пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Ёлшин Д.Д.
Софийский собор и Десятинная церковь: есть ли связь?
Статья опубликована в сборнике: Заснування Софійського собору в Києві: проблеми нових датувань / Матеріали Круглого столу. – К., 2010. – 120 c.

Сторонниками новой датировки Софийского собора, наряду с «доказательствами», основанными на пересмотре письменных источников и данных эпиграфических источников, часто предлагаются и историко-архитектурные размышления относительно непосредственной связи строителей Софии Киевской с создателями первого каменного храма Древней Руси – Десятинной церкви.

В 2005-2009 гг. Институтом археологии НАН Украины совместно с Государственным Эрмитажем были проведены археологические исследования Десятинной церкви с целью попытаться разрешить спорные вопросы реконструкции и хронологии памятника. Одновременно выполнялись архивные поиски и историографические исследования. Все это дает возможность ответить на вопрос, вынесенный в заглавие, на новом уровне представлений о первой каменной церкви.

Для начала следует прокомментировать увлечение интерпретациями известной фразы из «Слова о законе и благодати» митрополита Илариона: «Иже недоконьчаная твоя наконьча, акы Соломонъ Давыдова, иже дом Божий великыи святыи его Премудрости създа на святость и освящение граду твоему». Отсылку к этой фразе можно найти практически в любой из работ, посвященных датировке Софии Киевской. Сторонники новой датировки апеллируют к трактовке этой фразы, предложенной в начале XX в. Д.В. Айналовым, считавшим, что Иларион в процитированном месте имеет в виду конкретный архитектурный памятник [Айналов Д.В. К вопросу о строительной деятельности св. Владимира. Сборник в память святого равноапостольного кн. Владимира. Пгр., 1917, с. 35-36; Куковальська Н.М. З iсторiї створенняСофiї Київської: сучасний стан проблеми. Софiйські читання. Вип. 4. К., 2009, с. 6]. В научной литературе неоднократно поднимался вопрос о правомерности подобной интерпретации фразы, вполне вероятно, лишь риторически связывавшей храмоздательную деятельность Владимира и Ярослава [См., например, Асеев Ю.С. К вопросу о времени основания Киевского Софийского собора. Советская архелогия. 1980, № 3, с. 135]. В этом отношении показательно, что всего лишь за несколько лет до того, как опубликовать свои идеи относительно Софии Киевской, Д.В. Айналов относил первую часть этой же (!) фразы к другому памятнику – Десятинной церкви. После раскопок Десятинной церкви в 1908 г. сотрудник Императорской Археологической комиссии Д.В. Милеев предположил, что разница технологии устройства фундаментов апсид и галерей храма объясняется тем, что галереи были возведены несколько позже, вероятно, при Ярославе Мудром [Протокол заседания ОРСА РАО 28.02.1909. Записки Отделения русской и славянской археологии РАО. Т. 9. СПб., 1913, с. 293; это мнение отражено еще в нескольких публикациях: ИАК.Прибавление к № 34. СПб., 1910, с. 170; Вельмин С.П. Археологические изыскания ИАК в 1908 и 1909 гг. на территории Древнего Киева. Военно-исторический вестник. № 7-8. К., 1910, с. 23-24; Шероцкий К.В. Киев. Путеводитель. К., 1917, с. 81]. В опубликованном протоколе обсуждения доклада Д.В. Милеева в Русском Археологическом Обществе и зафиксирован этот комментарий Д.В. Айналова [Протокол заседания ОРСА РАО, с. 293]. Позже Д.В. Милеев, видимо, пересмотрел свое мнение о хронологическом разрыве между строительством центрального объема и галерей храма, и оно не вошло в официальный отчет [Отчеты Археологической Комиссии за 1908 г. СПб., 1912, с. 132-158. Впоследствии идея Д.В. Милеева была без ссылки на автора использована М.К. Каргером, но уже с привлечением другого письменного источника – летописного упоминания 1039 г. о повторном освящении Десятинной церкви. См.: Ёлшин Д.Д. К вопросу о реконструкции первоначального ядра Десятинной церкви в Киеве. Славяно-русское ювелирное дело и его истоки. Тезисы конференции. СПб., 2006, с. 167-169; Ёлшин Д.Д. Императорская Археологическая комиссия и раскопки в Киеве 1908-1914 гг. Императорская Археологическая комиссия (1859-1917). К 150-летию со дня основания. У истоков отечественной археологии и охраны культурного наследия. СПб., 2009, с. 936]. Вероятно, поэтому и Д.В. Айналову «пришлось» найти более подходящий памятник для «конкретной» интерпретации слов Илариона. Каким бы огромным ни было наше уважение к авторитету великого ученого, в данном вопросе его мнение все же не является решающим.

