ПРОЕКТ РОССИЯ 86: четыре «ре» и Зарядье

Свежий номер архитектурного журнала, вышедший в последние дни февраля 2018-го, примечателен попыткой показать новые стороны событий и проектов, которые хотя и не сходят с передовиц, но рассматриваются зачастую однобоко. С подробностями шеф-редактор Юлия Шишалова.

Юлия Шишалова

Автор текста:
Юлия Шишалова

mainImg
У нашего журнала не совсем обычный график выхода, к которому, впрочем, постоянные читатели привыкли: последний номер в году выпускается не в декабре, а спустя время, в феврале. Так мы даем себе возможность не только подвести, но и осмыслить итоги года. В 2017-м, пожалуй, впервые за много лет в списке этих итогов наблюдалось почти единогласие (о чем можно судить и по соответствующим статьям на archi.ru). В единогласии же, однако, крылся и острейший конфликт, поскольку вместо обычной констатации свершившегося факта то были итоги, которые одни относили к прорывам, а другие – к провалам.

Именно за такие случаи – объективно яркие, но субъективно неоднозначные – и взялась редакция «ПР». Например, мы посвятили рубрику «Объект номера» проекту парка в Зарядье – и поняли, что чтобы рассказ о нем претендовал хоть на какую-то законченность, то объем раздела нужно существенно увеличить (48 полос вместо обычных 12 или 24-х). Мы не просто прогулялись по парку – хотя это именно то, что рекомендуется сделать в первую очередь после прочтения всего материала (вам станет ясно, почему) – но поговорили с теми, кто делал это проект. Не со всей командой, к сожалению – это десятки человек, – но зато по-домашнему, в кулуарах. И выяснили, почему, скажем, не могли быть реализованы другие проекты-финалисты международного конкурса, какие уникальные технологии «зарыты» в парковые холмы, кто мог стать автором филармонии, почему пруды именно такой формы, откуда в дубовых скамейках выбоины, как на самом деле воссоздавали тундру, что происходит под стеклянной корой... И вы знаете, буквально каждому факту, который кто-то предъявлял проекту как претензию, находилось простое и разумное объяснение. А мы, в свою очередь, постарались объяснить, почему парк в Зарядье, включая процесс его реализации, так точно отражает все грани русской души. На этом фоне международное признание проекта (премия года archdaily) кажется еще более значимым событием.
zooming
Проект Россия′ 86
zooming
Проект Россия′ 86: Зарядье
zooming
Проект Россия′ 86: Зарядье
zooming
Проект Россия′ 86: Зарядье
zooming
Проект Россия′ 86: Зарядье

Несложно догадаться, какую тему мы выбрали для основного раздела журнала: реновация красной нитью прошла через все события 2017 года, многих затронув лично. Поэтому мы, наоборот, взглянули на нее максимально отстраненно. Изучили зарубежный опыт – и убедились, что с необходимостью «перепрошивки» отдельных фрагментов городской ткани сталкиваются все без исключения. И «без проблем» не бывает нигде – все, что мы можем, это учитывать их ошибки.

Мы вспомнили, что еще год назад слово «реновация» употреблялось преимущественно в связи с промзонами – и что их редевелопмент по-прежнему актуален: в генеральном плане Москвы до 2025 года предусмотрено изменение функции производственных территорий общей площадью 2,4 тыс. га – это еще примерно 300 «Арм». Проблема лишь в том, что, несмотря на несколько явно удачных примеров редевеломента промзон, отлаженной и понятной схемы работы с ними не существует. Так сложилось, что агентство стратегических инициатив «ЦЕНТР» совместно с коллегами из АБ «Рождественка» и Институтом Генерального плана Москвы как раз затеяли большое исследование на эту тему, объединив точки зрения архитектора, градостроителя, защитника промышленного наследия и экономиста. С нашим журналом они поделились отдельными результатами.
zooming
Проект Россия′ 86: реновация
zooming
Проект Россия′ 86: реновация
zooming
Проект Россия′ 86: реновация
zooming
Проект Россия′ 86: агентство «Центр»

Бюро T+T architects в своей методологической работе думали не о промзонах, а о зданиях вообще – будь то памятник конструктивизма, модернизма или просто «старая постройка». В каких случаях целесообразно снести, а в каких – сохранить и приспособить? И если приспособить – то под что? Архитекторы предложили универсальный тест-методику, помогающую найти ответы.
zooming
Проект Россия′ 86: Т+Т architects

Мы проследили, какие смыслы вкладываются во все эти понятия: редевеломент, реконструкция, реновация, ревитализация. Архитектор Никита Маликов подробно объяснил, почему это «наше прошлое, настоящее и будущее», и мы нашли интересные показательные кейсы – от реконструкции памятника XIX века в Волгограде и ревитализации панельного квартала в Екатеринбурге до экспериментального проекта «деревянного города» на одном из участков реновации в Москве. Глобальный вызов урбанизации и потребность мобилизовать все внутренние городские ресурсы – и развивать прежде всего уже застроенные территории – стали драйверами для таких процессов, как изменения типологии жилья и подходов к планированию кварталов. В большом обзоре конкурсов на эти тему жилья мы исследовали, где же нам, по всей видимости, предстоит в ближайшее время жить.
zooming
Проект Россия′ 86: монитор
zooming
Проект Россия′ 86: деревянный квартал «Камушки», Тотан Кузембаев

Архитекторы наконец задумались об этом всерьез – что не может не радовать. Масса доказательств тому собрана под отдельной обложкой в приложении, посвященном 20 проектам – финалистам конкурса на концепции пяти пилотных площадок реновации. И несмотря на то, что недавно прошла большая выставка с ними, мы уверены, что вы найдете в наших материалах много нового. Например, про то, что большинство участников разработало универсальные стратегии работы со сложившимися фрагментами городской ткани, которые можно экстраполировать на другие площадки реновации (и не только). Зачем некоторые «приговоренные» к сносу пятиэтажки все же стоит сохранить. Какие ценные породы деревьев растут в столичных дворах. Какие морфотипы застройки популярны у москвичей, и как самих москвичей включить в процесс реновации, чтобы он протекал максимально безболезненно.
zooming
Проект Россия′ 86: биеннале молодых архитекторов

Как всегда, полна юмора и сюрпризов рубрика под кураторством Ильи Мукосея «Из жизни архитекторов», героями которой на этот раз стали Сергей Чобан, Оскар Мамлеев, Арсений Леонович и Анатолий Белов. Однако же после заслуженных «мужских удовольствий», к которым, в какой-то степени, можно отнести и чтение нашего журнала, мы бы хотели, чтобы читатель задумался. Как метко назвал свое предисловие к рубрике «Теория» исследователь архитектуры Александр Острогорский (в ней он показал проект реновации района Остоженка таким, как он задумывался), – «многому научились, но забыли». Самое время вспомнить.
zooming
Проект Россия′ 86: проект АБ «Остоженка» для Остоженки
zooming
Проект Россия′ 86: материал Оскара Мамлеева

Заказать новый номер можно тут http://prorus.net.ru/kupit-proekt-rossiya.

06 Марта 2018

Юлия Шишалова

Автор текста:

Юлия Шишалова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.