Блоги: 6–12 декабря

В архитектурных блогах на этой неделе вспоминают великого Оскара Нимейера, рассуждают о параметрическом проектировании, планах по сносу ветхого жилого фонда в ЦАО и состоянии усадебных ансамблей.

Архитекторы всего мира в последние дни делятся печальным известием – не стало легендарного Оскара Нимейера, великого модерниста XX века. Вспоминают построенную им футуристическую столицу Бразилии и всеобщую восторженность архитекторов того времени ее несомненными шедеврами из бетона и стекла. Архитектор Андрей Чернихов, в блоге Мнения.ру пишет: «Как только появились материалы с проектами Нимейера и его потрясающе красиво нарисованными гнутыми козырьками, все советские архитекторы загнули козырьки на своих зданиях». Опираясь на идеи Ле Корбюзье, Нимейер, как отмечает в том же блоге историк архитектуры Елизавета Лихачева, оказался куда более поэтичным, хотя и «недалеко от него ушел».

О Нимейере написал в своем блоге в Фейсбуке и архитектор Михаил Белов. Вспоминая недавнюю лекцию Александра Раппапорта, объявившего всю современную архитектуру «мертвой», Михаил Белов заметил, что постройки великого бразильца всегда были свежи и «мертвечиной» назвать их трудно. Впрочем, и использовать по назначению тоже, добавляет автор блога, например, в качестве столицы. Соглашаясь с Раппапортом, Михаил Белов, между тем, приходит к заключению, что даже свежая мысль в архитектуре сегодня может быть мертва. Продолжая любопытную дискуссию вокруг своей лекции, Александр Раппапорт у себя в блоге пояснил, что под «мертвечиной» имеет в виду вовсе не то, что с виду гниет, а «удобный дизайн, чистый, порой даже скромный (чаще напыщенный), созданный на белом листе или голубом экране и вставленный в нашу жизнь и среду как изящный зубной протез».

Между тем, в блоге «Башня и лабиринт» появилась еще одна интересная статья, в которой Александр Раппапорт сравнивает метафизическую природу архитектуры и кино. С недавних пор архитектура для философа, по его признанию, перестала быть «организацией пространства». Как и кино, она, считает Раппапорт, оперируют с категорией времени; однако эти времена у обоих искусств не совпадают, имея «собственную меру и сферу свободы». Сколько бы кино не изображало архитектуру, пишет Раппапорт, оно никогда не передаст главного – «переживания нашего реального тела и реальной воли к движению», которые только архитектура в состоянии нам сообщить.

Про кино вспоминал на днях и Михаил Белов, сетуя на то, что проект порой реализуется дольше, чем снимают фильм: «Проекты делаются быстро, строятся долго, вообще не строятся или строят черт знает что вместо проекта. Почти все реализации – это 3-7 лет жизни». Так, спустя семь лет, «после всех кризисов, смены заказчиков и подрядчиков, безнадежного долгостроя» у Михаила Белова вызрел новый объект – ажурная жилая башня в глубине квартала между Люсиновской и Мытной улицами, которую сам архитектор ласково назвал «московская худая Кутафья».

Терзания архитекторов, живущих по выражению Михаила Белова в ожидании реализации своего проекта «в кипящей на огне самолюбия кастрюле идентичности», между тем, должны закончиться с переходом к параметрическому проектированию. Блог «А4 архитектура + новости» опубликовал интервью о самом передовом архитектурном методе с его исследователем Эдуардом Хайманом. Строго говоря, и архитектором творца таких зданий назвать трудно: скорее это оператор, моделирующий не конкретные формы, а некие процессы в ответ на запросы среды. Эдуард Хайман, в свою очередь, рассказал, есть ли в параметрической архитектуре место категориям эстетики, стиля, духовности и способна ли она воспроизводиться без вмешательства человеческого разума.