В доказательство связи Десятинной церкви и Софийского собора приводится и сравнение архитектурного типа храмов [Куковальська Н.М. З iсторiї створення Софiї Київської, с. 7-8]. Необходимо отметить, что сохранность остатков Десятинной церкви такова, что любые попытки определения ее архитектурного типа остаются лишь гипотезами. Все уже выдвинутые в литературе обоснованные предположения сводятся к двум вариантам, а именно к типу, который представляет собой крестово-купольный храм, окруженный галереями, подобно Софии Киевской, и типу крестово-купольного храма с изолированными боковыми рукавами пространственного креста, подобно Спасскому собору в Чернигове [Асєєв Ю.С. Дослiдження архiтектури Десятинної церкви. Церква Богородицi Десятинна вКиєвi. К., 1996, с. 29-31]. Специальное историографическое исследование позволило выяснить, что все определения архитектурного типа Десятинной церкви являются ретроспективными конструктами и основаны на априорных представлениях о развитии древнерусского зодчества на начальном периоде [Ёлшин Д.Д. Комплекс монументальных сооружений X в. на Старокиевской горе: археологический, историко-архитектурный, градостроительный аспекты. Автореферат канд. дисс. СПб., 2008, с. 14-15; Ёлшин Д.Д. Архитектурный тип Десятинной церкви в Киеве: историография проблемы. Архитектура Византии и Древней Руси IX-XII вв. Труды Государственного Эрмитажа. СПб. (в печати)]. Использовать эти гипотетические реконструкции для сравнения с Софией Киевской – означает путать причину и следствие. Без сомнения, Софийский собор являлся в определенной степени творческим переосмыслением Десятинной церкви, о чем можно судить по общей композиции и близким масштабам [Последние исследования показали, что весь объем Десятинной церкви, включая галереи, был возведен за один строительный период (Ивакин Г.Ю., Иоаннисян О.М. О новых раскопках Десятинной церкви (2005-2007 гг.). Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда вСуздале. Т.1. М., 2008, с. 12-19; Iвакiн Г.Ю., Iоаннiсян О.М. Першi пiдсумки вивчення Десятинної церкви у 2005-2007 рр. ДЬNЋСЛОВО: Збiрка праць на пошану дiйсного члена Нацiональної академiї наук України Петра Петровича Толочка з нагоди його 70-рiччя. К., 2008, с. 191-213)]. Однако, это не является подтверждением хронологической близости, а лишь указывает на одинаковую функцию. Новый кафедральный собор, возводимый в центре нового города Ярослава, не мог быть меньше старого.

О хронологической близости построек с уверенностью можно говорить при наличии следов работы одних и тех же мастеров, которые следует искать в сходстве примененных строительных технологий. Плинфяная стеновая кладка Десятинной церкви, насколько можно судить по крохотным остаткам, была выполнена в технике утопленного ряда. Эта техника была распространена в столице Византии, Константинополе, его округе и отдельных памятниках Греции, Болгарии, Сербии в конце X-XII вв., а в киевской архитектуре использовалась до начала XII в., и поэтому не может указывать на непосредственную преемственность.

Зато строительные материалы имеют существенные различия. Плинфа, сохранившаяся in situ в кладках Десятинной церкви и окружавших ее гражданских построек имеет совершенно характерный облик. Ее размеры около 30 х 30 х 2,5 см, формовка плинфы производилась в неразъемных рамках со скошенными торцами. На одной стороне плинф присутствуют следы заглаживания поверхности при формовке, на другой часто встречается маркировка в виде разводов, сделанных тремя пальцами или специальным инструментом, а также, редко, греческие клейма [Каргер М.К. Древний Киев. Т.1. М.;Л., 1958, 455; Архипова Е.И. Будiвельнi матерiали Десятинної церкви. Церква Богородицi Десятинна в Києвi. К., 1996, с. 57; Сиромятников О.К. До питанняпро формування плiнфи iз скошеними краями X-XI ст. Стародавнiй Iскоростень i слов’янськi гради VIII-X ст. Коростень, 2004, с. 254]. Кроме комплекса на Старокиевской горе, подобная плинфа более в Киеве нигде не зафиксирована. То же касается и покрытия кровли храма.

