пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Тюков А.С.
Сургут уездный на рубеже веков (XIX-XXвв.)
в книге:
Западная Сибирь в академических и музейных исследованиях. Материалы второй научно-практической конференции , 2008
В конце XIX – начале ХХ вв. Сургут, гордо носящий статус города, словно застыл во времени. Город, в котором, по данным «Обзора Тобольской губернии за 1910 г»., насчитывалось 1383 жителя, преимущественно населяли мещане-промысловики и торговцы. В уезде численность населения составляла 8548 человек, подавляющее большинство которых были инородцами. Более полно численность населения Сургутского уезда отражает Перепись 1897 г. Согласно ей всего в уезде проживало 4012 мужчин и 3734 женщины. Это были представители двух национальных групп: русские и остяки. Русских в уезде было 1041 мужчин и 1101 женщин. Остяков – 2947 и 2623 соответственно. Самой крупной по численности населения была Ларьятская инородческая управа (1521 человек), меньше всего проживало в Юганской управе (772 жителя) [9. С.34-35.]. « Сургутяне совсем не выписывали газет и журналов, только чиновники получали официальную правительственную печать. Горожане мало интересовались политикой, сказывалось расстояние, отделявшее Сургут от европейской части России. Город был центром огромного уезда, охватывающего территорию современных Сургутского, Нижневартовского, Нефтеюганского, части Ханты-Мансийского и Александровского (Томская область) районов. Сургутских уезд, образованный еще в 1594 г. с основанием Сургутского острога, вновь появился на карте Тобольской губернии в 1898 г. в результате преобразования одноименного округа, находившегося с 1804 г. в составе Березовского уезда. В 1873 г. в Сургутском округе вместо двенадцати волостей было образовано пять инородческих управ. Тундринская вместо Пимской, Подгородно-Юганской, Селияровской и Салымской. Локосовская вместо Ваховской, Тром-Аганской и Аганской. Юганская вместо Подгородно-Юганской, Мало-Юганской и Больше-Юганской. Лумпокольская вместо Ваховской, Салтыковской, Лумпокольской, Пирчинской. Ларьятская вместо Ваховской, Салтыковской и Лумпокольской. Кроме инородческих управ в уезде существовало одна русская Тундринская волость, созданная в конце XVIII в. [8. С.146.]. Сообщение между населенными пунктами Сургутского уезда летом осуществлялось по рекам, а в зимнее время года – по зимникам. Тундрино находилось на расстоянии 80 верст (1 верста равнялась 1066,8 метра) от Сургута по водному пути (73 версты – по зимнику), Локосово – на расстоянии 102 (90) верст, Александрово – на расстоянии 364 (365) верст[5. Приложение 1. С.3-4.]. В городе находились: уездное полицейское управление, почтовое отделение, государственная сберегательная касса, камера мирового судьи, метеорологическая станция. Вся административная власть была сосредоточена в руках уездного исправника, возглавлявшего уездное полицейское управление. Кроме того, в Сургуте было городское общественное управление, состоявшее из городского старосты и двенадцати гласных, избираемых сроком на четыре года. Гласные избирались по имущественному цензу. Собрание гласных (городская управа) решало текущие вопросы жизни города. Постановления управы направлялись на утверждение тобольскому губернатору. На средства города содержались школы, пожарная команда, отапливались церкви. Доходная часть бюджета пополнялась за счет налога, называвшегося «общественной повинностью», выплачиваемого всеми горожанами в возрасте от 20 до 50 лет, и зависящего от их состоятельности. На городское управление была возложена выдача паспортов; от части оно выполняло функции казначейства, поскольку вело сбор государственного налога, выдавало патенты на право торговли в уезде. Кроме полицейского управления среди сургутских чиновников были мировой судья по Сургутскому уезду, разбиравший уголовные и гражданские дела; акцизный надзиратель, контролировавший казенную винную лавку и патенты, выданные купцам на право торговли табаком, папиросами, спичками; и