Успехи и разочарования-2012

В преддверии нового года Архи.ру провел традиционный опрос архитекторов. Мы попросили наших собеседников подвести итоги архитектурного года и назвать главные, на их взгляд, достижения и разочарования уходящего 2012-го.

28 Декабря 2012
mainImg
Юрий Аввакумов:
Достижение года – российский павильон в Венеции.
Разочарование года – проект ГЦСИ на Бауманской.

Дмитрий Александров:
Главный успех года – единодушное учреждение всеми регионами Национальной палаты архитекторов – профессиональной организации нового типа.
Главное разочарование – конкурсы, особенно Сколково, район D2.
zooming
Павильон России на архитектурной биеннале в Венеции. Фотография Ю. Тарабариной
zooming
Проект архитектурной мастерской «Атриум» – один из победителей конкурса на проект жилой застройки района «Технопарк» (D2)

Андрей Асадов:
Успех года – пожалуй, новый главный архитектор города (Сергей Кузнецов) и его новая команда, есть надежда на позитивные сдвиги в московском градостроительстве в целом и роли архитектора в этом в частности. По крайней мере, если удастся хотя бы частично реализовать его намерения по созданию мастер-плана Москвы, «автономным» городским кластерам и квартальной застройке, качественной отделке фасадов и современном облике новых сооружений, будет уже здорово.

Разочарование года – затея с Новой Москвой, которая, тем не менее, дала отличный повод для широкого обсуждения потенциала «старой» Москвы и реальное расширение нескольких магистралей на юго-западе.
zooming
Сергей Кузнецов. Фото предоставлено бюро «SPEECH Чобан / Кузнецов»

Никита Асадов:
Не могу сказать, что пристально наблюдал за событиями, но, по ощущению, в этом году они происходили не столько в области архитектуры, а скорее где-то рядом. Так, для меня, пожалуй, эти два события произошли в области образования – создание МАРШ как позитивное, и история с МАрхИ – как печальное. И второе большое разочарование связано с «Большой Москвой», а именно с тем, что проект реализуется вопреки всем здравым смыслам. Хорошо, что он стал поводом для конкурса и профессиональной дискуссии с довольно любопытными результатами, вот только жаль, что, похоже, опять бумажными.

Владимир Биндеман:
Честно говоря, из построенного меня больше всего впечатлили зарубежные объекты – например, небоскреб Гери в Нью-Йорке и офис «Черная пантера» в Граце, но, строго говоря, это постройки 2010-2011 годов. Да, и еще очень впечатлил институт МИЭТ, построенный Феликсом Новиковым и Георгием Саевичем в 1971 году. Мы ездили туда с Феликсом Новиковым в июне этого года, когда архитектор приезжал в Москву: для своего времени это суперновационное сооружение, оно и сейчас поражает драматизмом пространства и силой приемов.

А разочаровывает многое, даже трудно выделить, что именно. Например, из последнего – были с МАКом на архпроменаде в Росстате (ЦСУ) Ле Корбюзье. Очень разочаровала чиновничья реконструкция с «обновлением» интерьеров. Угробили Корбю на корню, витражи знаменитые с вентиляцией заменили на стеклопакетные серого цвета и много что еще натворили. Одни пандусы от него только и остались – вот они и впечатляют.
zooming
Пандусы башни здания Центросоюза. Фотография Ю. Тарабариной

Никита Бирюков:
Главный успех года вижу в том, что мы живы!
Главное разочарование – потерянные профессиональные горизонты.

Эдуард Забуга:
В России продолжаются «игры в архитектуру», и архитекторы у нас бесконечно привязаны к нефти и газу.  Конечно, всюду в мире существуют правила – плохие или  не очень плохие, – но мало где архитектор приравнен к «службе быта». Я вообще не берусь судить об успехах и провалах года, т.к. критерий оценки мне не понятен... Как архитектора меня поражают профессиональные архитектурные достижения Бразилии, Китая – там тоже не сладко, но есть предмет для дискуссии... Кстати, очень интересно было бы объявить конкурс на идеальные виды современных русских городов, улиц. Понять так сказать, за что бороться, – почему-то я уверен,  что «Россию» мы в этих романтических ведутах не обнаружим, как это ни печально. Потемкинские деревни – это наш потолок.

Ярослав Ковальчук:
Успех года – открытие МАРШ.
Разочарование года – отставка Олега Чиркунова и угроза смены всей градостроительной политики в Перми.

Тотан Кузембаев:
Достижение года – открытие МАРШ.
Разочарование года – строительство павильона Шигеру Бана в Парке Горького. Я так долго ждал, когда же, наконец, настоящая западная звезда реализует в Москве свой проект, а Шигеру Бана ждал особенно, ведь он мастер временной архитектуры из легких экологичных материалов. И что мы видим в Парке Горького? Капитальное сооружение, в котором бетона больше, чем чего бы то ни было другого, а картон использован чисто как декорация. Что за профанация? И почему так получилось: западная звезда приехала к нам на чёс или наши СНИПы так ужасны? Как-то этот момент не прояснился, а осадок, как говорится, остался…
zooming
Шигеру Бан. Павильон ЦСИ «Гараж» в парке Горького. Фотография Юлии Тарабариной

Александр Купцов:
Год уходящий преподнес не только «конец света», но и целую череду совершенно разных архитектурных конкурсов, как состоявшихся, так и не очень. Начало было положено объявлением результатов по жилым кварталам Сколково, но при этом так и не было проведено порядка 30 обещанных конкурсов по другим объектам в Сколково. Самые результативные, а именно закончившиеся строительством, либо с реализацией в ближайшем будущем - это конкурсы на павильон премии АрхиWOOD («Периптер» Gikalo Kuptsov Architects), павильон «Школа» (архитекторы Игорь Чиркин, Алексей Подкидышев) в парке Музеон, павильоны книжной торговли в московских парках (команда Rue Temple), микродома в парке Музеон. В данном случае парк Музеон выступает альтернативой Парку Горького, где до сих пор ни одного объекта не построено по конкурсу, да и благодаря парковой архитектуре скоро не останется парка…

Из «больших конкурсов», очень показательна ситуация с «Парком Зарядье»: «спущенная сверху» директива послужила основанием для конкурса-пустышки, такая своеобразная тренировка перед «Большой Москвой», когда изначально увеличивают город, потом проводят конкурс, а в итоге Института Генплана «нарисует» свою версию, именно то, что произошло с концепцией развития территории ЗИЛа от бюро «Мегоном».

В павильоне России на Венецианской Биеннале – «потемкинская деревня»-пантеон Сколково от сложившегося «тандема» комиссара Григория Ревзина и архитектора Сергея Чобана, пленяющий заморских гостей инновационный гламур. На Зодчестве – «Новое», на экспозиции подобной лабиринту восточного базара в поисках «драгоценных смарагдов», можно обнаружить разве только плотников, «на коленке» рубящих из бревна параметрические экзерсисы.

Из других важных событий хотел бы также отметить открытие павильона ЦСК Гараж от архитектора Шигеру Бана, назначение новых главных архитекторов Москвы и Самары, открытие МАРШ.
zooming
Победители конкурса на проект экспозиции премии АРХИWOOD - Сергей Гикало, Александр Купцов (Gikalo Kuptsov Architects)

Николай Лызлов:
Главное достижение года – усиление строительной активности, главное разочарование - мыльный пузырь Большой Москвы.

Илья Мукосей:
Важным событием прошедшего года стала смена главного архитектора Москвы. Говорить об успехах или неудачах Сергея Кузнецова на этом посту, конечно, еще рано. Но одно то, что главным архитектором города стал человек не из «системы» – уже большое достижение. Еще один тренд, который в этом году сильно укрепился – всеобщий интерес к урбанизму. Теперь это слово (и даже некоторое представление о том, что оно означает) стало известно широкой публике, теперь все интересуются благоустройством городских пространств. Нам эта тенденция очень нравится, поскольку проектирование городских ландшафтов -- одно из наших любимых занятий.

Владимир Плоткин:
Пожалуй, главным достижением года я считаю павильон РФ на Венецианской биеннале архитектуры. Эффектный, заметный, интересный! А главным разочарованием – отказ Ярославля от реализации нашего проекта гостиницы. Даже общегородской референдум собирали, чтобы документально оформить этот отказ.
zooming
Гостиница на Стрелке в Ярославле. ТПО «Резерв»

Сергей Скуратов:
Главное разочарование года – это конкурс на концепцию развития территорий Большой Москвы. И сами его результаты меня разочаровали, и то, как теперь их планируется использовать. Стоило ли проводить такое масштабное состязание с большим количеством сессий и заседаний, если все закончилось как всегда? Еще одним разочарованием стал и тот факт, что теперь главный архитектор города является первым заместителем председателя Москомархитектуры. Это безусловное понижение статуса, что, как мне кажется, отразится на профессиональном сообществе в целом. Сколково и тамошние конкурсы тоже разочаровали – такое ощущение, что там все стремительно сдувается, а государство начинает отказываться от взятых на себя обязательств, превращая федеральную инициативу в частный девелоперский проект.

К достижениям я бы отнес тот факт, что московская власть пытается образовываться в сфере урбанистики и архитектуры – возможно, чиновники лишь создают такую видимость, но хочется надеяться на лучшее. Впрочем, пока о плодах этого самообразования говорить рано: весь год город бросало из одной крайности в другую. То замораживалось строительство в пределах ТТК, то вдруг возникла идея выдать 2 миллиона квадратных метров в пределах Садового. То повсеместно появились выделенные полосы для общественного транспорта, то стало понятно, что де факто они так не работают. Неужели не существует золотой середины? Как Москва намерена решать транспортный вопрос? А как будет развивать свои промзоны? Что, например, будет с ЗИЛом? Иными словами, больше вопросов, чем ответов, принес этот год.
zooming
Стенд Antoine Grumbach et Associes на выставке проектов развития Большой Москвы

Никита Токарев:
Главный успех – открытие МАРШ. И не оттого, что я директор. Независимо от персон, МАРШ – первая инициатива в архитектурном образовании за боюсь сказать сколько лет, первая независимая школа, первая международная архитектурная школа в Москве, дающая «свободно конвертируемый» диплом, одна из самых больших магистратур по архитектуре и градостроительству в России. У нас приличный конкурс – 2 человека на место. Вы спросите: а как же «Стрелка»? Вот это и интересно, что хотя мы совершенно не конкуренты ( у «Стрелки» другие задачи и другие результаты), но часто оказываемся в паре. В голосовании на the Village уступили всего несколько голосов, и это всего через полгода работы! Считаю такой результат успехом.

В собственно архитектуре успех – парк «Музеон», прекрасная терраса со стороны реки и деревянная дорога через парк, спроектированная Евгением Ассом. Наша архитектура особенно бедна ландшафтными проектами, теперь кое-что появляется. В прошлом году эспланада в Паhке Горького, сейчас – «Музеон». Очень надеюсь, что этот проект удастся реализовать до конца и он будет успехом и в следующем году.

Неудачи – увы, все остальное. Не буду здесь говорить о политике: мрак и морок. Похоже близки к осуществлению самые мрачные прогнозы относительно московского транспорта. И нет в мэрии понимания, что не решить проблему просто строительством хорды или развязки, еще одного подарка строительному лобби. Судьба конкурса на концепцию развития Москвы и тон первых разговоров о новом генплане – тому подтверждение. Градостроительные ошибки в таком масштабе – они на десятилетия, если не дольше.
zooming
Ректор школы МАРШ Евгений Асс в окружении студентов. Фотография Дмитрия Павликова.

Сергей Туманин:
К числу основных достижений года я бы отнес открытие второго конкурса «Архновация» и создание независимых негосударственных экспертиз, что должно сильно ускорить процессы проектирования.

Главная неудача года, сильно меня тревожащая, – это то, что в Нижнем Новгороде Русгидро подняла отметку Волги на 4 метра не спрашивая никого. Это приведет к экологической катастрофе на большой территории затопления. А власти губернии тоже молчат, хотя раньше активно выступали против.

Беседовала Анна Мартовицкая


28 Декабря 2012

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.