Пока же параметрический метод остается областью футурологии, современная архитектура на запросы среды продолжает выдавать самые необъяснимые решения. В сообществе «Ивановская горка», созданном в защиту уникального исторического уголка Москвы, продолжают обсуждать проект застройки Хохловской площади, что в начале Покровского бульвара. Строители подземного гаража пять лет назад наткнулись здесь на фундаменты стен Белого города и, испугавшись больших затрат на музеефикацию, бросили затею. Однако есть информация, что застройщик согласен в три года завершить дело, если ему разрешат дополнить проект надземной коммерческой составляющей. Блоггеры недоумевают, что можно построить на крохотной площади, и предлагают ограничиться озеленением с возведением подземного паркинга и пешеходного перехода.

О неизбежности реновации ЦАО со строительством на месте «ветхой застройки» нового жилья, тем временем, напомнил в своем блоге в Фейсбуке Александр Можаев. Градозащитник сослался на высказывания застройщиков и чиновников новой команды мэра, в том числе и главного архитектора столицы Сергея Кузнецова, о том, что реконструировать таким образом центр правильно с точки зрения развития экономики города. Коренным жителям недвусмысленно предлагается покинуть насиженные места, на что блоггеры предложили самим чиновникам переехать в «Новую Москву» и там строиться.

А на странице журнала «Проект Россия» в Фейсбуке обсудили проведенный 8 декабря круглый стол по вопросам градостроительных нормативов Московской области, вызвавших накануне острую дискуссию. Пользователи согласились с одним из главных противоречий нынешней градостроительной политики, которое обозначил Александр Ложкин: региональные чиновники до сих пор предпочитают строить жилье в чистом поле и отчитываться количеством квадратных метров. Если строить его с инфраструктурой и средой, получается меньше, дороже и недоступнее, замечает Ложкин, но если оставить все как есть, Москва с областью вскоре перестанут быть пригодными для жизни.

Полна противоречий и политика в области охраны наследия. Общество изучения русской усадьбы (ОИРУ), отметившее накануне 20-летие своего воссоздания, публикует в группе arch_heritage подробные отчеты о состоянии изученных ими памятников. Тенденция, как пишет член ОИРУ Андрей Чекмарев, удручающая – усадебная культура может быть утрачена на глазах уже ныне живущего поколения. Впрочем, как замечают блоггеры, кое-что все-таки реставрируется, особенно если  рядом есть крупный градообразующий комбинат или меценат-благотворитель.

Случай новгородской церкви Петра и Павла на Синичьей горе в этот счастливый список до сих пор не попал, хотя возраст уникального памятника датируется последней третью XII века. В блогах распространяется просьба о помощи храму, который уже десять лет стоит без кровли. Накануне с официальным обращением к властям выступили участники конференции «Новгород и Новгородская земля. Искусство и реставрация». Правда, по мнению некоторых блоггеров, этого вряд ли достаточно; нужна инициатива сверху, как, например, в случае двух древних монастырей в соседней Старой Ладоге, семь миллиардов на восстановление которых правительство Санкт-Петербурга прописало отдельной строкой в бюджете.

12 Декабря 2012

Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Форум времени
Конкурсный проект павильона России для EXPO 2025 в Осаке от Алексея Орлова и ПИ «Арена» состоит из конусов и конических воронок, соединенных в нетривиальную композицию, в которой чувствуется рука архитекторов, много работающих со стадионами. В ее логику, структурно выстроенную на теме часов: и песочных, и циферблатов, и даже солнечных, интересно вникать. Кроме того авторы превратили павильон в целую череду амфитеатров, сопряженных в объеме, – что тоже более чем актуально для всемирных выставок. Напомним, результаты конкурса не были подведены.
Зеркала повсюду
Проект Сергея Неботова и бюро «Новое» был сделан для российского павильона EXPO 2025, но в рамках другого конкурса, который, как нам стало известно, был проведен раньше, в 2021 году. Тогда темой были «цифровые двойники», а времени на работу минимум, так что проект, по словам самого автора, – скорее клаузура. Тем не менее он интересен планом на грани сходства с проектами барокко и эмблемой выставки, также как и разнообразной, всесторонней зеркальностью.
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город