Десятинная церковь – единственный памятник домонгольского времени в Киеве, где зафиксирована черепица. По составу керамического теста и способу формовки она идентична плинфе [Ёлшин Д.Д., Евдокимова А.А. Плинфа с греческими клеймами из раскопок Десятинной церкви в Киеве. Archeologia Abrahamica. М., 2009, с. 205-206]. Плинфа киевского Софийского собора имеет другой облик. Отличается керамическое тесто. Плинфа имеет прямоугольный формат (36 х 27 х 3-3,5 см), четкие прямые торцы [Асеев Ю.С. К вопросу о времени основания, с. 136, 141]. На плоской поверхности всегда присутствуют четкие продольные следы от снятия излишка глины при формовке. Маркировка на этой плинфе неизвестна.

Поливные плитки храмов также отличаются. В Десятинной церкви толстые плитки восьмиугольной (22 х 22 см) и треугольной формы, идентичные по составу керамического теста плинфе конца X в., очевидно, дополняли геометрический рисунок наборного мозаичного пола [Ивакин Г.Ю., Иоаннисян О.М. Десятинная церковь: «старый взгляд» в новом освещении(предварительные результаты раскопок 2005-2007 гг.). Archeologia Abrahamica. М., 2009, с. 195. Рис. 20]. В Киевской Софии первоначальные поливные плитки XI в., сохранившиеся на хорах, квадратной формы и огромного размера (70 х 70 см) [Раппопорт П.А. Русская архитектура X-XIII вв. Каталог памятников. Л., 1982, с. 13].

Наконец, еще одним аргументом сторонников новой датировки является сходство состава штукатурки Десятинной церкви и Софийского собора. Ссылаясь на работы искусствоведов и технологов [Коренюк Ю.А., Фурман Р.В. Фрагменти стiнного розпису Десятинної церкви у Києвi. Археологiя. 1988. № 61, с. 56-67; Ганзенко Л.Г., Коренюк Ю.О., Медникова О.Ю. Новi дослiдження археологiчних колекцiй стiнопису Десятинної церкви та прилеглих споруд. Церква Богородицi Десятинна в Києвi. К., 1996, с. 68-73], Н.М. Куковальская пишет, что «исследователи… подчеркивают, что София – единственный памятник, который имеет штукатурку, полностью идентичную по составу штукатурке Десятинной церкви» [Куковальська Н.М. З iсторiї створення Софiї Київської, с. 18].

Действительно, Ю.А. Коренюк и Р.В. Фурман в работе 1988 г., рассматривая фрагменты фресок Десятинной церкви из раскопок 1937-1939 гг. в коллекции музея «София Киевская», отмечают, что «в известковый вяжущий раствор добавлялись значительное количество соломы и минеральные наполнители: толченая керамика (цемянка), необожженный лессовидный суглинок, спекшаяся до стекловидного состояния и стертая в порошок глина или другие кремнеземные материалы (шлак) (курсив мой – Д.Е.). Аналогичный тип наполнителя из растертой стекловидной массы выявлен Ю.Н. Стриленко и И.Ф. Тоцкой в штукатурке Софийского собора» [Коренюк Ю.О., Фурман Р.В. Фрагменти стiнного розпису, с. 59. Эти же выводы изложены и в более ранней работе Ю.А.Коренюка: Исследование фрагментов лицевых изображений стенныхросписей Десятинной церкви из фондов Государственного исторического музея УССР и Государственного архитектурно-исторического заповедника «Софийский музей». Музееведение и охрана памятников. Вып. 2. К., 1985, с. 1-12. На с. 6 находим следующую фразу: «По данным Ю.Н.Стриленко и И.Ф. Тоцкой в разных частях Софийского собора использовалась одна и та же штукатурка, которая по составу наполнителя полностью совпадает со штукатурками первого типа Десятинной церкви»]. Исследователи указывают, что добавка лессовидного суглинка и шлака составляет до 20% веса проб основного (первого, «цемяночно-шлаково-карбонатного») типа штукатурки (составляющего 60% коллекции), на котором зафиксированы разнообразные фрагменты фресковой живописи, в том числе личное письмо (рассматриваются 3 (три) фрагмента!), которое, по мнению авторов, находит много параллелей в росписи Софийского собора. На этом основании делается вывод о преемственности в работе мастеров-живописцев Десятинной церкви и Софийского собора, что позволяет авторам высказаться в пользу более ранней даты строительства Киевской Софии (1017-1037) [Там же, с. 66]. Ю.А. Корненюк и Р.В. Фурман ссылаются на петрографические анализы, выполненные в Институте «Укрпроектреставрация», но, к сожалению, ни в одной из публикаций конкретные данные анализов не приведены. Работа 1996 г. полностью повторяет изложенные выводы работ 1985 и 1988 гг. [Ганзенко Л.Г. та ін. Новi дослiдження, с. 69, 73]

Совершенно иную трактовку получили эти материалы в работах другого сотрудника музея-заповедника «Софии Киевской» – И.Ф. Тоцкой [Тоцька I.Ф. Десятинна церква i Софiя Київська. Icторично-мистецькi параллелi. Пам’ятки України: iсторiя та культура. 2001, № 4, с. 78-81; Тоцька I.Ф. До питання про час побудови Софiї Київської. Новi дослiдженння давнix пам’яток Киева. К., 2003, с. 203; Тоцкая И.Ф. К истории Десятинной церкви в Киеве. УOFIA. Сборник статей по искусству Византии и Древней Руси в честь А.И. Комеча. М., 2006, с. 443-453].

Ссылаясь на упомянутые работы Ю.А. Коренюка и используя те же данные о типах штукатурки, исследовательница считает, что весь мозаичный и фресковый декор Десятинной церкви был выполнен не в конце X в., а в 1030-е гг., сразу после росписи Софии Киевской. До этого времени, по мнению И.Ф. Тоцкой, Десятинная церковь имела лишь «облегченную» роспись охристыми линиями, которые зафиксированы на фрагментах штукатурки, относимой к третьему типу штукатурки этого памятника (наполнителем служит исключительно цемянка). Так получает объяснение наличие во фрагментах штукатурки первого типа из Десятинной церкви шлака от смальтоварения [Кстати, И.Ф. Тоцкая без ссылки на источник отмечает, что шлак от смальтоварения присутствует во фрагментах штукатурки, найденных при раскопках Золотых ворот в Киеве (Тоцкая И.Ф. К истории Десятинной церкви, с. 447). Л.Г. Ганзенко та ін., наоборот, пишут, что в штукатурках этого памятника нет шлака, хотя есть примесь лессовидного суглинка (Ганзенко Л.Г. та ін. Новi дослiдження, с. 73)].

Выполнение трудоемкого и объемного мозаично-фрескового декора Десятинной церкви в 1030-е гг., на наш взгляд, представляется, мягко говоря, нелогичным. Со строительством Софийского собора Десятинная церковь, очевидно, утрачивает часть своих функций. Гораздо более важным в эти и последующие годы кажется украшение больших патрональных монастырей. Совершенно невозможно представить себе «мраморяну» Десятинную церковь, сооруженную для помещения драгоценных мощей св. Климента, упокоения Владимира и Анны, сбора и хранения церковной казны, – и без священных образов (вспомним: «и яко сконча зижа оукраси ю иконами», Лавр. 6497 (989) [ПСРЛ. Т.1. М., 2001, Стб. 121]), в размещении которых состояло назначение постиконоборческого византийского храма [Оустерхаут Р. Византийские строители. К.;М., 2005, с. 19-23].

Наличие шлака от смальтоварения указывает лишь на устойчивую традицию использования такого рода отходов в строительном деле, и могло вполне иметь место и в конце X в., совершенно независимо от мастеров Софии Киевской. Печь для смальтоварения около Десятинной церкви, возможно, пока не обнаружена или уничтожена перекопами. Однако, исследования аутентичных фундаментов Десятинной церкви в последние годы позволяет усомниться, при отсутствии исходных данных в работах Ю.А. Коренюка, в правильности определения характера наполнителя [По сведениям от Ю.Н. Стриленко, проводившей в 1970-1980-х гг. петрографические анализы штукатурок и Софийского собора, и Десятинной церкви, они имели совершенно разный состав. Примесь шлака от смальтоварения, по мнению Ю.Н.Стриленко, высказанному на Круглом столе 7 апреля 2010 г., является исключительной особенностью штукатурки только Софийского собора в Киеве]. В известково-цемяночном растворе фундаментов галерей Десятинной церкви встречено большое количество шлакообразного наполнителя, встречающегося как в виде мелкой крошки, так и в виде крупных конкреций. Петрографические анализы позволили установить, что этим наполнителем является местный киевский туфообразный известняк очень плохого качества [Ёлшин Д.Д., Никитенко И.С. О фундаментах Десятинной церкви в Киеве (по материалам исследований строительного камня). Записки ИИМК РАН. 2009, № 4, с. 142, 147, 154]. Не его ли Ю.А. Коренюк принял за шлак от смальтоварения?

Приходится признать, что на протяжении последних десятилетий в литературе аккумулировались ошибки и необоснованные предположения. Накопив критическую массу, они сыграли с наукой злую шутку: теперь можно наукообразно доказать что угодно, ссылаясь по выбору на тех или иных вполне уважаемых авторов. Однако, никто не отменял один из главных критериев научного познания – критику источника. Кажется, что сторонники новой датировки Софии Киевской с этим критерием незнакомы.




Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter