. В некоторых ракурсах он, в общем-то похож на римский акведук.
Резиденции членов парламента
Национальной  Ассамблеи Бангладеша 

Луис Кан
Дакка, Бангладеш
1962–1982

Национальная Ассамблея в Дакке. Архитектор Луис Канн
Фотография:© Lykantrop

Очень романтичный вид у Национальной Ассамблеи в Дакке: она стоит над озером, отражается в нем и кажется какой-то старинной крепостью. Историки искусства считает ее хорошим примером взаимодействия архитектуры XX века с национальным бенгальским контекстом. Кирпичный корпус резиденций составляет единый ансамбль с бетонным объемом главного здания Ассамблеи.

 
Рецепт: самый простой красный кирпич страшно романтичен. Он поможет вам создать сказку.

 

Кирпич в СССР

Театр на Таганке

Александр Анисимов, Юрий Гнедовский, Борис Таранцев
Москва, Россия
1972–1983

Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
Фотография: Архи.ру

Проект театра на Таганке был таким же новаторским и дерзким, как и спектакли его труппы. При всей сложности архитектуры отправной точкой для его концепции стало не объемно-пространственное решение, а материал. Сразу после того, как главный архитектор города Михаил Посохин посоветовал не наращивать электротеатр «Вулкан», а снести здания за ним и построить что-то новое, Александр Анисимов, Юрий Гнедовский и Борис Таранцев поняли, что здание должно быть из красного кирпича.
Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
Фотография: Архи.ру

Идея была почти утопией. Кирпичное производство в СССР к тому времени балансировало на грани умирания. Архитектор Александр Анисимов потом не раз будет говорить в интервью, что ему и его коллегам просто повезло: строительство совпало с реконструкцией Кремля, для которой привезли качественную глину из Прибалтики. От нее удалось «отщипнуть» часть и, смешав с подмосковной, изготовить кирпичи для Театра на Таганке. Они были особых габаритов – на сантиметр ниже, чем обычные, и специально для этой стройки завод в Загорске производил восемь нестандартных разновидностей кирпича. Здание возводили долго, с большими перерывами, и вопреки опасениям архитекторов, что в итоге кто-нибудь из чиновников решит, что фасад необходимо оштукатурить, проект удалось реализовать именно таким, каким он был задуман.
Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
Фотография: Архи.ру

Он стал практически «крепостью» в центре города, лаконичной крупной массой – впрочем, с тонкими эркерами с поворотом к югу, острыми выступами и сложной лоджией входа с «городской башней» над ней. Здание театра демонстрирует выразительность рельефной кладки на острых углах, удачное сочетание красного кирпича и бетона, а также – распространенный в 1970-е годы прием подшивки нижних поверхностей кирпичного объема деревянными досками.
  • zooming
    1 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
Рецепт: не бояться больших плоскостей и острых углов.
 
Палеонтологический музей и институт РАН

Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко
Москва, Россия
1972–1987

Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
Фотография: Архи.ру

Начат одновременно с театром на Таганке и представляет собой – в числе прочего, благодаря расположению на удалении от городского центра – более радикальный пример стереометрического объема. Кирпичного. С минимумом проемов – работает именно масса и цвет. Красный кирпич здесь – столь же значимое для средство выразительности, как и форма. Это здание лучше других позволяет понять, кожей почувствовать, как круглится стена или – каков эффект чистой протяженной плоскости. Хороший эффект, вполне метафизичный. 
  • zooming
    1 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    8 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    9 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
Рецепт: именно красный кирпич хорош для крупных объемов, чье главное средство выразительности – простая стереометрия и масса. Не надо бояться глухих поверхностей без окон.

 

После модернизма

 

Собор в Эври

Марио Ботта
Франция, Эври
1988–1995

Собор в Эври
© Mario Botta Architetti

Ценность кирпичной поверхности поняли в 1970-е, но и впоследствии материал оставался хорошей основной для пластических поисков – прежде всего, мастеров сдержанно-стереометрической ветви постмодернизма. К примеру, кирпичных объемов много среди работ Марио Ботта. Особенно в церковных и общественных зданиях. Собор в Эври объединяет объемный цилиндр со срезанным по косой верхом и форменной рощей из крупных деревьев на крыше – и параллелепипед с уступчатым перспективным порталом. Кирпич здесь, как и раньше, и смело круглится, и выстраивает сдержанную плоскость – но во всех случаях орнаментальности становится больше: здесь, к примеру, полосы рельефной кладки присутствуют и внутри, и снаружи главного соборного цилиндра. 
Собор в Эври
© Mario Botta Architetti
Рецепт: лаконизм не так плохо соседствует с орнаментом, как может показаться. 

Техника производства в XX веке сделала возможным равномерную кирпичную поверхность одного цвета и тона, без ощутимых изъянов. Одно из главных ее достоинств – способность создавать простую лаконичную форму, выразительную благодаря объему и абрису.

Простота всегда остается актуальной, сильные идеи всегда возвращаются. 


Продукция компании BRAER поможет вам найти собственный минимализм – или собственный ритм. В рамках экономного решения


Базовая коллекция BRAER предлагает кирпич насыщенного красного оттенка с равномерной окраской – достаточно экономный материал, который позволяет, в то же время, создавать интересные и смелые композиции: и лаконичные, и орнаментальные. Доступен кирпич с гладкой и рифленой поверхностью.
  • zooming
    Облицовочный кирпич КРАСНЫЙ гладкий в ассортименте: 0,7 NF, 0,9 NF , 1 NF , 1,4 NF
    Предоставлено Braer
  • zooming
    Облицовочный кирпич КРАСНЫЙ рифленый в ассортименте: 0,7 NF, 1 NF, 1,4 NF
    Предоставлено Braer

Облицовочный кирпич BRAER производится с фаской глубиной 2-3 мм на горизонтальных лицевых гранях. Это придает ему аккуратный законченный внешний вид и позволяет избежать сколов граней при транспортировке. При правильном заполнении швов фаска защищает от скопления воды в кладке, что позволяет увеличить срок службы.

Продукцию BRAER используют для строительства как частных домов, так и больших жилых комплексов и даже крупных арт-пространств. Компания производит красный кирпич различных размеров и форматов.

Кирпич BRAER отличается высоким качеством; его важное преимущество – производство находится в России, в непосредственной близости от карьера по добыче глины, что соответствует высоким стандартам экологичности и устойчивого развития, а также позволяет сокращать издержки и риски при изготовлении и перевозке готового материала. 

Поставщики, технологии

18 Августа 2022

Группа компаний BRAER: другие статьи и новости
Важная деталь для городских площадей, парков и набережных
Подходы к дизайну мощения становятся все менее консервативными, но как не потеряться в многообразии предлагаемых решений? Вместе с BRAER разбираемся в последних трендах и преимуществах готового дизайн-проекта.
Облицовочный кирпич от BRAER: размер имеет значение
Сегодня наиболее распространенными форматами кирпича являются 1НФ, 0,7 НФ и 1,4НФ. У каждого есть свои преимущества. В линейке облицовочных кирпичей BRAER есть все три, но как определиться с выбором нужного? Попробуем разобраться.
Облицовочный кирпич BRAER: новые реалии помогают совершенствоваться
Следуя за трендом на фасады из темного кирпича, компания BRAER – один из ведущих отечественных производителей кирпича и тротуарной плитки – в этом году выпустила новые коллекции кирпича и обновила уже завоевавшие популярность серии, представив в них модели темных оттенков.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Парадокс временного
Концепция павильона России для EXPO 2025 в Осаке, предложенная архитекторами Wowhaus – последняя из собранных нами шести предложений конкурса 2022 года. Результаты которого, напомним, не были подведены в силу отмены участия страны. Заметим, что Wowhaus сделали для конкурса три варианта, а показывают один, и нельзя сказать, что очень проработанный, а сделанный в духе клаузуры. Тем не менее в проекте интересна парадоксальность: архитекторы сделали акцент на временности павильона, а в пузырчатых формах стремились отразить парадоксы пространства и времени.
Крепость у реки
Бюро МАКЕТ объединило формат японской идзакаи с сибирской географией: ресторан открылся в одном из зданий Омской крепости, декор и мебель отсылают к рекам Омь и Иртыш, а старый кирпич дополняют амбарные доски и сухие ветки.
Форум времени
Конкурсный проект павильона России для EXPO 2025 в Осаке от Алексея Орлова и ПИ «Арена» состоит из конусов и конических воронок, соединенных в нетривиальную композицию, в которой чувствуется рука архитекторов, много работающих со стадионами. В ее логику, структурно выстроенную на теме часов: и песочных, и циферблатов, и даже солнечных, интересно вникать. Кроме того авторы превратили павильон в целую череду амфитеатров, сопряженных в объеме, – что тоже более чем актуально для всемирных выставок. Напомним, результаты конкурса не были подведены.
Зеркала повсюду
Проект Сергея Неботова, Анастасии Грицковой и бюро «Новое» был сделан для российского павильона EXPO 2025, но в рамках другого конкурса, который, как нам стало известно, был проведен раньше, в 2021 году. Тогда темой были «цифровые двойники», а времени на работу минимум, так что проект, по словам самого автора, – скорее клаузура. Тем не менее он интересен планом на грани сходства с проектами барокко и эмблемой выставки, также как и разнообразной, всесторонней зеркальностью.
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.