Вокруг башни

Публикуем фрагменты из новейшего путеводителя по архитектуре Шаболовки 1920-30 годов, издание которого призвано защитить башню и уникальный конструктивистский район если не от уничтожения, то от забвения.

mainImg
На днях появилась информация о том, что проект постановления правительства РФ о перемещении Шаболовской радиобашни «был доработан» и перешел из стадии общественного обсуждения в стадию «антикоррупционной экспертизы». По-видимому, это надо понимать так, что общественное обсуждение он уже прошел, хотя его результаты не были объявлены. Эксперты, как известно, категорически против переноса башни, специалисты уверены, что это «перемещение» приведет к утрате подлинного памятника (см. подборку статей и открытых писем); существует несколько проектов сохранения башни на старом месте. И между тем формально общественное обсуждение завершилось, хотя надежда на победу здравого смысла еще остается. В четверг 29 мая в 19:00 ​на площади Краснопресненская Застава у памятника Героям революции (возле метро «Улица 1905 года») пройдет согласованный митинг в защиту башни, куда приглашаются все неравнодушные к судьбе уникального памятника русского авангарда.

В течение уже больше двух месяцев защитники башни обсуждают ее судьбу и проект культурного кластера в районе Шаболовки, водят экскурсии, пишут письма в инстанции. Недавно инициативная группа «Шаболовка» и выставочный зал «Замоскворечье» выпустили в свет путеводитель, написанный коллективом историков авангарда: с картой, фотографиями и рассказом о двадцати четырех памятниках архитектуры и инженерного искусства 1920-х – 1930-х годов, расположенных вокруг башни. С этой замечательной книжкой в руках можно гулять вокруг башни, разглядывая под наслоениями позднейшего XX и XXI века остатки великого жизнестроительного проекта. Занятие полезное и увлекательное. Путеводитель можно приобрести за 150 рублей в галерее «Замоскворечье» (Серпуховской вал, 24, к.2). Мы же в преддверии решения судьбы конструктивистского квартала публикуем, с согласия авторов и издателя, часть помещенных в нем рассказов о памятниках авангарда на Шаболовке. О районе, который необходимо сохранить. 
Юлия Тарабарина
zooming
Шуховская башня на Шаболовке. Фотография: предоставлена Б.Е. Пастернаком, главным архитектором Центра историко-градостроительных исследований
zooming

Путеводитель с тремя приложениями:
маршрутами прогулок по Шаболовке.
Фотография Александры Селивановой
***
 
Радиобашня
Ул. Шаболовка, ул. Шухова
Владимир Шухов
1919-1922
zooming
Шуховская башня на Шаболовке. Фотография: предоставлена Б.Е. Пастернаком, главным архитектором Центра историко-градостроительных исследований
Шуховская башня на Шаболовке – всемирно известное творение гениального русского инженера Владимира Шухова. Конструкция так называемой гиперболоидной башни была создана им еще в 1896 году, а Шаболовская радиобашня стала самым высоким его сооружением такого рода.

Кроме эстетической новизны, гиперболоидная башня дает колоссальную экономию материала. По первоначальному проекту высота башни должна была составить 350 м – выше Эйфелевой башни на 35 м, а весила бы она при этом в 4 раза меньше своей знаменитой французской сестры.

Военная разруха заставила уменьшить высоту башни до 150 м, но все же она надолго стала самым высоким сооружением Москвы и одной из ее визитных карточек. Еще одно важное достоинство башен Шухова – простота сборки. Несмотря на изящные криволинейные очертания, каждая секция собирается из прямых стержней, которые пересекаются друг с другом. А в высоту башня росла, как подзорная труба – каждая секция собиралась на земле внутри предыдущих и лебедками поднималась на нужную высоту.

После подъема четвертой секции случилась катастрофа – секция обрушилась, повредила третью, два строителя погибло. Несмотря на выводы экспертизы о том, что виновата в этом не ошибка в расчете, а некачественный металл, Шухову выносят беспрецедентный приговор – условный расстрел. К чести Владимира Григорьевича, строительство даже в условиях послевоенной разрухи было завершено на высочайшем уровне.

В 1922 году башня передала первый радиосигнал, а 17 лет спустя стала первой в Союзе телевизионной башней. В умах миллионов россиян башня навсегда останется символом отечественного телевидения.