помощник лесничего по Самаровскому лесничеству, главной задачей которого была выдача купцам билетов на поставку дров для пароходов. В 1903 г. в составе Сургутского уезда организованы два полицейских стана. Юганская, Тундринская и Локосовская инородческие управы вместе с русской Тундринской волостью находились в ведении станового пристава Первого стана, а Ларьятская и Лумпокольская управы – Второго стана [6]. В Сургуте располагались две начальные церковно-приходские школы, разделенные по половому признаку, с трехгодичным обучением. В каждой преподавательской деятельностью занимался один учитель. В 1903 г. вместо мужской церковно-приходской школы было открыто городское двухклассное училище Министерства народного просвещения со сроком обучения пять лет. В нем работали три учителя. В 1905 г. директор народных училищ Тобольской губернии отмечал, что народное просвещение и нравственность в городе Сургуте стояли на низком уровне. Учителя с невысоким умственным развитием и нешироким кругом интересов были не в состоянии оказать какое-либо просветительское влияние не местных жителей, и обыкновенно, сами начинали пить и нравственно падать [1. Лл. 3-5.]. Дети сургутян могли учиться не более пяти лет. Дальнейшее образование в средней школе можно было продолжить только в Тобольске. Между тем, отдаленность Сургута от Тобольска и одинаково трудное сообщение, как летом, так и зимою, влияло на то, что лишь редкие горожане, с огромными затруднениями, могли отправить туда своих детей. Кроме того, ученику были необходимы средства на содержание, одежду, квартиру и плату за обучение, что могли себе позволить лишь дети купцов, чиновников и духовенства. Остальная сургутская молодежь начинала трудовую деятельность. Начальные школы также имелись в селах: Тундрино, Югане, Локосово, Александрово, Ларьяке. По инициативе сургутского уездного исправника Г.А. Пирожникова в 1904 г. в Ларьяке было открыто начальное училище Министерства народного просвещения, предназначенное для обучения грамоте детей инородцев. Первым его учителем стал Г.М. Дмитриев-Садовников, отобравший пятнадцать детей, в том числе остяков: четырех мальчиков и двух девочек. В последствии он составил словарь и грамматику остяцкого языка[3. С.8.]. В Сургуте имелась уездная больница, рассчитанная на пребывание в ней десяти пациентов. Больница содержалась на средства государства. Здесь трудились один врач, два фельдшера и одна акушерка. Врач был терапевтом и хирургической помощи не оказывал. Лечением детей он не занимался, ставил лишь прививки от оспы. Женщины рожали на дому под присмотром бабки-повитухи, в связи, с чем в городе была высокая смертность младенческого населения. В Тундринской, Локосовской, Александровской, Ларьятской волостях имелись лишь фельдшеры. В городе находился народный дом, при котором имелась библиотека с книжным фондом не более 500-600 книг. Всю неделю народный дом был закрыт и работал только по воскресеньям. Обязанности библиотекаря выполнял один из учителей, который приходил на два часа, чтобы выдать и обменять книги. Иногда по воскресеньям ставили спектакли. Летом заезжали китайские фокусники и факиры, которые показывали свое мастерство. Проводился показ немых картин исторического содержания: «Князь Владимир», «Куликовская битва», «Минин и Пожарский». Основными занятиями жителей уезда являлись: рыболовство, пушной промысел и заготовка дров для пароходов. Промышленных предприятий здесь не было, а из кустарей работали три кузнеца, которые правили ружья, лудили котлы, самовары. Работала одна сапожная мастерская на дому семьи Кондаковых. Рыбный промысел производился почти круглый год. На протоках рыбу ловили по осени, когда спадала вода. Зимой был распространен лов мордами. В середине июня начиналась подготовка к варовой путине, проводился ремонт снастей. Перед тем как вода начинала спадать рыбаки уезжали на промысел в «вары» (вар – жаркое время) километров за 70-80 от города. Ездили артелями по 8-10 