Проект порядка

Союз архитекторов России разработал и представил на рассмотрение правительства проект «Порядка проведения архитектурных и градостроительных конкурсов в РФ». Публикуем текст проекта с небольшими комментариями

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

04 Января 2008
mainImg

Проект посвящен одной из самых болезненных проблем современной архитектуры – процедуре проведения конкурсов. Это довольно-таки обширный документ из 58 статей, написанный с искренним чувством и в некоторых местах заставляющий своего читателя вспомнить о сравнительно недавних прецедентах – прежде всего, конкурсах на дворец конгрессов в Стрельне и на театр в Калининграде.

Читая этот документ, ощущаешь стремление его авторов силами закона сделать невозможным повторение известных казусов. Так, статья №10 запрещает одновременное проведение на одну тему закрытого (заказного) и открытого конкурса, как это было сделано в случае с дворцом конгрессов – напомним, там открытый конкурс проводился среди российских участников, а закрытый – среди приглашенных иностранцев.

Несколько раз (ст. 5, 20, 54) проект «Порядка…» утверждает, что победитель имеет право на последующую реализацию проекта. Это право названо «полным преимущественным» (ст.5), а организатор (ст.20) «обеспечивает использование конкурсных проектов по назначению». Есть, правда, несколько оговорок – преимущественное право реализации действует только тогда, когда оно заявлено условиях конкурса (ст.5), а если жюри не нашло среди представленных проектов ни одного (!) подходящего для осуществления, то оно может освободить организаторов от необходимости заказывать проект победителю.

Жюри должно на две трети состоять из профессионалов (ст.43), а его решения – обязательны для организаторов (ст.48). Это существенно ослабляет позиции организаторов – в итоге получается, что заказчики, объявляя конкурс, целиком отдают себя на суд профессионалов; их собственное мнение переходит в разряд совещательных.

Также обязательна выставка всех представленных на конкурс проектов, финансируемая организаторами, открытая не менее двух недель и бесплатная для посетителей. И еще – участие в проведении конкурса одной из организаций Союза архитекторов (ст.15) – союз должны привлекать к разработке программы и условий, проведению выставки и для распространения информации. Работа Союза оплачивается организатором конкурса (ст. 41).

Достаточно жестко оговорены минимальные сроки, отводимые участникам на подготовку работ. Для открытого конкурса в один тур – четыре месяца, за двух туров – шесть. Здесь опять же можно вспомнить, что открытый (российский) конкурс по Стрельне вызвал возмущение архитекторов – членов жюри в числе прочего тем, что на создание проектов было отведено слишком мало времени.

Различными способами пресекаются вероятные попытки заказчиков-организаторов сэкономить. Оговорен размер вознаграждения победителей открытого конкурса – не меньше стоимости проектных работ с подобным заданием (ст.35). Не присудить первую премию, следуя данному «Порядку», будет почти невозможно – это допускается только в том случае, если проектов на конкурс подано меньше, чем учреждено премий (ст.37). А вот вступительный взнос для студентов, участвующих в конкурсах идей и концепций,  запрещается (ст.22).

Есть и трогательные подробности – например, «Порядок…» утверждает, что в открытом конкурсе участники должны быть анонимны (наверное, это правильно), и скрываться под номерами («девизами», ст. 31) в форме шести или семизначного числа (почему не восьмизначного и не пятизначного?), обозначенного непременно в правом верхнем углу. При этом несмотря на совершенно правильное требование открытости результатов конкурса предлагается объявлять имена только победивших участников (ст.50), а остальных оставлять анонимными. Почему? Интересно ведь не только кто победил, но и кого победили.

Также любопытна статья №18 – в ней говорится, что архитектор, не приглашенный на закрытый или заказной конкурс, может подать «встречный проект». Таковой неприглашенный, желая поучаствовать, должен известить о своем намерении заказчика, а последний – не позднее 10 дневного срока либо принять его заявку, либо отказать. А если не успеет отказать?

Очевидно, что проект «Порядка проведения конкурсов» стремится оградить архитекторов от произвола организаторов, ставя заказчиков в жесткие рамки. Не очень однако понятно, кто именно эти организаторы, у которых столько обязанностей. В статье №2 перечислены все – от государственных «органов исполнительной власти» до юридических и физических лиц. Инициаторы крупных государственных или общественных проектов и заказчики какого-нибудь офисного центра, желающие выбрать подходящий проект, поставлены на одну доску и в одни условия. Есть в этом нечто утопическое – все вроде бы равны.

Однако для звучного общественного проекта, федерального или муниципального, названные условия – выставка, жюри из профессионалов, открытая информация – вполне логичны и даже обязательны. А вот для сравнительно «мелких» в этом масштабе коммерческих конкурсов на какое-нибудь офисное здание или санаторий масса ограничений кажется избыточной. Захотят ли заказчики, выбирающие себе проект по вкусу, связываться с профессиональным жюри, от решения которого нельзя отвертеться, даже если оно не нравится, не говоря уже о финансировании деятельности местного союза по разработке условий их локального конкурса и двухнедельной выставки?
Вряд ли такая утопическая организованность будет стимулировать развитие частных конкурсов. Впрочем, рано судить – перед нами проект. Время покажет, каким образом он срастется с реальностью.

zooming

04 Января 2008

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.