Последние 10 лет башня принадлежит «Российской телевизионной и радиовещательной сети», которая своей халатностью довела объект культурного наследия до предаварийного состояния. Задача всего мирового сообщества – сохранить этот уникальный памятник архитектуры и истории, образец выдающихся достижений российской инженерной науки для будущего.
Айрат Багаутдинов
Историк инженерии, автор проекта «Москва глазами инженера»
***
 
Радиобаза ГОРЗ на Дровяной площади
Ул. Хавская, д. 5
1918-1920-е
zooming
Радиобаза ГОРЗ на Дровяной площади. Анкерный башмак технологической растяжки радиоантенны. Фотография: Илья Малков
zooming
Радиобаза ГОРЗ на Дровяной площади. Анкерный башмак технологической растяжки радиоантенны. Фотография: Илья Малков

В 1919 году по декрету Владимира Ленина радиолаборатории и станция беспроводной связи, работавшие на участках бывшего Варваринского приюта и соседней Дровяной площади, стали основой новой сверхмощной радиостанции для нужд правительственной связи. Так появилась радиобаза ГОРЗ (Государственные Объединённые Радио Заводы). Между Шаболовкой и Мытной, вдоль всего Сиротского переулка (теперь – улица Шухова) выстроились высокие радиомачты (одна стояла в центре поля сегодняшней школы №600, другая – ближе к Мытной).

В 1922 году к ним присоединилась уникальная радиобашня Владимира Шухова. Вместе с мачтами они работали в единой системе, соединённые между собой траверсой-антенной. По мере развития технологий связи мачты-антенны убрали, и к середине 1930-х годов здесь осталась лишь башня. Но артефакты эпохи радиобазы ГОРЗ можно увидеть и сегодня – это хорошо сохранившийся анкерный башмак технологической растяжки радиоантенны (1918-1919), а также останки других таких анкерных блоков – на территории поля 600-й школы на углу улиц Хавская, Шухова и Татищева. Каждый такой блок хорошо заглублен в грунт, отлит из высокопрочного спецбетона с металлическим кронштейном с проушинами для крепления растяжек радиомачт.
Илья Малков
Краевед, дизайнер, член инициативной группы «Шаболовка»
***
 
Дом-коммуна РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение»
Ул. Лестева 18
Георгий Вольфензон, Самуил Айзикович
1926-1929
zooming
Дом-коммуна РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение». Фотография: предоставлена Б.Е. Пастернаком, главным архитектором Центра историко-градостроительных исследований

Его принято называть первым домом-коммуной в СССР, но по факту это постройка переходного типа с жилыми ячейками и квартирами, распределенными по нескольким блокам. Проект разработан двумя архитекторами Георгием Вольфензоном и Самуилом Айзиковичем. Оба выучились профессии еще до революции, один в Одессе, другой в Вильно. Первый их подход к теме дома-коммуны случился в рамках участия во втором конкурсе Моссовета на новые типы жилья. Уже в нем они выработали использованную на ул. Лестева систему с осевой симметрией глубокого двора (курдонера) и размещением культурно-бытовой инфраструктуры в центральной перемычке здания. Однако именно в 1929-м на Шаболовке это решение приобрело всю свою планировочную полноту.
zooming
Дом-коммуна РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение». Фотография: Наталия Меликова
zooming
Дом-коммуна РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение». Фотография: Наталия Меликова

Ось двора здесь держит вертикаль Шуховской башни, от которой корпуса теперь расходятся, словно лучи ее радиоволн. Во время строительства «Вечерняя Москва» писала: «С фасада даже недостроенный, этот дом-гигант особенно величественен и красив. За ним высится сетчатая башня радио-станции им. Коминтерна, пронзившая небо. И кажется, что это одно целое: дом, башня, синее небо. Можно так стоять и смотреть, как в музее или на картинной выставке». В то же время здесь очевидна функциональная логика: нежилой блок получил размещение на северной стороне участка, ведь в клубном помещении со сценой и в столовой солнце не так важно, а ясли, наоборот могли быть ориентированы на юг, также как и сам двор со спортивной площадкой, фонтаном и беговой дорожкой. Кстати, на крыше корпуса был организован солярий с душевыми кабинами, а на последнем этаже спортивный зал – все для формирования здорового образа жизни. Жилая часть, рассчитанная на 600-700 человек, включала коридорные корпуса с 230 жилых ячеек (без кухонь и персональных санузлов/душей) и флигели с 40 квартирами, ориентированными на две стороны для качественного проветривания и освещения (потолки 2,9 м, 3-4 комнаты). Строительство стало возможно благодаря кооперации будущих жильцов. Из воспоминаний известно, что одна из жительниц за свою ячейку внесла 100 рублей. Позже власти возвращали эти затраты, превращая дом в государственную собственность.
Мария Фадеева
Архитектурный журналист, член инициативной группы «Шаболовка»
***
 
Школа №50 ЛОНО (Школа №600)
Ул. Хавская, 5
Анатолий Антонов, Игорь Антипов
1934-1935
zooming
Школа №50 ЛОНО (Школа №600). Фотография: Наталия Меликова
zooming
Школа №50 ЛОНО (Школа №600). Фотография: Илья Малков

Один из немногих реализованных проектов школ-гигантов конца 1920-х годов. Задуманный конструктивистом Антоновым, с асимметричным планом, башней для астрономических наблюдений и большими перетекающими пространствами рекреации и лестниц, проект был тактично «доведен» в 1935 году Антиповым уже в духе постконструктивизма. Появившиеся тогда портик на фасаде, колонны упрощенного ордера и кессоны в интерьерах нисколько не испортили здание. Сейчас это одна из лучших по архитектуре и сохранности первоначальных интерьеров школ Москвы эпохи авангарда. На протяжении десятилетий школа была экспериментальной базой Института художественного образования РАО, благодаря чему артистические пространства наполнялись вполне артистическим содержанием: архитектурные, художественные, музыкальные классы, хоровые аудитории, гримерные...
Александра Селиванова
Историк архитектуры, директор Центра авангарда в Еврейском музее, член инициативной группы «Шаболовка»
***
 
 Дом с магазином «Три поросенка»
Ул. Мытная, 52
Н.Порфирьев, А.Кучеров
1932-1936
zooming
Дом с магазином «Три поросенка». Фотография: Наталия Меликова

Экспериментальный дом из крупных блоков, предшественник «блочек» эпохи застоя, должен был стать образцом скоростного строительства, но возводился долгих четыре года. За это время он успел «обрасти» стильным геометрическим декором: в основном объеме здания подчеркнули четкие линии прямоугольных блоков, а одноэтажный продуктовый магазин «завернули» лихим изгибом в духе американского стримлайна. Его витрину украсили фигурами трех поросят из популярного и в СССР диснеевского мультфильма; старожилы пользуются этим названием до сих пор.
Алексей Петухов
Искусствовед, старший научный сотрудник ГМИИ им. А.С. Пушкина
***
 
  Универмаг Мосторга (Торговый дом Даниловский)
Ул. Люсиновская, 70, с.1
Александр Болдырев, Георгий Олтаржевский
1929-1931; 1934-1936
zooming
Универмаг Мосторга (Торговый дом Даниловский). Фотография: Наталия Меликова
zooming
Универмаг Мосторга (Торговый дом Даниловский). Фотография: Наталия Меликова

У Даниловского универмага, как и у многих зданий переходного периода, два автора. В 1929 году гражданский инженер Болдырев спроектировал два симметричных торговых корпуса, замыкающих жилой комплекс завода Гознак со стороны заново формируемой Даниловской площади. Строительство правого корпуса, будущего универмага, началось в 1930-м, но в 1931-м, когда все ресурсы страны были брошены на индустриализацию, его законсервировали. В 1934-м универмаг решили достроить, но первоначальный конструктивистский проект уже не отвечал требованиям времени. Переработать его доверили Георгию Олтаржевскому, автору ряда дореволюционных доходных домов в неклассическом стиле. Однако универмагу он придал черты не неоклассики, а международного ар деко: подобные торговые здания со скругленным углом, утопленным главным входом, крытыми галереями вдоль витрин и рельефной надписью на аттике можно встретить во многих городах мира.

В интерьере ключевую роль играет полукруглая лестница, освещенная большим вертикальным витражом. Свободная планировка этажей с минимальным числом опор – наследство первоначального конструктивистского проекта.
Наталия Броновицкая,
Историк архитектуры
***
 
 Школа (Строительный колледж №30, «Баухауз – 30»)
Ул. Академика Петровского, 10
Даниил Фридман
1935-1936
zooming
Школа (Строительный колледж №30, «Баухауз – 30»). Фотография: Наталия Меликова

Колледж занимает здание бывшей школы, построенной по одному из самых удачных проектов середины 1930-х годов. В столице сохранился почти десяток подобных школ, но проект, хоть и считался типовым, каждый раз реализовывался по-разному.

Это представительное по своему замыслу здание с симметричной фасадной композицией, нарушенной в позднейшее время пристройками.
zooming
Школа (Строительный колледж №30, «Баухауз – 30»). Фотография: Наталия Меликова

В отличие от многих других реализаций фридмановского проекта, здание на Шаболовке не оштукатурено, но мелкий, характерный для этой эпохи декор выложен в кирпиче и вполне читается. Входной ризалит обрамлен геометризованными квадратными пилястрами, а на центральной части фасада чередуются характерные для ар деко большие квадратные окна с сгруппированными по три узкими прямоугольными проемами. Посередине фасада побеленным кирпичом выложена дата постройки здания.
Николай Васильев
Искусствовед, председатель российского отделения Docomomo
***
 
1-й московский крематорий и колумбарий (храм Серафима Саровского и Анны Кашинской)
Донская пл., 1, с. 29, 31
1910-е-1927
zooming
1-й московский крематорий и колумбарий (храм Серафима Саровского и Анны Кашинской). Фотография: Александра Селиванова

Хотя Новое Донское кладбище действовало уже в начале ХХ века, в 1920-е годы оно стало ареной совершенно нового эксперимента. Здесь, в недостроенной церкви, решили устроить первый в столице крематорий: в подвале установили специально заказанную в Германии печь, само здание заново оформили в сдержанных конструктивистских формах по проекту архитектора Николая Осипова, кстати, покоящегося здесь же. По бокам от крематория задумали возвести два корпуса колумбария (до войны успели построить только один).
zooming
1-й московский крематорий и колумбарий (храм Серафима Саровского и Анны Кашинской). Фотография: Александра Селиванова

Газеты славили «огненное погребение», а для торопливых горожан кремация быстро стала частью быта с изрядной дозой черного юмора. Маленькие ячейки колумбария – своего рода аналог коммунального жилья для преждевременно почивших строителей нового мира – сегодня стали уникальными капсулами времени и позволяют почувствовать себя буквально в толпе жителей довоенной Москвы. Многие образцы оформления урн здесь – настоящие миниатюрные шедевры прикладного искусства, и все без исключения – уникальные исторические документы. С 1970-х крематорий работать перестал, а в 1990-е центральный корпус отдали церкви, и история так и не освященного до революции здания продолжилась в первоначальном русле.
Александра Селиванова
Историк архитектуры, директор Центра авангарда в Еврейском музее, член инициативной группы «Шаболовка»
***
 
Общежитие студентов Текстильного института («Коммуна»)
2-й Донской проезд, 9
Иван Николаев
1929-1930
zooming
Общежитие студентов Текстильного института («Коммуна»)

Это не просто общежитие, а студенческий дом-коммуна, радикальный пример социальной инженерии средствами архитектуры. Дом-коммуна предназначался для «парттысячников» – мобилизованной в ВУЗ трудовой, преимущественно крестьянской, молодежи. К концу трехлетнего срока обучения студент должен был стать не только специалистом, но и современным горожанином, отучившись от прежних бытовых привычек.
zooming
Общежитие студентов Текстильного института («Коммуна»). Фотография: Наталия Меликова

Выстроенное по канонам «современного движения» здание состоит из трех соединенных между собой корпусов. В широком трехэтажном корпусе находились комнаты для общения, большая библиотека, где студенты делали домашние задания, (зубчатая кровля – это т.н. шедовые фонари, через которые в зал проникал верхний свет), к которому примыкали два яруса маленьких кабинетов для индивидуальных занятий (кабинеты освещались через ленточные окна), а также столовая и кухня, расположенная в дальнем от ул. Орджоникидзе конце. Поперечный корпус – гигиенический, там находились души и туалеты. Войдя в него, студент поднимался по лестнице или по пандусу, выдающемуся башней в пространство двора, на свой этаж (юноши и девушки жили на разных этажах), снимал одежду и направлялся в спальный корпус, совершая по пути гигиенические процедуры. Надев пижаму, он затем шел в спальную кабину, которую делил с товарищем. Площадь кабины – всего шесть метров, недостаток пространства компенсировала искусственная вентиляция. В спальных кабинах можно было находиться только днем, и там полагалось держать только самый минимум личных вещей: книги и все, нужное для учебы, студенты хранили в шкафчиках в библиотеке. Часть нижнего этажа узкого и длинного спального корпуса занимал тир, а другая половина поднята на столбы по заветам Ле Корбюзье.

Широкие балконы гигиенического корпуса и плоская кровля использовались для утренней зарядки, а перед фасадом спального корпуса были устроены спортплощадки.

Дом-коммуна находится в процессе реконструкции, при которой подлинная постройка фактически заменяется копией.
Анна Броновицкая
Историк архитектуры, доцент МАрхИ
***
 
Общежитие Текстильного института («Белое»)
Ул. Стасовой, 10. к.2
Первая половина 1930-х
zooming
Общежитие Текстильного института («Белое»). Фотография: Наталия Меликова

Здание было построено на рубеже 1930-х в форме каре, композиционно оно сходно с домом-коммуны на улице Лестева – два крыла образуют двор сужающейся формы, однако ориентирован он не на юг, а на север.
Фланкирующие корпуса пятиэтажные, пронизанные сквозным коридором, сдвижка секций позволила осветить коридоры через торцевые проемы, ведущие на общественные балконы.  Центральная часть с южной стороны обрамлена балконами с глухими бетонными парапетами, с северной, дворовой – ризалитами лестниц, окна в которых прорезаны в скругленных, обращенных друг к другу, углах.
zooming
Общежитие Текстильного института («Белое»). Фотография: Наталия Меликова

Первоначально центральная, входная часть общежития была двухэтажной, над вестибюлем располагался остекленный зал. Такой разрыв позволял освещать открытый на север двор. Однако сейчас центральная часть надстроена до пяти этажей.
Николай Васильев
Искусствовед, председатель российского отделения Docomomo
***
 
Общежитие Текстильного института («Красное»)
2-й Донской пр., 7/1
zooming
Общежитие Текстильного института («Красное»). Фотография: Илья Малков
zooming
Общежитие Текстильного института («Красное»). Фотография: Илья Малков

Среди местных жителей весь район между Шаболовкой и Ленинским проспектом именуется «Текстильным»: могущественный институт возвел здесь в межвоенные годы десятки зданий – настоящий город в городе. Краснокирпичный корпус общежития исполнен с изобретательностью и большим чувством стиля: выдвинутые квадраты «панелей» – элегантное эхо европейского модернизма и отражение мечты о типовом жилье, а монументальный вход с громадным полукруглым окном наделен почти дворцовой статью. Здание, по обыкновению тех лет, было оставлено неоштукатуренным и сохранило первоначальный облик до сего дня.
Алексей Петухов
Искусствовед, старший научный сотрудник ГМИИ им. А.С. Пушкина
***
 
Путеводитель подготовлен Инициативной группой «Шаболовка» и Выставочным залом «Замоскворечье». Его можно приобрести в галерее «Замоскворечье» (Серпуховской вал, 24, к.2), стоимость – 150 руб.

Справка: 
Инициативная группа «Шаболовка» – это общественное объединение, куда входят историки архитектуры, менеджеры культуры, журналисты, дизайнеры, жители района, обеспокоенные судьбой Шуховской башни и окружающей ее застройки 1920-1930-х годов. Группа инициирует проекты, нацеленные на продвижение района, как уникального культурного центра Москвы, связанного с наследием авангарда ХХ века, и рассказывающие о значении башни на Шаболовке как важнейшего российского памятника архитектуры и истории. Группа видит своей целью реализацию постоянно действующей модели шаболовского кластера, объединяющего творческие, образовательные, коммерческие институции района в единую сеть.

Выставочный зал (галерея) «Замоскворечье» был образован более 20 лет назад на базе творческого объединения «Москворечье» в центре Хавско-Шаболовского жилмассива, спроектированного в конце 1920-х архитекторами Травиным и Блохиным.     Изначально район (ныне – Даниловский) был задуман как гимн новой пост-революционной Москвы. Здесь сохранилось множество  памятников конструктивистской архитектуры; рядом – всемирно известный шедевр архитектуры ХХ века – Радиобашня архитектора В. Шухова.  C 1991 года галереей было организовано и проведено более 600 художественных выставок в Москве и в других городах России и зарубежья.  Галерея собирается    развивать историко-краеведческие проекты,  посвященные  конструктивизму  и связанные с осмыслением культурного наследия Даниловского района и его популяризации.
 

28 Мая 2014

comments powered by HyperComments
Пресса: Шуховская башня
Шуховская башня на улице Шаболовка в Москве — самое известное из сооружений русского инженера Владимира Шухова. Эта башня признана в мире как одно из самых красивых и выдающихся достижений инженерной мысли.
Пресса: Шуховская башня в Москве нуждается в срочной реставрации
Шуховскую башню в Москве необходимо отреставрировать в течение ближайших года-двух, после этого срока создать из башни памятник архитектуры будет невозможно, сообщил РИАМО директор фонда развития науки, культуры и искусства «Шуховская башня» Владимир Шухов.
Пресса: Завершены работы по укреплению Шуховской башни
На Шуховской башне завершились противоаварийные работы. Как сообщает mos.ru, сейчас подрядчик готовит документацию на сдачу объекта, а после этого он приступит к разработке подробного плана реставрации.
Пресса: Центр Выборга и Шуховская башня признаны находящимися...
Исторический центр Выборга и Шуховская башня попали в список объектов, находящихся под угрозой исчезновения, который раз в два года составляется Всемирным фондом памятников (World Monuments Fund, WMF) в рамках проекта World Monuments Watch. Эксперты внесли в список 50 объектов, находящихся в 36 странах мира. Об этом сообщается на сайте организации.
Пресса: Шуховскую башню натянут на вешалку
Шуховская башня — чудо инженерной мысли начала XX века — вновь оказалась в центре внимания москвичей. Жителей района обеспокоили работы, которые ведутся на вершине легендарного сооружения. Как выяснилось, с башни снимают надстройку с ретрансляторами, которая появилась в начале 1990-х годов. Кроме того, внутри башни появится некая «опора», которая снизит нагрузку на стальную сетку. МОСЛЕНТА побеседовала с архитекторами и градозащитниками о том, чем обернется реконструкция.
Пресса: Шуховскую башню начали разбирать
Сносят или восстанавливают шедевр конструктивизма на Шаболовке? – За комментариями корреспондент «МК» обратился к вице-президенту фонда «Шуховская башня» Сергею Арсеньеву.
Пресса: Шуховской башне вернут исторический облик
Демонтаж седьмой "антенной" секции Шуховской башни поможет восстановить ее исторический облик. Надстройка появилась в 1991 году, сейчас ее уже почти разобрали, сообщил президент Фонда развития науки, культуры и искусства "Шуховская башня" Владимир Шухов.
Пресса: Суд оштрафовал РТРС на 150 тыс руб за невыполнение реставрации...
Останкинский районный суд Москвы оштрафовал ФГУП "Российская телевизионная и радиовещательная сеть" (РТРС) на 150 тысяч рублей за невыполнение предписания Мосгорнаследия о выполнении ремонтно-реставрационных работ на Шуховской башне, говорится в сообщении на сайте столичного департамента культурного наследия.
Пресса: Шуховскую башню могут передать Политехническому...
В Министерстве культуры России прошли общественные слушания на тему сохранения Шуховской башни на Шаболовке. Противоаварийные работы на выдающемся памятнике инженерной мысли могут завершиться к концу 2016 года. Эксперты предложили передать отреставрированную башню под опеку Политехнического музея.
Пресса: Владимир Толстой: Держим на контроле, чтобы Шуховскую...
Советник Президента РФ по культуре Владимир Толстой считает «настоящим варварством» предложения по демонтажу и переносу Шуховской радиобашни на Шаболовке в Москве, остающиеся, судя по всему, актуальными для «профильного» Министерства связи и массовых коммуникаций РФ.
Пресса: Минкультуры готово забрать Шуховскую башню только...
Над Шуховской башней, будущее которой недавно казалось решенным, снова нависла угроза: ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС), эксплуатирующее объект, объявило, что не может провести реставрацию из-за отсутствия финансирования. Тем временем другие потенциальные «спасители» памятника — Минкомсвязи и Минкультуры — не могут договориться между собой.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.