Знаки времени

Размышления Григория Ревзина об «Арх-Москве»; третий семинар по развитию московской агломерации; взгляд американских и японских экспертов на проблемы архитектуры России; лучший дом года и открытие Летнего сада в Петербурге, – обо всем этом читайте в свежем обзоре прессы.

Автор текста:
Софья Кондрашина

01 Июня 2012
mainImg
Григорий Ревзин на этой неделе написал две статьи, посвященные прошедшей выставке «Арх Москва». В одной из них он рассуждает об идентичности «сверху». При Юрии Лужкове она выражалась в «московском стиле». А при нынешнем мэре Москвы Сергее Собянине – в его попытках наладить диалог с креативным классом, используя при этом в качестве площадки ЦПКиО имени Горького. Но креативный класс в критический момент отправился на Чистые пруды и на Баррикадную, даже и не вспомнив о парке. Это, пишет Ревзин, можно считать провалом собянинского проекта. Критик задается вопросом, каким образом это все связано с выставкой. И сам отвечает – никак. А если «происходящее в Москве не имеет никакого отношения к «Арх Москве», означает, что и «Арх Москва» не имеет никакого отношения к тому, что творится в городе. И это странно для выставки, которая называется  «Арх Москва» и которая занята поисками новой идентичности». Вторая статья критика посвящена впервые представленной на «Арх Москве» выставке неоклассической архитектуры, которую  курировал Максим Атаянц. Во времена Юрия Лужкова архитекторы, обращающиеся к историческим стилям,  были «охвостьем архитектурной оппозиции». Теперь эта немногочисленная часть архитекторов, которые между собой выясняют кто из них лучше, – просто оппозиция. Критик проводит сравнения с оппозицией политической. Так, Максим Атаянц лучше всех, потому что он строит целые города, он  единственный, кому пришло в голову всех собрать и выступить вместе, и он верит, что из этого выйдет толк. Это Владимир Рыжков неоклассической архитектуры. Михаил Белов лучше всех, потому что он больше всех построил, он считает необходимым и правильным сотрудничать с властью, влиять на ее вкусы, он человек большого личного очарования и обаяния. И поэтому он – неоклассическая Ксюша Собчак. Дмитрия Бархина он сравнивает с Людмилой Алексеевой, а Михаила Филиппова – с Борисом Немцовым. И пока все эти архитекторы выясняют, кто из них лучше, не образуя движения, перспектив никаких нет. Также как и нет перспектив в жизни  обывателей, заключает критик.

В прошедшие выходные состоялся третий семинар по развитию московской агломерации, пишет газета «Известия». На этот раз архитектурные команды, участвующие в конкурсе, заострили внимание на транспортных проблемах столицы. Так, французская команда Antoine Grumbach et Associes предложила идею строительства большого железнодорожного кольца и четырех новых вокзалов в ближайшем Подмосковье, а также нового кольца скоростного метро в центре города. Американская команда Urban Design Associates в вопросе развития железнодорожных узлов пошла дальше: архитекторы считают, что гигантский вокзал мог бы разместиться на месте снесенной гостиницы «Россия». Кроме того, американцы предложили запустить часть русла Москвы-реки на новые территории. «Это, как говорят на молодежном жаргоне, прикол. Уверяю вас, это очень серьезные люди, и в некотором отношении это была шутка», – прокомментировал предложения американской команды член экспертной группы конкурса Вячеслав Глазычев. Андрей Чернихов в своем выступлении сказал, что вокзалы, расположенные в центре города, должны быть закрыты либо превращены в музеи. А новые вокзалы должны быть построены ближе ко МКАД. Один из соавторов концепции развития московской агломерации, представленной мастерской Чернихова, архитектор Алексей Гинзбург рассказал, что их команда своими предложениями старается вернуть городу его лицо. Для них Москва, прежде всего, исторически знаковое место. Алексей Гинзбург не исключают возможности переноса властных структур на территорию «новой» Москвы, но при этом подчеркивает, что это не решит проблему транспортной перегрузки столицы. (См. материал Архи.ру о третьем семинаре Большой Москвы). Между тем, как сообщил «Московскому комсомольцу» источник в горадминистрации, власти разочарованы предварительными результатами конкурса. Конструктивных предложений пока мало, а те, что есть, были очевидны и без привлечения дорогостоящих иностранных специалистов. Тем не менее чиновники уже готовятся к переселению на территорию «новой» Москвы. Они рекомендуют  включить в список памятников культурного наследия здание Госдумы на Охотном Ряду, чтобы после переезда не отдавать здание под офисы.

На этой неделе СМИ опубликовали несколько интервью. Журнал «Афиша» побеседовал с руководителем Центрального парка Нью-Йорка Дагласом Блонски, который приезжал на Московскую биеннале архитектуры по приглашению «Друзей Зарядья». Американец высказал свои предложения относительного будущего парка в Зарядье. Он считает, что Красная площадь могла бы получить свое продолжение и связаться с «Зеленой площадью». Но для начала стоит понять, кто будет использовать парк. Даглас Блонски предлагает его делать для москвичей, которых пока вблизи Зарядья мало, но именно парк и станет катализатором развития района при условии его доступности. Также эксперт уверен, что парк должен быть свободным пространством, без жестких ограничений для посетителей, в нем должна быть вода и развитое подземное пространство.

Новый президент Союза московских архитекторов (СМА), главный архитектор «Метрогипротранса» Николай Шумаков рассказал «РИА Новостям», что основной своей задачей на новом посту он считает консолидацию всех архитектурных сил Москвы. Сегодня профессия архитектора уничтожается, а само слово «архитектор» стало уже почти ругательным как в строительной сфере, так и в сфере властных структур, говорит Николай Шумаков. Заказчики не понимают, зачем тратить лишние деньги на создание качественной среды, которую формирует архитектор. Во всем другом мире совсем иное отношение к среде и, соответственно, к архитектору.

Креативный директор сиэтлского офиса компании Frog, занимающейся интерактивным дизайном, Скотт Назарян поделился  с «Теориями и практиками» своими представлениями о городах будущего. Он полагает, что города нужно создавать, как компьютерные программы, чтобы у них была необходимая гибкость. Город, по его мысли, должен подстраиваться под его жителей, городские функции должны перемещаться в зависимости от потребностей людей. А японский архитектор Кенго Кума рассказал газете «Известия» о создании нового типа гармонии и нового интеллектуального стиля взаимодействия между материалами и человеком. Он считает, для этого есть все возможности как у японских, так и русских архитекторов, которые могли бы объединить свои усилия. Россия обладает огромным потенциалом в использовании местных материалов благодаря своим природным богатствам. А новый образ среды Кенго Кума как раз и связывает в первую очередь с материалами, а не с формами. В Японии при строительстве уже давно активно используются местные материалы – бамбук и рисовая бумага.

Совсем скоро, в начале осени 2012 года, москвичи смогут своими глазами увидеть пример японской архитектуры, выполненной из бумаги. Японский архитектор Ширегу Бан спроектировал временный павильон Центра современной культуры «Гараж» в Парке культуры им. Горького. Основу павильона составят бумажные колонны (трубы), которые производит петербургская фабрика. В итоге колонны образуют здание овальной формы общей площадью 2,4 тыс. кв. м и высотой 6 м. Архитектор использует бумагу в своих проектах, в том числе и в несущих конструкциях. Но на этот раз внешняя бумажная стена нагрузки не несет, крыша опирается на внутренние стальные стены.
zooming
Проект временного павильона Центра современной культуры «Гараж» в Парке Горького © Шигеру Бан
Лучшим зданием и обладателем всероссийской архитектурно-строительной премии Best Building Awards 2012 стал «Дом на Мосфильмовской» в Москве, спроектированный бюро Сергея Скуратова, пишет The Village. Отбор проектов проходил в три этапа. Сначала Общественный совет под руководством архитектора Андрея Бокова выбрал 30 домов. Далее номинантов оценивал Экспертный совет, возглавляемый архитектором Сергеем Чобаном, который выделил 12 финалистов. Победителей же определило открытое онлайн-голосование. По данным организаторов, в нем приняли участие 33 тыс. человек из 20 стран мира. Кроме «Дома на Мосфильмовской» был отмечен Московский планетарий в номинации «Реконструкция года», а также столичный центр детской гематологии, онкологии и иммунологии в номинации «Самый яркий социальный объект года». (См. также текст Архи.ру о наградах Дома года).

В Петербурге активно обсуждают открытие после трех лет реконструкции Летнего сада. Выделенных из федерального бюджета 2,3 млрд рублей хватило на реставрацию 92 скульптур и изготовление их копий, лечение зеленого массива, ремонт павильонов, восстановление боскетов и фонтанов, воссоздание петровского Гаванца и запуск wi-fi. А вот на реставрацию Летнего дворца Петра и домик Петра на другой стороне Невы выделенных средств оказалось недостаточно. Их реставрация станет следующим этапом работ. Газета «Московские новости» пишет, что исторический Летний сад, который видел Пушкин, утрачен навсегда. К XIX веку он уже не был регулярным, в нем не было Соболиных клеток и фонтанов. Это был живописный, воздушный парк. Но сегодняшним властям, видимо, ближе строгость, регулярность и подделки вместо оригиналов. Автор заключает, что «Летний сад в его нынешнем виде – прямой наследник Константиновского дворца, резиденции Путина, где нет вообще ни одной исторической вещи». Недоволен реконструкцией и сопредседатель петербургского отделения ВООПИиК Александр Марголис: «Полностью исчезла та прозрачность, которая была присуща Летнему саду в течение последних полутора веков. Сейчас Летний сад – это какая-то коллекция тупичков, сформированных будущими шпалерами, которые на данный момент являются простыми заборами». А депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Константин Сухенко оценивает реконструкцию положительно. Он говорит, что Летний сад стал более разнообразным и многофункциональным, превратился в музей под открытым небом.


01 Июня 2012

Автор текста:

Софья Кондрашина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.