пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Чернов С. З.
Успенский Дубенский Шавыкин монастырь в свете археологических данных
в книге:
Культура средневековой Москвы XIV-XVII вв , 1995
стр.123

В области изучения монастырей, основанных Сергием Радонежским, археология еще не раскрыла в полной мере своих возможностей. В Троице-Сергиевой лавре раскопки, затрудненные по целому ряду причин, коснулись почти исключительно некрополя. Работы в коломенском Голутвине и серпуховском Высоцком монастырях, давшие интересные результаты, носили в основном архитектурно-археологический характер. Что касается московского Симонова, киржачского Благовещенского и Стромынского Успенского монастырей, то раскопки на их территории не велись.

Между тем археологические исследования в случае, если они примут более систематический характер, могут расширить наши представления об облике монастырей на раннем этапе их развития, о материальной культуре и быте их насельников. В ряде случаев раскопки способны пролить свет на периоды жизни этих обителей, слабо освещенные письменными источниками.

Сказанное имеет непосредственное отношение к теме настоящей статьи -Успенскому Дубенскому Шавыкину монастырю, который является наименее изученным из всех обителей, основанных Сергией Радонежским.

В литературе нет единого мнения даже о том, принадлежит ли этот монастырь к числу исторических реалий XIV в. Слабая изученность монастыря тем более удивительна, что Житие Сергия Радонежского связывает его основание с таким значительным событием, как победа русских войск над Мамаем.

В Житии Сергия Радонежского имеется глава, повествующая о победе над татарами и основании монастыря "на Дубенке". Приведем ее текст по I Пахомиевой редакции конца 1430-х годов1: "О побѣжении татаръ и иже на Дубенкъ о монастыри. Нѣкогда же приде князь великии в монастырь къ преподобному Сергиу и рече ему: "Отче, велиа печаль обдержит мя. Слышах бо, яко Мамаи въздвиже всю Орду и идет на Русскую землю, хотя разорити церквы их же Христос кровию своею искупи. Тѣм же, отче святыи, помоли бога о том, яко сия печаль обща всѣм христианом есть". Преподобныи же отвѣща: "Иди противу их и, богу помогающу ти, побѣдиши, и здравъ съ вои своими възвратишися, токмо не малодушьствуи". Князь же отвъща: " Аще убо богъ поможет ми молитвами твоими, то пришедъ поставлю церковь въ имя Пречистыа владычица наша Богородица честнаго еа Успениа и монастырь съставлю общаго житиа". Слышано же бысть, яко Мамаи идет с татары с великою силою. Князь же събравь воя изыде противу их и бысть по пророчьстсу святого Сергиа, и побѣдивь, татары прогна, и сам здравъ съ вои възвратися. И тако моливь святого Сергиа обрѣсти мѣсто подобно, иде же церьковь сътворити.

стр.124

И тако обрѣтше мѣсто подобно, призва же и князя великаго, и основаста церковь, иже и вскорѣ сътворше церковь красну во имя Пречистыа на Дебенкѣ, и съставишя обще житие. Постави же единого от ученикъ своих игумена в том монастыри, сам же пакы възвратися въ свои ему монастырь"2. В других редакциях Пахомия сообщается, что игумена монастыря звали Саввой, и он был духовником монахов Троицкого монастыря.

Ранние летописные своды не сообщают об основании великим князем Дмитрием Ивановичем монастыря в честь победы над Мамаем, зато говорят о построении по его воле монастыря в 1379 г. Текст соответствующего известия, цитируемый ниже по Рогожскому летописцу, содержался и в Троицкой летописи, а, следовательно, читался и в "Своде 1409 г."3: Того же лѣта игуменъ Сергiй, преподобныи старецъ постави церковь въ имя святыя Богородиця честнаго ея Успениiа, и украси ю иконами и книгами и монастырь устрои, и келiи возгради на рецѣ на Дубенкѣ на Стромынѣ, и мнихы совокупи и единаго прозвитера изведе отъ болшаго монастыря отъ великыя лавры именем[ъ] Леонтiф, сего и нарече и поставити и быти игуменомъ въ томъ монастыри. А священа бысть та церкви тое же осени мѣсяца декабря въ 1 день, на память святаго пророка Наума Сiи же монастырь въздвиже Сергiи повелѣнiемъ князя великаго Дмитрiфа Ивановича"4.

В приведенном летописном тексте речь идет о Стромынском Дубенском монастыре, располагавшемся до 1764 г. в 37 км к юго-востоку от Троице-Сергиевой лавры, при пересечении р. Дубенки (притока Клязьмы) дорогой из Москвы на Киржач (рис. 1А).

Что касается монастыря, упоминаемого в Житии Сергия Радонежского, то его местоположение по-разному трактовалось в историографии. Если можно причислять к историографии работу дьяков царя Михаила Федоровича, готовивших жалованную грамоту Троице-Сергиеву монастырю 1616 г., то этим годом нужно датировать официальную фиксацию мнения о том, что в Житии Сергия упоминается Стромынский монастырь5.

Мнение это, однако, не закрепилось в литературе. В "Истории Российской иерархии", увидевшей свет в 1812-1814 гг., Амвросий Орнатский связал монастырь "на Дубенке", упомянутый в Житии Сергия, с небольшой пустынью, располагавшейся до середины XVIII в. в 37 км к северу от Лавры, на берегу р. Дубны, притока Волги. Свой вывод Амвросий основывал на тексте, помещенном в Прологе под 16 марта, где о Св. Серапионе, игуменствовавшем в Троицком монастыре в 1495-1506 гг., говорится: "Приходитъ въ монастырь Пресвятыя Богородицы честнаго ея Успенiя на островъ, иже есть на Дубенкѣ"6.

Поиски Дубенской обители "на острову", которая "совершенно исчезла из памяти потомства", были предприняты Михаилом Владимировичем Толстым (1812-1896), который опубликовал результаты своих исследований в 1860 г. М.В. Толстой установил, что Успенская "Шавыкинская пустынь" располагалась в первой половине XVIII в. в северной части Александровского уезда, на острове, омываемом р. Дубной и речками Дубенкой, Быстрицей и Вытраской7.

После выхода статьи М.В. Толстого мнение о том, что в Житии Сергия Радонежского имеется в виду Шавыкин монастырь, утвердилось в литературе. "Успенский Дубенский на острову монастырь", как основанный Дмитрием Донским "по обещанию и в благодарность Богу за одержанную победу над Мамаем", фигурирует в трудах архиепископа Макария8, В.В. Зверинского9 и Е.Е. Голубинского10.

стр.125

Из работ, вышедших недавно, следует указать на книгу Г.М. Прохорова. Рассмотрев в ней на основе привлечения широкого круга источников взаимоотношения Сергия Радонежского с великокняжеской властью в 1370-80-е годы, исследователь выделил период их наибольшего сближения - с осени 1379 г. по август 1382 г. Летописное сообщение об освящении храма Стромынского монастыря (1.XII. 1379), по мнению Г.М. Прохорова, фиксирует начало этого периода. Что касается данных Жития Сергия о создании монастыря "на Дубенке" (осень-зима 1380 г.), они представляются Г.М. Прохорову вероятными. Дело в том, что переход великого князя в церковной политике на позиции, близкие Сергию, в этот период несомненен, поскольку 25.II.1381 г. племянник Сергия Федор Симоновский уже фигурирует в качестве духовника Дмитрия Донского11.

стр.126

Попытка пересмотреть традиционную трактовку рассказа Жития Сергия "О побѣжении татаръ и иже на Дубенкѣ о монастыри" была предпринята В.А. Куч-киным в работе, опубликованной в 1988 г.12 и переизданной в расширенном варианте в 1990 г.13 Проведя сравнение текстов цитировавшейся выше главы Жития, дошедшей до нас в составе 1-й, 2-й и 3-й редакций Пахомия Логофета, он пришел к заключению, что краткий и простой по сюжету рассказ 1-й редакции (приведенный выше) во 2-й, особенно, 3-й редакциях, созданных соответственно в 1437-1441 гг. и ок. 1442 г., насыщается подробностями и оценочными харак-

стр.127

теристиками, подчеркивающими значимость события. Отсюда В.А. Кучкин сделал вывод о том, что лишь при создании 3-й редакции Пахомий "имел в виду победу на Куликовом поле", тогда как содержащийся в 1-й редакции рассказ о благословении Сергием великого князя Дмитрия Ивановича вовсе не связан с Куликовской битвой14. Одновременно В.А. Кучкин признает, что в рассказе Жития Сергия идет речь об основании Стромынского Дубенского монастыря. А коль скоро храм этого монастыря был освящен 1 декабря 1379 г., то и встреча Дмитрия с Сергием произошла ранее этой даты. Исходя из этой посылки, исследователь создает построение, по которому благословение произошло накануне Вожской битвы 1378 г.15, предлагает в связи с этим пересмотреть периодизацию отношений великого князя Дмитрия и Сергия в 1378-1380 гг.16 и приходит к выводу, что Сергий Радонежский не благословлял Дмитрия Ивановича на битву с Мамаем в 1380 г.

Эта точка зрения представляется легко доказуемой лишь в том случае, если не учитывать данных, позволяющих связывать рассказ Жития с Шавыкиным Дубенским монастырем. Обратимся к этим данным.

* * *

Вначале будет рассмотрен комплекс свидетельств об Успенской Дубенской Шавыкиной пустыни, которые содержатся в описании М.В. Толстого и архивных материалах, затем - результаты натурного обследования, устные свидетельства и материалы археологических раскопок. И, наконец, самостоятельный раздел будет посвящен разбору сведений, сохранившихся в житийной литературе XV-XVI вв.

Как сообщает М.В. Толстой, следы пустыни были обнаружены им летом 1859 г. "на границах Владимирской и Тверской губерний, в Александровском уезде, на берегу реки Дубны в пустоши Шавыкиной", принадлежавшей тогда Петру Николаевичу Аксакову. Здесь "находится остров, длиною, от севера к югу, около 2 верст, шириною до 200 сажен, образуемый с северной стороны речкою Дубенкою, вытекающею из реки Дубны, с востока самою Дубною, с юга речкою Вытраскою, а с запада речкою Быстрицею, по которой я приплыл в челноке на остров, покрытый болотом, за исключением холма, около 100 сажен в окружности. На этом холме, близ берега реки Быстрицы, под тенью нескольких вековых сосен, видны следы гряд, высохший прудик, несколько могил, обросших травою, и две часовни на месте прежде бывших храмов. Успенскаго Дубенскаго монастыря; в одной из них сохраняются обветшалыя иконы, а другая стоит уже в развалинах. Сюда ежегодно, в великий пост, бывает крестный ход из погоста Спас за Кубежью, находящегося в 3 верстах от острова"17.

Сведения, приведенные М.В. Толстым, согласуются с архивными данными. 2 октября 1775 г. в ходе Генерального межевания были отмежеваны "Шевякина и Веретенки пустоши отставнаго гвардии поручика Петра Зубова съ прочими" площадью 291 десятин18. Как видно из Плана Александровского уезда конца XVIII в., эта земельная дача располагалась на левой берегу р. Дубны, выше по течению д. Сковородиной19, которая относилась к приходу церкви погоста Спас за Кубежью и принадлежала, как и пустоши, П. Зубову (рис. 1Б, № 612)20. В 1848 г. пустоши были разделены на 3 участка, причем больший по площади, северный, в пределах которого некогда находилась пустынь, перешел

стр.128

к "гвардии капитану Николаю Ивановичу Аксакову"21, по-видимому, отцу П.Н. Аксакова, упомянутого М.В. Толстым.

Погост Спас за Кубежью, отмеченный М.В. Толстым, располагался на левом берегу р. Дубны. Погост и тяготевшая к нему группа селений вплоть до середины XVIII в. входила в Серебожский стан Переяславского уезда. Ко времени проведения Генерального межевания стан вошел в состав Александровского уезда (рис. 1Б, № 629).

В храме погоста Спас за Кубежью М.В. Толстой обнаружил предметы церковного обихода, принадлежавшие ранее Шавыкиной пустыни. Приводимые им надписи на этих предметах являются свидетельством существования пустыни в первой четверти XVIII в. «В церкви этого погоста, - отмечал М.В. Толстой, -находятся некоторыя священныя вещи, принадлежавшия Успенскому Дубенс-кому монастырю, именно: 1) Евангелие напрестольное Московской печати 1722 года с надписью на первом листе: "Евангелiе церкви Благовъщенiя Пресвятыя Богородицы пустыни Успенской Шавыкинской, 1723 года. Петръ Викентьевъ". По листам подпись: "Сiе святое Евангелiе поступило въ церковь Преображенiя Господня за Кубежью 1765 года". 2) Кадило серебряное с надписью: "1707 года Апрѣля въ 7 день построили сiе кадило въ Успенскiй монастырь Ѳедоръ да Сила Ѳедоровы Лызловы". 3) Напрестольный серебряный крест съ надписью: "1708 года Маiя въ 18 день построенъ сей крестъ въ Переяславской уѣздъ къ церкви Успенiя Пресвятыя Богородицы Шавыкинской пустыни". 4) Икона Иверскiя Божiей Матери, которая почитается чудотворною и ежегодно носится в крестном ходе на место бывшей обители, "къ себѣ домой", как говорят соседние крестьяне. Под этою иконою стоит доска с изображением монастыря в развалинах с подписью: "Видъ Успенской Дубенской Шавыкинской пустыни 1765 года". Кроме того, в селе Заболотье, стоящем в 6 верстах от острова, находится икона Спасителя, с надписью на обороте доски: "Сiя святая икона поступила изъ бывшаго Успенскаго, Савина и Серапiо-нова, монастыря, что въ Шавыкинѣ, отъ строителя, старца Леонтiя, въ 1765 году"»22.

Приведенные данные говорят о том, что в первой четверти XVIII в. в Успенской Шавыкиной* пустыни совершалось богослужение в двух церквах -Успенской и Благовещенской.

Заслуживает внимания упоминание вкладчиков - Ф.Ф. и С.Ф. Лызловых, а также П. Викентьева. Их потомки отыскиваются среди владельцев близлежащих селений, отмеченных в материалах Генерального межевания (1775). Так, Никите и Дмитрию Лызловым принадлежали деревни Новикова и Парфенкова, которые располагались к северу от земельной дачи деревни Сковородиной и пустоши Шевякино (рис. 1Б, № 617, 626, 627), а также лес на берегу р. Дубны. Федор Викентьев владел деревней Игнашиной и пустошью Запрудней, непосредственно примыкавшими к Шевякиной пустоши с запада (рис. 1Б, № 613, 615)23.

Таким образом, можно заключить, что в первой четверти XVIII в. пустынь поддерживалась местными вотчинниками, являвшимися прихожанами церкви села Спас-Закубежья.

Правильное написание названия пустыни устанавливается по данным В.И. Орлова (см. примеч. 22).

стр.129

"Вид Успенской Дубенской Шавыкинской пустыни 1765 года" был скопирован М.В. Толстым и воспроизведен в его статье. На гравюре, выполненной для издания 1860 г., изображены две башни деревянной ограды, одноэтажная с двускатной кровлей постройка и двухэтажное сооружение без кровли, в котором угадываются руины церкви. По сведениям, собранным М.В. Толстым, в 1765 г. пустынь была упразднена, а места престолов ее храмов отмечены часовнями. Есть, впрочем, основания полагать, что запустение пустыни наступило несколько ранее - во второй четверти XVIII в. 24 Вид часовен был передан им на рисунке, приложенном к статье (рис. 11).

С целью отыскания упоминаний о пустыни в документах XVII в. был проведен просмотр писцовых, межевых и переписных книг Поместного приказа, которые описывают Серебожский стан Переяславского уезда. Это списки с писцовых книг 1627-1629 гг. М. Волконского и В. Толмачева25, 1629-1630 гг. А.И. Загряского и Г. Володимирова26, межевая книга 1629-1630 гг. тех же писцов27 и переписная книга 1677 г. С.Т. Салтыкова и Я.. Шарапова28.

В первой из них имеется раздел о монастырских вотчинах и церковных землях, в котором упоминаются 6 погостов29. Аналогичный раздел книги 1677 г. отмечает 7 погостов30. Ни один из них, однако, не может быть идентифицирован с Успенской пустынью31.

Некоторые данные из этих описаний все же удается извлечь. Переписная книга 1677 г. свидетельствует о том, что в этот период в районе погоста Спас за Кубежью состав землевладельцев с точки зрения их родовой принадлежности был примерно тот же, что и в 1775 г.32 Не являлись, видимо, исключением и владельцы сельца Сковородина (в земельную дачу которого в 1775 г. входила Шевякина пустошь). Переписная книга сообщает, что ими были Павел Михайлов сын Неелова и Михаил Протасов сын Аксакова33. Последний, судя по всему, - предок Н.И. Аксакова, которому по разделу 1848 г. досталась северная часть Шевякиной пустоши.

Данное наблюдение позволяет косвенно судить о владельческой принадлежности пустыни в последней четверти XVII в. Если бы земли пустыни после ее упразднения в 1756 г. были куплены П. Зубовым, они вряд ли бы вернулись Аксакову - потомку владельцев Сковородина по мужской линии. Более вероятным представляется, что уже в 1677 г. пустынь находилась на землях М.П. Аксакова.

Отсутствие описаний Серебожа второй половины XVI в. не позволяет установить, когда селения вокруг погоста Спас за Кубежью поступили в поместную и вотчинную раздачу. Однако можно утверждать, что это произошло после 1504 г., которым датируется разъезжая грамота Ивана III, данная князю Юрию Ивановичу и определявшая границу Дмитровского и Кашинского уездов от Переяславского уезда. Из этого документа явствует, что в конце княжения Ивана III в районе погоста Спас за Кубежью существовала "Закубежская волость", принадлежавшая великому князю34. Границы ее проходили по р. Дубне.

На востоке эта река отделяла земли Закубежской волости от вотчин потомков Василия Заболотцкого, центром которых являлось с. Заболотье, входившее в XVI-XVII вв. в Шуромский стан Переяславского уезда. В том же стане располагалось и с. Рождество Пустое, принадлежавшее в первой половине XV в. брату Василия Заболотцкого - Семену Рождественскому. Василий и Семен

стр.131

Всеволожи приходились двоюродными братьями Ивану Дмитриевичу Всеволожу - одному из наиболее влиятельных бояр начала княжения Василия П. Появление же вотчин Всеволожей в этой части Переяславского уезда С.Б. Веселовский относит ко времени отца Василия и Семена - Ивана Александровича Всеволожа, боярина великого князя Василия Дмитриевича, упоминаемого в летописи под 1392 г.35

К северу от Закубежской волости, за р. Дубной, лежали земли дмитровской волости Юлки, располагавшейся экстерриториально от основных земель Дмитровского удела.

К западу и югу от Закубежской волости располагалась Серебожская волость Переяславского уезда. В грамоте 1504 г. обе они упоминаются как волости. Однако, поскольку лишь Серебож фигурирует в княжеских грамотах, можно полагать, что Закубежье входило в его состав как одна из черных великокняжеских волосток.

В 1461-1462 гг. великий князь Василий II завещал своему сыну князю Юрию "Юлку и съ Юлотцькими бортники, и что к Юлке потягло, да Серебожь, да Бускутово, да Рожественое, и со всѣм с тѣм что к тѣм волостем потягло"36. Сохранилась жалованная грамота князя Юрия Васильевича Дмитровского 9.VI. 1471 г. на с. Куноки "в Серебожскои волости"37. После смерти князя Юрия Васильевича (12.VI. 1472) Серебож вместе с другими землями Дмитровского удела был взят Иваном III в состав великого княжения. В своей духовной грамоте Иван III так распорядился этой волостью: "Да что были къ Дмитрову приданы волости Переаславльские Серебож, Р(о)ж(е)ственое, Б(ус)кутово, и яз тѣ волости даю къ Переяславлю с всѣм по старинѣ с(ы)ну своему Васил(ь)ю"38. Из этого текста видно, что при Василии II Серебож входил в состав Переяславских земель, относившихся к великому московскому княжению39.

* * *

Обследование острова, описанного М.В. Толстым, было предпринято автором настоящей статьи в сентябре 1989 г. Остров расположен в труднодоступной местности, на левом берегу р. Дубны (рис. 2). Ниже с. Константинова, стоящего на северном склоне Клинско-Дмитровской гряды, Дубна протекает по Верхне-Волжской низменности. Местность по ее берегам представляет собой обширный лесной массив, имеющий 10 км в поперечнике. В его центральной части и находится остров. С северо-запада и северо-востока лесной массив ограничивают возмышенности, издавна освоенные земледельческим населением, с селами Спас-Закубежье - на левом и Заболотье - на правом берегу Дубны. Сам же лесной массив никогда не подвергался земледельческому освоению и издавна служил охотничьим угодьем. Как место охот московских государей Заболотье известно с XVI в.40

стр.133

Остров представляет собой останец длиной в 1,5 и шириной до 0,2 км, ограниченный с востока Дубной, а с запада ее старицей - р. Быстрицей (рис. 3). Речка Вытравка (до ее спрямления в ходе мелиоративных работ 1972 г.) впадала в р. Дубну у южной его оконечности, рядом со слиянием Быстрицы и Дубны (рис. 1Б)41. Речка Дубенка, ныне ликвидированная, зафиксирована на карте 1977 г. -она соединялась с Быстрицей в 0,7 км к северо-западу от острова (рис. 2).

Гидроним "Дубенка", судя по его этимологии ("малая Дубна"), первоначально мог обозначать не только указанный приток Дубны, но и Быстрицу (малый проток Дубны), тем более что в нижнем течении и Быстрица, и Дубенка соединялись в одну протоку. Если это предположение верно, монастырь, стоявший на берегу Быстрицы, мог именоваться "на Дубенке".

Над уровнем заболоченной поймы (130.70-131.00 м) остров (его отметки -131.50-133.00 м) возвышается всего на 1-2 м. Он сложен из песков. На нем произрастает березово-осиновый с примесью липы и дуба лес, который выделяется на фоне монотонного ольшанника, простирающегося на многие километры вокруг. Осенью, когда желтеет листва берез и осин, с холма, где стоит храм с. Спас-Закубежья, остров просматривается в виде золотистой купы деревьев среди моря еще зеленых лесов.

Местные жители называют его "Шевякино" (как и на плане 1775 г.) или "Липняк" (по типу леса) и помнят, что до 1956 г. выкашивали окружающие его луга. В северной, наиболее возвышенной его части42, на поляне, открытой в сторону Быстрицы, по воспоминаниям старожилов, стояла деревянная часовня43, - вероятно, одна из тех, которые описал и зарисовал М.В. Толстой (рис. 4). Наиболее интересная запись была сделана по рассказу жителя д. Ясниково Николая Ивановича Куприянова 1923 г. рождения. По его словам, часовня была сожжена рыбаками в 1937 г. Им же было сообщено, со слов регента бывшей церкви с. Никульское, следующее предание: "Там (на Шевякином острове. -С. Ч.) в 700-м 800-м году были сосланы. Раньше сочинители были сосланы. Часовню поставили, когда там не было никого"44. Проверить эту легенду по архивным данным пока не представилось возможным.

* * *

Археологические исследования на Шавыкине острове велись отрядом Московской археологической экспедиции ИА АН СССР в 1989 и 1990 гг.45 Культурный слой был обнаружен в его северной части на пространстве 120x80 м (рис. 4). Площадь памятника составляет 7 тыс. кв.м. Центральная часть представляет собой возвышенность овальной формы, ориентированную по линии северо-северо-восток-юг-юго-запад. Вершина ее имеет отметку 133.03 м, подножье -132 м. На юге культурный слой распространяется вплоть до двух старинных прудов-копаней, на западе - до края заболоченного луга (131.50). Большая часть памятника покрыта лесом. На вершине возвышенности и вдоль склона к лугу -

стр.135

две поляны. На той из них, что расположена ближе к прудам, старожилы указывают место часовни. Сейчас оно покрыто высокой травой. Такая же трава - посреди второй поляны, на самой вершине возвышенности.

Как показали шурфы (рис. 4), мощность слоя колеблется от 0,2 м до 0,5 м, достигая 1,3 м там, где отмечаются ямы от построек. Собранный в шурфах керамический материал свидетельствует о том, что культурный слой XVI-XVII вв. распространяется по всей площади памятника, тогда как слой XV в. (красноглиняная грубая посуда) — лишь в его северной и центральной частях (южнее шурфа 4 он не фиксируется). В южной (шурфы 6,22-24) и центральной (шурф 15) частях селища зафиксированы скопления битого кирпича - следы печей, одна из которых датируется по рельефному красному изразцу с изображением батальной сцены конца XVI - первой половины XVII в. (рис. 10, № 26).

В центральной части памятника, на склоне возвышенности к пойме р. Быст-рицы, был заложен раскоп. В 1989 г. была пройдена его южная, а в 1990 г. - северная части. Общая площадь составила 126 кв.м. Он охватил пространство от края заливного луга, вдоль которого, как оказалось, проходила граница древней застройки (на западе) до вершины возвышенности (на востоке). Отметки западной (-158 см) и восточной ( - 35 см) стенок раскопа отличались на 1,23 м (рис. 5).

Благодаря такому расположению раскопа удалось проследить стратиграфию памятника на различных его участках. На возвышенности, где материк представлен супесью, залегающей на песке, верхняя часть культурного слоя переотложена в результате деятельности грызунов. У подножия же склона, где материк сложен суглинками, слой сохранился значительно лучше (рис. 5, профили).

Стратиграфия отражает два строительных периода. К хронологически более позднему относится сооружение 3 размерами 4 х 4,5 м, выявленное в юго-западной части раскопа. В верхней части связанных с ним отложений был прослежен развал глинобитной печи (1 х 0,5 м), а ниже расчищено 5 округлых ям диаметром от 1,1 до 0,8 м. Ямы эти - следы врытых в материк на глубину 0,45-0,65 м колод из долбленых стволов дерева - остатки их читались в земле в виде тонких гумусированных кольцевых структур черного цвета. Пространство между ямами на глубину 0,2-0,4 м от уровня материка заполнено материковым выбросом с тонкими прослойками культурного слоя более раннего времени, благодаря которым заполнение в зачистке имело "малахитовый" рисунок (рис 5, №6). На дне двух ям зафиксированы выстилки: одна - из досок, обструганных и пригнанных ко дну колоды (яма Зг), другая - из плах (яма За). Судя по всему, в колодах хранились припасы, а все сооружение представляло собой жилую постройку с погребом.

Материал, который был с ним связан, представлен красноглиняной гладкой керамикой при небольшом проценте белоглиняной грубой и ранней чернолощеной посуды с треугольчатым орнаментом. Такое сочетание типично для комплексов, отложившихся около 1492 г.46 Комплексы первой половины - середины XVI в.

стр.137

характеризовались уже иным составом посуды: в них преобладала белоглиняная керамика47. Следовательно, сооружение можно датировать последней четвертью XV - началом XVI в.

Это сооружение пробило слой более раннего времени, который имел интенсивно черную окраску благодаря наличию угля и залегал на прослойке белого прокаленного песка (рис. 5, № 4).

С черным слоем, отражающим этап первоначального заселения острова, связано сооружение I, обнаруженное в центральной части раскопа. В зачистках на уровне -30 и — 40 см (рис. 5) были выявлены следы большой наземной срубной постройки. Она имела внушительные размеры (8 х 8,7 м; внутренняя площадь -66 кв.м) и была ориентирована по линии северо-северо-восток-юг-юго-запад. Южная и восточная стены прослежены в виде длинных и прямых ям в материке шириной 20 см и глубиной 17-18 см, которые представляют собой следы нижнего венца сруба, утопленного в землю. Лучше всего сохранился юго-восточный угол, форма которого заставляет предполагать, что сруб был рублен в обло. Остатки юго-западного угла постройки были разрушены сооружением 3.

В северо-восточном углу сруба была прослежена яма в материке размерами 4,4 х 2 м (на уровне - 50 см) и глубиной 0,8 м, заполненная культурным слоем с углем. В ней найдены обломки обмазки глинобитной печи, из чего можно заключить, что это подпечная яма. Сама печь стояла, судя по аналогиям, на полу, который, в свою очередь, опирался на нижние венцы сруба. Следовательно, постройка была жилой.

Находки, отложившиеся в период жизнедеятельности и в ходе разрушения сруба, наступившего в результате пожара, прослежены как в ровиках, сохранившихся на месте стен, так и в заполнении подпечной ямы. Наибольший интерес вызывает группа предметов, которые были еще в древности (до разрушения постройки) сложены в виде металлического лома. Это два цилиндрических замка типа Г, датируемых по Новгороду в пределах конца XIII - середины XV в.48, 5 спекшихся ручек от ножниц (аналогичные по форме современным "овечьим" ножницам) и два кольца от упряжи (рис. 6, № 91—93а). Кроме того, в заполнении подпечной ямы найдены: дужка еще одного замка, обломок косы, согнутый вдвое нож, гвоздь, костыль, пряжка и миниатюрный гвоздик (рис. 6, № 87, 95, 99, 101, 103), а также 2 находки из кремня - нож или скребок неолитического времени (рис. 6, № 88, 98), которые, видимо, были принесены с близлежащих стоянок.

Керамический материал, собранный в подпечной яме и ровиках, состоит из серой (13 сосудов - рис. 7) и красноглиняной грубой посуды (18 сосудов - рис. 8). Серая керамика находит аналогии в комплексах первой половины XIV в. Это сосуды с профилированным венчиком 1-го варианта (рис. 7, д-26)49 и с косо-срезанным венчиком 6-го варианта (рис. 7, д-20, 22, 24, 30)50. Красноглиняная грубая посуда представлена в формах, бытовавших в первой половине XIV в.: с валиком с внутренней стороны (рис. 8, д-25) и наклоненным и заостренным

стр.138
1Н. П. Лихачев. Материалы для истории византийской и русской сфрагистики, вып. 1. Л., 1928, стр. 2Рукопись - в архиве ЛОИИМК.

стр.140
1Н. Г. Порфиридов. Ук. соч., стр. 26, 27, рис. 1; Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XIII, 9, XXVII,1, XXXVI, 8, LV, 10. 2Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. LV, 10. 3Н. Г. Порфиридов. Ук. соч., рис. 1; Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XIII, 9. XXVII, 1. 4Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XXXVI, 8; Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.-Л., 1949, стр. 96, грамота № 58. 5Н. Г. Порфиридов. Ук. соч., стр. 27. 6В литературе фантастический зверь новгородских печатей называется иногда грифоном, иногда - рысью. Оба эти определения неверны. В большинстве случаев "зверь" не имеет крыльев и не может быть назван грифоном. Пояснительная надпись "лют зверь" на печатях 1-й четверти XV в. еще нуждается в истолковании. 7Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XXXIX, 4: Новгородский музей, инв. № 3528. 8Грамоты Великого Новгорода и Пскова, грамоты № 53 и 58. 9Там же, грамоты № 20, 69 и 72. 10Там же, грамота № 53.

стр.144
1В. Л. Я н и н. Печати новгородских тиунов как исторический источник. КСИИМК, 52, 1953, стр. 106-111. 2Уточнение стратиграфии раскопа дает возможность исправить ошибку, допущенную в статье о печатях новгородских тиунов (КСИИМК, 52, 1953, стр. 110), где печати Каллиста датированы 1-й половиной XIII в. 3В. Л. Янин. Печати новгородских тиунов..., Приложение, печати № 9-19. 4Там же. 5Н. П. Лихачев. Материалы для истории византийской и русской сфрагистики, вып. 1, стр. 34. 6Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XI, /; L, 5. 74 экземпляра. Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XI, 2, 3, LVI, 3; Новгородский музей, инв. № 4042. 8 3экземпляра. Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XI, 4. 5, XXXVIII, 12. 94 экземпляра. Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XI, 6-9. 107 экземпляров. Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XI, 10, 11, 14; XXVI, 12. XXXVIII, 10; XLII, 3; L, 7. 11Новгородский музей, инв. № 7084 (1 экземпляр). 122 экземпляра. Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XI, 15; XXXVIII, 9.

стр.145
13 экземпляра. Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XI, 12, 13. XXXVIII, 11. 2Грамоты Великого Новгорода и Пскова, стр. 147, грамота № 90; Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XII, 10. Экземпляр той же матрицы на табл. XXXVI, 10. 3Грамоты Великого Новгорода и Пскова, грамоты № 70, 95, 99 и 318. 4Там же, стр. 64, 65, грамота № 36; Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XII, 2.

стр.146
1Грамоты Великого Новгорода и Пскова, стр. 297, грамота № 300; Н. П. Лихачев Сфрагистический альбом, табл. XLIV, 2. 2Подробнее о печатях владычных наместников см.: В. Л. Янин. Печати наместников новоторжских. СА, XIX, 1954.

стр.147
1В. Л. Янин. Печати наместников новоторжских; его же. Печати ладожских наместников. КСИИМК, 52, 1953. 2ПСРЛ, т. III, стр. 132, 181, 228, т. IV, стр. 62. 3Грамоты Великого Новгорода и Пскова, стр. 220, грамота № 182; Н. П. Лихачев. Сфрагистический альбом, табл. XIX, 3.

стр.148

ке" был Савва, логично объяснить тем, что в первой четверти XV в. два Дубенских монастыря различались.

Подводя итоги разбора данных житийной литературы, следует сказать, что они (за исключением лишь Жития Сергия Радонежского) не дают оснований уверенно говорить ни о существовании, ни об отсутствии второго (наряду со Стромынским) монастыря "на Дубенке".

* * *

Переходя к соединению данных, полученных в ходе рассмотрения различных источников, мы сталкиваемся с серьезной источниковедческой проблемой. Дело в том, что но данным археологических и натурных исследований, рассмотренных в комплексе с архивными данными, существование Успенской Дубенской пустыни на Шавыкине острове уверенно фиксируется во второй половине-конце XIV— XVII вв. В тоже время анализ письменных источников XV-XVII вв., имеющихся в нашем распоряжении, показывает, что помимо Жития Сергия Радонежского, мы не имеем о ней ни одного свидетельства.

Поскольку сама процедура исследования как будто не вызывает сомнений, несовпадение результатов можно объяснить неполнотой источников и(или) определенными историческими причинами. О неполноте археологических данных говорить не приходится, так как памятник дошел до нас практически в непотревоженном виде, а раскопки охватили значительную площадь. Относительно письменных источников следует учесть то обстоятельство, что пустынь пришла в запустение, видимо, во второй четверти XVIII в., т.е. несколько ранее начала проведения секуляризации монастырских земель, в ходе которой в Коллегию экономии поступали монастырские акты. Да и земли пустыни, как было показано выше, к этому времени находились в руках вотчинников. В отличие от Стромынского монастыря пустынь не была приписана к Троице -Сергиевой лавре. Этими причинами можно объяснить отсутствие в фондах Коллегии экономии и Архива Троице-Сергиевой лавры актов Шавыкиной пустыни.

Однако даже с учетом сказанного молчание о Шавыкиной пустыни письменных источников XV-XVI вв. требует объяснения. В связи с этим необходимо рассмотреть сомнения как относительно исторической реальности Шавыкина монастыря, так и относительно его идентификации с монастырем "на Дубенке", упомянутом в Житии Сергия. Такие сомнения недавно были высказаны В.А. Кучкиным. Исследователь задается, в частности, вопросом, чем объяснить появление Шавыкина монастыря через год или два после освещения "тоже обетного, тоже Успенского и тоже Дубенского монастыря"85. Кроме того, у него возникает сомнение в возможности основания великим князем обетного монастыря на территории великого княжества Владимирского, а не на "отчинной, наследственной земле князя-ктитора"86. И наконец, историку не кажется вероятным посвящение монастыря, основанного в память о Куликовской битве, не Рождеству Богоматери (как многие храмы, связанные с нею), а Успению87.

Первый вопрос правильнее было бы разделить на два. Что касается смущавшей многих исследователей одноименности монастырей, то обнаружение ранних археологических материалов на месте Успенской Дубенской Шавыкиной пустыни (учитывая малую вероятность изменения его посвящения в XVI-

стр.149

XVII вв.) показывает реальность существования двух одноименных монастырей в интересующую нас эпоху. Значительно сложнее интерпретировать эту одноименность ("на Дубенке", и, добавим, их равную удаленность от Троицы), что, впрочем, вряд ли необходимо рассматривать в данной работе.

Относительно места монастыря. Источники XV - начала XVI в. показывают, что в первой половине XV в. и, вероятно, ранее пустынь располагалась на землях, на которые распространялась юрисдикция великих князей. Вотчинное землевладение здесь не фиксируется. Кроме того, нужно учесть, что Владимирское княжение к 1380 г. уже рассматривалось великокняжеской властью как великое Московское. Не случайно поэтому, говоря об основании Сергием Киржачского монастыря на Переяславских землях, В.А. Кучкин пишет, что это означало его переход под великокняжеское покровительство"88.

Необходимо учесть и другой аспект. Типичное для пустынножительства расположение монастыря показывает, что в выборе его места проявилась воля церковного иерарха. Последнее совпадает со свидетельством Жития об основании монастыря Сергием Радонежским. Поэтому аргумент, что Дмитрий Донской не мог основать обетный монастырь в пределах переяславских волостей, лишь незадолго до того влившихся в состав великого княжества Московского, вряд ли может быть в данном случае использован. Поскольку выбор места был определен в значительной степени церковными задачами, достаточно было того, что земли эти находились в пределах юрисдикции великого князя.

Что касается посвящения монастыря, то объяснение, кажется, может быть предложено. Житие говорит о том, что монастырь был основан в память о даровании победы молитвою Преподобного. Сергий Радонежский благословил великого князя около середины августа 1380 г. Следовательно, его молитвенное обращение к Богу должно было прийтись на дни, близкие празднованию Успения Богородицы (15 августа). Поэтому стремление великого князя посвятить основанный в память именно об этом событии монастырь "Пречистыа владычица наша Богородица честнаго ее Успениа"89 представляется естественным.

Чем же в таком случае нужно объяснять молчание о монастыре источников XV-XVI вв.? Думается, что в известной степени это может быть связано с особенностями его исторической судьбы. Из-за отсутствия прямых свидетельств говорить об этом приходится сугубо предположительно, на основании известных исторических фактов. Тем не менее эти факты как-будто позволяют объяснить, почему монастырь, посвященный столь знаменательному событию, не вошел в XV в. в число известных обителей Московского княжества. На то были причины, действие которых должно было, видимо, сказаться уже в 1390-е годы. Среди них можно указать на изменение ситуации на Руси после нашествия Тохтамыша 1382 г., повлекшее за собой и изменение акцентов в отношении к Куликовской битве, смерть Дмитрия Донского в 1389 г. и, наконец, кончину самого Сергия в 1392 г. Вероятно, великий князь Василий Дмитриевич не проявил должного внимания к обетному монастырю своего отца, что и привело к превращению обители в малоизвестную пустынь, постепенный упадок которой был предрешен. В такой объяснительный ряд укладывается и версия Жития Саввы, по которой первый игумен Дубенской обители в 1390-е годы возвратился в Троицу, а около 1399 г. основал Сторожевский монастырь в уделе князя Юрия Дмитриевича.

ПРИЛОЖЕНИЕ

стр.156

ОПИСАНИЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ НА МЕСТЕ ШАВЫКИНОЙ ПУСТЫНИ. РАБОТЫ 1989 г.

ОБСЛЕДОВАНИЕ ТЕРРИТОРИИ ПАМЯТНИКА

Раскопки на Шавыкине острове проводились Московской археологической экспедицией ИА АН в сентябре 1989 г.

Для определения границы распространения культурного слоя и изучения его особенностей 15-21 сентября были взяты пробы грунта. Пробы (общее их число составило 33) брались через 10 м по линиям, пересекающим территорию памятника с севера на юг и с запада на восток. В трех случаях на месте проб были заложены шурфы (рис. 4).

Проба I была заложена в 14,5 м к северу от центральной станции теодолитного хода, у северной окраины поляны. Слой здесь имеет мощность 35 см и составлен серо-коричневой супесью. Граница культурного слоя и материка (желтый песок) нарушена грызунами. Встречена красно-глиняная грубая (XV в.) и гладкая (ХVI-ХVII вв.) керамика (2 фрагмента). Проба 2, заложенная на южной поляне, к югу от указываемого местными жителями места часовни, выявила слой мощностью 30 см интенсивно-черного цвета, который содержал обломки кирпичей и красноглиняную гладкую керамику (ХVI-ХVII вв.). Проба 3, заложенная в пойме, дала серо-черный культурный слой мощностью 40 см. Встречен фрагмент красноглиняной грубой и 2 - красной гладкой керамики.

Пробы 4-10 брались от центральной станции в южном направлении. Они характеризуют культурные напластования центральной части памятника. Проба 4 выявила слой мощностью 45 см. Он состоит из переотложенной серо-коричневой супеси (верхние 20 см) и темной супеси с угольками и мелкими фрагментами печины и камнями. Встречен железный крючок, 2 фрагмента красноглиняной грубой, 2 - красной гладкой и 1 - белоглиняной грубой (XVI в.) керамики. Проба 5 (мощность слоя 35 см) дала слой более однородный, однако в его нижней части, так же как и в предыдущем случае, заметны угольки и печина. Встречена красноглиняная гладкая (6; здесь и далее цифра без знака № обозначает количество найденных фрагментов) и чернолощеная посуда (1) ХVI-ХVII вв. Слой, зафиксированный пробой 6 при небольшой мощности (10 см) и однородном составе (серая супесь) включал угольки, камни, печину. Керамика представлена теми же типами, что и в 5-й пробе, но количество ее было более значительно (соответственно 16 и 3). Материк в пробах 4-6 состоял из мелкозернистого песка. Проба 7. Культурный слой мощностью 30 см состоит из серой супеси, более светлой, чем в пробах 5, 6, без угольков и с меньшей насыщенностью печиной и кирпичом. Материк -светлая супесь. Встречено 6 фрагментов красной гладкой керамики, в том числе два венчика. Один из них (№ 42. Здесь и далее цифра со знаком № обозначает шифр керамики. См. примеч. 1) имеет форму шейки, наклоненную под углом в 45°. Этот вариант красной гладкой керамики фиксируется в комплексах второй половины XVI в.1

Пробы 8 и 9 были взяты на дне пруда. Первая дала 25 см серо-черного гумуса с полосами углей в нижней части. Ниже залегает материковый крупнозернистый серый песок (дно пруда находится на 1 м ниже уровня дневной поверхности) с вкраплениями ржавчины, образовавшимися в результате стояния вод. Встречена печина и 1 красный гладкий черепок. Пруд практически высох. Лишь в центральной части его ложа поверхность почвы насыщена влагой. Проба 9 у южной оконечности пруда показала, что под дерном здесь залегает светло-серая супесь (15 см), а ниже - материковый желтый песок. Проба 10, заложенная южнее пруда, культурного слоя на дала. Под дерном здесь залегает дерново-подзолистая почва на светло-серой супеси. Следы пашни не фиксируются.

В северной части памятника были заложены пробы 11-14. Первая из них, затем развернутая в шурф 11 (0,5 х 0,5 м), была заложена у северной окраины поляны. Под дерном здесь залегал серо-коричневый однородный культурный слой (30 см), в котором были встречены красноглиняная грубая (1), гладкая (16) керамика, значительное число мелких обломков печины (14) и фрагмент белого камня. Ниже (рис. 12) залегал слой развала обожженной красной глины вперемешку с крупными (2 х 2 см) углями - следы разрушившейся глинобитной печи. Слой развала имел максимальную мощность в западной части шурфа (-30 - 60 см), а в восточном направлении выклинивался. Материал, собранный в развале и прилегающем к нему подстилающем его слое (пл. 3, 4), представлен красной грубой посудой (2 фрагмента, № 54 - венчик с "косой волной" по шейке), красноглиняной гладкой (4), печиной (7) и обломками кирпича (3). Встречены кости (5), фрагмент рыбьей чешуи и камни (46), один из которых надтреснут в огне. Под развалом залегал культурный слой заполнения подпечной ямы, который достигал отметки -130 см. Это была серая супесь с углем, переходящая в темно-серую

стр.157

супесь (по мере приближения к материку). В этом слое (пл. 5, 6) были найдены 2 венчика серой керамики. Один из них (№ 56) принадлежит к 6-му варианту серой керамики (с кососрезанным слабо-профилированным венчиком)2 и датируется временем не позднее рубежа ХIV-ХV вв. Найдены также 9 фрагментов красной гладкой посуды, а также печина (30) и угли (15 фрагментов около 2x2 см). Шурф не расширялся, чтобы не нарушить выявленное им жилое сооружение.

Проба 12 (в лесу) показала, что слой значительной мощности (47 см) распространяется на территории леса к северу от поляны. Культурный слой сложен серо-коричневой супесью. Материк -светло-желтый мелкий песок. В слое встречена красная грубая (4), гладкая (3) керамика (1 фрагмент ошлакован) и камни. Проба 13 выявила слой серой опесчаненной супеси мощностью 51 см. Встречено 2 венчика: один - красноглиняного грубого горшка (№61), другой - от серого сосуда с кососрезанным слабопрофилированным венчиком (№ 60). Вблизи от пробы 13 в лесу заметен небольшой (1,5 х 0,5 м) холмик. К северу от него (проба 14) культурный слой не прослеживается.

Восточная часть поселения изучена пробами 15-19 Проба 15, развернутая в шурф (0,5 х 0,5 м; рис. 12), вскрыла под темно-коричневой супесью (20 см) темно-коричневый слой с кирпичным боем. В этом последнем слое было собрано 340 фрагментов (от 10 х 10 см до 1 х 1 см) битого кирпича. Под слоем кирпичного боя (15 см) залегала светло-серая опесчаненная супесь, содержавшая красноглиня-ную грубую (XV в. и ранее) и чернолощеную посуду (XVI в.). Этот шурф располагался на краю леса у восточной окраины поляны, на возвышенности. Остальные пробы (16-19) пришлись на ее восточный склон. В пробе 16 прослеживался культурный слой мощностью 40 см. Он представлял собой светло-коричневую супесь, залегавшую на материке, сложенном мелкозернистым светло-желтым песком. Встречена красноглиняная гладкая керамика (2). Такой же слой несколько меньшей мощности (34 см) зафиксирован пробой 17. Слой имел темно-коричневый оттенок и содержал серую (фрагмент № 75) керамику, а также красноглиняную грубую (3), гладкую (13) посуду, печину (2) и камни. Это наиболее удаленная на восток точка, где прослежено распространение серой керамики. Проба 18, как и две предыдущих, дала культурный слой (33 см) в виде светло-коричневой супеси, подстилаемый материком, сложенным светло-желтым мелкозернистым песком. Керамики не встречено. Проба 19, расположенная в 50 м к востоку от центральной станции теодолитного хода, дала аналогичный слой темно-серого оттенка, в котором была встречена красноглиняная гладкая керамика (3). Пробы 20 и 21 слоя не дали.

Южная часть памятника была изучена дополнительной линией проб, заложенной в широтном направлении и прошедшей по участку возвышенности, ограниченному на юге прудами, а на севере -южной поляной (место часовни). Проба 22 попала на участок со сложной стратиграфией (рис. 12 - см. после рис. 16). 1 и2 пласты (до - 40 см) составлял слой однородной серо-коричневой супеси. В нем было найдено большое число (31 фрагмент) красноглиняной гладкой керамики XVI в., в том числе, два венчика (№ 92, 93) с шейкой спрямленной и стоящей под углом 45° - типичные для второй половины XVI в. образцы3. 3 пласт состоял из последовательно залегавших серо-черной супеси с углем, серой супеси со слабой насыщенностью гумусом и темно-серой гумусированной супеси с углем. Найдена красная гладкая (15) и чернолощеная (2) керамика ХVI-ХVII вв., много печины (21), что свидетельствует о близости развала печи (жилая постройка?), а также обломки кирпича (29), камни, железная пластина, кирпич (1), точильный камень и железный нож. Выборка 4 пласта показала, что напластования в южной и северной частях шурфа отличаются друг от друга. В южной части была выявлена яма, заполненная слоями, аналогичными тем, которые составляли вышележащий 3 пласт (серая супесь и темно-серая гумусированная супесь с углем). Как показывает профиль западной стенки (рис. 12), яма была заполнена переотложенными первоначальными слоями, пачка которых хорошо прослеживается в северной части профиля. Характерной их чертой является чередование прослоек серой супеси, а также тонких прослоек темной супеси и чистого песка. В яме встречена красноглиняная гладкая керамика (11), в том числе венчик (№ 107) типичный для второй половины XVI в. (аналогии этому варианту приводились выше) и печина. Датируется яма XVI в.

Проба 23 выявила слой меньшей мощности (42 см) и менее гумусированный (серая супесь). Материк, как обычно, мелкозернистый светло-серый песок. Встречена красная гладкая (16) и белоглиняная грубая (1) посуда XVI в., а также фрагмент выполненный из розовой глины. Судя по хорошо отмученному тесту, его можно датировать ХVI-ХVII вв. Печины практически нет. Зато найдено 15 фрагментов кирпича, что сопоставимо с материалом из шурфа 22. Проба 24, взятая в 10 м к западу от предыдущей, показала, что верхний слой в этой части селища практически одинаков: это серая супесь мощностью 44 см. Керамика представлена красноглиняной гладкой (15) посудой. Заслуживает внимания обнаружение кирпича (12), свидетельствующее о том, что поблизости размещалась постройка с кирпичной печью. Об облике этой печи стало возможным составить представление благодаря находке красного рельефного изразца, несущего изображение

стр.160

батальной сцены (рис. 10, № 26). Сохранилось изображение воина, стоящего на боевом ярусе стен. Датировать изразец можно второй половиной XVI - первой половиной XVII в.

Проба 25 продемонстрировала падение мощности слоя на окраине поселения (25 см; серая супесь). Материк - мелкозернистый серо-белый песок. В районе пробы 26, заложенной на краю леса (на отметках поймы), культурный слой выклинивается (15 см). Материк - светло-серый суглинок с примесью желтого песка.

Пробы 27-33 были взяты к западу от центральной станции. Линия, по которой они были заложены, пересекла участок, в дальнейшем подвергавшийся раскопкам. В пробе 27 верхние 30 см были представлены аморфной серой супесью, а нижние 10 см - слоем смешанным с песком. Материк -

стр.161

желтый среднезернистый песок. Граница слоя и материка нарушена мышиными норами. Таким образом картина здесь такая же, что и на других участках возвышенности. Керамический материал представлен красной грубой (5), гладкой (9) и мореной (1) керамикой ХV-ХVI вв. Встречена пе-чина. Проба 28 отразила культурные напластования у края пойменного луга. Под дерном залегал темно-серый культурный слой с углями и линзами песка. С уровня -20 см начиналась прослойка глины кремового цвета (до -25), а под нею - углистый слой. Проба дала керамику раннего времени -серую (4, в том числе венчик № 148 относящийся к 5 варианту с валиком внутри - XIV в.)4, красноглиняную грубую (венчик № 149 с орнаментом в виде косой волны по шейке горшка, всего 7 фрагментов), датируемые ХIV-ХV вв., а также керамику XVI в. - красноглиняную гладкую (16) и белую грубую (1). Проба 29 была заложена в пойме. Под дерном (5 см) и почвенным слоем (5 см)

стр.162

здесь залегала светло-серая супесь с оржавленными конкрециями. В пробах 29-33 слой не выявлен.

Анализ результатов, полученных при взятии проб, показывает, что культурный слой, датируемый второй половиной XV - первой половиной XVII в., распространяется на площади 7 тыс. кв. м. Слой, содержащий красноглиняную грубую и серую керамику и датируемый в пределах первой половины XV и, вероятно, второй половины XIV в., охватывает лишь северную часть памятника (южнее пробы 4 керамика данных типов не встречена). Следы жилых сооружений XVI-XVII вв. обнаружены в шурфах 11, 15, 22 и пробах 23, 24.

стр.163

Раскоп 1989 г.

Раскоп был заложен 22.9.89 г. в северо-западной части памятника, на склоне возвышенности к пойме р. Быстрицы (рис. 4), в 6 м к западу от центральной станции теодолитного хода. Основной ряд квадратов (1-8) был размечен вдоль линии, проложенной от станции на запад (по бусоли). Затем к ним были прирезаны квадраты 9-11, что позволило изучить выявленное сооружение. Нивелировка велась от нуля, за который была принята станция (133 м над уровнем Балтийского моря). Восточный край раскопа имел отметки - 35-37 см, западный — 147-158 см. Перепад, таким образом, составлял 1,23 м. Первый пласт снимался целиком, а пласты 2-5 по 10 см (иногда делались промежуточные зачистки по 5 см) с проведением зачисток на уровне -30 - 40 см и далее, что позволило достаточно

стр.167

точно зафиксировать сложную стратиграфию памятника. Кроме того, было оставлено 2 бровки, к которым затем добавлено еще 2.

Пласт 1

Пласт 1 (рис. 13, 17, 18) был снят на квадратах 1— 4 23 сентября, а на квадратах 5-11 -27 сентября. По всему раскопу он состоял из серо-коричневого культурного слоя. Мощность его в ряде мест (кв. 6, 8, 10, 11) составляла 15-20 см. Но на большей части раскопа слой уходил в толщу 2-го пласта. В связи с этим зачистка пласта 1 была произведена на уровне -25 см (рис. 13). На этом уровне обозначились непереотложенные слои, границы которых требовали фиксации.

Керамика и находки также брались до уровня -25 см. Всего собрано 1116 фрагментов керамики. К раннему периоду относится серая (9,5%) и красноглиняная грубая посуда (21%). Учитывая наличие серой керамики, дату этого материала можно определить в пределах второй половины XIV - первой половины XV в.

Следующий хронологический этап - вторая половина ХV-ХVI в. - представлен красной гладкой (64%), белоглиняной грубой (1,5%), чернолощеной (0,5%), мореной (2,5%) и ангобированной (1%) посудой. Кроме того, был найден (кв. 4) обломок столового сосуда из хорошо отмученной красной глины. Небольшой процент белоглиняной грубой керамики свидетельствует о том, что формирование слоя в основном прекратилось ранее того периода, когда белая керамика получила широкое распространение (первая половина — середина XVI в.). По-видимому, формирование слоя завершилось в пределах первой половины XVI в. Далее эти наблюдения будут проверены материалами, полученными из непотревоженных слоев.

Планиграфия материалов обоих периодов в значительной степени повторяет друг друга. В восточных квадратах (1, 2) оба типа представлены малым количеством фрагментов. В западной, пониженной части раскопа керамики встречено больше. Серая и красная грубая посуда концентрируется в квадратах 6-11, в том числе в крайних западных квадратах (8, 11), где мощность слоя составляла всего 20 см. Красная гладкая керамика присутствует здесь в незначительном количестве. Наибольшее ее число найдено в квадратах 3-7, 9—10. Также располагается и столовая посуда (чернолощеная, мореная, ангобированная, а также белоглиняная), причем мореная и черно-лощеная концентрируется в квадратах 6-8.

Среди серой керамики выделяются варианты 5 (№ 250, 323, 381), 6 (№ 278, 279, 282, 384) и 2 (без валиков - № 159, 325, 385, 180), которые бытуют с конца XIII по конец XIV в. Форм переходных от курганной к серой керамике не встречено, что исключает возможность датировать материал временем ранее рубежа ХIII-ХIV вв.

Красноглиняная грубая посуда представлена вариантом 1 (с заостренным краем без валиков -№ 238, 286, 298), а также формами, характеризующимися косопоставленным венчиком без валиков

стр.168

(№ 218, 268). Что касается мореной керамики, ее ранняя дата (для данного типа керамики) определяется находкой фрагмента плечика сосуда с 3 рядами треугольчатого орнамента (№ 333) и венчиков кувшинов (№ 358, 362, 393, 173).

В северной части квадрата 4 на отметке -120 см был расчищен развал красноглиняного гладкого кувшина, изготовленного из хорошо отмученного теста. Склеить удалось (рис. 9, № 442, 452) верхнюю часть тулова, включая основание ручки. Сохранившаяся часть кувшина украшена пятью рядами горизонтального орнамента.

стр.169

Помимо керамики были встречены фрагменты печины, которые концентрировались в квадратах 3, 6, 7, 9, а также камни, число которых на одном квадрате обычно колебалось в пределах 85-125. Некоторые камни растрескались в огне, что заставляет предполагать, что они использовались в очагах.

Среди находок средневекового времени можно указать на железную дужку от цилиндрического замка (№ 1) и нож (№ 3) (рис. 6, врезка), а также точильный камень, керамический шлак и фрагмент керамического изделия, напоминающий обломок игрушки (№ 2, 4, 5). На квадрате 8 проведена

стр.170

проверочная промывка слоя по методу Н.А. Кренке. Обнаружено два позвонка щуренка, имевшего в длину до 30 см (определение Е.А. Щепкина). К XVII в., вероятно, нужно отнести обломки кирпича (5), крайне малочисленные по сравнению с южной частью памятника (рис. 10).

Из материалов более позднего времени укажем на значительное число (26) кованых гвоздей квадратных в сечении (рис. 24, А), которые, как и обломки жести (7), следует связывать с деревянными строениями, стоявшими в этом районе в ХVIII-ХIХ вв.

Зачистка 1 пласта (-25 см)

Зачистка выявила сложную картину напластований, которая была интерпретирована лишь на дальнейших стадиях раскопок (рис. 13). Серо-коричневый переотложенный верхний культурный слой уходил ниже уровня зачистки лишь в восточной части раскопа на квадратах 1-4 и частично на 5 квадрате. Далее на запад он не встречался (исключая северо-западный угол квадрата 7). Здесь зачисткой были открыты подстилающие его непотревоженные слои средневекового времени. Ценность данной зачистки состояла в том, что ею были зафиксированы верхние горизонты этих слоев. Большая часть площади квадратов 4-11 была занята серо-черной гумусированной супесью с углями. Этот слой четко отделялся от аморфного верхнего слоя благодаря скоплениям углей. На востоке границей его распространения служила линия, соответствовавшая диагонали квадрата 4. Отсюда он распространялся на запад (если не считать как бы недобранного участка верхнего слоя в квадрате 5) до центральной части квадрата 6. Полоса серо-черного слоя распространяется и на север, охватывая юго-восточный угол квадрата 9. Далее на запад в квадрате 7 и 10 этот слой прослеживается в виде локального пятна черного цвета (северная часть квадрата 7 и юго-восточная часть квадрата 10). И наконец, на территории крайних западных квадратов (8, 11) серо-черный слой фиксируется повсеместно. Он исчезает лишь близ самой границы раскопа, вдоль которой в зачистке выявился материк.

На фоне серо-черного слоя на двух участках выделяется серо-коричневая гумусированная супесь с углями и печиной. По цвету она напоминает верхний слой, но наличие углей и печины, а также компактность расположения позволяют выделить ее в самостоятельную стратиграфическую единицу. Наиболее крупное пятно этого слоя прослежено в западной части квадрата 6 и прилегающих участках квадратов 7 и 9. Ориентировано пятно по линии север-северо-восток-юг-юго-запад. Размеры его 2,15 х 1,1 м. Вдоль его западного края зафиксировано небольшое пятно обожженной глины (0,4 х 0,2 м). Второе пятно серо-коричневой супеси прослежено в северной части квадрата 9. Оно имеет округлую форму, диаметр 1,1 м и уходит в северую стенку раскопа. По южному его контуру (так же как и в случае с предыдущим пятном) прослежена полоса обожженной глины длиной 0,6 и шириной 0,1 м.

В ряде мест, где не фиксировался серо-черный слой, в зачистке был прослежен слой материковой засыпки, который не выходил за границы квадратов 6, 7, 9, 10. Первоначально он был принят за материк, но в процессе зачистки -25 (и далее при зачистке на уровне —30) в нем начали встречаться прослойки культурного слоя.

Описание зачистки было бы неполным, если не указать на два участка, где выявились пятна прокаленного белого песка, о которых будет сказано ниже: юго-западный угол квадрата 4 и отдельные небольшие пятна в юго-восточной части квадрата 6. Эти пятна фиксировались в пределах распространения серо-черной супеси.

Пласт 2 (-25 -30см)

Пласт 2 разбирался в два приема. Вначале была сделана зачистка на глубине -30 см, в ходе которой было снято 5 см вышележащего слоя. Зачистка была начата 25.9.89 г. (кв. 1-7). К середине дня 27 сентября был снят верхний слой на квадратах 8-11 и сделана зачистка -25 см. 28 сентября была освежена зачистка -30 см квадратов 1-7 и заново зачищены на том же уровне квадраты 8-11. Проведена фотофиксация (рис. 23), снят план.

Культурный слой, снимавшийся в ходе зачистки -30 см, представлял собой серо-коричневый слой в квадратах 1-4 и серо-черный - в квадратах 5-11. Кроме того, в квадратах 6, 9 разбирался серо-коричневый гумусированный слой с печиной, а также слой материкового выброса, который почти не содержал керамики.

Всего было встречено 151 фрагмент керамики, которая по процентному соотношению мало отличалась от керамики из пласта 1: серая 11,5%, красноглиняная грубая 23%, красноглиняная гладкая 61%, белоглиняная грубая 2,6%, чернолощеная 1,3% и мореная 0,6%.

стр.171

Обратимся теперь к описанию зачистки на глубине -30 см (рис. 14; 23). Эта зачистка дала более ясную картину, нежели предыдущая. Весь раскоп разбился на три зоны, каждая из которых имела достаточно четко выраженную специфику. В восточной зоне (кв. 1-5, восточная половина кв. 6 и юго-восточный угол кв. 9), за исключением квадратов 1—4, где все еще продолжал идти верхний слой, на значительной площади выявился прокаленный белый песок, который подстилал серо-черный слой. Прокаленный песок представлял собой остатки подзолистого горизонта, подвергшегося действию огня. Сохранились и непосредственные следы пожара, вызвавшего прокаливание песка, -черный культурный слой (прослойка) с углями. Этот слой сохранился в виде небольших фрагментов.

стр.173

Наиболее явно он фиксировался в квадратах 6 и 9. Слой залегал полосой, ориентированной по линии север-северо-восток-юг-юго-запад, которая имела ширину до 20 см. В восточной стенке квадрата 9 полоса фиксируется в 0,8 м к югу от северо-восточного угла раскопа. Сделав небольшой излом, полоса проходит в направлении юг-юго-запад и пересекает северную границу квадрата 6 в 0,8-0,5 м к западу от северо-восточного угла этого квадрата. Затем полоса несколько сужается и, отступив к востоку на 0,2 м, вновь проходит в направлении юг-юго-запад до южного края раскопа. На этом ее участке в зачистке фиксируется несколько пятен обожженной глины (6). В 0,3 м от южной стенки раскопа полоса поворачивает на юго-восток и выклинивается до 10 см. Кроме того, небольшие фрагменты черного слоя с углем зафиксированы в квадратах 5 и 3.

Прокаленный белый песок и черный слой с углями сохранились довольно плохо, так как пробиты десятками нор полевых мышей. Норы круглые. 5-8 см в диаметре, часто свежие (найдены желуди), заполнены верхним серым слоем. Древние слои настолько сильно изрешечены норами, что требуется отойти на определенное расстояние от зачистки, чтобы представить первоначальный облик слоев.

К западу от вышеописанной полосы черного слоя картина совершенно меняется (рис. 23). Здесь,

стр.174

в центральной части раскопа, на пространстве, охватывающем квадраты 10, 9 (без юго-восточного угла), 7 и 6 (без восточной половины), древние отложения, представленные черным слоем и подстилающим его прокаленным песком, пробиты слоем материковой засыпки (этот вывод был сделан на завершающей стадии раскопок, при анализе профилей). Последний слой, выявившийся на уровне -30 см на всем описанном пространстве, представляет собой сочетание светло-коричневых суглинков материкового происхождения с прослойками культурного слоя, образующими в зачистке "малахитовый" рисунок. Данный слой образовался в результате довольно значительных земляных работ, в ходе которых была выкопана система ям общими размерами не менее 4 х 4 м, которая затем частично была заполнена извлеченным при ее отрытии грунтом. Данное сооружение получило № 3. Восточная его граница уже описана (при фиксации границ черного слоя и слоя материковой засыпки). Западная граница слоя материковой засыпки примерно соответствует западным границам квадратов 10 и 7. Слой материковой засыпки уходит в северную и южную стенки раскопа.

В центральной части раскопа в пределах сооружения № 3 фиксируются ямы 2 и 5, представляющие собой пятна серо-коричневой гумусированной супеси с печиной и углем, которые перекрывают слой материковой засыпки. Эти пятна уже упоминались при описании зачистки -25 см. Расположение их осталось прежним. Яма 2 в квадрате 6 имеет размеры 2,5 х 1,4 м. В западной ее части зафиксировано пятно обожженной глины размерами 0,6 х 0,5 м (отметка -147). Два другие пятна обожженной глины имеются в южной части ямы (0,3 х 0,2 и 0,3 х 0,15 см), и два более мелкие - в ее средней части. Яма 5 в северо-восточном углу квадрата 9 имеет овальную форму

стр.175

и размеры 1,1 х 0,8 м. Вдоль ее юго-восточного края на протяжении 0,9 м прослежена полоса обожженной глины шириной 0,15-0,1 м. Вероятно, перед нами остатки развала глинобитной

В центральной части участка, занятого материковой засыпкой (в юго-восточной части кв. 10), зачисткой был обнажен материк на пространстве 1,5 х 0,6 см. В северо-восточной части этого пространства на материке был прослежен черный слой с углем, который остался не нарушенным сооружением 3. Аналогичный участок черного слоя с углем сохранился на пространстве 1,1 х 0,4 м в центральной части квадрата 7. На фотографии зачистки (рис. 23) хорошо видна идентичность черного слоя на описанных участках и полосы черного слоя в квадратах 6, 9.

Обнаружение углистого слоя на материковом "выступе" в центре ямы сооружения 3 свидетельствует о том, что этот слой первоначально покрывал все исследованное нами пространство поселения и лишь затем был прорезан котлованом сооружения 3. Следует в то же время отметить, что на ряде участков центральной зоны раскопа (северо-западный угол квадрата 7, центр, часть кв. 10, северо-западный угол кв. 9), материковая засыпка (сооружение 3) была перекрыта вышележащим серо-черным культурным слоем с углем. Это означает, что отнесение углистых слоев к периоду первоначального заселения может производиться лишь после стратиграфического и плани-графического анализа.

Западная зона раскопа (рис. 14, кв. 8, 11), так же как и восточная, была лишена следов слоя материковой засыпки. Здесь черная гумусированная супесь с углем сохранялась. Однако из-за ее небольшой мощности слой этот фиксировался на меньшей площади, чем в зачистке -25 см. Он был прослежен в виде тонкой углистой прослойки по материку в центральной и восточной части квадрата 11 и в юго-восточной части квадрата 8. В СЗ части квадрата 8 было выявлено круглое пятно диаметром 0,6 м, заполненное материковым выбросом (светло-желтая супесь с вкраплениями ожелезненных конкреций), смешанным с культурным слоем, - яма 4.

стр.176

Пласт 2 (-30 -40см)

Нижняя часть 2 пласта выбиралась по всему раскопу с конца дня 28 по конец дня 29 сентября. Перед началом работ для более полного представления о стратиграфии сооружения 3 заложены дополнительные бровки: одна пересекала сооружение по линии север-юг (по западному краю кв. 6, 9), другая была заложена в южной части сооружения и шла по линии запад-восток (кв. 6, 7). Эта последняя имела целью выявить стратиграфическую ситуацию на контакте черного углистого слоя и материковой засыпки (сооружение 3).

Раскопки велись по слоям, раздельно по трем, описанным выше, зонам раскопа (рис. 15).

Восточная зона (кв. 1-6). На всем пространстве квадратов 1-5 и частично в квадрате 6 вышли на материк, который представлял в этой возвышенной части раскопа желтый среднезернистый песок. Граница слоя и материка нарушена норами. В сером и черном слоях в северной части квадратов 4 и 5 найдена серая (6), красноглиняная грубая (10), гладкая (22) и белоглиняная грубая (4) керамика, а также печина (4). В предматериковом слое найдена серая (3, в том числе венчик 6-го варианта -кососрезанный - № 533), красная грубая (3), гладкая (3) и белоглиняная (1) керамика.

Черная гумусированная супесь с углем - слой первоначального поселения - как уже говорилось, сохранился лучше всего в виде полосы в квадратах 6, 9. При его разборке был обнаружен развал из 6 фрагментов венчиков, происходящих от одного сосуда (находка 9 - рис. 8, № 9). Это гончарный сосуд грубой формовки со слабовыраженными плечиками и слабой профилировкой венчика, который имеет небольшой утолщение с внешней стороны.

стр.177

В зачистке на глубине -40 см в квадратах 3-6 выявилось сооружение 1. заполненное интенсивно-черной гумусированной супесью с углем (рис. 15 - яма 1-В). Оно представляет собой три канавки в материке и одну яму округлой формы. Наиболее протяженная канавка ориентирована по линии запад-северо-запад-восток-юго-восток.

Она пересекает вышеупомянутые квадраты и имеет в длину 5,7 м. На западе канавка прервана ямой сооружения 3. Ширина канавки - 15 см. Лишь в восточной части она расширяется до 35 см. Здесь с нею под прямым углом соединяются две другие канавки такой же ширины. Эти последние расположены параллельно друг другу на расстоянии 42-44 см. В центральной части основной канавки к ней примыкает пятно, заполненное тем же слоем и имеющее диаметр 65 см. По восточному краю пятна, которое имеет округлую форму, прослежены 3 небольшие пятна обожженной глины.

Нивелировочные отметки сооружения 1 таковы. Восточная оконечность лежит на отметках -123. -136, центральная часть (округлая яма) -155 и западная оконечность —163 см. По всей видимости, сооружение 1 представляет собой сруб, вошедший в пределы раскопа своей южной частью.

Центральная зона. Раскопки велись по слоям. Вначале были добраны остатки серо-черного слоя, затем - заполнения ям 2,5 и в конце - материковая засыпка сооружения 3. В заполнении ямы 2 была встречена красная гладкая (13), белоглиняная грубая (2). мореная (1) и чернолощеная (1) керамика, а из находок - пробой и скоба (№ 8, 10). В зачистке —40 см яма несколько сократилась в размерах, а читавшиеся ранее пятна обожженной глины исчезли. Зато в восточной части ямы был зафиксирован развал обожженной глины (1 м х 0.2 м), при разборке которого была встречена красная гладкая и чернолощеная посуда, что позволяет датировать сооружение 2 с глинобитной печью второй половиной XV - первой четвертью XVI в. (см. выше анализ керамики пл. 1). Нижняя отметка дна ямы составила -190.

стр.179

Разборка слоя материковой засыпки представляла определенные трудности, так как порой казалось, что мы вышли на материк, между тем как ниже оказывались тонкие прослойки культурного слоя. В заполнении были встречены следующие типы керамики: серая (7), красная грубая (17), гладкая (57), краснолощеная (1), белоглиняная грубая (1). Наличие белой керамики позволяет датировать сооружение второй половиной XV в. или началом XVI в. На уровне -40 см размеры его не изменились, но пятно материка в его центре расширилось.

В западной зоне раскопа контуры черного слоя сократились. В квадрате 8 выявились 3 канавки, ориентированные по линии юг-юго-запад-север-северо-восток. 2 из них образуют угол сруба (?). Ширина их 15 см, а глубина 5.

Пласт 3 (-40 -60см) и 4 (-60 -80см) Раскопки сооружений в материке

Пласт 3 разбирался 30.9.89 г. Сооружение 3 на уровне -50 см (рис. 16) приобрело вид двух ям, вытянутых в меридиональном направлении, а на уровне -60 см - четырех ям с более или менее широкими приямками (рис. 25). Характер слоя не изменился: это был материковый выброс переслоенный гумусированными прослойками. Ямы Зв и Зг не дали нового материала, так как основной объем выбираемого слоя пришелся на 2 пласт, зато ямы За и 36 (№ ям см. на рис. 18, Л) содержали красную грубую (соответственно 1 и 4 фрагмента), гладкую (6 и 10) и белоглиняную грубую (яма За - 1) посуду. Красная гладкая керамика представлена 6 венчиками (№ 709, 712, 713, 723, 727, 729), серая - двумя (находки № 12, 14).

Зачистка -50 см дает картину расположения ям с приямками (рис. 16). Ямы 3а и 3в выделяются более темной окраской и круговыми структурами заполняющих их слоев. Диаметр их 80 см. Ямы 36 и Зг соединены единым приямком и отделены от 3а и 3в полосой материка шириной 1-1,2 м.

стр.180

1 октября были добраны ямы 3а-г и выполнена зачистка на уровне -80 см (рис. 18, Л). По отдельным ямам была прослежена следующая картина: Яма 3а (профиль на рис. 17, Б) имела вертикальные стенки, ширину 93 см и глубину 57 см. На дне в центре ямы на отметках -207, -211 было выявлено 7 обрезков деревянных досок, которые не подверглись гниению. Три из них уложены параллельно друг другу, в ряд. Другие три доложены по бокам. Обрезки обработаны (один из них имеет вырез) и, видимо, находились во вторичном использовании. Под одним из них найден обрывок березовой коры.

Яма 36 на отметке -191 приобрела округлую форму с диаметром 80 см. Половина ее площади была занята слоем, насыщенным углями, а по западному и южному контуру проходила полоса чистого угля шириной 10-20 см. На уровне -209 слой угля выклинивался, а его место занимала материковая засыпка. Со дня ямы происходят находки 22, 23 - дно и стенка красноглиняных сосудов.

Яма 3в (профиль на рис. 17, А). На уровне зачистки -80 см, подобно предыдущей, приобрела округлые формы при диаметре 90-100 см. Западная и южная части заполнения представляли собой черный углистый слой. На остальном пространстве фиксировалась супесь. Она же подстилала углистый слой. Как видно на профиле, глубина ямы -60 см. Западная стенка - пологая, восточная -крутая с затеками материка. Отметка дна ямы -217 см.

Яма 3г (профиль на рис. 17, А - кв. 6; 18, И). Сразу же после снятия заполнения ямы 2 начали открываться доски выстилки, которые залегали на дне ямы Зг на отметке -191 см (рис. 26). Доски сохранились хорошо. Об их размерах и конфигурации можно судить по линиям волокон. Сохранилось 3 доски. Западная имела в длину 80 и в ширину 24 см. Она была подрублена с южной стороны, чтобы установить ее в округлое дно ямы. Центральная доска (100 х 22 см) также была подрублена. Восточная доска (20 х 17 см) также была подогнана под окружность диаметром 80-100 см.

стр.182

Таким образом ямы За-г единообразны как по размерам (диаметр 0,9-1,1, глубина 0,45-0,65), так и по конструкции. Они перекрыты единовременно отложившимся слоем материковой засыпки. Следовательно, мы имеем дело с остатками одного сооружения. Судя по аналогичным сооружениям лучшей сохранности5, сооружение 3 нужно интерпретировать как постройку, обогревавшуюся с помощью печи (яма № 2) и имевшую погреб в виде четырех колод из долбленых стволов дерева. На дне их были устроены выстилки из дерева для хранения припасов. Датировать это сооружение можно второй половиной XV - первой четвертью XVI в.

Вероятно, раскопаны следы трапезной. Судя по известиям XV в., трапезные являлись неотъемлемой частью монастыря. Так, например, по Льву Филологу, при созидании Иосифо-Волоколамского монастыря князь Борис Васильевич повелел "округ седящими посещися дубраве на месте оном, купно же и хитреца с древоделы собрати тамо и церковь божий матери вдрузити и трапезарню с хлебницею и поварницею и хиз[ин]ы вкупе възгради"6.

Сооружение I, как уже говорилось, в зачистке на уровне -40 см читалось в виде канавок. Разборка их велась 30 сентября и 1 октября (рис. 16). Их глубина оказалась равной в среднем 14 см. Заполнение представляло собой черную гумусированную супесь с углем. Хотя оно и не было столь насыщено углем, как полоса в квадратах 6, 9, заполнение легко отделялось от материка. По-видимому, канавки представляют собой остатки нижнего венца сруба, утопленного в землю.

Вся найденная в заполнении канавок керамика фиксировалась в виде индивидуальных находок (см. их на рис. 15). Встречены фрагменты двух серых сосудов с кососрезанными венчиками (№ 16а, 16б - рис. 7), а также крупные фрагменты раннего красноглиняного грубого сосуда с ребром по плечику и валиком изнутри (№ 15, 18 — рис. 8). Кроме того, встречен венчик типичного красного грубого сосуда 1-го варианта (с заостренным венчиком) (№ 17 - рис. 8).

Нужно упомянуть также округлую яму, примыкавшую к основной канавке в квадрате 4. С уровня -140 до уровня -165 см она была заполнена черным слоем. В нем, в частности, была сделана находка 16А (-156). На дне ямы, вплоть до ее нижней отметки -180 см, залегал интенсивно-черный слой с углями. По краю ямы в нее затекала прослойка прокаленного песка (рис. 15, разрез А1-А2).

Обнаруженная керамика, происходящая из непереотложенных слоев, позволяет датировать сооружение 1 временем совместного бытования красной грубой и серой керамики — второй половиной XIV в.

Сноски
1Московская керамика: Новые данные по хронологии. М., 1991. С. 52, табл. 125, № 513; табл. 128, № 547 и др.; табл. 133, № 104. В скобках указываются шифры керамики, под которыми фрагменты керамики показаны на фототаблицах. См.: Чернов С.З. Отчет Московской археологической экспедиции... за 1989 г. Ч. 9.
2Московская керамика... С. 26.
3Аналогией фрагмента № 93, являются два венчика из комплекса Копнинский лес-3, отложившегося в 1550-80-е годы (не позднее 1593 г.) (Московская керамика... табл. 133, № 105, 106).
4Московская керамика. С. 24.
5Подобная колода, опущенная в материк, была исследована в 1991 г. в ходе раскопок Казанского собора на Красной площади. Дата колоды - XV в. (Беляев Л.А. Отчет о раскопках Казанского собора на Красной площади в 1991 г. // Архив ИА РАН Р. 1; не оприходован). ЧОИДР. 1903. Кн. 3. С. 21.

 

стр.270

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ААЭ - Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедицией имп. Академии наук

АИ - Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией

АН - Архитектурное наследство

АСЭИ - Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца ХIV-начала XVI в.

АЮБ - Акты, относящиеся до юридического быта древней России. Изд. Археографической комиссии под ред. Н.В. Калачева

ВВ - Византийский временник

ВИ - Вопросы истории

Временник ОИДР - Временник Московского общества истории и древностей российских

ГИМ - Государственный Исторический музей

ГИМ ОПИ — Государственный Исторический музей. Отдел письменных источников

ГММК МИИ - Государственные музеи Московского Кремля

ГТГ - Государственная Третьяковская галерея

ГУГК - Главное управление геодезии и картографии

ДАИ - Дополнения к Актам историческим, собранные и изданные Археографической комиссией

ДДГ - Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей ХIV-ХVI вв. М.; Л., 1952

ДРВ - Древняя Российская Вивлиофика

ЖМНП - Журнал Министерства народного просвещения

ИА РАН - Институт археологии РАН

ИГАИМК - Известия Государственной Академии истории материальной культуры

КСИА - Краткие сообщения Института археологии РАН

ЛОИА - Ленинградское отделение института археологии (ныне - Институт истории материальной культуры РАН)

ЛОИИ - Ленинградское отделение института истории (ныне - Санкт-Петербургский филиал Института российской истории РАН)

МАРХИ - Московский архитектурный институт

МИА - Материалы и исследования по археологии СССР

МИАС - Материалы для истории, археологии и статистики г. Москвы. Т. 1-11; 1884, 1891

ОЛДП - Общество любителей древней письменности

ОР ГИМ - Отдел рукописей Государственного Исторического музея

ОР ГПБ - Отдел рукописей Государственной публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина

ОР РГБ - Отдел рукописей Российской государственной библиотеки

ОРЯС - Отделение русского языка и словесности имп. Академии наук

ПДПИ - Памятники древней письменности и искусства

ПЛДП - Памятники литературы Древней Руси

ПСЗ - Полное собрание законов Российской империи. 1-я серия

ПСРЛ - Полное собрание русских летописей

РАН — Российская Академия наук

РАНИОН - Российская ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук

РГАДА - Российский государственный архив древних актов

РГАЛИ - Российский государственный архив литературы и искусства

РГБ - Российская государственная библиотека

РГВИА - Российский государственный военно-исторический архив

РЗ - Русское законодательство Х-ХI вв.