человек. Ловили главным образом язя и щуку. Поскольку рыбу приходилось обрабатывать на месте лова, рыбаки брали с собой женщин. Вся добытая ими рыба сдавалась купцам. После окончания варовой поры начинался сенокос. Все делалось вручную: косили, гребли и метали. Копны носили на носилках по 2 человека. У тех, кто имел много скота, сенокос затягивался до сентября. Охотились сургутяне в основном на мелкую живность. Как правило, белку отстреливали ружьями по осени. Для ловли лисиц применяли ловушки с использованием стрихнина (сильнодействующий яд), запрета на продажу которого не было. Горностая и колонка ловили черканами – деревянными ловушками с луками. Железных капканов не имелось, поскольку в город их не завозили. Значительный удельный вес в занятиях населения занимала заготовка дров для пароходов, потребность в которых все возрастала. С 1910 г. по Оби ежегодно курсировали четыре пассажирских парохода и множество буксирных. Все пароходы топились дровами, и на всех крупных пристанях – Лямино, Пилюгино, Белый Яр (Сургут), Покур – велась заготовка тысяч сажен (1 сажень составляла чуть более 2 метров) дров. Сургутяне производили заготовку дров на пристани Белый Яр и уезжали туда на целую неделю, живя у знакомых или в землянках, подготовленных с осени. Приемщики на пристанях принимали заготовленные дрова, хранили их и отпускали на пароходы. Подсобным промыслом являлась и заготовка ореха, которая зависела от урожая. Она велась артелями по 5-6 человек в лесных массивах километров за 150-200 от города. В урожайные годы на артель приходилось до 200-300 пудов (1 пуд был равен 16,3 килограмма) ореха. Добытое сдавалось на продажу. Кроме того, осенью женщины и подростки занимались сбором ягод, которые шли на собственное потребление. Немаловажную роль играла торговля. В Сургуте насчитывалось одиннадцать магазинов и лавок. Представители предпринимательского мира Сургута были выходцами из сибирского населения: пять – из купцов, двенадцать – из мещан, один – из крестьян, один – из инородцев. Основной капитал каждого составлял от двух до тридцати тысяч рублей. Сургутская ярмарка, названная Рождественской, была учреждена распоряжением Тобольского Губернаторского Правления от 15 мая 1866 г. Располагалась она в близи города и проводилась ежегодно в период с 23 декабря по 15 января. Кроме того ярмарки были организованы в Сургутском уезде: Ларьятская, проводившаяся с 22 по 30 мая и Юганская, проходившая с 8 по 15 июня. Целью утверждения ярмарки было с одной стороны предоставить возможность инородцам с выгодой для себя сбыть привезенный ими товар, с другой – развить торговлю между жителями Сургута, чем поднять его благосостояние. В действительности же наблюдалось другое: ярмарка существовала только на бумаге. Наиболее оживленные торговые отношения с инородцами велись именно теми фирмами, которые занимались винной торговлей, вследствие чего совсем не удивительно, что в Сургуте с одной тысячей жителей имелось два оптовых склада и три винных погреба. У остальных жителей не было никакой возможности приобретать что-либо у инородцев. Предпринимательские семейства составляли около 4% от общей численности населения города. Они принимали участие в различных формах торговой деятельности: ярмарочной, стационарной, выездной и розничной. Торговой деятельностью в Сургуте занимались семейными кланами. Наиболее представительной была семья купца второй гильдии К.В. Силина, занимавшегося розничной торговлей. В 1895 г. Константину Васильевичу удалось зарегистрировать свой торговый дом с капиталом в тридцать тысяч рублей. В Сургуте Константин Силин открыл свой магазин. И если во всех магазинах и лавках торговлю производили сами хозяева, то Силин мог позволить себе нанимать приказчиков и кассиров. Так, например, в селе Локосово, где у Константина имелась лавка, торги вел его племянник А.П. Трофимов. Позднее Силин открыл свои лавки и в селах Александровском, Ларьяке и других инородческих населенных пунктах Сургутского уезда, где скупались пушнина, орехи, грибы и ягоды. Торговлей также занимался и брат Константина А.В. Силин. Вторым по торговому обороту после Силина был торгующий мещанин Г.С. Клепиков. Он вел посредническую торговлю между коренным населением Сургутского Приобья и крупными иногородними купцами. Постепенно Клепиков отказался от посредничества и стал совершать самостоятельные торговые операции, ежегодно посещая Ирбитскую ярмарку. Он торговал мануфактурой, галантереей, пушниной, рыбой, позднее упоминаются также бакалейный товар, железо, сталь, чугун. Также известны торговые семьи Тетюцких, Кушниковых и Кайдаловых. В 1913 г. в Сургуте был организован кооператив с 45 пайщиками. Деятельность кооператива в первую очередь была направлена на оживление экономической жизни в городе. Его первыми членами были политические ссыльные С.Н. Дружбинский, Н.А. Зелезинский, А.Я. Антосевич, а так же Н.Н. Кайдалов, Н.Г. Кушников, Н.Д. Проводников, В.П. Трофимов, М.К. Кондаков, А.М. Тверетин, Н.М. Кондакова. Первый председатель правления – Т.И. Миронов так же из ссыльных. Члены правления – В.В. Пугно, Х.И. Куйвашев, Ф. Голов. Казначеи кооператива – В.В. Пугно, Н.М. Кондакова, продавец – А.М. Тверетин. Кооперативом была создана своя лавка, которая существовала параллельно с купеческими, но независимо от них. Товары получали от Тобольского союза потребительских обществ: мешки белой муки, кули кренделей, немного сахара. Если поначалу торг вели в маленьком амбарчике, то позднее арендовали дом, где торговали вплоть до прихода Советской власти. Кроме кооперации в городе было кредитное товарищество, организованное в 1914 г. на средства в размере 3000 рублей, полученных от Тобольского государственного банка. Члены товарищества охотно брали ссуды на покупку скота и приобретение орудий лова, так как это было намного выгоднее, чем кредитоваться у купцов. В целом, изоляция города и традиционный быт сургутян порождали определенные консервативные настроения во взглядах местного населения, влиявшие на культурную и общественную жизнь города и уезда. Сургут, находившийся в северной части Тобольской губернии все больше и больше отставал от соседних территорий по темпам экономического роста. Но, несмотря на это большая часть сургутян в начале ХХ в. жила в относительном достатке. Хотя основная масса сургутян по-прежнему занималась своими делами: воспитывала детей, трудилась, торговала и обустраивала быт, город постепенно менял свой многовековой патриархальный уклад. Сургут, прошедший через испытания революций и Гражданской войны, лишенный статуса города, медленно, но верно, шел навстречу своему второму рождению, став крупнейшим промышленным центром Западной Сибири. -------------------------------------------------------------------------------- [1] 1. ТФ ГАТО. Ф. 152. Оп. 35. Д. 658. Лл. 3-5. [2] 2. ТФ ГАТО. Ф. 156. Оп. 44. Д. 252. Лл. 4-7. [3] 3. Дмитриев-Садовников, Г.М. Версты и строки / Г.М. Дмитриев-Садовников. – Екатеринбург: Сред.-Урал.кн.издат-во, 1998. – 224 с. [4] 4. Древний город на Оби: История Сургута. – Екатеринбург: Тезис, 1994. – 336 c. [5] 5. Дунин-Горкавич, А.А. Тобольский Север. В 3 т. Т.2. Географическое и статистико-экономическое описание страны по отдельным географическим районам / А.А. Дунин-Горкавич – М.: Либерия, 1996. – 432 с. [6] 6. Конев, А.Ю. Сургутский уезд / А.Ю. Конев // Югория. Энциклопедия Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. – Ханты-Мансийск, 2004. [7] 7. Пугно, Н. Сургут и Сургутский уезд в начале ХХ в. / Н. Пугно // Югра. – 2001. – № 12. – c.49-53. [8] 8. Сословно-правовое положение и административное устройство коренных народов Северо-Западной Сибири (конец XVI – начало ХХ века): Сборник правовых актов и документов. – Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, 1999. – 238 с. [9] 9. Судьбы народов Обь-Иртышского Севера (Из истории национально-государственного строительства. 1822-1941 гг.). Тюмень, 1994. – 320 с.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter