Успехи и разочарования-2012

В преддверии нового года Архи.ру провел традиционный опрос архитекторов. Мы попросили наших собеседников подвести итоги архитектурного года и назвать главные, на их взгляд, достижения и разочарования уходящего 2012-го.

28 Декабря 2012
mainImg
Юрий Аввакумов:
Достижение года – российский павильон в Венеции.
Разочарование года – проект ГЦСИ на Бауманской.

Дмитрий Александров:
Главный успех года – единодушное учреждение всеми регионами Национальной палаты архитекторов – профессиональной организации нового типа.
Главное разочарование – конкурсы, особенно Сколково, район D2.
zooming
Павильон России на архитектурной биеннале в Венеции. Фотография Ю. Тарабариной
zooming
Проект архитектурной мастерской «Атриум» – один из победителей конкурса на проект жилой застройки района «Технопарк» (D2)

Андрей Асадов:
Успех года – пожалуй, новый главный архитектор города (Сергей Кузнецов) и его новая команда, есть надежда на позитивные сдвиги в московском градостроительстве в целом и роли архитектора в этом в частности. По крайней мере, если удастся хотя бы частично реализовать его намерения по созданию мастер-плана Москвы, «автономным» городским кластерам и квартальной застройке, качественной отделке фасадов и современном облике новых сооружений, будет уже здорово.

Разочарование года – затея с Новой Москвой, которая, тем не менее, дала отличный повод для широкого обсуждения потенциала «старой» Москвы и реальное расширение нескольких магистралей на юго-западе.
zooming
Сергей Кузнецов. Фото предоставлено бюро «SPEECH Чобан / Кузнецов»

Никита Асадов:
Не могу сказать, что пристально наблюдал за событиями, но, по ощущению, в этом году они происходили не столько в области архитектуры, а скорее где-то рядом. Так, для меня, пожалуй, эти два события произошли в области образования – создание МАРШ как позитивное, и история с МАрхИ – как печальное. И второе большое разочарование связано с «Большой Москвой», а именно с тем, что проект реализуется вопреки всем здравым смыслам. Хорошо, что он стал поводом для конкурса и профессиональной дискуссии с довольно любопытными результатами, вот только жаль, что, похоже, опять бумажными.

Владимир Биндеман:
Честно говоря, из построенного меня больше всего впечатлили зарубежные объекты – например, небоскреб Гери в Нью-Йорке и офис «Черная пантера» в Граце, но, строго говоря, это постройки 2010-2011 годов. Да, и еще очень впечатлил институт МИЭТ, построенный Феликсом Новиковым и Георгием Саевичем в 1971 году. Мы ездили туда с Феликсом Новиковым в июне этого года, когда архитектор приезжал в Москву: для своего времени это суперновационное сооружение, оно и сейчас поражает драматизмом пространства и силой приемов.

А разочаровывает многое, даже трудно выделить, что именно. Например, из последнего – были с МАКом на архпроменаде в Росстате (ЦСУ) Ле Корбюзье. Очень разочаровала чиновничья реконструкция с «обновлением» интерьеров. Угробили Корбю на корню, витражи знаменитые с вентиляцией заменили на стеклопакетные серого цвета и много что еще натворили. Одни пандусы от него только и остались – вот они и впечатляют.
zooming
Пандусы башни здания Центросоюза. Фотография Ю. Тарабариной

Никита Бирюков:
Главный успех года вижу в том, что мы живы!
Главное разочарование – потерянные профессиональные горизонты.

Эдуард Забуга:
В России продолжаются «игры в архитектуру», и архитекторы у нас бесконечно привязаны к нефти и газу.  Конечно, всюду в мире существуют правила – плохие или  не очень плохие, – но мало где архитектор приравнен к «службе быта». Я вообще не берусь судить об успехах и провалах года, т.к. критерий оценки мне не понятен... Как архитектора меня поражают профессиональные архитектурные достижения Бразилии, Китая – там тоже не сладко, но есть предмет для дискуссии... Кстати, очень интересно было бы объявить конкурс на идеальные виды современных русских городов, улиц. Понять так сказать, за что бороться, – почему-то я уверен,  что «Россию» мы в этих романтических ведутах не обнаружим, как это ни печально. Потемкинские деревни – это наш потолок.

Ярослав Ковальчук:
Успех года – открытие МАРШ.
Разочарование года – отставка Олега Чиркунова и угроза смены всей градостроительной политики в Перми.

Тотан Кузембаев:
Достижение года – открытие МАРШ.
Разочарование года – строительство павильона Шигеру Бана в Парке Горького. Я так долго ждал, когда же, наконец, настоящая западная звезда реализует в Москве свой проект, а Шигеру Бана ждал особенно, ведь он мастер временной архитектуры из легких экологичных материалов. И что мы видим в Парке Горького? Капитальное сооружение, в котором бетона больше, чем чего бы то ни было другого, а картон использован чисто как декорация. Что за профанация? И почему так получилось: западная звезда приехала к нам на чёс или наши СНИПы так ужасны? Как-то этот момент не прояснился, а осадок, как говорится, остался…
zooming
Шигеру Бан. Павильон ЦСИ «Гараж» в парке Горького. Фотография Юлии Тарабариной

Александр Купцов:
Год уходящий преподнес не только «конец света», но и целую череду совершенно разных архитектурных конкурсов, как состоявшихся, так и не очень. Начало было положено объявлением результатов по жилым кварталам Сколково, но при этом так и не было проведено порядка 30 обещанных конкурсов по другим объектам в Сколково. Самые результативные, а именно закончившиеся строительством, либо с реализацией в ближайшем будущем - это конкурсы на павильон премии АрхиWOOD («Периптер» Gikalo Kuptsov Architects), павильон «Школа» (архитекторы Игорь Чиркин, Алексей Подкидышев) в парке Музеон, павильоны книжной торговли в московских парках (команда Rue Temple), микродома в парке Музеон. В данном случае парк Музеон выступает альтернативой Парку Горького, где до сих пор ни одного объекта не построено по конкурсу, да и благодаря парковой архитектуре скоро не останется парка…

Из «больших конкурсов», очень показательна ситуация с «Парком Зарядье»: «спущенная сверху» директива послужила основанием для конкурса-пустышки, такая своеобразная тренировка перед «Большой Москвой», когда изначально увеличивают город, потом проводят конкурс, а в итоге Института Генплана «нарисует» свою версию, именно то, что произошло с концепцией развития территории ЗИЛа от бюро «Мегоном».

В павильоне России на Венецианской Биеннале – «потемкинская деревня»-пантеон Сколково от сложившегося «тандема» комиссара Григория Ревзина и архитектора Сергея Чобана, пленяющий заморских гостей инновационный гламур. На Зодчестве – «Новое», на экспозиции подобной лабиринту восточного базара в поисках «драгоценных смарагдов», можно обнаружить разве только плотников, «на коленке» рубящих из бревна параметрические экзерсисы.

Из других важных событий хотел бы также отметить открытие павильона ЦСК Гараж от архитектора Шигеру Бана, назначение новых главных архитекторов Москвы и Самары, открытие МАРШ.
zooming
Победители конкурса на проект экспозиции премии АРХИWOOD - Сергей Гикало, Александр Купцов (Gikalo Kuptsov Architects)

Николай Лызлов:
Главное достижение года – усиление строительной активности, главное разочарование - мыльный пузырь Большой Москвы.

Илья Мукосей:
Важным событием прошедшего года стала смена главного архитектора Москвы. Говорить об успехах или неудачах Сергея Кузнецова на этом посту, конечно, еще рано. Но одно то, что главным архитектором города стал человек не из «системы» – уже большое достижение. Еще один тренд, который в этом году сильно укрепился – всеобщий интерес к урбанизму. Теперь это слово (и даже некоторое представление о том, что оно означает) стало известно широкой публике, теперь все интересуются благоустройством городских пространств. Нам эта тенденция очень нравится, поскольку проектирование городских ландшафтов -- одно из наших любимых занятий.

Владимир Плоткин:
Пожалуй, главным достижением года я считаю павильон РФ на Венецианской биеннале архитектуры. Эффектный, заметный, интересный! А главным разочарованием – отказ Ярославля от реализации нашего проекта гостиницы. Даже общегородской референдум собирали, чтобы документально оформить этот отказ.
zooming
Гостиница на Стрелке в Ярославле. ТПО «Резерв»

Сергей Скуратов:
Главное разочарование года – это конкурс на концепцию развития территорий Большой Москвы. И сами его результаты меня разочаровали, и то, как теперь их планируется использовать. Стоило ли проводить такое масштабное состязание с большим количеством сессий и заседаний, если все закончилось как всегда? Еще одним разочарованием стал и тот факт, что теперь главный архитектор города является первым заместителем председателя Москомархитектуры. Это безусловное понижение статуса, что, как мне кажется, отразится на профессиональном сообществе в целом. Сколково и тамошние конкурсы тоже разочаровали – такое ощущение, что там все стремительно сдувается, а государство начинает отказываться от взятых на себя обязательств, превращая федеральную инициативу в частный девелоперский проект.

К достижениям я бы отнес тот факт, что московская власть пытается образовываться в сфере урбанистики и архитектуры – возможно, чиновники лишь создают такую видимость, но хочется надеяться на лучшее. Впрочем, пока о плодах этого самообразования говорить рано: весь год город бросало из одной крайности в другую. То замораживалось строительство в пределах ТТК, то вдруг возникла идея выдать 2 миллиона квадратных метров в пределах Садового. То повсеместно появились выделенные полосы для общественного транспорта, то стало понятно, что де факто они так не работают. Неужели не существует золотой середины? Как Москва намерена решать транспортный вопрос? А как будет развивать свои промзоны? Что, например, будет с ЗИЛом? Иными словами, больше вопросов, чем ответов, принес этот год.
zooming
Стенд Antoine Grumbach et Associes на выставке проектов развития Большой Москвы

Никита Токарев:
Главный успех – открытие МАРШ. И не оттого, что я директор. Независимо от персон, МАРШ – первая инициатива в архитектурном образовании за боюсь сказать сколько лет, первая независимая школа, первая международная архитектурная школа в Москве, дающая «свободно конвертируемый» диплом, одна из самых больших магистратур по архитектуре и градостроительству в России. У нас приличный конкурс – 2 человека на место. Вы спросите: а как же «Стрелка»? Вот это и интересно, что хотя мы совершенно не конкуренты ( у «Стрелки» другие задачи и другие результаты), но часто оказываемся в паре. В голосовании на the Village уступили всего несколько голосов, и это всего через полгода работы! Считаю такой результат успехом.

В собственно архитектуре успех – парк «Музеон», прекрасная терраса со стороны реки и деревянная дорога через парк, спроектированная Евгением Ассом. Наша архитектура особенно бедна ландшафтными проектами, теперь кое-что появляется. В прошлом году эспланада в Паhке Горького, сейчас – «Музеон». Очень надеюсь, что этот проект удастся реализовать до конца и он будет успехом и в следующем году.

Неудачи – увы, все остальное. Не буду здесь говорить о политике: мрак и морок. Похоже близки к осуществлению самые мрачные прогнозы относительно московского транспорта. И нет в мэрии понимания, что не решить проблему просто строительством хорды или развязки, еще одного подарка строительному лобби. Судьба конкурса на концепцию развития Москвы и тон первых разговоров о новом генплане – тому подтверждение. Градостроительные ошибки в таком масштабе – они на десятилетия, если не дольше.
zooming
Ректор школы МАРШ Евгений Асс в окружении студентов. Фотография Дмитрия Павликова.

Сергей Туманин:
К числу основных достижений года я бы отнес открытие второго конкурса «Архновация» и создание независимых негосударственных экспертиз, что должно сильно ускорить процессы проектирования.

Главная неудача года, сильно меня тревожащая, – это то, что в Нижнем Новгороде Русгидро подняла отметку Волги на 4 метра не спрашивая никого. Это приведет к экологической катастрофе на большой территории затопления. А власти губернии тоже молчат, хотя раньше активно выступали против.

Беседовала Анна Мартовицкая


28 Декабря 2012

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.