РИБ - Русская историческая библиотека

РК - Разрядная книга

РОБАН - Рукописный отдел Библиотеки Академии наук

СА - Советская археология

СГГ и Д - Собрание государственных грамот и договоров

ТОДРЛ - Труды отдела древнерусской литературы

ЦГИА г. Москвы - Центральный государственный исторический архив г. Москвы

ЧОИДР - Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском университете

Сноски
1Клосс Б.М. Жития Сергия и Никона Радонежских в русской письменности ХV-ХVII вв. // Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописных книг. М., 1990. Вып. 3. С. 276, 277.
2Тихонравов Н.С. Древние жития преподобного Сергия Радонежского. М., 1892. Отд. 1. С. 56-60.
3Приселков М.Д. История русского летописания в ХI-ХV вв. Л., 1940, С. 113, 120-122.
4ПСРЛ. Пг., 1922. Т. XV, вып. 1. Стб. 137, 138.
5См. об этом ниже - анализ письменных источников.
6Амвросий Орнатский. История Российской иерархии. М., 1812. Т. IV. С. 61; ср.: Там же. М., 1814. Т. VI. С. 333 (цит. по статье М.В. Толстого - примеч. 7). Мнение Амвросия Орнатского было повторено А.Н. Муравьевым (Муравьев А.Н. Путешествие по святым местам русским. СПб., 1846. Ч. 1. С. 10. 1-е издание - 1832 г.).
7Толстой М.В. Несколько слов об Успенском Дубенском монастыре // ЧОИДР. 1860. Кн. 1. Отд. 1. С. 45-50. ил.; Он же. Рассказы из истории русской церкви. Изд. Валаамского монастыря. 1991. С. 190, 205.
8Макарий, архиеп. История русской церкви. СПб., 1866. Т. IV. С. 189.
9Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. СПб., 1890. Т. 1. С. 387.
10Голубинский Е.Е. Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. СПб., 1909. С. 61, 65, 66. См. также: Смирнов М.И. Феодальные владения Переяславских и иногородних монастырей в Переяславль-Залесском уезде ХIV-ХVIII ст. // Тр. Переяславль-Залесского ист.-худож. и краевед. музея. Вып. XII. Переяславль-Залесский, 1929. С. 7. Следует заметить, что мнение М.В. Толстого было принято не всеми исследователями. Так, А.В. Горский, знакомый с работой М.В. Толстого, склонялся все же к выводу о том, что и в летописи и в Житии Сергия имеется в виду один монастырь (Горский А.В. Историческое описание Свято-Троицкiя Сергiевы Лавры. М., 1879. С. 175, 176, примеч. 4).
11Прохоров Г.М. Повесть о Митяе. Л., 1978. С. 101-111.
12Кучкин В.А. О роли Сергия Радонежского в подготовке Куликовской битвы // Вопросы научного атеизма. Вып. 37. М., 1988. С. 110-116.
13Кучкин В.А. Дмитрий Донской и Сергий Радонежский в канун Куликовской битвы // Церковь, общество и государство в феодальной России. М., 1990. С. 103-126.
14Кучкин В.А. О роли ... С. 110-113; Он же. Дмитрий Донской ... С. 114-115.
15Кучкин В.А. О роли ... С. 114-115; Он же. Дмитрий Донской ... С. 117-118.
16Кучкин В.А. Дмитрий Донской ... С. 119-122.
17Толстой М.В. Указ. соч. С. 46, 47.
18РГАДА. Ф. 1354. Оп. 570. № Ш-19.
19РГАДА. Ф. 1356. Оп. 1. Д. 177. № 612.
20РГАДА. Ф. 1354. Оп. 570, № С-52.
21РГАДА. Ф. 1354. Оп. 571. Л. 73, № Ш-24. "1-я часть" пустоши (небольшой участок у юго-западной границы площадью 5 десятин) досталась коллежскому ассесору Николаю Игнатьеву Бобрикову, "2-я часть" площадью 66 десятин (южная треть) - коллежскому регистратору Николаю Иванову сыну Сорокину и, наконец, "3-я часть" площадью 215 десятин, в которую входил Шевякин остров, досталась гвардии капитану Николаю Иванову сыну Аксакову (РГАДА. Ф. 1354, оп. 571. Л. 73).
22Толстой М.В. Указ. соч. С. 47. Через четверть века после М.В. Толстого место пустыни посетил В.И. Орлов. Результаты его наблюдений отразились в главе "Закубежский приход" составленного им "Описания церквей и приходов Владимирской епархии". Вначале (раздел "Местность") В.И. Орлов в основном повторяет сведения своего предшественника. Далее же (в разделе "Церковь") содержится оригинальное описание ризницы, утвари, икон и книг церкви Закубежского погоста, значительно дополняющее сведения М.В. Толстого: «Из Успенской обители, при ея упразднении, последовавшем в 1765 году, в соседнюю Успенскую приходскую церковь погоста Спас-за-Кубежью, даны: 1) Икона Иверския Божией Матери древняго искуснаго письма и мерою в вышину 2 ар. 2 вер., а в ширину 1 ар. 8 1/2 вер. Икона сия местно чтима явленною и чудотворною. Риза на ней вместо прежней медной, в 1871 г. усердием крестьянина сельца Дубков - Егора Кузьмина сделана серебряно-позолоченная с таким же венцом из страз простых и цветных камней в короне. Икона эта помещена в тезоименитом ей левом приделе Успенской церкви; под нею стоит доска с изображением монастыря в развалинах и с надписью: "Вид Успенской Дубенской Шевякиной пустыни 1765 года"».
К этому тексту В.И. Орлов дает следующее примечание: "Об иконе Иверския Божией Матери в приходе погоста Спас-за-Кубежскаго сохраняется предание, что эта святая икона была отдана, как и икона Спасителя, в близкое от Успенской пустыни, в с. Заболотье (Пер. уезда), но волею Божией явилась на место бывшей пустыни, и когда оттуда была перенесена в Успенскую церковь Спасского погоста, то изволила пребыть в сей церкви; в память сего, с той поры ежегодно, в неделю православия (2-я седмица великого поста), Икона Иверския Божией Матери с крестным ходом из Успенской приходской церкви погоста Спас-за-Кубежью, при большом стечении богомольцев, приносится к себе домой (по местному выражению прихожан) на место бывшей Успенской пустыни, в часовню, в которой, кроме обветшалых старинных икон, помещены недавно две иконы святых Серапиона и Никона игуменов Радонежских, новейшаго искусснаго письма; другая же часовня по ветхости развалилась. По пребытии иконы и крестнаго хода местным причтом в часовне совершается малое водосвящение и служится лития по зде лежащих; усердствующие просят служить молебны, что и исполняется причтом, благоговейно чтущим вверенную им святыню и память о бывшей в приходе их Успенской-Дубенской пустыни".
Далее В.И. Орлов пишет: «
2) Крест напрестольный серебряный с начертанием на оном: "1708 года маiя в 18 день построилъ сей крестъ въ Переяславскiй уѣзд въ церковь Успенiе Пресвятыя Богородицы Шавыкиной пустыни, Сила ведоровъ сынъ Лызлова ради поминовенiя родителей своихъ, а весу 99 золотниковъ". На задней стороне сего креста 5 клейм, на коих начертано: "мощи: 1) перво-мученицы Ѳеклы; 2) Iакова отъ 40 мучениковъ, 3) Благовѣрнаго князя Владимiра, 4) Евстафiя-плакиды и 5) Благовѣрнаго князя Ѳедора Смоленскаго и Ярославскаго".
3) Евангелие напрестольное в пол-листа на александрiйской бумаге, Московской печати 1722 г., с надписью на первом листе: "Евангелiе церкви Благовѣщенiя Пресвятыя Богородицы пустыни Успенской Шевякиной 1723 года. Петр Викентьевъ". На листах надпись: "Сiе святое Евангелiе поступило въ церковь Преображенiя Господня за Кубежью 1765 года". Переплет этого Евангелия бархатный; на обоих досках по 5 клейм стариннаго серебра; на лицевой стороне в клейме посреди Евангелия изображен Деисус, в угольных - 4 Евангелиста.
4) Кадило серебряное с рѣзьбой и начертанием:" 1707 года апрѣля 7 дня поступило сiе кадило въ Успенскiй монастырь Ѳедор да Сила ведоровъ Лызловы ради поминовенiя родителей своихъ, а вѣсу золотников..."
5) Колокол с начертанием древнею славянскою вязью, которую трудно прочесть» (Орлов В.И. Описание церквей и приходов Владимирской епархии. Александровский уезд. Владимир, 1886. Т. 1. С. 58-59).
Поскольку ниже, в описании приходских учреждений, приводятся данные за 1885 г., можно полагать, что В.И. Орлов посетил с. Спас-Закубежье именно в 1885 г. (там же, с. 60). Описание его представляет большой интерес. Во-первых, оно содержит данные натурной фиксации места пустыни, сопоставимые с таковыми М.В. Толстого. Так, говоря о часовне, Орлов подчеркнуто повторяет текст своего предшественника ("кроме обветшалых старинных икон"), дополняя его результатами своих наблюдений ("помещены недавно две иконы..."), из которых следует, что в 1880-е годы почитание места пустыни продолжалось.
Не менее интересным представляется его описание предметов церковного обихода. Он указывает размеры иконы Иверской Богоматери (151 х 109 см), другие подробности и, что особенно важно в плане нашего исследования, дает оригинальное прочтение надписей.
Обратимся к расхождениям в прочтении надписей Толстым и Орловым. Начнем с надписей на кадиле 1707 г. и кресте 1708 г., которые, как будет показано ниже, близки по стилистике. В надписи на напрестольном кресте 1708 г. Орлов читает "Шавыкиной" вместо "Шавыкинской" у Толстого. Он приводит также конец надписи, опущенный Толстым: "Сила Ѳедоров сынъ Лызлова ради поминовенiя родителей своихъ, а весу 99 золотников". Завершающие надпись слова делают понятной всю фразу (Сила Федоров "построилъ сей крест"). Отсюда становится видно, что Толстой, не разобрав конца надписи, прочел неверно и ее начало ("построенъ сей крестъ ... къ церкви..."- Толстой М.В. Указ. соч. С. 47).
Воспроизводя надпись на кадиле 1707 г., Орлов также прочел завершающие ее слова, упущенные Толстым: "ради поминовенiя родителей своих, а вѣсу золотников..." Текст этот повторяющийся на предметах, вложенных Лызловыми, свидетельствует о том, что в начале XVIII в. в пустыни служили литии по усопшим, с чем, видимо, следует связывать вклады местных вотчинников.
Поскольку, как было показано, Орлов передает надписи на металлических предметах ближе к подлиннику, нужно признать за более достоверное и его чтение названия пустыни "Шавыкиной". Тогда появление чтения Толстого ("Шавыкинской") надо связывать со стремлением последнего унифицировать название пустыни. В таком случае наиболее раннее полное наименование пустыни (на кресте 1708 г.) должно читаться: "въ церковь Успенiе Пресвятыя Богородицы Шавыкиной пустыни" Отметим здесь же, что близкое чтение ("что в Шавыкинѣ") фиксируется в надписи на иконе Спасителя, хранившейся в 1859 г. в с. Заболотье (Толстой М. В. Указ. соч. С. 47).
Расхождения в прочтении названия пустыни имеются и по надписи на Евангелии 1722 г. Однако интерпретировать их не удается столь же однозначно. Толстой читает "пустыни Успенской Шавыкинской", Орлов - "Успенской Шевякиной". Поскольку вариант Толстого возник, видимо, в результате унификации названия, принимаем за более достоверную усеченную форму топонима. В то же время конкретное чтение Орлова не может быть принято без проверки. Попытаемся это сделать. Аналогичное расхождение наблюдается в прочтении надписи на доске с изображением монастыря: у Толстого - "Шавыкинской", у Орлова - "Шевякиной". Топоним "Шевякина" применительно к пустыни документально фиксируется в 1775 г., поэтому присутствие его при изображении 1765 г. не вызывает больших сомнений. В силу этого применительно к надписи 1765 г. мы должны признать за более достоверное чтение Орлова, отказавшись от унифицированного варианта Толстого. Соответственно в надписи на Евангелии 1723 г. чтение "Шевякиной" кажется более вероятным. Впрочем, настаивать на нем без дополнительной проверки было бы преждевременным.
В заключение нашего разбора следует сказать о том же топониме применительно к земельной даче, на которой некогда располагалась пустынь. Орлов именует земельную дачу "Шевякиной", что соответствует данным Генерального межевания, и добавляет: "по местному названию Шавыкиной" (Орлов В. И. Указ. соч. С. 57). Это указание представляет интерес как последняя по времени фиксация древнего топонима в устной традиции с. Закубежье. Оно показывает также, что можно с доверием относиться к упоминанию "пустоши Шавыкиной" Толстым (Толстой М. В. Указ. соч. С. 46).
23Планы дач см.: РГАДА. Ф. 1354. Оп. 570. Д. Л-25, Н-26, П-151.
24Поскольку в момент упразднения (1765) строения пустыни были в руинах, можно полагать, что к этому времени она какое-то время уже стояла в запустении, а служба в ее церквах не велась. Видимо, фактически пустынь перестала существовать ранее 1765 г., скорее всего, во второй четверти XVIII в.
Говоря о времени запустения Шавыкиной пустыни, нельзя обойти вниманием предположение В. И. Орлова о том, что Успенская церковь Закубежского погоста была "переименована в таковую из ... Успенской обители, ведя таким образом начало от упраздненного монастыря" (Орлов В. И. Указ. соч. С. 57).
Знакомство с архивными материалами не подтверждает этого предположения применительно к храму 1833 г. Каменная церковь Успения Божией матери, построенная в 1833 г. и сохранив шаяся до наших дней, имела три престола: "в настоящей - холодной в честь Успенiя Божiей матери, в приделе на южной стороне во славу Преображения Господня, на сѣверной стороне в честь иконы Иверския Божией Матери" (Орлов В. И. Указ. соч. С. 58). До ее возведения на Преображенском погосте существовали две деревянные церкви: Преображенская и Успенская. Поскольку престолы обеих оказались в новопостроенном храме, очевидно, что и название свое он усвоил от Успенской церкви, стоявшей до этого на погосте.
Может, однако, возникнуть вопрос: не перенесен ли престол этой последней церкви из упраздненной пустыни? Попытаемся на него ответить
Историю церквей Закубежского погоста проследил по данным писцовых и переписных книг В. Добронравов. В наиболее раннем известии о погосте, сохранившемся в выписи из писцовых книг 1627-1629 гг., говорится лишь об одном храме: "погостъ Преображенский особняк да на погостѣ церковь Преображенiе Господа Бога и Спаса нашего Iисуса Христа древяна ветха, а въ церкви образы и книги и свѣчи и всякое церковное строенiе мiрское" (Добронравов В. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Вып. 2. Переяславский и Александровский уезды. Владимир, 1893. С. 481). Один Преображенский храм упоминается и в писцовой книге 1653 г. В переписной книге 1703 г. у той же церкви показаны "попы Агей Дмитрiевъ, Андрей Ивановъ, дьякон Тимофей, дьячокъ Иван Агѣевъ, пономарь Ѳедор Яковлевъ" (там же, с. 481. Цит. по: Материалы по истории Владимирской епархии. Вып. 5. Переяславская десятина жилых и данных церквей и пустовых церковных оброчных земель. Владимир, 1897. С. 91).
Вторая церковь впервые фиксируется в 1707 г. в делах патриаршего казенного приказа. В "отписи" датированной 7.II.1707 г., говорится о взятии недоимки с "Серебожскаго стану Закубежской волости, Преображенскаго погоста церкви Успенiя Пресв. Богородицы, что в Заку бежьи попа Андрея" (там же, с. 481; Цит. по: Материалы по истории Владимирской епархии ... С. 90). Сравнение этого текста с цитированным выше известием позволяет видеть в попе Андрее Андрея Иванова - одного из двух священников, служивших в 1703 г. в Преображенской церкви. Следовательно, новый храм возник между 1703 г. и началом 1707 г.
Две деревянные церкви - "во имя Преображенiя Господня и Успенiя Пресвятой Богородицы" - значатся на "Закубежском" погосте в ведомостях о церквах бывшей Переяславской епархии, составленной в 1799 г. (Добронравов В. Указ. соч. С. 482; цит. по: Загорский М. В. Разбор и описание дел Переяславскаго Духовнаго Правления. Прилож. 5 // Труды Владимирской ученой архивной комиссии. Кн. 5. Владимир, 1903. Материалы. С. 141). Антиминс в Успенском храме был освещен в 1779 г. Упоминается она также в недатированной надписи на минеи печати 1673 г. (Добронравов В. Указ. соч. С. 483).
Столь раннее (не в 1765 г. или 1730—50-е годы, а в 1703-1707 гг.) появление Успенской церкви на Закубежском погосте исключает предположение о переносе ее престола из пустыни. Ведь 18.05.1708 г. для Успенской церкви пустыни был выполнен напрестольный крест, что явно свидетельствует о продолжении в ней службы. Да и устройство часовни на месте ее престола после 1765 г. отнюдь не свидетельствует в пользу версии о переносе.
Тем не менее появление на Закубежском погосте в 1703-1707 гг. Успенской церкви требует объяснения. Не исключено, что оно было связано с какими-то неизвестными нам событиями последних десятилетий жизни пустыни и имело целью сохранить о ней память. Кстати, создание в те же годы новых предметов церковного обихода для храма пустыни может косвенно указывать на перемещение части его церковного убранства во вновь созданную Успенскую церковь погоста.
25РГАДА. Ф. 1209. Кн. 812.
26Там же. Кн. 7646, 7647. О соотношении этих двух описаний см.: Готье Ю. В. Замосковный край в XVII веке. М., 1906. С. 59.
27Там же. Кн. 349.
28Там же. Кн. 7651.
29Там же. Кн. 812. Л. 431-434 об.
30Там же. Кн. 7651. Л. 12 об.-13.
31Преображенский погост "особняк" не локализован. Погост "Благовещенский на реке на Дубне" располагался на правом берегу этой реки ниже устья р. Вели (см. на Плане конца XVIII в. -РГАДА, ф. 1356, оп. 1, д. 177, №679). "Погост Иоакима и Анны" - это сохранившаяся до наших дней церковь в с. Акиманка к югу от с. Константинова (там же, X» 573). Погост Дмитрия Селунского находился в с. Дмитровском, располагавшемся на пути из Константинова в с. Окоемово (там же, № 601; на карте 1967 г. показан "погост Дмитровский" - Карта ГУГК по съемке 1940 г. 0-37-124-Б). "Погост Николая чудотворца на р. Дубне" - погост Никольский или Никола Перевоз, расположенный напротив старого устья р. Вели (там же, № 676). "Погост Живоначалные Троицы на речке на Вытравке" на плане Генерального межевания показан как "Погост Троицкий что на Вытроске" при сельце Фидюлине (там же, № 588). Он находился в 8 км к юго-западу от Шевякиной пустоши. Сохранилось лишь кладбище, помеченное на карте 1967 г. как "погост Вытравский". И наконец, "погост Покрова Пречистые Богородицы" под названием "П. Покровский" показан на плане XVIII в. к югу от сельца Окоемова (там же, № 655). В настоящее время осталось лишь кладбище, помеченное на карте 1967 г. как "урочище погост-Покровский"
Центром Серебожского стана явился погост Никола-Перевоз на р. Дубне. Об этом говорит текст отписи из архива Переяславской церковной десятины: "Лета 708 апреля 30 по указу в. г. (т. ) Петра Алексеевича ... взято церкви Николая чуд., что въ Серебожи на р. Дубнѣ..." (Материалы по истории Владимирской епархии. Вып. 5. Владимир. 1897. С. 93).
32Так, сельцо Иванково к западу от Шевякиной пустоши, принадлежавшее в 1775 г. Настасьи Нееловой (рис. 1, Б, № 611), в 1677 г. было за Григорием Михайловым сыном Неелова (РГАДА, ф. 1209, кн. 7651, л. 11 об.) Ивану Уварову в 1775 г. принадлежала пустошь к северу от д. Сковородиной (рис. 1, Б, № 618), а в 1677 г. за Федором Яковлевым сыном Уварова значилось соседнее сельцо Осипово (РГАДА, ф. 1209, кн. 7651, л. 11 об.; местоположение см.: рис. 1, Б, № 630).
33РГАДА. Ф. 1209. Кн. 7651. Л. 10, 12.
34ДДГ. С. 375.
35Веселовский С.Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969. С. 333-334, 353-358.
36ДДГ. № 61. С. 194.
37АСЭИ. Т. 1. М., Л., 1952, № 400. С. 292-293.
38ДДГ. № 89. С. 355. См. также: С. 359.
39Еще раз Серебож упоминается в грамоте, выданной Иваном III Троице-Сергиеву монастырю между 12.VI.1471 г. (кончина кн. Юрия Васильевича) и 1474 г. (завершение игуменства Спиридония). Этой грамотой "крестьяне монастырские", которые "ездят из их (т.е. Троицкого монастыря. - С. Ч.) сел и с приселков через Серебож з житом или з животиною", освобождались от уплаты мыта и пошлин (АСЭИ. М., Л., 1952. Т. 1, № 358. С. 263). Весьма вероятно, что речь в грамоте идет о дороге из Троицкого монастыря в волость Юлку и далее в его угличские вотчины, известные с начала XV в. Под названием "Юлотцкой" эта дорога упоминается в грамоте 1492-1494 гг. (АСЭИ. Т. 1, № 571. С. 451). Она вела несколько западнее современного Угличского шоссе через села Акиманка, Константиново и Закубежье (рис. 1А, 2 - см. в левой части плана).
40В марте 1545 г. Иван IV после посещения Калязина монастыря "поѣха на свою государьскую потѣху въ Заболотiе на медвѣди, а оттолѣ въ Живоначалной Троицы в Сергiевъ монастырь" (ПСРЛ. Т. XIII. 1-я половина. СПб., 1904. С. 146).
41Следы Вытравки в районе ее впадения в Дубну зафиксированы топосъемкой у южной оконечности острова (рис. 2).
42Остров состоит из трех останцов, которые имеют абсолютные отметки (с юга на север) 132.80, 132.00, 133.03 (рис. 3).
43Запись была сделана 24.1Х.1989 г. на месте пустыни от Титова Бориса Сергеевича и Скворцова Николая Петровича 1937 г. рождения, проживающих в д. Сковородино: "Шевякино. До 1956 года мы здесь обедали (во время покосов). И мужики рассказывали: "здесь часовня была (в момент разговора мы находились на северной наиболее возвышенной поляне; наши собеседники указали на южную поляну, расположенную ближе к прудам). После войны, когда мне (Н.П. Скворцову. -С.Ч.) лет 14 было, кирпич находили. Раньше ее (это место. - С.Ч.) называли "Старая заводь". Сюда канава шла ... Мы ходили сюда косить (Н.П. Скворцов указал на луг в пойме р. Быстрицы). Раньше здесь весной всё заливало. Мы выезжали на лодках из деревни. А летом все высыхало. До 1956 г. мы все здесь выкашивали". Луга Хвощи, Полосы, Галкино и Озерко локализованы на плане со слов информаторов.
44Запись от Н.И. Куприянова (род. в несуществующей ныне д. Александровке; в д. Ясниково проживает с 1947 г.) была сделана 10.10.1989 г.: "Шевякина - остался большой липняк. Помню, раньше записывали в церковные книги, тот, кто служил в церкви ... Там была часовня. Железо сняли и часовню сожгли ... Кто-то раньше, сочинители кто-то, были сосланы. Часовню поставили, когда там не было никого. Какой-то был - фамилия Шевякина - Шевякина получилось ... (Идти туда) по дороге до Дубны, по Дубне влево. И будет дубняк. Налево - ольшняк, болото. Раньше был лес. Осушили теперь. Лес - остров. Вытравка терялась в болоте. Прокопали (Вытравку. -С.Ч.) в 72-83 году ... Часовню сломали перед войной. В 37 году лето было сухое. Было вредительство, сибирская язва, болота горели. И тогда железо сняли. Рыбаки сожгли ... Мы на охоту ходили (говорили): "Липняк", "Шевякина" ... Служил один в церкви регентом. Он говорил, что там в 700-м, в 800-м году были сосланы. Он в Никульском, в церкви работал".
45Чернов С.З. Отчет Московской археологической экспедиции ... за 1989 г. Т. 8, 9 // Архив ИА РАН. Р-1; Он же. Отчет Московской археологической экспедиции ... за 1990 г. Т. 6, 7 // Архив ИА РАН. Р-1. См. также: Чернов С.З. Из двухсотлетнего забвения // Наука в России. 1993. №4.
46Московская керамика: новые данные по хронологии. М., 1991. Табл. 81-111.
47Там же. С. 51, 52.
48Колчин Б.А. Железообрабатывающее ремесло Новгорода Великого // МИА. № 65. М., 1959. Рис. 70.
49Московская керамика ... Табл. 47, № 2275.
50Там же. Табл. 65, № 73, 76; Табл. 67, Б-2.
51Там же. Табл. 64, В; Табл. 67, Б-6.
52Там же. Табл. 70, № 158 и др.
53Там же. С. 20.
54Там же. Табл. 70, 71, 76.
55Большой кувшин (рис. 9 - верхнее изображение) собран из фрагментов, один из которых найден в яме 1А.
56Там же. С. 47; С. 48, примеч. 9, 10; С. 30; Табл. 71, № 188; Табл. 74, № 340-348; Табл. 79, Г. Розенфельдт Р.Л. Московское керамическое производство XII—XVIII вв. М., 1968. С. 18; Табл. 3.
57Гаврилов С.А. Церковь Вознесения в Коломенском: Исследования 1972-1990 гг. // Реставрация и архитектурная археология. М., 1991. С. 168.
58Так, например, Корнилий Комельский в 1515-17 гг. с братией "постави превелику" церковь Богородицы, начал "келейное здание" и устроил "четвероюголен образ монастырю" ("Устав" Корнилия Комельского // Лурье Я.С. Устав Корнилия Комельского в сборнике первой половины XVI в. // Рукописное наследие Древней Руси: По материалам Пушкинского дома. Л., 1972. С. 257).
59Площадь, пригодная для земледелия, равна на острове 17,5 десятинам, что соответствует потребности в земле 1 крестьянского двора - примерно 15 десятин (Алексеев Ю.Т. Аграрная и социальная история Северо-Восточной Руси ХV-ХVI вв. М., Л., 1966. С. 20), между тем, как даже в ранний период размеры поселения (примерно 5 тыс. кв. м) превышали размеры однодворного селения (1-1,5 тыс. кв. м).
60Пролог за март-август. М., печ. дв. 6.ХII.1643; Пролог за март-август. М, печ. дв., 1.III.1660.
61Пролог за март-август. М, печ. дв., 1. 1677. С. 59.
62Семенченко Г.В. О хронологии троицких актов второй половины XV в. // Археографический ежегодник за 1987 год. М., 1988. С. 52.
63Пролог за март-август. М., печ. дв. II. 1685; Там же. М., печ. дв. XI. 1689; Там же. М., печ. дв. II. 1696.
64Пролог. 2-я половина года. М., Синод, тип., 1. 1735. С. 54, 55; То же. М., Синод, тип. 13.1747. С. 54, 55.
65Благодарю Б.М. Клосса, любезно сообщившего мне об этом.
66Словарь книжников и книжности Древней Руси: Вторая половина ХIV-ХVI вв. Ч. 1. Л., 1988. С. 326.
67Моисеева Т.Н. Житие Новгородского архиепископа Серапиона // ТОДРЛ. Т. XXI. М., Л., 1965. С. 154.
68Великие Минеи четьи, собранные митрополитом Макарием. Декабрь, дни 1-5. М., 1901. Стб. 69.
69Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871, С. 248; Клосс Б.М. Указ. соч. С. 290.
70АСЭИ. М., 1964. Т. 3. С. 80.
71Смирнов С.К. Историческое описание Саввино-Сторожевского монастыря. М., 1852. С. 7-9.
72Голубинский Е.Е. История канонизации святых в русской церкви. М., 1903. С. 100; Николаева Т.В. Древний Звенигород. М., 1978. С. 69.
73Успенский Стромынский монастырь (из Моск. епарх. ведомостей. 1870. № 40). Вифания, 1905.
74Там же.
75Книга 575 Троицкого собрания. Цит. по: Архив РАН. Ф. 620 / С.Б. Веселовского/, д. 13, л. 247.
76АСЭИ, Т. 1. № 75, 144, 173, 174, 284. Там же. Т. 2. М., 1958, № 333. 361; Там же. Т. 3. М., 1964, № 463, 464. См. также: ДДГ, С. 223.
77Наблюдение это принадлежит С.К. Смирнову, который провел соответствующее исследование при подготовке к переизданию своего "Описания Саввина Сторожевского монастыря", "имея в виду" находку М.В. Толстого "о Дубенском монастыре на острову" (Толстой М.В. Указ. соч. С. 49, примеч.).
78Тихонравов Н.С. Указ. соч. Отд. 1. С. 60.
79Там же. Отд. 1. С. 138; Отд. 2. С. 39. Житие преподобного и богоносного отца нашего Сергия-чудотворца // Памятники древней письменности и искусства. СПб., 1885. Т. 58. С. 128.
80Тихонравов Н.С. Указ. соч. Отд. 2. С. 73.
81Клосс Б.М. Указ. соч. С. 277.
82Там же. С. 274.
83Памятники литературы Древней Руси. XIV - середина XV века. М., 1981. С. 420.
84ПСРЛ. Пг., 1922. Т. XV, вып. 1. Стб. 137.
85Кучкин В.А. Сергий Радонежский // Вопросы истории. 1992. № 10. С. 86.
86Там же.
87Там же. С. 86, 87.
88Там же. С. 82.
89Тихонравов Н.С. Указ. соч. Отд. 1. С. 56.

Иллюстрации
1А. Схема расположения Успенских Дубенских монастырей в 1380-е годы. 1 -территория великого Московского княжения (к югу от границы - Московское княжество, к северу - переяславские земли, ранее входившие в великое Владимирское княжение); 2 - Радонежский удел кн. Владимира Андреевича; 3 - северная и южная границы Клинско-Дмитровской гряды, активно заселявшейся в XIV в.
1Б. Территория стана Серебож по Плану Александровского уезда конца XVIII в. (РГАДА, № 1356. Оп. 1, д. 177) 4 - границы владений и их номера (отмежеваны в 1775-1776 гг.): 581 - Константиновского села з деревнями
2. Местоположение следов Успенской Дубенской Шавыкиной пустыни по карте, основанной на съемке 1977 г. (напечатана 7.IV.1980 г. ; масштаб 1:25000): 1 - реки и ручьи, русло которых не подвергалось изменениям в ходе мелиорации, 2 - р. Дубна, русло которой прорыто в ходе мелиорации 1972 г., 3 - мелиоративные канавы, 4 — заболоченные леса, 5 -участки заболоченного леса, сведенные между 1972 и 1977 г., 6 — леса на возвышенных участках, 7 - мелколесье, 8 - открытые болота, 9 - луга, 10 - дороги, 11 - дороги шоссейные, 12 - пашни, 13 - остров "Шевякино", 14 - следы Шавыкиной пустыни
3. План Шавыкина острова, составленный на основе топосъемки, проведенной в 1989 г. В.В. Петровым в масштабе 1:1000: 1 - березово-осиновый с примесью дуба и липы лес на острове; 2 - луга; 3 - ольховый заболоченный лес; 4 -открытые болота; 5 - мелиоративные канавы; 6 - дамба, устроенная вдоль прорытого русла р. Дубны. На врезке -схематическое изображение острова с показом места Шавыкинской пустыни
4. План Шавыкиной пустыни, снятый В.В. Петровым в 1989 г. в масштабе 1:500: 1 - раскоп 1989-1990 гг. с показом сооружения 1 (разбит по показанию магнитной стрелки); 2 -шурф и его №; 3 -границы культурного слоя
5. План раскопа 1989-1990 гг. Зачистка 2 пласта на глубине - 40 см: 1 -серо-коричневый переотложенный верхний слой, 2 - серо-коричневый слой заполнения ямы 2; 3,4 -серо-черный слой с углем, разной концентрации, относящийся к этапу первоначального освоения; 5 - скопления обожженной глины, 6 - материковая засыпка сооружения 3 с прослойками культурного слоя; 7 - фрагметы печины; 8 - черный слой с углем заполнения сооружения 1, 9 - прокаленный белый песок, желтый (ж) и коричневый (к) песок
6. Находки из заполнения подпечной ямы сооружения 1: 78 - косы обломок; 80 - дужка цилиндрического замка; 87 - костыль; вещи, сложенные в качестве железного лома (№ 91-93а): 91 - 5 спекшихся ручек от ножниц; 92, 93 - цилиндрические замки; 93а - кольца от упряжи; 95 -пряжка; 99 - нож. согнутый вдвое; 101 - миниатюрный гвоздь; 103 - пластина; 88 - нож кремневый неолитического времени; 98 - скребок кремневый неолитического времени; Изделия из железа (пласт 1), связываемые с сооружением 1: 1 - дужка цилиндрического замка (кв. 4); 3 - предмет железный (кв. 9); 133 - нож (кв. 10)

 
7. Керамический комплекс из заполнения подпечной ямы сооружения 1. Серая керамика
8. Керамический комплекс из заполнения подпечной ямы сооружения 1. Красноглиняная грубая керамика
9. Керамический комплекс из заполнения подпечной ямы сооружения 1 и синхронные находки из слоя. Красноглиняные кувшины. Под номерами показаны фрагменты, взятые в качестве индивидуальных находок


10. Изразцы, кирпич и плитка пола из Шавыкиной пустыни: Раскоп: № 29, 37, 55, 58, 60ж - красные рельефные изразцы (перемычки) со следами побелки; № 60е, 61 - обломки румп красных изразцов; 48, 54, 59 - плитка пола керамическая мореная с лощеной поверхностью (п -первоначальная поверхность). Планиграфия находок: I-III - кирпич печной: I - бурого цвета толщиной 44 мм; II -светло-бурого цвета со следами побелки толщиной 42 мм; III - из хорошо отмученной красной глины; IV - плитка пола; V-VI - красные рельефные изразцы: V - перемычки со следами побелки, VI - обломки румп; VIII - зона распространения обломков белого камня и местонахождение обломка белокаменной плиты; VIII - склеившиеся находки. Распределение находок по пластам: 24-50 - 1 пл.; 61-66 - 2 пл. до - 30 см; 67-77 - 2 пл. до - 40 см. Шурф 24: 26 - красный рельефный изразец со следами побелки
11. "Вид Успенской Дубенской Шавыкинской пустыни 1765 года" и вид часовни в 1859 г. из статьи М.В. Толстого
12. Стратиграфия шурфов, заложенных на территории Шавыкиной пустыни в 1989 г. Шурф 11 (профиль северной стенки), шурф 15 (профиль южной стенки), шурф 22 (профиль западной стенки): 1 - дерн; 2 - серо-коричневый однородный слой на супеси; 3 - развал обожженной глины с углями (до 2x2 см); 4 - серая супесь с углем; 5 - темно-серая гумусированная супесь с углем; 6 - серо-черная супесь с углем; 7 - серая супесь с незначительной насыщенностью гумусом; 8 - прослойка темной супеси; 9 - развал кирпичного боя; 10 - светло-серая опесчаненная супесь; 11 - материк.

 
13. Шавыкина пустынь. Раскопы 1989, 1990 гг. План зачистки на глубине - 25 см: 1 - серо-коричневая супесь - переотложенный верхний слой; 2 — серо-коричневая гумусированная супесь - слой заполнения ямы 2; 3 - серо-черная гумусированная супесь с углем; 4 - черная гумусированная супесь с углем, относящаяся к этапу первоначального освоения; 5 - скопления обожженной глины; 6 - материковая засыпка сооружения 3 с прослойками культурного слоя, образующими в зачистке "малахитовый" рисунок; 7 - фрагменты печины; 8 - интенсивно-черная гумусированная супесь с углем и мелкими фрагментами печины - заполнение сооружения 1; 9 — прокаленный белый песок, а также желтый (ж) и коричневый (к) песок; 10 - глина. Список находок: Раскоп 1989 г. Пласт 1:1- замка цилиндрического лужка (кв. 4); 2 - камень точильный (кв. 8); 3 - нож железный (кв. 9); 4 - шлак керамический (кв. 8); 5 - фрагмент керамического изделия (кв. 5). Пласт 2 (сооружение 1): б -фрагмент керамики с отверстием (кв. 4); 9 - 4 венчика красноглиняного грубого сосуда (кв. 6); 10 - пробой железный (кв. 6). Пласт 3 (сооружение 3): 11 — стенка серого сосуда (кв, 7; черный слой ниже засыпки сооруж. 3); 12 - венчик серого сосуда (кв. 7); 13 - стенка сосуда (кв. 9); 14 - венчик серого сосуда (кв. 7); Пласт 2 (сооружение 1 и синхронный слой): 15 - стенка сосуда (кв. 4; подклейка к № 18); 16 (а, в) - венчики серых сосудов (кв. 4); 17 -венчик красноглиняного сосуда с орнаментом (кв. 3); 18 - венчик сосуда, переходного от серой к красноглиняной керамике (кв. 14); Пласт 4 (заполнение ямы 3): 19 - фрагмент красноглиняной керамики (кв. 7); 20 - коры березовой фрагмент (кв. 10, под плахой, имеющей отметку - 207); 21 - фрагмент стенки сосуда (кв. 10, под плахой); 22, 23 - донце и стенка сосудов (кв. 9, на дне ямы 36). Металл ХVIII-ХIХ вв. (№ 106-145) - см. на рис. 22. Раскоп 1990 г. Пласт 1: 24 - плиты белокаменной обломок (кв. 24); 25 - точильный камень (кв. 24); 26, 26а -кирпичей грубоформованных фрагменты (кв. 24); 27 - венчик миниатюрного красноглиняного грубого сосуда (кв. 24); 28 - точильный камень (кв. 24); 29 - изразца неполивного перемычка (кв. 16); 32 - донце красноглиняного сосуда с клеймом (кв. 15); 33 - плитки пола керамической мореной фрагмент (кв. 15); 34 - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 14); 35 - плитки пола керамической мореной фрагмент (кв. 22); 36, 39 - колечки железные (кв. 13); 37, 40, 41 - изразцов неполивных обломки со следами ангоба (кв. 13); 38 - чистового точильного камня обломок (кв. 13); 42 - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 13); 43 - обломки жести (кв. 13); 44 -румпы изразца фрагмент (кв. 12); 46, 47 - обломки кирпичей: грубоформованного (кв. 19) и из хорошо отмученной красной глины (кв. 18); 48 - плитки керамической мореной с лощением фрагмент (кв. 23); 48а - развал обломков оплавленной бутыли зеленого стекла (кв. 22); 49 - кирпича грубоформованного со следами ангоба обломок (кв. 12); 54 - плитки керамической мореной фрагмент (кв. 31); 55, 58 - изразцов неполивных перемычки с орнаментом и следами ангоба (кв. 29, 13); 59, 60б, 60в - плитки керамической мореной обломки (60б - с лощеной поверхностью) (кв. 13, 23): 60 - ручка от сковороды красноглиняная (кв. 17); 60г - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 15); 60д - грузило керамическое (кв. 27); 60е - румпы изразца обломок (кв. 13); 60ж - изразца неполивного орнаментированная перемычка (кв. 31) (№ 606, в, г - в зачистке - 25 см). Пласт 2 (-25-30 см): 61 - румпы неполивного изразца фрагмент (кв. 24); 62, 63 - кирпичей грубоформованных светло-бурых обломки (№ 62 - толщиной 42 мм) (кв. 15); 65 - оселок каменный (кв. 19); 66 - венчик краснолощеного кувшина (кв. 30). Гвозди кованые (пл. 1, 2) - №№ 30, 31, 45, 56, 57, 60а, 50-53, 56, 57, 60а, 64, 64а; Пласт 2 (-30-40 см): 67, 68 - два склеившихся фрагмента грубоформованных кирпичей светло-бурого цвета со следами ангоба (кв. 15); 69 -гвоздь кованый (кв. 15); 70 - зуб мелкого млекопитающегося (кв. 24); 71 - краснолощеного кувшина венчик (кв. 15); 72 - фрагмент обмазки печи (кв. 23); 73 - керамического изделия обломок (кв. 31); 74 - ручка белоглиняного ангобированного кувшина (кв. 14); 75 - пряжка железная (кв. 30); 76 - красноглиняной столовой посуды обломок (кв. 30); 77 - обломок обмазки печи (кв. 22). Пласт 3 (заполнение ямы 1а за исключением оговоренных случаев:): 78 - косы железной обломок (хв. 30); 79 - венчик краснолощеного кувшина (кв. 30); 80-замка цилиндрического дужка (кв. 30); 81 - обмазки печи обломок с отпечатком оструганной доски (кв. 30); 82 -венчик серого сосуда, изготовленного из беложгущейся глины (кв. 18); 83 - обмазки печи обломок (кв. 20, яма Зг); 84 - доски фрагмент (10 х 3 см) (кв. 20, яма Зг); 85 - венчик сосуда (кв. !8. яма 16); 86 - обмазки печи обломок с округлой поверхностью (кв. 29); 87 - гвоздь кованый железный (кв. 29) (№ 86, 87 - из зачистки - 50 см); 88 -кремневое орудие неолитического времени (кв. 31); 89 - костыль железный (кв. 3); 90 - красноглиняной столовой посуды фрагмент (кв. 31); 91-93 - комплекс железных предметов, сложенных вместе (кв. 31): 91 - 3 спекшиеся ручки ножниц (овечьих), 92 - цилиндрический замок (малый) с прикипевшими к нему двумя кольцами, (93а); 93 -цилиндрический замок (большой) (залегал под № 91). 94 - обмазки печи со следами дерева обломок (кв. 30); 95 -пряжка железная (кв. 30); 96 - венчик красноглиняного грубого сосуда с волнистым орнаментом (кв. 30); 97 -развал красноглиняного грубого сосуда (кв. 30); 98 - кремневое орудие неолитического времени (кв. 30); 99 - нож железный, согнутый вдвое (кв. 30); 100 - пластина железная (кв. 30); 101 - гвоздь миниатюрный (кв. 30); 102 -венчик красноглиняного грубого горшка (кв. 30); 103 - пластина железная (кв. 30); 104 - венчик красноглиняного сосуда (кв. 31); 105 - развал сосуда (кв. 30)

14. Шавыкина пустынь. Раскопы 1989, 1990 гг. План зачистки на глубине -30 см: 1 - серо-коричневая супесь - переотложенный верхний слой; 2 — серо-коричневая гумусированная супесь - слой заполнения ямы 2; 3 - серо-черная гумусированная супесь с углем; 4 - черная гумусированная супесь с углем, относящаяся к этапу первоначального освоения; 5 - скопления обожженной глины; 6 - материковая засыпка сооружения 3 с прослойками культурного слоя, образующими в зачистке "малахитовый" рисунок; 7 - фрагменты печины; 8 - интенсивно-черная гумусированная супесь с углем и мелкими фрагментами печины - заполнение сооружения 1; 9 — прокаленный белый песок, а также желтый (ж) и коричневый (к) песок; 10 - глина. Список находок: Раскоп 1989 г. Пласт 1:1- замка цилиндрического лужка (кв. 4); 2 - камень точильный (кв. 8); 3 - нож железный (кв. 9); 4 - шлак керамический (кв. 8); 5 - фрагмент керамического изделия (кв. 5). Пласт 2 (сооружение 1): б -фрагмент керамики с отверстием (кв. 4); 9 - 4 венчика красноглиняного грубого сосуда (кв. 6); 10 - пробой железный (кв. 6). Пласт 3 (сооружение 3): 11 — стенка серого сосуда (кв, 7; черный слой ниже засыпки сооруж. 3); 12 - венчик серого сосуда (кв. 7); 13 - стенка сосуда (кв. 9); 14 - венчик серого сосуда (кв. 7); Пласт 2 (сооружение 1 и синхронный слой): 15 - стенка сосуда (кв. 4; подклейка к № 18); 16 (а, в) - венчики серых сосудов (кв. 4); 17 -венчик красноглиняного сосуда с орнаментом (кв. 3); 18 - венчик сосуда, переходного от серой к красноглиняной керамике (кв. 14); Пласт 4 (заполнение ямы 3): 19 - фрагмент красноглиняной керамики (кв. 7); 20 - коры березовой фрагмент (кв. 10, под плахой, имеющей отметку - 207); 21 - фрагмент стенки сосуда (кв. 10, под плахой); 22, 23 - донце и стенка сосудов (кв. 9, на дне ямы 36). Металл ХVIII-ХIХ вв. (№ 106-145) - см. на рис. 22. Раскоп 1990 г. Пласт 1: 24 - плиты белокаменной обломок (кв. 24); 25 - точильный камень (кв. 24); 26, 26а -кирпичей грубоформованных фрагменты (кв. 24); 27 - венчик миниатюрного красноглиняного грубого сосуда (кв. 24); 28 - точильный камень (кв. 24); 29 - изразца неполивного перемычка (кв. 16); 32 - донце красноглиняного сосуда с клеймом (кв. 15); 33 - плитки пола керамической мореной фрагмент (кв. 15); 34 - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 14); 35 - плитки пола керамической мореной фрагмент (кв. 22); 36, 39 - колечки железные (кв. 13); 37, 40, 41 - изразцов неполивных обломки со следами ангоба (кв. 13); 38 - чистового точильного камня обломок (кв. 13); 42 - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 13); 43 - обломки жести (кв. 13); 44 -румпы изразца фрагмент (кв. 12); 46, 47 - обломки кирпичей: грубоформованного (кв. 19) и из хорошо отмученной красной глины (кв. 18); 48 - плитки керамической мореной с лощением фрагмент (кв. 23); 48а - развал обломков оплавленной бутыли зеленого стекла (кв. 22); 49 - кирпича грубоформованного со следами ангоба обломок (кв. 12); 54 - плитки керамической мореной фрагмент (кв. 31); 55, 58 - изразцов неполивных перемычки с орнаментом и следами ангоба (кв. 29, 13); 59, 60б, 60в - плитки керамической мореной обломки (60б - с лощеной поверхностью) (кв. 13, 23): 60 - ручка от сковороды красноглиняная (кв. 17); 60г - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 15); 60д - грузило керамическое (кв. 27); 60е - румпы изразца обломок (кв. 13); 60ж - изразца неполивного орнаментированная перемычка (кв. 31) (№ 606, в, г - в зачистке - 25 см). Пласт 2 (-25-30 см): 61 - румпы неполивного изразца фрагмент (кв. 24); 62, 63 - кирпичей грубоформованных светло-бурых обломки (№ 62 - толщиной 42 мм) (кв. 15); 65 - оселок каменный (кв. 19); 66 - венчик краснолощеного кувшина (кв. 30). Гвозди кованые (пл. 1, 2) - №№ 30, 31, 45, 56, 57, 60а, 50-53, 56, 57, 60а, 64, 64а; Пласт 2 (-30-40 см): 67, 68 - два склеившихся фрагмента грубоформованных кирпичей светло-бурого цвета со следами ангоба (кв. 15); 69 -гвоздь кованый (кв. 15); 70 - зуб мелкого млекопитающегося (кв. 24); 71 - краснолощеного кувшина венчик (кв. 15); 72 - фрагмент обмазки печи (кв. 23); 73 - керамического изделия обломок (кв. 31); 74 - ручка белоглиняного ангобированного кувшина (кв. 14); 75 - пряжка железная (кв. 30); 76 - красноглиняной столовой посуды обломок (кв. 30); 77 - обломок обмазки печи (кв. 22). Пласт 3 (заполнение ямы 1а за исключением оговоренных случаев:): 78 - косы железной обломок (хв. 30); 79 - венчик краснолощеного кувшина (кв. 30); 80-замка цилиндрического дужка (кв. 30); 81 - обмазки печи обломок с отпечатком оструганной доски (кв. 30); 82 -венчик серого сосуда, изготовленного из беложгущейся глины (кв. 18); 83 - обмазки печи обломок (кв. 20, яма Зг); 84 - доски фрагмент (10 х 3 см) (кв. 20, яма Зг); 85 - венчик сосуда (кв. !8. яма 16); 86 - обмазки печи обломок с округлой поверхностью (кв. 29); 87 - гвоздь кованый железный (кв. 29) (№ 86, 87 - из зачистки - 50 см); 88 -кремневое орудие неолитического времени (кв. 31); 89 - костыль железный (кв. 3); 90 - красноглиняной столовой посуды фрагмент (кв. 31); 91-93 - комплекс железных предметов, сложенных вместе (кв. 31): 91 - 3 спекшиеся ручки ножниц (овечьих), 92 - цилиндрический замок (малый) с прикипевшими к нему двумя кольцами, (93а); 93 -цилиндрический замок (большой) (залегал под № 91). 94 - обмазки печи со следами дерева обломок (кв. 30); 95 -пряжка железная (кв. 30); 96 - венчик красноглиняного грубого сосуда с волнистым орнаментом (кв. 30); 97 -развал красноглиняного грубого сосуда (кв. 30); 98 - кремневое орудие неолитического времени (кв. 30); 99 - нож железный, согнутый вдвое (кв. 30); 100 - пластина железная (кв. 30); 101 - гвоздь миниатюрный (кв. 30); 102 -венчик красноглиняного грубого горшка (кв. 30); 103 - пластина железная (кв. 30); 104 - венчик красноглиняного сосуда (кв. 31); 105 - развал сосуда (кв. 30)

15. Шавыкина пустынь. Раскопы 1989, 1990 гг. План зачистки на глубине —40 см: 1 - серо-коричневая супесь - переотложенный верхний слой; 2 — серо-коричневая гумусированная супесь - слой заполнения ямы 2; 3 - серо-черная гумусированная супесь с углем; 4 - черная гумусированная супесь с углем, относящаяся к этапу первоначального освоения; 5 - скопления обожженной глины; 6 - материковая засыпка сооружения 3 с прослойками культурного слоя, образующими в зачистке "малахитовый" рисунок; 7 - фрагменты печины; 8 - интенсивно-черная гумусированная супесь с углем и мелкими фрагментами печины - заполнение сооружения 1; 9 — прокаленный белый песок, а также желтый (ж) и коричневый (к) песок; 10 - глина. Список находок: Раскоп 1989 г. Пласт 1:1- замка цилиндрического лужка (кв. 4); 2 - камень точильный (кв. 8); 3 - нож железный (кв. 9); 4 - шлак керамический (кв. 8); 5 - фрагмент керамического изделия (кв. 5). Пласт 2 (сооружение 1): б -фрагмент керамики с отверстием (кв. 4); 9 - 4 венчика красноглиняного грубого сосуда (кв. 6); 10 - пробой железный (кв. 6). Пласт 3 (сооружение 3): 11 — стенка серого сосуда (кв, 7; черный слой ниже засыпки сооруж. 3); 12 - венчик серого сосуда (кв. 7); 13 - стенка сосуда (кв. 9); 14 - венчик серого сосуда (кв. 7); Пласт 2 (сооружение 1 и синхронный слой): 15 - стенка сосуда (кв. 4; подклейка к № 18); 16 (а, в) - венчики серых сосудов (кв. 4); 17 -венчик красноглиняного сосуда с орнаментом (кв. 3); 18 - венчик сосуда, переходного от серой к красноглиняной керамике (кв. 14); Пласт 4 (заполнение ямы 3): 19 - фрагмент красноглиняной керамики (кв. 7); 20 - коры березовой фрагмент (кв. 10, под плахой, имеющей отметку - 207); 21 - фрагмент стенки сосуда (кв. 10, под плахой); 22, 23 - донце и стенка сосудов (кв. 9, на дне ямы 36). Металл ХVIII-ХIХ вв. (№ 106-145) - см. на рис. 22. Раскоп 1990 г. Пласт 1: 24 - плиты белокаменной обломок (кв. 24); 25 - точильный камень (кв. 24); 26, 26а -кирпичей грубоформованных фрагменты (кв. 24); 27 - венчик миниатюрного красноглиняного грубого сосуда (кв. 24); 28 - точильный камень (кв. 24); 29 - изразца неполивного перемычка (кв. 16); 32 - донце красноглиняного сосуда с клеймом (кв. 15); 33 - плитки пола керамической мореной фрагмент (кв. 15); 34 - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 14); 35 - плитки пола керамической мореной фрагмент (кв. 22); 36, 39 - колечки железные (кв. 13); 37, 40, 41 - изразцов неполивных обломки со следами ангоба (кв. 13); 38 - чистового точильного камня обломок (кв. 13); 42 - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 13); 43 - обломки жести (кв. 13); 44 -румпы изразца фрагмент (кв. 12); 46, 47 - обломки кирпичей: грубоформованного (кв. 19) и из хорошо отмученной красной глины (кв. 18); 48 - плитки керамической мореной с лощением фрагмент (кв. 23); 48а - развал обломков оплавленной бутыли зеленого стекла (кв. 22); 49 - кирпича грубоформованного со следами ангоба обломок (кв. 12); 54 - плитки керамической мореной фрагмент (кв. 31); 55, 58 - изразцов неполивных перемычки с орнаментом и следами ангоба (кв. 29, 13); 59, 60б, 60в - плитки керамической мореной обломки (60б - с лощеной поверхностью) (кв. 13, 23): 60 - ручка от сковороды красноглиняная (кв. 17); 60г - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 15); 60д - грузило керамическое (кв. 27); 60е - румпы изразца обломок (кв. 13); 60ж - изразца неполивного орнаментированная перемычка (кв. 31) (№ 606, в, г - в зачистке - 25 см). Пласт 2 (-25-30 см): 61 - румпы неполивного изразца фрагмент (кв. 24); 62, 63 - кирпичей грубоформованных светло-бурых обломки (№ 62 - толщиной 42 мм) (кв. 15); 65 - оселок каменный (кв. 19); 66 - венчик краснолощеного кувшина (кв. 30). Гвозди кованые (пл. 1, 2) - №№ 30, 31, 45, 56, 57, 60а, 50-53, 56, 57, 60а, 64, 64а; Пласт 2 (-30-40 см): 67, 68 - два склеившихся фрагмента грубоформованных кирпичей светло-бурого цвета со следами ангоба (кв. 15); 69 -гвоздь кованый (кв. 15); 70 - зуб мелкого млекопитающегося (кв. 24); 71 - краснолощеного кувшина венчик (кв. 15); 72 - фрагмент обмазки печи (кв. 23); 73 - керамического изделия обломок (кв. 31); 74 - ручка белоглиняного ангобированного кувшина (кв. 14); 75 - пряжка железная (кв. 30); 76 - красноглиняной столовой посуды обломок (кв. 30); 77 - обломок обмазки печи (кв. 22). Пласт 3 (заполнение ямы 1а за исключением оговоренных случаев:): 78 - косы железной обломок (хв. 30); 79 - венчик краснолощеного кувшина (кв. 30); 80-замка цилиндрического дужка (кв. 30); 81 - обмазки печи обломок с отпечатком оструганной доски (кв. 30); 82 -венчик серого сосуда, изготовленного из беложгущейся глины (кв. 18); 83 - обмазки печи обломок (кв. 20, яма Зг); 84 - доски фрагмент (10 х 3 см) (кв. 20, яма Зг); 85 - венчик сосуда (кв. !8. яма 16); 86 - обмазки печи обломок с округлой поверхностью (кв. 29); 87 - гвоздь кованый железный (кв. 29) (№ 86, 87 - из зачистки - 50 см); 88 -кремневое орудие неолитического времени (кв. 31); 89 - костыль железный (кв. 3); 90 - красноглиняной столовой посуды фрагмент (кв. 31); 91-93 - комплекс железных предметов, сложенных вместе (кв. 31): 91 - 3 спекшиеся ручки ножниц (овечьих), 92 - цилиндрический замок (малый) с прикипевшими к нему двумя кольцами, (93а); 93 -цилиндрический замок (большой) (залегал под № 91). 94 - обмазки печи со следами дерева обломок (кв. 30); 95 -пряжка железная (кв. 30); 96 - венчик красноглиняного грубого сосуда с волнистым орнаментом (кв. 30); 97 -развал красноглиняного грубого сосуда (кв. 30); 98 - кремневое орудие неолитического времени (кв. 30); 99 - нож железный, согнутый вдвое (кв. 30); 100 - пластина железная (кв. 30); 101 - гвоздь миниатюрный (кв. 30); 102 -венчик красноглиняного грубого горшка (кв. 30); 103 - пластина железная (кв. 30); 104 - венчик красноглиняного сосуда (кв. 31); 105 - развал сосуда (кв. 30)

16. Шавыкина пустынь. Раскопы 1989, 1990 гг. План зачистки на глубине -50 см (ямы в материке): Врезка: яма 1а в зачистке на уровне -60 см: 1 - серо-коричневая супесь - переотложенный верхний слой; 2 — серо-коричневая гумусированная супесь - слой заполнения ямы 2; 3 - серо-черная гумусированная супесь с углем; 4 - черная гумусированная супесь с углем, относящаяся к этапу первоначального освоения; 5 - скопления обожженной глины; 6 - материковая засыпка сооружения 3 с прослойками культурного слоя, образующими в зачистке "малахитовый" рисунок; 7 - фрагменты печины; 8 - интенсивно-черная гумусированная супесь с углем и мелкими фрагментами печины - заполнение сооружения 1; 9 — прокаленный белый песок, а также желтый (ж) и коричневый (к) песок; 10 - глина. Список находок: Раскоп 1989 г. Пласт 1:1- замка цилиндрического лужка (кв. 4); 2 - камень точильный (кв. 8); 3 - нож железный (кв. 9); 4 - шлак керамический (кв. 8); 5 - фрагмент керамического изделия (кв. 5). Пласт 2 (сооружение 1): б -фрагмент керамики с отверстием (кв. 4); 9 - 4 венчика красноглиняного грубого сосуда (кв. 6); 10 - пробой железный (кв. 6). Пласт 3 (сооружение 3): 11 — стенка серого сосуда (кв, 7; черный слой ниже засыпки сооруж. 3); 12 - венчик серого сосуда (кв. 7); 13 - стенка сосуда (кв. 9); 14 - венчик серого сосуда (кв. 7); Пласт 2 (сооружение 1 и синхронный слой): 15 - стенка сосуда (кв. 4; подклейка к № 18); 16 (а, в) - венчики серых сосудов (кв. 4); 17 -венчик красноглиняного сосуда с орнаментом (кв. 3); 18 - венчик сосуда, переходного от серой к красноглиняной керамике (кв. 14); Пласт 4 (заполнение ямы 3): 19 - фрагмент красноглиняной керамики (кв. 7); 20 - коры березовой фрагмент (кв. 10, под плахой, имеющей отметку - 207); 21 - фрагмент стенки сосуда (кв. 10, под плахой); 22, 23 - донце и стенка сосудов (кв. 9, на дне ямы 36). Металл ХVIII-ХIХ вв. (№ 106-145) - см. на рис. 22. Раскоп 1990 г. Пласт 1: 24 - плиты белокаменной обломок (кв. 24); 25 - точильный камень (кв. 24); 26, 26а -кирпичей грубоформованных фрагменты (кв. 24); 27 - венчик миниатюрного красноглиняного грубого сосуда (кв. 24); 28 - точильный камень (кв. 24); 29 - изразца неполивного перемычка (кв. 16); 32 - донце красноглиняного сосуда с клеймом (кв. 15); 33 - плитки пола керамической мореной фрагмент (кв. 15); 34 - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 14); 35 - плитки пола керамической мореной фрагмент (кв. 22); 36, 39 - колечки железные (кв. 13); 37, 40, 41 - изразцов неполивных обломки со следами ангоба (кв. 13); 38 - чистового точильного камня обломок (кв. 13); 42 - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 13); 43 - обломки жести (кв. 13); 44 -румпы изразца фрагмент (кв. 12); 46, 47 - обломки кирпичей: грубоформованного (кв. 19) и из хорошо отмученной красной глины (кв. 18); 48 - плитки керамической мореной с лощением фрагмент (кв. 23); 48а - развал обломков оплавленной бутыли зеленого стекла (кв. 22); 49 - кирпича грубоформованного со следами ангоба обломок (кв. 12); 54 - плитки керамической мореной фрагмент (кв. 31); 55, 58 - изразцов неполивных перемычки с орнаментом и следами ангоба (кв. 29, 13); 59, 60б, 60в - плитки керамической мореной обломки (60б - с лощеной поверхностью) (кв. 13, 23): 60 - ручка от сковороды красноглиняная (кв. 17); 60г - кирпича грубоформованного фрагмент (кв. 15); 60д - грузило керамическое (кв. 27); 60е - румпы изразца обломок (кв. 13); 60ж - изразца неполивного орнаментированная перемычка (кв. 31) (№ 606, в, г - в зачистке - 25 см). Пласт 2 (-25-30 см): 61 - румпы неполивного изразца фрагмент (кв. 24); 62, 63 - кирпичей грубоформованных светло-бурых обломки (№ 62 - толщиной 42 мм) (кв. 15); 65 - оселок каменный (кв. 19); 66 - венчик краснолощеного кувшина (кв. 30). Гвозди кованые (пл. 1, 2) - №№ 30, 31, 45, 56, 57, 60а, 50-53, 56, 57, 60а, 64, 64а; Пласт 2 (-30-40 см): 67, 68 - два склеившихся фрагмента грубоформованных кирпичей светло-бурого цвета со следами ангоба (кв. 15); 69 -гвоздь кованый (кв. 15); 70 - зуб мелкого млекопитающегося (кв. 24); 71 - краснолощеного кувшина венчик (кв. 15); 72 - фрагмент обмазки печи (кв. 23); 73 - керамического изделия обломок (кв. 31); 74 - ручка белоглиняного ангобированного кувшина (кв. 14); 75 - пряжка железная (кв. 30); 76 - красноглиняной столовой посуды обломок (кв. 30); 77 - обломок обмазки печи (кв. 22). Пласт 3 (заполнение ямы 1а за исключением оговоренных случаев:): 78 - косы железной обломок (хв. 30); 79 - венчик краснолощеного кувшина (кв. 30); 80-замка цилиндрического дужка (кв. 30); 81 - обмазки печи обломок с отпечатком оструганной доски (кв. 30); 82 -венчик серого сосуда, изготовленного из беложгущейся глины (кв. 18); 83 - обмазки печи обломок (кв. 20, яма Зг); 84 - доски фрагмент (10 х 3 см) (кв. 20, яма Зг); 85 - венчик сосуда (кв. !8. яма 16); 86 - обмазки печи обломок с округлой поверхностью (кв. 29); 87 - гвоздь кованый железный (кв. 29) (№ 86, 87 - из зачистки - 50 см); 88 -кремневое орудие неолитического времени (кв. 31); 89 - костыль железный (кв. 3); 90 - красноглиняной столовой посуды фрагмент (кв. 31); 91-93 - комплекс железных предметов, сложенных вместе (кв. 31): 91 - 3 спекшиеся ручки ножниц (овечьих), 92 - цилиндрический замок (малый) с прикипевшими к нему двумя кольцами, (93а); 93 -цилиндрический замок (большой) (залегал под № 91). 94 - обмазки печи со следами дерева обломок (кв. 30); 95 -пряжка железная (кв. 30); 96 - венчик красноглиняного грубого сосуда с волнистым орнаментом (кв. 30); 97 -развал красноглиняного грубого сосуда (кв. 30); 98 - кремневое орудие неолитического времени (кв. 30); 99 - нож железный, согнутый вдвое (кв. 30); 100 - пластина железная (кв. 30); 101 - гвоздь миниатюрный (кв. 30); 102 -венчик красноглиняного грубого горшка (кв. 30); 103 - пластина железная (кв. 30); 104 - венчик красноглиняного сосуда (кв. 31); 105 - развал сосуда (кв. 30)

17. Профили раскопа 1989 г.: Схема. А-В - разрезы сооружения 3 в западной части раскопа: 1 - серо-коричневая супесь - переотложенный верхний слой; 2 — серо-коричневая гумусированная супесь - слой заполнения ямы 2; 3 - серо-черная гумусированная супесь с углем; 4 - черная гумусированная супесь с углем, относящаяся к этапу первоначального освоения; 5 - скопления обожженной глины; 6 - материковая засыпка сооружения 3 с прослойками культурного слоя, образующими в зачистке "малахитовый" рисунок; 7 - фрагменты печины; 8 - интенсивно-черная гумусированная супесь с углем и мелкими фрагментами печины - заполнение сооружения 1; 9 — прокаленный белый песок, а также желтый (ж) и коричневый (к) песок; 10 - глина


18. Профили раскопа 1989 г.: Г, Д — профили стенок в восточной масти раскопа; Е - К - профили стенок и бровок в западной части раскопа; Л -зачистка 4 пласта на уровне -80 см, фиксирующая дно ям, относящихся к сооружению 3 и интерпретируемых как опущенные в материк колоды, использовавшиеся в качестве погреба

19. Профили раскопа 1990 г.: Схема. М, Н, О - профили, представляющие собой разрезы подпечной ямы сооружения 1

20. Профили раскопа 1990 г.: П-Ч - профили, отражающие стратиграфию западной части раскопа. См. схему на рис. 19

21. Профили раскопа 1990 г.: Ш-Ю - профили стенок и бровок, отражающих стратиграфию восточной и центральной части раскопа. См. схему на рис. 19
22. Место Шавыкиной пустыни. Вид с поймы р. Быстрицы, с юго-запада. Ситуация до начала работ 17.9.89 г. В правой части снимка прослеживается возвышение, на котором велись раскопки

23. Вид с запада на раскоп 1989 г. после зачистки на уровне -30 см. На переднем плане прослеживается сооружение 3 (культурный слой, смешанный с материковой засыпкой). Черные пятна в центре снимка - остатки слоя первоначального освоения. Тот же черный слой прослеживается в виде полосы по краю ямы сооружения 3 (на заднем плане). 28.9.1989 г.

24. Находки ХVIII-ХIХ вв. из пласта 1 раскопов 1989-90 гг.: А - гвозди и пробои кованые из юго-западной части раскопов; Б - гвозди и пробои кованые из северо-восточной части раскопа; В - прочие находки из металла. Схема в верхней части рисунка - планиграфия находок: I - гвозди кованые; II - пробои кованые; III - скопление жести (около 30 фрагментов); IV - прочие находки из металла (находки № 87, 89 обнаружены на уровне -50 см); V - бутыли зеленого стекла оплавленного развал

25. Раскоп 1989 г. Вид с востока на сооружение 3 после выборки заполнения ям. 30.9.89 г.

26. Раскоп 1989 г. Яма 3г в зачистке 4 пласта. Дощатая выстилка дна погреба на отметке -191 см. Вид с востока. 30.9.89 г.

27. Раскоп 1990 г. Вид с запада. На переднем плане яма 1б (западная часть сооружения 1) после зачистки материка на уровне -40 см. 5.10.90 г.

28. Река Быстрица (старица р. Дубны) к юго-западу от места пустыни. Октябрь 1990 г.




Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter