Успехи и разочарования-2012

В преддверии нового года Архи.ру провел традиционный опрос архитекторов. Мы попросили наших собеседников подвести итоги архитектурного года и назвать главные, на их взгляд, достижения и разочарования уходящего 2012-го.

28 Декабря 2012
mainImg
Юрий Аввакумов:
Достижение года – российский павильон в Венеции.
Разочарование года – проект ГЦСИ на Бауманской.

Дмитрий Александров:
Главный успех года – единодушное учреждение всеми регионами Национальной палаты архитекторов – профессиональной организации нового типа.
Главное разочарование – конкурсы, особенно Сколково, район D2.
zooming
Павильон России на архитектурной биеннале в Венеции. Фотография Ю. Тарабариной
zooming
Проект архитектурной мастерской «Атриум» – один из победителей конкурса на проект жилой застройки района «Технопарк» (D2)

Андрей Асадов:
Успех года – пожалуй, новый главный архитектор города (Сергей Кузнецов) и его новая команда, есть надежда на позитивные сдвиги в московском градостроительстве в целом и роли архитектора в этом в частности. По крайней мере, если удастся хотя бы частично реализовать его намерения по созданию мастер-плана Москвы, «автономным» городским кластерам и квартальной застройке, качественной отделке фасадов и современном облике новых сооружений, будет уже здорово.

Разочарование года – затея с Новой Москвой, которая, тем не менее, дала отличный повод для широкого обсуждения потенциала «старой» Москвы и реальное расширение нескольких магистралей на юго-западе.
zooming
Сергей Кузнецов. Фото предоставлено бюро «SPEECH Чобан / Кузнецов»

Никита Асадов:
Не могу сказать, что пристально наблюдал за событиями, но, по ощущению, в этом году они происходили не столько в области архитектуры, а скорее где-то рядом. Так, для меня, пожалуй, эти два события произошли в области образования – создание МАРШ как позитивное, и история с МАрхИ – как печальное. И второе большое разочарование связано с «Большой Москвой», а именно с тем, что проект реализуется вопреки всем здравым смыслам. Хорошо, что он стал поводом для конкурса и профессиональной дискуссии с довольно любопытными результатами, вот только жаль, что, похоже, опять бумажными.

Владимир Биндеман:
Честно говоря, из построенного меня больше всего впечатлили зарубежные объекты – например, небоскреб Гери в Нью-Йорке и офис «Черная пантера» в Граце, но, строго говоря, это постройки 2010-2011 годов. Да, и еще очень впечатлил институт МИЭТ, построенный Феликсом Новиковым и Георгием Саевичем в 1971 году. Мы ездили туда с Феликсом Новиковым в июне этого года, когда архитектор приезжал в Москву: для своего времени это суперновационное сооружение, оно и сейчас поражает драматизмом пространства и силой приемов.

А разочаровывает многое, даже трудно выделить, что именно. Например, из последнего – были с МАКом на архпроменаде в Росстате (ЦСУ) Ле Корбюзье. Очень разочаровала чиновничья реконструкция с «обновлением» интерьеров. Угробили Корбю на корню, витражи знаменитые с вентиляцией заменили на стеклопакетные серого цвета и много что еще натворили. Одни пандусы от него только и остались – вот они и впечатляют.
zooming
Пандусы башни здания Центросоюза. Фотография Ю. Тарабариной

Никита Бирюков:
Главный успех года вижу в том, что мы живы!
Главное разочарование – потерянные профессиональные горизонты.

Эдуард Забуга:
В России продолжаются «игры в архитектуру», и архитекторы у нас бесконечно привязаны к нефти и газу.  Конечно, всюду в мире существуют правила – плохие или  не очень плохие, – но мало где архитектор приравнен к «службе быта». Я вообще не берусь судить об успехах и провалах года, т.к. критерий оценки мне не понятен... Как архитектора меня поражают профессиональные архитектурные достижения Бразилии, Китая – там тоже не сладко, но есть предмет для дискуссии... Кстати, очень интересно было бы объявить конкурс на идеальные виды современных русских городов, улиц. Понять так сказать, за что бороться, – почему-то я уверен,  что «Россию» мы в этих романтических ведутах не обнаружим, как это ни печально. Потемкинские деревни – это наш потолок.

Ярослав Ковальчук:
Успех года – открытие МАРШ.
Разочарование года – отставка Олега Чиркунова и угроза смены всей градостроительной политики в Перми.

Тотан Кузембаев:
Достижение года – открытие МАРШ.
Разочарование года – строительство павильона Шигеру Бана в Парке Горького. Я так долго ждал, когда же, наконец, настоящая западная звезда реализует в Москве свой проект, а Шигеру Бана ждал особенно, ведь он мастер временной архитектуры из легких экологичных материалов. И что мы видим в Парке Горького? Капитальное сооружение, в котором бетона больше, чем чего бы то ни было другого, а картон использован чисто как декорация. Что за профанация? И почему так получилось: западная звезда приехала к нам на чёс или наши СНИПы так ужасны? Как-то этот момент не прояснился, а осадок, как говорится, остался…
zooming
Шигеру Бан. Павильон ЦСИ «Гараж» в парке Горького. Фотография Юлии Тарабариной

Александр Купцов:
Год уходящий преподнес не только «конец света», но и целую череду совершенно разных архитектурных конкурсов, как состоявшихся, так и не очень. Начало было положено объявлением результатов по жилым кварталам Сколково, но при этом так и не было проведено порядка 30 обещанных конкурсов по другим объектам в Сколково. Самые результативные, а именно закончившиеся строительством, либо с реализацией в ближайшем будущем - это конкурсы на павильон премии АрхиWOOD («Периптер» Gikalo Kuptsov Architects), павильон «Школа» (архитекторы Игорь Чиркин, Алексей Подкидышев) в парке Музеон, павильоны книжной торговли в московских парках (команда Rue Temple), микродома в парке Музеон. В данном случае парк Музеон выступает альтернативой Парку Горького, где до сих пор ни одного объекта не построено по конкурсу, да и благодаря парковой архитектуре скоро не останется парка…

Из «больших конкурсов», очень показательна ситуация с «Парком Зарядье»: «спущенная сверху» директива послужила основанием для конкурса-пустышки, такая своеобразная тренировка перед «Большой Москвой», когда изначально увеличивают город, потом проводят конкурс, а в итоге Института Генплана «нарисует» свою версию, именно то, что произошло с концепцией развития территории ЗИЛа от бюро «Мегоном».

В павильоне России на Венецианской Биеннале – «потемкинская деревня»-пантеон Сколково от сложившегося «тандема» комиссара Григория Ревзина и архитектора Сергея Чобана, пленяющий заморских гостей инновационный гламур. На Зодчестве – «Новое», на экспозиции подобной лабиринту восточного базара в поисках «драгоценных смарагдов», можно обнаружить разве только плотников, «на коленке» рубящих из бревна параметрические экзерсисы.

Из других важных событий хотел бы также отметить открытие павильона ЦСК Гараж от архитектора Шигеру Бана, назначение новых главных архитекторов Москвы и Самары, открытие МАРШ.
zooming
Победители конкурса на проект экспозиции премии АРХИWOOD - Сергей Гикало, Александр Купцов (Gikalo Kuptsov Architects)

Николай Лызлов:
Главное достижение года – усиление строительной активности, главное разочарование - мыльный пузырь Большой Москвы.

Илья Мукосей:
Важным событием прошедшего года стала смена главного архитектора Москвы. Говорить об успехах или неудачах Сергея Кузнецова на этом посту, конечно, еще рано. Но одно то, что главным архитектором города стал человек не из «системы» – уже большое достижение. Еще один тренд, который в этом году сильно укрепился – всеобщий интерес к урбанизму. Теперь это слово (и даже некоторое представление о том, что оно означает) стало известно широкой публике, теперь все интересуются благоустройством городских пространств. Нам эта тенденция очень нравится, поскольку проектирование городских ландшафтов -- одно из наших любимых занятий.

Владимир Плоткин:
Пожалуй, главным достижением года я считаю павильон РФ на Венецианской биеннале архитектуры. Эффектный, заметный, интересный! А главным разочарованием – отказ Ярославля от реализации нашего проекта гостиницы. Даже общегородской референдум собирали, чтобы документально оформить этот отказ.
zooming
Гостиница на Стрелке в Ярославле. ТПО «Резерв»

Сергей Скуратов:
Главное разочарование года – это конкурс на концепцию развития территорий Большой Москвы. И сами его результаты меня разочаровали, и то, как теперь их планируется использовать. Стоило ли проводить такое масштабное состязание с большим количеством сессий и заседаний, если все закончилось как всегда? Еще одним разочарованием стал и тот факт, что теперь главный архитектор города является первым заместителем председателя Москомархитектуры. Это безусловное понижение статуса, что, как мне кажется, отразится на профессиональном сообществе в целом. Сколково и тамошние конкурсы тоже разочаровали – такое ощущение, что там все стремительно сдувается, а государство начинает отказываться от взятых на себя обязательств, превращая федеральную инициативу в частный девелоперский проект.

К достижениям я бы отнес тот факт, что московская власть пытается образовываться в сфере урбанистики и архитектуры – возможно, чиновники лишь создают такую видимость, но хочется надеяться на лучшее. Впрочем, пока о плодах этого самообразования говорить рано: весь год город бросало из одной крайности в другую. То замораживалось строительство в пределах ТТК, то вдруг возникла идея выдать 2 миллиона квадратных метров в пределах Садового. То повсеместно появились выделенные полосы для общественного транспорта, то стало понятно, что де факто они так не работают. Неужели не существует золотой середины? Как Москва намерена решать транспортный вопрос? А как будет развивать свои промзоны? Что, например, будет с ЗИЛом? Иными словами, больше вопросов, чем ответов, принес этот год.
zooming
Стенд Antoine Grumbach et Associes на выставке проектов развития Большой Москвы

Никита Токарев:
Главный успех – открытие МАРШ. И не оттого, что я директор. Независимо от персон, МАРШ – первая инициатива в архитектурном образовании за боюсь сказать сколько лет, первая независимая школа, первая международная архитектурная школа в Москве, дающая «свободно конвертируемый» диплом, одна из самых больших магистратур по архитектуре и градостроительству в России. У нас приличный конкурс – 2 человека на место. Вы спросите: а как же «Стрелка»? Вот это и интересно, что хотя мы совершенно не конкуренты ( у «Стрелки» другие задачи и другие результаты), но часто оказываемся в паре. В голосовании на the Village уступили всего несколько голосов, и это всего через полгода работы! Считаю такой результат успехом.

В собственно архитектуре успех – парк «Музеон», прекрасная терраса со стороны реки и деревянная дорога через парк, спроектированная Евгением Ассом. Наша архитектура особенно бедна ландшафтными проектами, теперь кое-что появляется. В прошлом году эспланада в Паhке Горького, сейчас – «Музеон». Очень надеюсь, что этот проект удастся реализовать до конца и он будет успехом и в следующем году.

Неудачи – увы, все остальное. Не буду здесь говорить о политике: мрак и морок. Похоже близки к осуществлению самые мрачные прогнозы относительно московского транспорта. И нет в мэрии понимания, что не решить проблему просто строительством хорды или развязки, еще одного подарка строительному лобби. Судьба конкурса на концепцию развития Москвы и тон первых разговоров о новом генплане – тому подтверждение. Градостроительные ошибки в таком масштабе – они на десятилетия, если не дольше.
zooming
Ректор школы МАРШ Евгений Асс в окружении студентов. Фотография Дмитрия Павликова.

Сергей Туманин:
К числу основных достижений года я бы отнес открытие второго конкурса «Архновация» и создание независимых негосударственных экспертиз, что должно сильно ускорить процессы проектирования.

Главная неудача года, сильно меня тревожащая, – это то, что в Нижнем Новгороде Русгидро подняла отметку Волги на 4 метра не спрашивая никого. Это приведет к экологической катастрофе на большой территории затопления. А власти губернии тоже молчат, хотя раньше активно выступали против.

Беседовала Анна Мартовицкая


28 Декабря 2012

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.