пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Мельник А.Г.
Ансамбль Ростовского Рождественского монастыря в XVIII–начале XX вв.
Предлагаемая работа посвящена истории формирования ансамбля Ростовского Рождественского монастыря в XVIII – начале XX вв. Значительный вклад в изучение истории строительства большинства из его сооружений внес А. Израилев1. Однако архивные источники позволяют раскрыть указанную тему с большей подробностью. Ниже каждому из зданий монастыря будет посвящена отдельная глава.
Ансамбль накануне перестройки в камне
Следует подчеркнуть, что на протяжении большей части XVIII в. в ансамбле монастыря имелось лишь одно каменное здание – Рождественская церковь конца XVII в., остальные же его сооружения тогда были деревянными. Об этом весьма выразительно свидетельствует составленная в 1763 г. опись Рождественского монастыря:
«В том монастыре каменная церковь в два апортамента на коих в исподнем апортаменте теплая во имя святого Алексея человека Божия, а в верхнем апортаменте соборная Рождества пресвятые Богородицы, при ней имеется предел святых безсребренников и чюдотворцов Козмы и Дамиана токмо в том за ветхостию священнослужения не имеется. В тех обеих церквах два престола на тех церкве и пределе две главы покрыты черепицею кресты железные, а кровли крыты тесом при той же церкви колокольня каменная.
В том же монастыре деревянных келей а именно игумении построенные от дому архиереского во один апортамент три кельи при них сени з двумя чуланами пред теми кельями крыльцо мерою длиною на 7, шириною на 3 саженях с аршином те кельи и крыльцо крыты тесом.
Монахинских в разных местах состоящих 25 келей которые построены собственным тех монахинь коштом те кельи покрыты тесом и дранью.
Вкруг онаго монастыря со всех четырех сторон состоит деревянная рубленая ограда ветхая в ней со всех четырех сторон на углах и на воротах 10 башен крыты те ограда и башни тесом...
В той ограде з западной стороны святые ворота деревянные одни створные и при них калитка.
От северной стороны ворота деревянные одинокие.
С полуденной стороны для проходу ис того монастыря к озеру и к монастырскому огороду имеются ворота ж»2.
Идея перестройки монастыря в камне, по-видимому, возникла в 1779 г. Именно тогда, согласно указу архиепископа Ростовского и Ярославского Самуила, в Рождественский монастырь должен был приехать из Троице-Сергиевой Лавры «гезель» Метлин, которому надлежало «ветхости... осмотрев, описать и учинить всему тому план и фасад и во что те починки встать могут»3. Можно предположить, что Метлин составил план будущего каменного монастыря, проекты каменных келейных корпусов и ограды с башнями. Осуществление всех этих проектов состоялось в короткий срок – 1782-1785 гг.4 (см. ниже).
Что же побудило власти столь быстро и в данное время перестраивать монастырь, и кто был этот «гезель» Метлин? Ответить на поставленные вопросы не столь уж сложно. Как известно, в 1779 г. императрица Екатерина II утвердила новый, регулярный план Ростова. Вскоре поразительно быстрыми темпами началось осуществление этого проекта. В 1780-1790-е гг. центр города в черте земляных валов почти сплошь был застроен каменными зданиями. Это строительство шло буквально в нескольких шагах от Рождественского монастыря. Из сказанного следует, что перестройка в камне данного монастыря была предпринята в рамках осуществления упомянутого регулярного плана города. Не случайно возведение новых каменных сооружений монастыря производилось на государственный счет (см. ниже).
В свое время Д.Ф. Полознев документально установил, что в 1776 г. «архитектурии гезеля» из Троицкой Лавры Ивана Федорова Метлина привлекали для составления проекта ансамбля ростовского Спасо-Яковлевского монастыря5. Следовательно, в Ростове хорошо были знакомы с Метлиным как проектировщиком. И когда в 1779 г. решалось, кому поручить составление проекта нового каменного ансамбля Рождественского монастыря, выбор, конечно, пал на того же Ивана Метлина. Теперь стало понятным, чем порождено некоторое сходство стен и башен того и другого монастырей.
Рождественская церковь
Рождественская церковь (конец XVII в.) Рождественского монастыря фигурирует в большинстве изданий, касающихся истории этой обители и архитектуры Ростова Великого6. Среди всех работ о соборе следует выделить исследования А. Израилева7, внесшего наибольший вклад в его изучение. Однако в истории данного памятника остается немало белых пятен.
Первое описание храма встречается в описи 1702 г., согласно которой «внутри города, Рождественский девич монастырь; а в нем церковь Рождества Богородицы – каменная с приделом, крыта тесом, главы обиты чешуею зеленою, кресты железные. В церкви Божией иконостас гладкой золочен. В трапезе печь ценинная. Придел Космы и Дамиана. Длина церкви осмнадцать сажен, ширина восемь сажен. На колокольне пять колоколов. Под церковию хлебня да три палатки»8.
В большой ростовский пожар 1730 г. Рождественская церковь сильно не пострадала, о чем свидетельствует нижеприводимый фрагмент из доношения об этом пожаре: «Церковь и придел Козьмы и Дамиана каменные с кирпичными главами и железными крестами, кровли и на колокольне глава деревянные; в церкви против горняго места погорела окончина и 7 штилистовых образов (3 окладных, 1 мирской и 3 неокладных), двои ризы, 2 книги... В Рождественской церкви осталось: престол, жертвенник, евангелие, крест, 2 кадила, царские двери, иконостас, 9 риз, 3 подризника, 9 книг, 3 стихаря, 3 поручи, 3 ораря»9.
Между прочим, доношение о пожаре 1730 г. еще не упоминает о приделе Алексея, человека Божия, который, очевидно, тогда еще не существовал. А в 1743 г. он уже значился в первом этаже здания, который изначально использовался в качестве «хлебни»10.
К сожалению, документы XVII в. и первой половины – середины XVIII столетия, касающиеся строительства или ремонтов в Рождественском монастыре, обнаружить не удалось. Поэтому о переменах в облике рассматриваемого памятника мы можем судить, лишь начиная с 1760-х гг.

Так, в 1769 г. производились ремонты «слюдяных больших окончин» в холодной церкви и иконостаса в теплой11.

В 1771 г. была составлена опись монастыря, в которой Рождественский храм представлен следующим образом: «В том Рождественском девиче монастыре имеется церковь каменная о двух апортаментах настоящая и при ней придел крыт железом черным, на церкве глава железная белая чешуйчатая, а на пределе зеленая черепицовая.

В той настоящей верхней холодной Рождества пречистыя Богородицы церкви иконостас столярной в местнем поясе столпы резные, а в верхних поясах столпы гладкие, весь золоченой, над тем иконостасом крест Господень да в кругах шесть икон праотеческих, врата резные золоченые...

При той настоящей церкви придел Козмы и Дамиана кои при освящении и переименован, имеет быть Троицким, в нем иконостас новозделанной столярной весь и с царскими вратами золоченой...

В исподней теплой преподобного Алексея человека Божия церкви, иконостас столярной с резьбою золочен»12.

Та же опись 1771 г. отмечает, что «на имеющейся при церкви каменной колокольне пять колоколов»13.

Как видим, опись 1771 г. составляли как раз в то время, когда завершилась перестройка внутреннего оформления и состоялось переосвящение верхнего придела из Козьмодемьянского в Троицкий. По Израилеву, это произошло между 1769 и 1772 гг.14

На 1772 г. приходится первое известие об ухудшении технического состояния Рождественской церкви. Об этом свидетельствует следующая запись в монастырской приходо-расходной книге: «Дано ростовцу посадскому кирпищику Петру Борисову Родионову за поставленный им в монастырь подряду на починку на имеющейся в том монастыре каменной церкве разселин зженой кирпич»15. Следовательно, уже тогда в стенах рассматриваемого памятника появились трещины («разселины»).

В 1779 г. вновь производилась починка «обвалившихся мест» у Рождественской церкви16. В 1781 г. в алтарных окнах церкви появляются оконницы стекольчатые17. В 1785 г. ростовский мещанин Алексей Лосев «с товарищи» поправил на колокольной главе крест и большой на колокольне колокол18.

В 1787 г. «выдано от починки во оном монастыре Рождества пресвятые Богородицы каменной церкви под олтарем с востоку, зимняго по правую сторону олтаря повредившегося буту»19. Как видим, деформации фундамента рассматриваемого храма наблюдались уже в то время.

Прошло всего лишь три года, и в 1790 г. каменщику Максиму Киприанову пришлось чинить «в теплой церкви в трапезе» стенную «разселину»20.

В 1794 г. в первом этаже здания с северной стороны возник придел св. Димитрия Ростовского21. Тогда же была сделана паперть у теплого храма, пробиты двери в упомянутый придел и устроена новая глава на колокольне22, а в 1795-1796 гг. последняя была покрыта железом23.

1798 год отмечен целым комплексом ремонтных работ на Рождественском храме, которые проводил Ярославской округи крестьянин Тимофей Михайлов «с товарищи». По договору они получили деньги «за обеспечение на колокольне шпиля, за починку на церкве разседин, за зделание в паперти двух окошек, за вычинку в паперти полу и лесницы также и ризницы, и за беление оные, за вычинку около церкви фундамента и за зделание под колокольнею трех контафоров за починку в теплой церкви в олтаре и в трапезе и за крашение по стенам; за беление и крашение снаружи церкви и колокольни»24.

В данном тексте следует обратить внимание на сооружение под колокольнею «контафоров», т.е. контрфорсов. Следовательно, они появились еще тогда, когда колокольня была шатровой.

В 1809 г. ростовский столяр Петр Яковлев сын Паньков (будущий губернский архитектор) выполнил резной иконостас по собственному проекту для нижней зимней церкви рассматриваемого здания25.

Документ 1810 г. сообщает о ремонтах, производившихся в нижнем этаже и крыльце памятника26.

Важным этапом в истории Рождественского храма является разборка старой и строительство новой его колокольни.

1 августа 1816 г. игумения Павла доложила церковным властям следующее: «Состоящая в показанном Монастыре каменная колокольня, построенная вместе с церковию над церковною папертью и на церковной капитальной западной стене, имеющая вместо кровли, обширный и высокий каменный верх, по тяжести коего верха от церкви отседает и немалую уже имеет к западной стороне наклонность, каждогодно по примечанию увеличивающуюся, церковная под оною стена на двое в ширату ея расселась коей стены одна часть отклоняется с колокольнею к западу, а другая на которой основан верхней церковный свод, внутрь церкви выгнулась, и разселина зделалась от верьха до пола церковнаго шириною в четверть слишком аршина, чрез что и в своде церковном появились опаснейшие разселины, кои хотя и починиваемы уже были, но вновь появляются из чего видится немалая к падению как оной колокольни, так особливо церковнаго свода, по каковой опасности необходимо нужным находим колокольню до самой церковной стены и свод церковный который лежит на оной разсевшейся стене немедленно разобрать и по возобновлении разсевшейся стены и своды скласть вновь на том же месте колокольню гораздо легчайшую и с железною вместо каменной кровлею, подведя прежде внизу надежный контракт»27.

Разрешение на данное строительство было получено, и 19 февраля 1817 г. каменщик крестьянин из деревни Тереховской Ярославской округи Лаврентий Яковлев (сын) Белов заключил договор с Рождественским монастырем на возведение новой колокольни28. Причем не только строилась колокольня на месте старой над западным фасадом трапезной храма, но и переоформлялся сам этот фасад. Сохранилась подлинная смета, составленная 16 апреля 1817 г., которая наглядно характеризует, что и в каком объеме предполагалось построить у указанного фасада. В ней, в частности, говорится: «Какия потребны материалы к построению в Ростовском Рождественском Девичьем монастыре при колокольне с западной стороны нижняго фрактона, карнизы и осми калон с пилястрами и капителями, и сколько за оные и за работу нужно употребить суммы...»29.

Фактически же подготовка к строительству началась еще в 1816 г. Тогда завезли камень для фундаментов «крантафорса к колокольне»30, выплатили деньги каменщику из деревни Тереховской Ярославской округи Лаврентию Яковлеву «за вырытие под котрехфорс к колокольне для пута ямин глубиною в два с половиною аршина и зделание в оных бута из дикаго камня»31. В том же году каменщик крестьянин из деревни Болхова Ярославской округи Василий Григорьевич сын Чорнев снял с прежней колокольни колокола, разобрал «за ветхостью и опасностию к падению» ее каменный шатер и «слухи», «пробрал» три арки «под теми слухами», а также очистил оставшийся после этой разборки кирпич32.

Возведение новой колокольни было осуществлено за один строительный сезон 1817 г.33 Документы довольно подробно описывают, как различные мастера осуществили это строительство34. Непонятно лишь, почему новую колокольню решили устроить на месте старой, хотя уже тогда (см. выше) было хорошо известно, что постоянное ухудшение технического состояния храма происходило в немалой степени именно под воздействием чрезмерной нагрузки от колокольни. Данное решение тем более странно, что новая колокольня из-за своих значительных размеров вряд ли была легче старой.

Последующая история рассматриваемого памятника, кроме всего прочего, свидетельствует о появлении в его стенах и сводах все новых и новых деформаций.

В том же 1817 г. производилась починка «разсевшихся» сводов памятника, перекладывалась «разсевшаяся» западная стена «от двери церковной стены до двери в ризничную палату и от пола до свода», происходила починка «двух расселин на боковых стенах церкви, и в паперти», «малого контрасфора» и закладка одной из дверей35.

В 1822 г. в рамках происходившего обновления живописного убранства храма маляр ростовский мещанин Николай Петров (сын) Кустов окрасил в трапезе при Рождественской церкви стены и своды «на клею колером небесного цвета с облаками, колоннами и карнизами»36, а иконописец штатный служитель Ярославского Архиерейского дома Иван Михайлов (сын) Гладков написал на сводах в алтаре верхней церкви и «в трапезе при оной, да в троицком приделе образы Господа Саваофа, всевидящее око и Святаго Духа»37.

29 сентября 1824 г. игумения Павла с сестрами заключила контракт с иконостасного ремесла мастером крестьянином из села Заозерье Угличской округи Семеном Ивановым сыном Стрелковым «построить во оной монастырь, в церковь Рождества Пречистые Богородицы, новый столярный с резьбою иконостас... с двумя клиросами, местом настоятельницы и за оными для образов киотами»38. Удивительно, что в том же 1824 г. иконостас уже был готов, и С.И. Стрелков получил деньги за его изготовление39.

В следующем 1825 г. иконописец крестьянин из села Заозерья Угличской округи Илья Егоров (сын) Сокуров написал в этот «иконостас тридцать новых икон из масла живописным художеством»40.

В 1826 г. ростовский иконописец Алексей Григорьев (сын) Юров поновлял в алтаре «верхней», т.е. Рождественской церкви стенное письмо.

Завершение работ по иконостасу относится к 1827-1828 гг., когда московский золотарь Павел Савельев сын Волков произвел его позолоту41.

К концу 1820-х гг. вновь обнаружились «разселины, оказавшиеся в трапезе верхней Рождественской церкви с южной стороны в стене и своде». Эти расселины были заделаны с использованием новой железной связи в 1829 г.42

Опись Рождественского монастыря, составленная в 1833 г., следующим образом зафиксировала общее состояние рассматриваемого памятника: «Соборная церковь каменная двух этажная с приделом по левую сторону, трапезою и под оною колокольнею, простирающаяся в длину на осмнадцать, и в ширину на восемь сажен. В верхнем этаже настоящий храм Рождества пресвятыя Богородицы, и придел во имя Живоначальныя Троицы, в нижнем этаже зимний храм во имя преподобнаго Алексея Человека Божия, а придел во имя Святителя Димитрия Митрополита Ростовскаго чудотворца. Покрыты самая церковь и придел с олтарем по железным, а трапеза, колокольня и нижняя паперть по деревянным стропилам листовым черным железом, и оные крыши выкрашены зеленою ярью. Главы на настоящей церкви полуженаго белого железа, а на приделе и колокольне чернаго выкрашенные ярью и зеленою... Кресты на всех железные позолоченные на гульфарбе. Двери у верхней церкви и затворы у окон железные, равно решетка во всех окнах и перила на колокольне в слухах железные»43.

В 1838 г. был пробит проем между приделом св. Димитрия и трапезной в нижнем этаже. Кроме того, перекладывался контрфорс «при колоколенной стене» и ремонтировалась расселина в южной стене церковной трапезной44.

В 1846 г. вновь ремонтировали своды памятника. Эти работы были описаны так: «Заплачено шикатурного ремесла мастеру, Костромской губернии, посада Больших Солей мещанину Михаилу Дмитриеву Шилову с товарищами, за починку многих разселин в своде, имеющемся в трапезе при старой теплой Алексея Человека Божия церкви, укреплением березовыми клиньями с прощебенкою и обшикатуркою по тем местам и другим облупившимся местам, потом за обелку свода с окрашением стен желтым кроном, по промывке сперва особым составом, каковую работу производили два мастера двадцать четыре дня»45.

В 1845 г. был переделан в нижней теплой церкви деревянный пол «на месте пришедшего в ветхость прежняго на шестнадцати квадратных саженях, на новых балках и стульях»46.

Что собой представляла Рождественская церковь в середине XIX в., можно узнать из описи монастыря, составленной в 1853 г. и доработанной в 1856 г.: «А. Соборной холодной церкви во имя Рождества Пресвятые Богородицы. Холодная соборная церковь здания вся каменная двух-этажная, с приделом по левую страну, трапезою, папертью и над оной колокольнею, простирающуюся в длину на осмнадцать, а в ширину на восемь сажен. В верхнем этаже настоящий храм Рождества Пресвятыя Богородицы, с приделом во имя Живоначальные Троицы. И в нижнем этаже теплая препод. Алексия человека Божия. Покрыты: самая церковь и придел с алтарями по железным, а трапеза и нижняя паперть по деревянным стропилам листовым черным железом, и все крыши выкрашены медянкою; глава на настоящей церкви полуженого белого железа, и на приделе черного, выкрашены медянкою. Кресты, на настоящей церкви и придел железные вызолоченные на голд-фарбу. Дверей в верхней церкви двои; внутрь церкви деревянные; обитые кожею, а с паперти железные решетчатые; подбитые листовым железом. Окон с железными решотками и затворами семнадцать, из коих двои в храме на западной стене закладены. В нижней паперти холодной церкви двои двери, из коих одни деревянные красные, а другие деревянные ж обитые листовым железом. В паперти теплой церкви наружные двери железные, а входные в нижнюю церковь двои деревянные, из коих одни обиты черным сукном по войлоку. Окон в сей церкви с железными решотками и затворами четырнадцать. Полы в церквах и приделах деревянные.

Глава 1-я

Алтарь

Святый престол в холодной церкви Рождества Пресвятые Богородицы в указную меру, четыре столбца его каменные, с каменным вверху сводом... Святый престол в высоту 1 арш. 6 верш. в длину 1 ар. 11 вер. в широту 1 аршин 10 вершков.

На нем святый Антиминс атласа светлоголубаго, священнодействован Преосвященным Евгением в 1842-м году мая 17-го дня ветх...

Святый Жертвенник устроен на северной стороне, в высоту 1 ар. 6 вер. в длину и ширину 1 арш. 6 1/2 вершков; четыре столба его каменные с каменным вверху сводом...

Глава 2

Предолтарный иконостас

Иконостас столярный о четырех ярусах с колоннами и фронтонами, убранный резными капителями, кранштейнами (арабезками) и порезками и над царскими вратами, и двумя местными иконами сени резные с сиянием; резьба вся и карнизы с колоннами вызо[ло]чены червонным золотом на полимент, а гладь выкрашена колером бирюзоваго цвета и покрыта лаком; высота и широта иконостаса равная по двенадцати с половиною аршин...

Придел Живоначальные Троицы...

Предолтарной иконостас.

Иконостас четырехярусный, решетчатый, столярный, обложенный старинным флямом, золоченый по гульд-фарбе, имеет в ширину четыре, а в вышину шесть аршин...

Нижней теплой церковь Преподобного Алексея человека Божия

Святый Антиминс желтаго атласа священнодействован членом Святейшаго Синода Преосвященным Самуилом в 1788-м году...

Иконостас одноярусный столярный с резьбою на карнизе (арабеска) порезка и репьи, на рамах вокруг образов и дверей порезки ж на четырех колоннах капители; над двумя местными иконами балдахины, на тумбах и пьедесталах разеты, наугольники и порезки, вся резьба карниз и рамы вызолочены червонным золотом на полимент, гладь столярныя выкрашены светло-голубою краскою с лаком, а колонны выкрашены под вид синяго мрамора. Широта иконостаса одиннадцать аршин три четверти, а высоты четыре аршина с половиною...

Придел на северной стороне нижней теплой церкви во имя Святителя Димитрия Митрополита Ростовского Чудотворца, соединенного с теплою церковью створчатыми дверми со стеклами.

Святый Антиминс желтаго отласа, священнодействован Преосвященным Арсением в 1793-м году...

Предолтарный иконостас.

Иконостас и царские врата столярныя сквозныя с резьбою, царские врата, рамы около образов и штуки резные вызолочены на полимент и гладь выкрашена голубою краскою...

Колокольня и колокола.

Колокольня устроена на западной стороне над папертью и входом в холодную церковь, в низу оной находится три большия полуциркульныя деревянныя окна со стеклами, над ними слухи с осемью колоннами, кои обнесены железными решетками между шеснадцатью каменными столбиками, поверх колонн устроена колокольная крыша с четырьмя фронтами, над коей возвышается четвероугольник, для помещения часов с выставленными на все стороны циферблатами; на четвероугольнике основания не большая глава в виде вазы с ложками белой жести и водружен на оной крест с яблоком вызолоченные на гольдбарбу. Колокольная крыша и глава на деревянных стропилах покрыта железом и окрашена медянкою, и четвероугольник для часов по дереву обложен железом и окрашен белилами. Колокольня от земли имеет высоты 17 сажен и всех колоколов: а., Большой 112 пуд и 36 фунтов; б., второй 30 пуд; третий 15 пуд; г., четвертый 6 пуд; д., пятый 2 1/2 пуда; е., шестой 2 пуда»47.

Как было показано выше, своды Рождественского храма, особенно его трапезной на протяжении XIX в. неоднократно деформировались и подвергались ремонтам. Но, очевидно, к концу этого столетия их разобрали и заменили плоским деревянным, украшенным живописью потолком. Точная дата разборки свода и устройства данного потолка неизвестна48. Но всего вероятней, это произошло в 1883 г., о чем косвенно свидетельствует известие в «Ведомости о монастыре за 1883 г.»: «При храме придел Живоначальныя Троицы... Живопись, как значится на стене устроена первоначально при игумении Наталье 1715 года, а ныне сего 1883 года при игумении Марии Чистовской тщанием и иждивением крестьянина Ивана Алексеева Рулева возобновлена; а в трапезе сделана вновь»49. Действительно, раз здесь говорится не о поновлении, а о новой росписи, то, очевидно, ее приурочили к окончанию устройства упомянутого потолка. В том же 1883 г. ростовский живописец Александр Юров получил 200 руб. «за живопись в Алексеевском храме»50.

В последние годы XIX в. и в начале XX столетия документы не зафиксировали больших строительных и художественных работ на рассматриваемом памятнике.

После закрытия Рождественского монастыря в 1920-е гг. в советское время храм утратил все свои иконостасы, сильно пострадала и настенная живопись, особенно в трапезной. В 1960-е гг. была произведена частичная реставрация памятника, в ходе которой восстановили первоначальное покрытие Рождественской церкви по килевидным кокошникам, а также разобрали колокольню (1817 г.). Однако ухудшение состояния памятника из-за просадок его фундаментов продолжалось и в последующем. Очевидно, данный процесс ускорился после разборки контрфорса у юго-западного угла трапезной в конце XX в.

Важно подчеркнуть, что, как показали письменные источники, заметное ухудшение технического состояния здания началось не в XX в., а гораздо раньше, еще в XVIII столетии.
Корпус настоятельских келий

Рассматриваемое здание расположено в восточной части главного северного двора монастыря (рис. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 10, 11). Это двухэтажное вытянутое с севера на юг сооружение. Источники свидетельствуют, что данный облик был сформирован на протяжении нескольких этапов строительства.

Первоначально к северо-востоку от алтаря Рождественской церкви были построены одноэтажные настоятельские или, как их тогда называли, «игуменские» кельи, длиной 17 саженей и шириной 10 аршин. А. Израилев писал, что это произошло около 1782 г.51 В документах не удалось обнаружить прямого подтверждения данной датировки. Однако она, очевидно, близка к истине, но свидетельствует, видимо, лишь о времени закладки здания. Окончание же его строительства пришлось на 1784 г., что подтверждает монастырская ведомость за этот год, в которой сказано: «Плачено по контракту за подмазывание щекотуром с известью в новоскладенных в том монастыре игуменских кельях»52. В 1785 г. в игуменских кельях уже производились некоторые переделки, в частности, крестьянин села Городища Ярославского уезда Матвей Григорьев «с товарищи» пробили «в игуменских каменных кельях сквозь стену для свету» два окошка»53. Ясно, что окна пробивали в уже существовавшем некоторое время до того здании.

«В 1833 году, – писал А. Израилев, – более нежели на половину келий игумении, надстроен верхний этаж с прибавкою в ширину еще 10 аршин»54.

О том же строительстве монастырские документы 1833 г. повествуют следующим образом: «Заплачено каменщику, крестьянину Ярославской округи, вотчины ея сиятельства княгини Анны Петровны Урусовой, деревни Браташина Антону Тимофееву Смолину за каменное построение. 1-е, к сестринским трапезным одноэтажным кельям, созади от восточной стороны служб, в длину на девяти с половиною, в ширину на три сажени с аршином, в высоту на пять аршин. 2-е, своды над трапезою вместо бывшего наката. 3-е, на всем оном нижнем этаже, второго этажа для игуменских келей длиною на девяти с половиною, шириною на семи саженях без аршина, вышиною на пять аршин. 4-е за пристройку к ним в оном же втором этаже над сестринскими кельями, одной монахинской кельи, мерою по лицу на семь аршин в ширину на десять аршин, а в высоту на пять аршин, в кои кирпичу пошло сто двадцать шесть тысяч пятьсот, по семи рублей с тысячи, в том числе и за бут под вышеписанные службы и того 885 р. 50 коп., да за разбирку в нижнем этаже в трапезе и кухне десяти окон и пяти дверей с обделкою и разные поправки»55. Состояние здания сразу после этой перестройки зафиксировал фрагмент описи монастыря 1833 г.: «Кельи Игуменские каменные двухэтажные, построенные в 1833-м году над трапезою... покрыты по дереву железом выкрашенным ярью»56.

Таким образом, в 1833 г. рассматриваемый корпус принял тот облик, который в общих чертах дошел до нашего времени.

Сохранился проектный чертеж последней перестройки, наглядно демонстрирующий ее характер (рис. 10, 11). Ценно также и то, что на этом чертеже зафиксировано назначение отдельных помещений первого и второго этажей настоятельского корпуса (рис. 11).

В описи 1845 г. о рассматриваемом здании сказано следующее: «Первый двух-этажный на 26 сажен в длину крытый железом, в нем келии Игуменская на 8 сажен в длину на 6 1/2 в ширину»57. Сходным образом корпус описан в ведомости о монастыре за 1856 г.58 По данным А. Израилева, в 1858 г. в той части рассматриваемого здания, «которая имеет 6 сажен и 2 аршина ширины» (то есть в южной его части – А.М.), «устроены вверху келлии настоятельницы, а внизу под ними сестринския трапеза, кухня, хлебная и келлия трапезницы»59. В ведомости о монастыре за 1871-1872 гг. о том же здании записано: «Келий Игуменских и сестринских... Первый двухэтажный длиною в 26 сажен... покрыт железом – выкрашен медянкою»60. Сходным образом корпус описан в ведомостях за 1875-1876 гг.61 и 1875-1880 гг.62

По-видимому, в конце XIX и на протяжении всего XX в. наружный облик здания существенно не менялся.
Корпус восточных сестринских келий

Известно, что в 1801 г. к настоятельским кельям с северной стороны были пристроены кельи «монахинския или сестринския» длиною на 10 сажен, а шириною на 10 аршин63 (рис. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7). Документы рисуют более подробную картину этого строительства. В том же 1801 г. монастырь приобрел у ярославского купца Г.А. Гарцева «к строению новых каменных келей под фундаменты и на переводы толстые семи саженные сосновые пятьдесят бревен»64, «у разных обывателей» – «в бут дикаго камня»65, у крестьянина М.В. Субботина «песку десять сажен»66. Кирпич был куплен у ростовского купца В.М. Хлебникова67.

Кирпичная кладка корпуса, очевидно, была завершена к осени 1801 г. Об этом свидетельствует следующий договор: «1801 года сентября... дня ростовского Рождественского девичьего монастыря игумения Назарета, и Ярославской округи казенного ведомства села Полтева деревень Першино или Росторопова крестьяня плотники Никита Алексеев и Михайло Якимов заключили Сие Условие в том, что договорилися Мы крестьяня новопостроенные в реченном девич Монастыре каменные кельи с нашими работниками покрыть и в них снарядить из монастырского материала нижеписанных образов, а именно 1-е на всем оном здании поставить новые стропила, и потом оные опалубя покрыть по коре сплоченым, выстроганным рубанком и по краям обведенным галтелью тесом, прибивая каждую тесницу гвоздми, и зделать в оной кровле три слуховые окна подобные имеющимся на прочих в том монастыре состоящих кельях окнам; так же покрыть при оных кельях крыльца по примеру или точно так как покрыты прочие крыльца в оном монастыре состоящие, и подвесть оные кровли подвести желобья с карнизами; 2-е потолоки накатив в оных кельях, сенях и крыльце, бревенчатые таким образом, положа первые балки и потом в оные забирать бревнами в четверть; 3-е полы наслать во всем оном строении тесовые выстроганные рубанком на шканах так же и лавки в кельях вокруг столярные; 4-е внутри оных келей зделать тесовые перегородки до потолку и за оными полати; 5-е в сенях две из тесу ж теплюшки, а в них положить лавки и между оными топлюшками подлицо забрать же тесом, в которой зделать для входа на потолоки лестницу и в отходе стульчак; 6-е в крыльце зделать столярною работою лесницу ж с перилами; 7-е во всем оном строении то есть в кельи в переборке, топлюшки, в сени, и крыльце зделать девятеры двери гладкие, в том числе двои сени и крыльце створные... »68.

Описанные кровельные работы были выполнены в 1802 г., о чем прямо сказано в монастырских документах: «Покрыты новопостроенные в 1801-м году каменные монахинские кельи и при них каменное же крыльцо тесом»69.

Деньги за эти работы плотникам «ярославской округи экономического ведомства деревни Расторопова крестьянам Михаиле Якимову и Никите Алексееву» выдали в 1803 г.70

Наконец, в 1834 г.71 тем же каменщиком А.Т. Смолиным72 «построен на нижнем каменном этаже сестринских келий с восточной стороны другой этаж для сестер же, простирающийся от игуменских келей в длину на четырнадцать сажен с аршином, а в ширину на три с аршином же, и покрыты по дереву железом в 1834, а в нынешнем 1835-м году внутри подштукатурен»73. В последующем, вплоть до нашего времени, наружный облик этого корпуса, по-видимому, существенно не менялся.
Корпус западных сестринских келий

Настоящее двухэтажное каменное здание, вытянутое с севера на юг, расположено на главном дворе монастыря у его западной ограды напротив описанных выше настоятельских и сестринских келий (рис. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7). А. Израилев о рассматриваемом здании писал следующее: «На западной стороне монастыря... одноэтажный каменный корпус келлий сестринских, на 25 саженях в длину и 3 саж. в ширину; покрыт тесом. Из указов 1777, 1785 и 1794 года видно, что этот корпус и прежния одноэтажныя келии настоятельницы построены около 1782 года»74. По-видимому, автор был в основном прав, возможно, только начатый в 1782 г. корпус мог достраиваться в 1783 и 1784 гг. Однако в 1785 г. он уже точно существовал75.

Долгое время здание сестринских келий оставалось одноэтажным. В описи 1845 г. оно описано таким образом: «Второй корпус каменный одно-этажный с деревянною крышею на 24 саженях в долготу и 3 саженях ширину»76. Сходные описания имеются в ведомостях о монастыре за 1871-1872 гг.77, 1875-1876 гг.78

Письменные источники умалчивают о том, когда произошли расширение корпуса в западную сторону до построенного в 1838 г. нового западного участка монастырской ограды (см. ниже). Приблизиться к разрешению этого вопроса помогают чертежи монастырских строений. Так, на плане Рождественского монастыря 1849 г.79 (рис. 6) указанной западной пристройки еще нет, а на соответствующем плане 1852 г.80 (рис. 7) она уже показана. Значит, ее строительство следует датировать временем между 1849 и 1852 гг.

Второй этаж сделали при игумении Антонии Щепетильниковой, в 1879 г.81 Следовательно, в 1879 г. корпус приобрел тот облик, который в общих чертах дошел до наших дней.
Корпус в северо-западном углу монастыря

Этот двухэтажный корпус примыкает с запада к Тихвинской церкви. Время его строительства до последнего времени не было установлено. Судя по планам монастыря, на протяжении значительной части XIX в. на его месте существовали различные деревянные строения (рис. 2, 3, 4, 5).

Согласно же монастырским приходо-расходным книгам, данный келейный корпус построил в 1883 г. подрядчик Иван Андреев (сын) Полушкин82.
Сторожка

Небольшое одноэтажное кирпичное здание сторожки расположено справа или к югу от западных ворот монастыря (рис. 6). Его построил подрядчик А.Т. Смолин в 1838 г.83 В описи монастыря 1845 г. рассматриваемое здание описано так: «У соборных ворот сторожка каменная с деревянной крышею длиною 6 3/4 аршина, шириною 5-ть аршин»84.
Тихвинская церковь Ростовского Рождественского монастыря85

Тихвинская надвратная церковь Ростовского Рождественского монастыря никогда не привлекала специального внимания исследователей. В литературе о ней содержатся лишь самые общие сведения86. После закрытия упомянутого монастыря в 1920-х годах рассматриваемый храм лишился венчающего пятиглавия и всего внутреннего убранства, а его настенная живопись почти целиком была скрыта слоем масляной краски. Между тем Тихвинская церковь представляет особый интерес, хотя бы уже потому, что, как выяснилось в ходе настоящего исследования, основная ее часть построена по проекту известного архитектора К.А. Тона. Кроме того, архивные документы позволяют с редчайшей полнотой проследить историю создания данного памятника.

Подготовка к возведению Тихвинской церкви началась в 1840 г. Основным организатором и заказчиком этого строительства являлась настоятельница Рождественского монастыря игумения Павла Шатилова87. 1 февраля 1840 г. она получила из Ярославской консистории указ Святейшего Синода от 22 декабря 1839 г., сопровождавший присланные тогда же два чертежа, выполненные архитектором К.А. Тоном. В данном указе говорилось, «что ежели Епархиальные начальства признают нужным иметь тех чертежей в большем для Епархии количестве, то обращались бы с требованием о том к издателю оных Императорской Академии художнику Архитектору Тону»88.

Данным указом недвусмысленно рекомендовалось впредь ориентироваться в церковном строительстве на проекты К.А. Тона, который, как известно, стал основным проводником насаждавшегося тогда при непосредственном покровительстве царя Николая I русского «стиля»89.

Однако вопреки этим рекомендациям проект Тихвинской церкви, выполненный в августе 1840 г. губернским архитектором П.Я. Паньковым, был выдержан в стиле классицизма90. И. конечно, церковными властями названный проект оказался отвергнут.

Существенные обстоятельства составления нового проекта раскрывает следующий рапорт, направленный игуменией Павлой в мае 1841 г. в Ярославскую консисторию: «Указом Его Императорскаго Величества из оной Духовной Консистории, минувшаго апреля от 28-го под № 2522-м последовавшим по указу Святейшаго Правительствующаго Синода, о исполнении предприемлемаго мною с сестрами построения в здешнем Рождественском монастыре теплой каменной церкви во имя Тихвинския Божия Матери, по присланному чертежу Архитектора Тона, предписано: составить есъли будет на то согласие, применительно к тому чертежу, новый проэкт в двух экземплярах представить оный в Духовную Консисторию равно и вышеозначенный чертеж Архитектора Тона возвратить.

По оному Его Императорскаго Величества указу Составленный по прозьбе моей Ярославским Губернским Архитектором г-м Паньковым новый план с фасадом в двух экземплярах к предполагаемому построению теплаго храма, применительно к вышеписанному чертежу Архитектора Тона, всеми по общему моему с сестрами мнению приличному для обители, и примерную смету материалам при сем в Ярославскую Духовную Консисторию представить равно и чертеж Архитектора Тона обратно препровождаю донося притом, что значущихся на сем чертеже входных врат во храм и крылец наружных, на составленном новом фасаде не предположено потому, что тот храм значится на открытом месте и холодный, а наш будет внутри монастыря и теплый то и вход назначен в паперти „теплой”»91.

Судя по приведенному тексту, проект Тихвинский церкви, выполненный губернским архитектором П.Я. Паньковым92, воспроизвел чертеж К.А. Тона за исключением упомянутых «входных врат» и наружных крылец. Таким образом, основным автором рассматриваемого здания следует считать К.А. Тона.

Но и соавторства П.Я. Панькова нельзя отрицать, ведь он приложил немало сил к созданию данной церкви. Ему, в частности, Ярославская губернская строительная комиссия поручила надзор за ее «построением»93.

Окончательное утверждение упомянутой комиссией проекта Тихвинской церкви состоялось 27 мая 1841 г.94 Вскоре Рождественский монастырь заключил контракт на ее возведение, в котором говорится: «Тысяча восемь сот сорок перваго года июня тринадцатаго дня, в Ростовском Рождественском Девичьем Монастыре с настоятельницею онаго игумениею Павлою и с сестрами, каменнаго строения мастера подрядчики, Ярославской губернии и округи, вотчины ея сиятельства княгини Анны Петровны Урусовой, деревни Браташина крестьяня братья родные Фаддей и Антон Тимофеевы, по прозванью Смолины, заключили сей контракт в том, что подрядились мы крестьяня Смолины построить во оном монастыре дозволенный указом Ярославской Духовной Консистории с благословения его Высокопреосвященства Архипастыря на отведенном в северовосточном углу месте, новый каменный теплый во имя Тихвинския Божия Матери храм, на кладовых помещениях, по сочиненному Губернским Архитектором и утвержденному начальством плану и фасаду, из монастырскаго материала»95.

Очевидно, вскоре состоялась закладка церкви. И дела по ее строительству у братьев Смолиных шли хорошо. Об этом свидетельствует то, что 25 октября 1841 г. они получили значительную сумму денег, как сказано в монастырских документах, «за кирпичную кладку, новостроящейся в здешнем монастыре... теплой во имя Тихвинския Божия Матери церкви на кладовых помещениях по плану и фасаду древняго Византийскаго вида, разсмотренным и утвержденным Коммисеиею строений, в которую нынешним летом употреблено кирпича в стены складенныя в высоту на двенадцать аршин: новаго 285 тысяч да стараго из разобранной ограды и ветхих келей начищеннаго 55 тыс., а всего три ста сорок тысяч штук... в том числе за вырытие канав и зделание бута соответствующаго огромности здания и за подмости»96.

В следующем 1842 г. строительство Тихвинской церкви «в черне» было завершено «без отступления плана и фасада с надлежащей прочностью», как официально засвидетельствовал губернский архитектор Паньков97.

К счастью, до нас дошел подлинный проектный чертеж Тихвинской церкви (рис. 15)98. И, сравнивая его с реально существующим храмом, облик которого был зафиксирован на чертеже 1849 г. (рис. 16), можно убедиться в почти полной правоте Панькова. Действительно, было допущено лишь незначительное отклонение от проекта: в нижнем ярусе храма вместо пяти окон устроили только три и несколько иначе расположили руст.

Между тем, отделка рассматриваемого здания, видимо, продолжалась на протяжении всего 1843 г. И только в мае 1844 г. игумения Павла обратилась к ярославскому архиепископу Евгению со следующим прошением: «Начатый строением в 1841-м году по благословению Вашего Высокопреосвященства, зимний в здешнем монастыре во имя Тихвинския Божия Матери храм, каменною кладкою окончен благополучно и покрыт железом, в чистую за все расплатою без задолжения, теперь нужно приступить ко внутреннему его украшению, а во-первых к устроению иконостаса, каковому представляя при сем на благорассмотрение составленный план с фасадом нижайше доносим, что по оному фасаду вызывается построить таковый Иконостас известный нам по многим работам в церквах здешней Епархии мастер столярнаго и резнаго ремесла, крестьянин Угличского уезда, села Заозерья, Алексей Михайлов Бычков»99.

Этот же мастер, согласно контракту, заключенному с ним Рождественским монастырем 22 июня 1844 г., являлся автором проекта упомянутого иконостаса100. Правда, игумения Павла оставляла за собой право значительной корректировки первоначального замысла данного иконостаса, о чем свидетельствует следующий фрагмент того же контракта: «Резьбу производить совершенными мастерами, а не учениками, и сделать оную самым искуственным и прочным образом, в лучшем новейшом вкусе без подкола наблюдая чтоб капители, колоны и прочее какого ордена на фасаде назначены в размере своем были во всех частях согласны с правилами Архитектуры и ближе к натуре, представляя предварительно каждую манеру резьбы на разсмотрение рисунки или простречки, и в самой отделке первые для образца штуки, а когда одобрены и утверждены будут, тогда уже продолжить, и в противном случае на другой манер, какой задан будет сформировать, и что угодно приполнить, переменить или по новому проэкту расположить, во всех сих случаях нисколько мне непротиворечить, но выполнить как будет угодно им игуменье с сестрами»101. Кроме того, А.М. Бычков обязался начать изготовление иконостаса сразу после заключения контракта и закончить всю работу к октябрю 1845 г.102

Фактически настоящий иконостас был выполнен несколько раньше, так как уже 9 сентября 1845 г. монастырь заключил контракт на его золочение, в котором говорилось, что «золотарнаго ремесла мастер, Ростовскаго Богоявленскаго Аврамиева монастыря штатный служитель Аврам Дмитриев Клочков, заключил сей контракт в том, что подрядился я, Клочков, новопостроенный в вышеозначенном Рождественском монастыре в новом зимнем во имя Тихвинския Божия Матери храме иконостас столярный убранный резьбою называемою рококовою, арабесками и поресками, мерою в ширину на семнадцати с половиною, а в высоту на девяти аршинах, и царския резныя врата, вызолотить все, кроме одного столярнаго гладкаго тела, червонным золотом по полименту, а тело покрыть из масла колером каким приказано будет»103.

Золочение иконостаса продолжалось до 1847 г.104 Характерно, что еще до окончательного выполнения иконостаса игумения Павла начала подбирать художника для написания в него икон и росписи стен храма. Выбор пал на штатного служителя Ярославского архиерейского дома Александра Михайлова (с.) Колчина105.

С ним монастырь и заключил 18 декабря 1844 г. контракт на эти работы, в котором была изложена и программа настенной росписи, представляющая особый интерес. Вот она: «А на стенах и сводах по приуготовленной штукатурке написать Анфреско в клеймах именно: В Олтаре А., на восточной стене образ Тайныя Вечери в большем размере. Б., на западной стене четырех святителей: Иакова Брата Господня, Василия Великаго, Григория Богослова и Иоанна Златоустаго. В., в царских вратах на поперечных в арке стенах, двух Архидиаконов, всех в полный рост. Г., над Престолом в бролиеве триипостаснаго Божества в славе. – В церкве в куполе А., Бога Отца, глаголившаго Богу Сыну: Седи одесную мене. Б., Введения во храм, В., Благовещения. Г., и Успения Божия Матери. Д., Между окнами библейския прообразования, относящияся к Божией Матери. Е., на западной стене из притчи Мытаря и фарисея. Ж., на другой подле двери стороне из Евангелия о жене, слезами нозе Спасителю омывающей и власы главы своея стирающей... Между оными личными изображениями по колеру голубаго или зеленаго цвета, зделать живописную уборку, сообразную представленному мною рисунку с колоннами где следует, капителями и карнизами, по точным правилам Архитектуры, таковой же и в клеймах и орматурной уборке наблюдать точную по Архитектуре ж правильность, чтоб с перваго взгляда виден был во всех пунктах ум совершенно сведущаго и опытнаго художника»106.

Большую часть живописных работ в Тихвинской церкви А.М. Колчин выполнил в 1845 и 1846 гг. И полностью закончил их в 1847 г.107

На 1847 г. пришлась основная часть завершающих работ по сооружению рассматриваемого храма, в которых участвовало большинство из упомянутых выше мастеров. В частности, тогда Фаддей Смолин выполнил настилку церковной лестницы чугунными плитами, Алексей Бычков изготовил престол, жертвенник и два клироса, а Аврам Клочков окрасил и позолотил эти клиросы108, наконец, крестьянин сельца Скокова Романово-Борисоглебского уезда Ярославской губернии Василий Кузьмин (с.) Монахов сделал вокруг Тихвинской церкви тротуар «из кирпичного щебня и местами дикого камня»109. В том же 1847 г. храм был освящен архиепископом Ярославским и Ростовским Евгением110.

Но на этом формирование облика рассматриваемого здания не было завершено. Через некоторое время в Рождественском монастыре возникает мысль пристроить с западной стороны к Тихвинской церкви обширную двухэтажную трапезную палату. В 1849 г. губернский архитектор Н.С. Шашин выполнил проект этой трапезной (рис. 16, 17, 18), выдержанной в том же стиле, что и предшествовавшая часть здания. В 1850 г. данный проект был утвержден111. А с 1851 г. он начал осуществляться112 уже знакомым нам подрядчиком Фаддеем Смолиным113. Свою работу он завершил в 1852 г.114 Тогда же крестьянин села Шульца Ростовского уезда Михаил Григорьев Миронов устроил кровлю на трапезной из листового железа и окрасил ее «медянкою»115. В 1853 г. внутри трапезной были сложены изразцовые печи, а стены оштукатурены116. Далее в том же помещении возникли два придела: южный, во имя святителя Николая и Великомученицы Варвары, и северный, посвященный Толгской Божией Матери. Первый из них освятили 3 декабря 1854 г.117 Именно этот год и считался в Рождественском монастыре официальной датой окончания сооружения всего здания118. Второй придел был освящен в 1856 г.119 Следует добавить, что в процессе строительства указанной трапезной в ее первоначальный замысел были внесены определенные коррективы. Они заключались в следующем. По проекту 1849 г., трапезная должна была быть перекрыта единым сводом без каких-либо внутренних опор (рис. 17, 18). Но в конечном итоге она получила двухстолпную конструкцию. Очевидно, это было продиктовано стремлением придать системе перекрытий трапезной большую прочность.

Итак, строительство Тихвинской церкви в трапезной осуществилось в два этапа – 1841-1847 и 1851-1854 гг.

Судя по сохранившимся монастырским документам, Тихвинская церковь вплоть до начала 1920-х гг. не претерпела принципиальных изменений. В дореволюционный период происходили лишь незначительные ее ремонты120.
Келейный корпус, расположенный к западу от Рождественской церкви

Этот двухэтажный кирпичный корпус расположен к западу от Рождественской церкви или напротив бывшей ее колокольни. О времени возникновения указанного корпуса мы узнаем из следующего обращения:

«Ея Высокопреподобию.

Ростовскаго Рождественскаго девичьяго монастыря Игумении Павле.

Имею намерение, во вверенном Вам монастыре против колокольни построить каменный на 16 аршинах двухэтажный корпус для дочерей своих монахини Таисии и послушницы Ольги Егоровой с принятою ими на прожитие после поступившего в наш Петровский монастырь Ростовскаго уезда, деревни Баранова, крестьянина Федора Григорьева 4-летнею дочерью Анисиею. Верхний этаж для дочерей с малолетнею Анисиею, а нижний в пользу монастыря для прожития сестер. Для сего представляю план и прошу Вашего на то согласия и ходатайства у епархиального начальства.

Ростовского Петровского монастыря настоятель игумен Геннадий.

21 генваря 1863 года»121.

Вероятнее всего, данный корпус был построен в том же 1863 г., или вскоре после того (рис. 1).

В ведомости о монастыре об этом здании сказано: «Четвертый двух-этажный же... покрыт железом выкрашенным медянкой: построен Игуменом Геннадием для прожития в верхнем этаже его дочерей с их племянницею; в нижнем этаже общесестринские келлии»122.
Келейный корпус, расположенный к востоку от Рождественской церкви

Рассматриваемый кирпичный корпус расположен несколько восточнее Рождественской церкви (рис. 1). Это единственное здание монастыря, которое, с определенными оговорками, можно назвать трехэтажным, так как у него кроме основных второго и третьего этажей имеется невысокий ныне полуподвальный первый этаж. О времени сооружения данного корпуса в ведомостях о монастыре сказано вполне определенно: «Третий – трехэтажный в 11 сажен отстроен 1864 года при игумении Павле Дьяконовой; покрыт железом выкрашенным медянкою»123.
Келейный корпус у южной стены монастырской ограды

Натурные наблюдения показали, что данный корпус состоит из двух разновременных частей. Западная его часть построена несколько раньше, чем восточная (рис. 1). Время строительства указанной западной части хорошо документировано.

В приходо-расходных книгах монастыря значится следующее: «Подрядчику Ивану Андрееву Полушкину по счету от 1888 года декабря 20-го дня за забранный кирпич для устроенного каменного корпуса за холодным Рождественским храмом»124. Тот же подрядчик получил деньги «по отчету от 1888 года за окраску полов, окон, дверей и оклейку комнат обоями»125. Следовательно, рассматриваемый корпус целиком был построен в 1888 г.

К сожалению, столь же определенных свидетельств о времени возникновения восточной части рассматриваемого корпуса не найдено. Но по косвенным данным установить его датировку вполне возможно. В ведомости за 1898 г. в Рождественском монастыре значится шесть каменных келейных корпусов126, а в следующей по времени ведомости за 1902 г. – уже семь127. Других каменных келейных корпусов в конце XIX – начале XX вв. в данном монастыре, судя по всему, построено не было. Следовательно, интересующая нас восточная часть рассматриваемого корпуса, воспринимавшаяся в начале XIX в. как самостоятельное здание, была построена между 1898 и 1902 гг.
Каменные конюшни и скотный двор

Судя по планам начала – середины XIX в., в юго-восточной части монастыря у самых его стен издавна находились деревянные хозяйственные строения: конюшни, скотный двор, погреба и т.п. (рис. 2, 3, 4, 5, 6). Например, в описи 1845 г. о них говорится: «3) Конюшенный сарай деревянный на 18 саж. в длину и на 4-х в ширину. 4) Погреба деревянные на 6 сажен в длину на 2 сажен в ширину»128.

Во второй половине XIX в. эти сооружения были заменены каменными (рис. 1). Так, в 1869 г. строитель Антон Смолин получил деньги «по постройке скотного двора с употреблением 7700 кирпича»129, а Михаил Иванов (с.) Алексеев – «за плотницкую работу по скотному вновь устроенному каменному двору»130. Надо полагать, о нем в ведомости о монастыре за 1875-1876 гг. сказано: «Конюшенно-скотный сарай каменный крытый железом – выкрашенным мумиею и деревянные погреба»131. Подобная ситуация сохранялась и в начале XX в., о чем свидетельствует ведомость о монастыре за 1905 г.: «конюшенный и каретный сарайныя и прочия службы деревянные»132.
Монастырская ограда с башнями

До 1780-х годов ограда Рождественского монастыря была деревянной (см. выше). Первые кирпичные стены и башни ансамбля появились в 1784 г.133 Вероятнее всего, их спроектировал архитектор Метлин134. Как и первые каменные келейные корпуса, ограда строилась «на высочайше пожалованную сумму»135. Однако уже к началу XIX в. данное сооружение частично обветшало. По этому поводу в 1803 г. игумения Рождественского монастыря Назарета писала: «Монастырская ограда по правую сторону церкви состоящая, на пятнадцати саженях разселась и наклонилась... как на оной стене так и всей ограде и башнях крыша сгнила»136. В 1804 г. из Ярославской духовной консистории в монастырь поступил указ, в котором, как видим, детально регламентировалась перестройка указанной стены и башни: «Между прочим велено исправить ветхую сего монастыря со стороны озера ограду, и воисполнение оного Указа, означенное исправление ограды, переулкою вновь начать и продолжается, а как из того открылось, что для прочности ограды неминуемо должно на углу или завороте той ограды как значит в приложенном при сем чертеже под литерою А. Построить в разсуждении жидкаго грунта земли башню, равномерную прочим в ограде имеющимся; – а при том от оной вновь назначенной башни до наугольной башни ж которая в чертеже значит под литерою Б. По разобрании ветхой же ограды, которая есмь так же с излучиною или поворотом, усматривается весма нужным как для прочности, так и для выгоды. Материала, а особливо, для просторности монастыря провести новую оградную стену в прямую линию как значит под литерою В. А сверх того усматривается необходимо нужным же имеющияся во оном монастыре в ограде ж строение въездные ворота, как за непрочностью оных так и за утеснением в проезд, переделать вновь просторнее»137.

В соответствии с этим указом Рождественский монастырь заключил следующий договор: «Тысяча восемь сот пятаго года июля двадесятаго дня Ярославской округи... деревни Павлихи крестьянин каменщик Андреян Матвеев сын Чурин, заключил сие Условие ростовскаго Рождественскаго девичьяго монастыря с игумениею Назаретою и с сестрами в том что договорился я Чурин произвести во оном Рождественском монастыре из монастырскаго материала с моими работниками нижеписанную каменную работу, а именно же со стороны озера ограду за ветхостью разобрать, мерою на сколько сажен нужно и приказано будет; кирпич обчистить как целой так половинки и третник, и по числу очищеннаго кирпича платить от монастыря мне каменщику по рублю и пятидесяти копеек с тысячи: 2-е бут старой вынять, канаву или ров по прежнему месту и еще на новом месте в углу той ограды для имеющаго быть наугольника вырыть в глубину на три, а в ширину на два аршина; на ниском месте где был колодец в разсуждении слабого грунта земли на одну сажень наколотить сваи сплошь одну подле другой, длиною оные сваи какия нужны будут, хотя бы и весма долги понадобится, и на оные свои, равно и подо всю ограду подложить бревенчатые лежни, которые сплачивать и сваи привастривать мне ж каменщику с работники; а под те лежни подложить поперечные против каждой имеющей быть в ограде лопатки бревна, длиною по четыре аршина, и потом забутить диким камнем как можно прочнея, за которой бут платы от монастыря мне получать по рублю же и пятидесяти копеек с погонной сажени то есть не с квадратной; 3-е на оной бут скласть кирпичную оградную стену, мерою в вышину и в толстоту против прежней и такой же толстоты и вышины в имеющемся углу стен же за которую платить от монастыря мне за работу по числу употребленнаго в оные кирпича по три рубли с каждой тысячи; 4-е сторонные въездные ворота с калиткою зделать вновь по учиненному плану и точно так как будет указано, старые же ворота за ветхостью и утеснительностью разобрать, и бут переделать вновь плату же получать по примеру ограды, то есть как за разбирку и очистку кирпича, так за перебутку, и за кладение, стен что ежели в течение пяти лет окажутся в оной моей работе разседины или какая ветхость, то оное обязуюсь переделать и починить без требования за то особенной от монастыря платы: что касается до поставки к делу материалов, то как камень, кирпич, песок известь и воду брать мне с работниками самому сие разумеется не с заводов но с того места где оной материал в монастырь поставлен, а воду из пруда на монастырских лошадях, равно и инструменты кроме ушатов и ведр иметь свое ж; квартиру наймовать и пищу иметь на свои мне ж каменщицу кочт, и ничем до монастыри не касаться; работу же начать с 25-го числа сего июля месяца, на которую работников поставить не менее десяти человек честных и неподозрительных, и продолжать неисходно, где и мне самому быть безотлучно, и никаких в монастыре неистовых поступок не чинить ниже песни петь; денги же от монастыря получить по заработке моей или по окончании всей оной бездоимочно. Условиях сие содержать со обоих сторон свято и нерушимо, в чем и подписуюсь»138.

Все работы по перестройке упомянутой части ограды и башни были проведены в том же 1805 г., что засвидетельствовано данной записью в монастырской приходо-расходной книге: «Выдано каменщику, Ярославской округи... деревни Павлихи крестьянину Андреяну Матвееву сыну Чурину по условию, за разобрание ветхой монастырской каменной со стороны озера ограды и за очистку кирпича, которого по щету оказалось дватцать пять тысяч и пять сот кирпичей, за каждую тысячу по рублю и пятидесяти копеек, а того тритцать восемь рублей дватцать пять копеек; – за вынятие старого из под оной ограды бута за вырытие по тому месту, для новаго бута канавы, в глубину на три, в ширину на два аршина, а в длину на дватцать одну сажень; за вколачивание свай в той канаве, на одном ниском месте мерою на сажень, и за зделанной буть из дикаго камня, основанной на положенных им же подрядчиком бревнах, за каждую в погоне сажень по рублю и пятидесяти копеек, и того тритцать один рубль пятьдесят копеек; – за складенную по оному буту новую ограду с арками для прочности, в которую употреблено, равно и взделанные в оной ограде, в место имевшейся калитки, небольшие воротца, кирпича старого и вновь купленнаго сорок восемь тысяч и петьсот, по три рубли с тысячи за работу и того сто сорок пять рублей пятьдесят копеек; – да за починку в другом месте старой ограды и сторожки при вратной шесть рублей; а всего двести дватцать один рубль дватцать пять копеек.

Выдать плотнику Нерехтской округи... деревни Якшина крестьянину Афанасью Иванову, за покрытие новопостроенной ограды, ворот и башенки тесом... »139.

В 1819 г. вновь начались большие работы по перестройке монастырской ограды. В мае 1819 г. «Ярославской округи вотчины его сиятельства князя Сергия Григорьича Щербатова прихода села Диева Городища деревни Браташина крестьянин каменщик Степан Платонов Катышов (в других документах его фамилия писалась «Катышев» – А.М.) договорился в Ростовском Рождественском Девичьем монастыре построить ограду с восточной и южной стороне, имянно рвы вырыть глубиною и шириною сколько потребно и указано будет, забутить прочный образом и скласть ограду и башни по плану и фасаду неупустительно из всего монастырскаго материала»140.

Документы довольно подробно фиксируют ход строительства новых участков стен и башен. В 1819 г. «заплачено крестьянину Романовской округи вотчины госпожи Елисаветы Петровны Глебовой деревни Подовинников Петру Михайлову сыну Сироткину, за разборку одной башни и части ограды с северной стороны, каменных и очистку кирпича»141. Тогда же «за разбирание старой каменной ограды» получил деньги ростовский мещанин Никита Яковлев Отавин142.

В том же 1819 г. упомянутый Степан Платонов Катышев построил кирпичную ограду «с северной, восточной и южной сторон с трема башнями, длиною на шестидесяти четырех саженях, вышиною в пять аршин, для распространения монастыря, крайне утеснительнаго»143.

В следующем, 1820 г. ростовский посадский Иван Яковлев Мальцев осуществил «отрытие около ограды извне монастыря от бастионнаго вала земли вплоть к ограде имеющагося чтоб до самаго бута не была сверх онаго прикосновенна земля к ограде, на пятидесяти одной сажени длиною, а шириною и глубиною разной меры по неравному местоположению»144, а С.П. Катышев достроил часть «каменной ограды монастырской подле башни наугольной с юго-западной стороны состоящей, к востоку на семи с половиною саженях»145.

В 1821 г. С.П. Катышев надстроил «на трех башнях наугольных новых с восточной и южной стороны состоящих верхних этажей»146. Вскоре плотник из деревни Котельниковой Ярославской округи Трофим Гаврилов Чесноков покрыл «деревом вышеозначенных трех новых башен»147. Данную работу завершил «медного дела» мастер ростовский мещанин Иван Абрамов Сапожников, который сделал «из монастырского листового железа» три шатра «на шпицы вышеозначенных башен»148. Проект на устройство новых шатровых завершений башен монастыря сохранился (рис. 12), и его можно использовать для их реставрации.

Некоторые работы продолжались и в последующем. В 1822 г. С.П. Катышев надстроил «на двух башнях с передней монастыря стороны каменных верхних этажей вышиною в шесть с половиною аршин»149. В 1823 г. он же надложил «в высоту передней ограды на сажень»150.

Прошло всего лишь несколько лет, и вновь потребовалось ремонтировать и перестраивать часть монастырской ограды. На этот раз работы вел крестьянин Ярославской округи, вотчины княгини Анны Петровны Урусовой, деревни Браташина, Тимофей Матвеев Смолин. В 1829 г. он сделал надкладку каменной ограды на «семь сажень с половиною в длину и на два аршина десять вершков в высоту с восточной стороны от башни передней угловой. Да с северной стороны от башни передней угловой. Да с северной стороны от сестринской трапезы, длиною на тринадцать сажен, в вышину на один аршин»151. Кроме того, в 1829 г. Т.М. Смолин разобрал ветхую угловую юго-западную башню «до самого бута» и вновь построил «по примеру прочих монастырских башен в два этажа»152. Тогда же он надложил ограду от «юго-западной башни до сестринских келей с воротами на 15-ти саженях состоящей на полтора в вышину аршина»153.

В 1830 г. в монастырь поступило распоряжение полицмейстера о том, что «по прозьбе Игумении находя возможным допустить пристройку ограды до земляного валу на плане при том предписании препровожденном, обозначенную под литерою а) Его Превосходительство дозволяет продолжение каменной ограды по фасаду для того составленному с тем, чтобы крыша ровнялась с высотою нынешней ограды»154.

Речь в этом распоряжении идет о новом участке ограды с восточной стороны монастыря, которая тянулась от построенного в 1830-1831 гг. у угловой северо-восточной башни Гостиного дома вдоль крепостного вала (рис. 6). Построил эту стену А.Т. Смолин «с товарищами» в 1831 г.155

В 1834 г. к монастырю с западной стороны был прирезан участок земли «в ширину на три, а в длину клином на сорок шесть сажен»156.

Здесь в 1835 г. уже известный нам А.Т. Смолин у северо-западной башни ограды построил двухэтажную гостиницу157 (см. ниже). В 1837 г. он надложил ограду «с юго-западной стороны на 23-х саженях простирающуюся в высоту на два аршина» и «с южной стороны на 22-х саженях»158. Тот же Смолин в 1838 г. обнес новой каменной оградой упомянутый вновь присоединенный участок с западной стороны монастыря159. Сохранившийся проектный чертеж дает наглядное представление о характере этого строительства160 (рис. 13).

В 1839 г. с северной стороны были построены новые святые ворота. Но вскоре во время возведения Тихвинской церкви (1841-1854 гг.) они были снесены.

Итак, к концу 1830-х гг. и особенно после завершения строительства Тихвинской церкви, которая частично расположилась на месте северного участка ограды, облик ограды в целом стабилизировался.

В дальнейшем, вплоть до советского времени, она мало менялась, хотя иногда и подвергалась ремонтам161.

В документах середины XIX – начала XX в. ограда монастыря описывается сходно и довольно кратко. Например, в 1856 г. о ней писали: «Вокруг монастыря ограда каменная с шестью небольшими башнями, в длину со включением Тихвинского храма и гостиных домов 205 саж. и 2 1/2 аршина»162. Мало что изменилось и в 1875-1876 гг.: «Вокруг монастыря ограда каменная с 6 небольшими башнями в 205 сажен 2 1/2 аршина в окружности. Три башни и часть ограды покрыты железом, а прочее деревом»163.

В советское время ограда монастыря подверглась значительным повреждениям, значительная ее часть была утрачена. В частности, из шести башен разобрали три: угловую северо-восточную, промежуточную башню восточного участка ограды и промежуточную башню южного участка ограды. Кроме того, за небольшим исключением снесли большую часть северных стен и фрагмент средней части южной стены.

Несмотря на обилие вышеприведенных фактов о времени возведения и перестроек монастырских стен и башен, конкретные отдельные элементы данных сооружений довольно трудно точно датировать. Пожалуй, только два участка стен поддаются надежной датировке. Это северный участок восточной стены (1784 г.), который уже в 1801 г. был включен в состав корпуса восточных сестринских келий и в последующем существенно не менялся, и, во-вторых, западная стена, возведенная на новом месте в 1838 г. Остальные стены и башни подвергались неоднократным перестройкам, и поэтому могут быть датированы с гораздо меньшей определенность. Натурные наблюдения не позволяют уверенно интерпретировать цитированные выше документы в их строительной истории.

В самом деле, согласно этим источникам, южная и юго-западная стены ограды полностью перекладывались в 1819 г. (см. выше). В натуре же южная и большая часть юго-западной стен сохранили следы стесанного кирпичного орнамента, подобного тому, который хорошо сохранился на северном участке восточной стены, построенной в 1784 г. Возникает резонный вопрос: может быть, указанные стены вовсе и не перекладывали в 1819 г., а лишь отремонтировали? Поэтому датировки большинства стен и башен монастыря состоят из дат их первоначального строительства и дат известных последующих перестроек.
Гостиный дом

Это здание было построено снаружи от монастыря, у северо-восточной угловой башни (рис. 14), в качестве гостиницы для проживания богомольцев в 1830-1831 гг. мастером А.Т. Смолиным164. Сохранился проектный чертеж данного здания, но само оно в советское время было почти целиком перестроено.
Гостиница

Вторая монастырская двухэтажная гостиница сохранилась, она примыкает с запада к угловой северо-западной башне (пл. Советская. 10). Ее построил в 1835 г. А.Т. Смолин «по указному от 17-го мая дозволению на вновь присоединенной к монастырю с западной стороны земле»165 (рис. 1, 13).
Некоторые общие наблюдения

Как мы видели выше, с конца XVIII в. и вплоть до начала XX столетия в Рождественском монастыре происходило почти непрерывное каменное строительство. В его процессе возникали новые гражданские и культовые сооружения, а старые жилые корпуса расширялись и получали дополнительные вторые этажи. Росли ввысь башни и стены монастырской ограды. Расширялась, насколько было возможно, и монастырская территория. К концу XIX в. почти весь внутренний периметр ограды ансамбля был сплошь застроен различными зданиями.

Ничего подобного по длительности и масштабам строительства не наблюдалось в то время ни в одном другом ростовском монастыре. И ни один из них не имел, как Рождественский, такой плотной застройки.

Все это объясняется необыкновенной популярностью Рождественской обители. Действительно, фактическое количество насельниц в нем в XIX в. в несколько раз превосходило утвержденное штатное число монахинь166.

На протяжении почти всего рассмотренного периода монастырь пользовался услугами и местных, и приезжих строительных мастеров. Однако чаще предпочтение отдавалось этим последним.

Ансамбль Рождественского монастыря формировался в периоды господства в России стилей классицизма и затем эклектики. И они наложили явный отпечаток на его архитектурный облик.

 

 

1.                 Израилев А. Описание Ростовского, Ярославской губернии, Рождественского девичьего монастыря. СПб., 1858. С. 20-25.

2.                 Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 280. Оп. 3. Д. 506. Ч. 1. Л. 56-57.

3.                 Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области (РФ ГАЯО). Ф. 190. Оп. 1. Д. 6. Л. 334.

4.                 РФ ГАЯО. Ф. 197. Оп. 1. Д. 8679. Л. 1, 7-10.

5.                 Полознев Д.Ф. К истории каменного строительства в ростовском Спасо-Яковлевском монастыре в 70-х годах XVIII века // СРМ. Ростов, 1992. Вып. 3. С. 106-112.

6.                 Толстой М. Древние святыни Ростова Великого. М., 1847. С. 56; Крылов А. Историко-статистический обзор Ростово-Ярославской епархии. Ярославль, 1861. С. 72-73; Израилев А. Описание Ростовского, Ярославской губернии, Рождественского девичьего монастыря. СПб., 1858. С. 13-16; Он же. Ростовский Ярославской губернии Рождественский третьеклассный женский монастырь. СПб., 1899. С. 11-12; Краткие сведения о монастырях и церквах Ярославской епархии. Ярославль, 1908. С. 13-14; Титов А.А. Ростов-Великий Ярославской губернии и его святыни. М., 1909. С. 46; Он же. Ростов-Великий в его церковно-археологических памятниках. М., 1911. С. 94-97; Иванов Д.А. Спутник по Ростову Великому Ярославской губернии. Ростов-Великий, 1912. С. 95-97; Безсонов С.В. Ростов Великий. М., 1945. С. 23; Баниге В.С., Брюсова В.Г., Гнедовский Б.В., Щапов Н.Б. Ростов Ярославский. Ярославль, 1957. С. 144-146; Иванов В. Ростов. Углич. М., 1975. С. 146; Ильин М.А. Путь на Ростов Великий. М., 1975. С. 105.

7.                 Израилев А. Описание Ростовского... С. 13-16; Он же. Ростовский Ярославской губернии... С. 12.

8.                 Израилев А. Ростовский Ярославской губернии... С. 12.

9.                 Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего правительствующего синода. СПб., 1901. Т. 10. С. 1184.

10.            Израилев А. Описание Ростовского... С. 17.

11.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 8. Л. 7 об.-9.

12.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 9. Л. 3, 13, 14 об.

13.            Там же. Л. 16 об.

14.            Израилев А. Описание Ростовского... С. 16-17.

15.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 12. Л. 7 об.

16.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 14. Л. 2.

17.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 18. Л. 3 об.

18.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 23. Л. 5.

19.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 27. Л. 6.

20.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 31. Л. 5.

21.            Израилев А. Описание Ростовского... С. 18.

22.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 38. Л. 3 об.

23.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 40. Л. 5 об.

24.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 44. Л. 4.

25.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 92. Л. 2; Там же. Д. 95. Л. 6.

26.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 84. Л. 5, 6.

27.            Там же. Л. 9.

28.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 70. Л. 12.

29.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 77. Л. 7.

30.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 135. Л. 10.

31.            Там же. Л. 16 об.

32.            Там же. Л. 15 об.

33.            Израилев А. Описание Ростовского... С. 20.

34.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 139. Л. 12, 15 об., 16.

35.            Там же. Л. 16.

36.            Там же. Л. 82.

37.            Там же. Л. 82 об.

38.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 70. Л. 7.

39.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 139. Л. 107.

40.            Там же. Л. 114.

41.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 156. Л. 8, 16.

42.            Там же. Л. 28.

43.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 169. Л. 3.

44.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 171. Л. 65 об.

45.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 187. Л. 75.

46.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 200. Л. 9.

47.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 230. Л. 1 об.-62.

48.            См.: Баниге В.С., Брюсова В.Г. и др. Указ. соч. С. 145.

49.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 313. Л. 1 об.

50.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 310. Л. 61 об.

51.            Израилев А. Описание Ростовского... С. 20-21.

52.            РФ ГАЯО. Ф. 197. Оп. 1. Д. 8679. Л. 7 об.

53.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 23. Л. 10.

54.            Израилев А. Описание Ростовского... С. 21.

55.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 171. Л. 9.

56.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 169. Л. 18 об.

57.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 199. Л. 26.

58.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 228. Л. 2 об.

59.            Израилев А. Описание Ростовского... С. 21.

60.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 288. Л. 1 об.

61.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 297. Л. 1 об.

62.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 302. Л. 1 об.

63.            Израилев А. Описание Ростовского... С. 21.

64.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 47. Л. 10 об.

65.            Там же. Л. 11.

66.            Там же. Л. 11.

67.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 50. Л. 9.

68.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 51. Л. 7-7 об.

69.            Там же. Л. 78.

70.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 55. Л. 18.

71.            Израилев А. Описание Ростовского... С. 21.

72.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 171. Л. 22.

73.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 174 Л. 3 об.

74.            Израилев А. Описание Ростовского... С. 21.

75.            РФ ГАЯО. Ф. 197. Оп. 1. Д. 8679. Л. 1, 10.

76.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 199. Л. 26.

77.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 288. Л. 1 об.

78.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 297. Л. 1 об.

79.            РФ ГАЯО. Ф. 197. Оп. 1. Д. 337. Л. 43.

80.            План Ростова 1852 г. // РФ ГАЯО. Б/н.

81.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 302. Л. 2.

82.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 310. Л. 66 об.-67.

83.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 171. Л. 65 об.

84.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 246. Л. 135.

85.            См. более подробно: Мельник А.Г. Тихвинская церковь Ростовского Рождественского монастыря // Памятники культуры. Новые открытия. 2002. М., в печати.

86.            Израилев А. Описание Ростовскаго... С. 18-20; Крылов А. Указ. соч. С. 73; Краткие сведения о монастырях и церквах... С. 14; Титов А.А. Ростов-Великий Ярославской губернии... С. 46-47; Иванов Д.А. Указ. соч. С. 96; Иванов В. Указ. соч. С. 136.

87.            Израилев А. Описание Ростовского... С. 19.

88.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 180. Л. 261.

89.            См.: Кириченков Е.И. Архитектурные теории XIX века в России. М., 1986. С. 99.

90.            См.: Архив Комитета историко-культурного наследия Департамента культуры и туризма Администрации Ярославской области. Д. 185/13. Приношу благодарность С.Н. Пучкову, указавшему мне на данный источник.

91.            Там же. Л. 214.

92.            См. о нем: Ярославский календарь на 1995 год. Ярославль, 1995. С. 37-40.

93.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 180. Л. 220.

94.            Там же. Л. 219.

95.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 62. Л. 1-1 об.

96.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д.189. Л. 8.

97.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 185. Л. 221.

98.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 20.

99.            РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 185. Л. 50-50 об.

100.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 62. Л. 6. В ГМЗРК хранятся чертежи нескольких вариантов проекта этого иконостаса (Ар-236 и др.).

101.        Там же. Л. 6-6 об.

102.        Там же. Л. 6.

103.        Там же. Л. 9.

104.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 202. Л. 8 об.; РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 204. Л. 9.

105.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 185. Л. 90.

106.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 62. Л. 4-4 об.

107.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 204. Л. 7.

108.        Там же. Л. 9-10.

109.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 193. Л. 37.

110.        Израилев А. Описание Ростовского... С. 19; РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 230. Л. 36 об.

111.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 42 об.-43.

112.        Израилев А. Описание Ростовского... С. 19.

113.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 62. Л. 18; РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 204. Л. 53 об., 55.

114.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 204. Л. 63 об.

115.        Там же. Л. 65.

116.        Там же. Л. 73 об.-74.

117.        Израилев А. Описание Ростовского... С. 19; РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 230. Л. 47.

118.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 230. Л. 35.

119.        Израилев А. Описание Ростовского... С. 19; РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 230. Л. 52.

120.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 245. Л. 5; РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 256. Л. 11 об., 12 об.

121.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 246. Л. 135.

122.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 288. Л. 1 об.-2.

123.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 297. Л. 1 об.

124.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 310. Л. 192.

125.        Там же. Л. 197 об.

126.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 332. Л. 2.

127.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 333. Л. 2.

128.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 199. Л. 26.

129.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 278. Л. 28.

130.        Там же. Л. 30 об.

131.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 297. Л. 1 об.

132.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 334. Л. 78.

133.        Израилев А. Описание Ростовского... С. 23; РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 6. Л. 428; РФ ГАЯО. Ф. 197. Оп. 1. Д. 8679. Л. 1.

134.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 6. Л. 334.

135.        РФ ГАЯО. Ф. 197. Оп. 1. Д. 8679. Л. 1.

136.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 51. Л. 13.

137.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 56. Л. 12.

138.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 62. Л. 19-19 об.

139.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 67. Л. 12, 13.

140.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 136. Л. 3.

141.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 139. Л. 41.

142.        Там же. Л. 42 об.

143.        Там же. Л. 45.

144.        Там же. Л. 52 об.

145.        Там же. Л. 55 об.

146.        Там же. Л. 70-71.

147.        Там же. Л. 71.

148.        Там же. Л. 71.

149.        Там же. Л. 84.

150.        Там же. Л. 90.

151.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 156. Л. 33.

152.        Там же. Л. 34.

153.        Там же. Л. 34 об.

154.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 161. Л. 5.

155.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 156. Л. 67.

156.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 171. Л. 24 об.

157.        Там же. Л. 41 об.

158.        Там же. Л. 56.

159.        Там же. Д. 65 об.

160.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 8.

161.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 241. Л. 5 об.

162.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 208. Л. 2 об.

163.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 297. Л. 1 об.

164.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1 Д. 156. Л. 53-53 об., 66-67.

165.        РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 171. Л. 41.

166.        Израилев А. Описание Ростовского... С.30-31.
 
Приложение
 
Упомянутые в тексте статьи архитекторы, художники и другие мастера, принимавшие участие в создании архитектурно-художественного ансамбля Ростовского Рождественского монастыря в XVIII – начале XX вв.

Алексеев Михаил Иванов сын (далее – с.) – ростовский купеческий брат, в 1869 г. выполнил плотницкую работу в монастырском конюшенном дворе.

Алексеев Никита – Ярославской округи села Полтева деревень Першино или Росторопова крестьянин, плотник, в 1801-1802 гг. вместе с Михаилом Якимовым сделал кровлю на корпусе восточных сестринских келий.

Белов Лаврентий Яковлев (с.) – каменщик, крестьянин из деревни Тереховской Ярославской округи, построил в 1817 г. новую монастырскую колокольню.

Бычков Алексей Михайлов (с.) – мастер столярного и резного ремесла, крестьянин Угличского уезда, с. Заозерья, изготовил в 1844-1845 гг. иконостас Тихвинской церкви.

Волков Павел Савельев (с.) – московский золотарь, в 1827-1828 гг. позолотил новый иконостас Рождественской церкви.

Гладков Иван Михайлов (с.) – иконописец штатный служитель Ярославского архиерейского дома, в 1822 г. участвовал в выполнении настенной росписи в разных частях Рождественской церкви.

Григорьев Матвей – крестьянин села Городища Ярославского уезда «с товарищи», в 1785 г. произвел переделки в настоятельских кельях.

Иванов Афанасий – плотник, крестьянин Нерехтской округи деревни Якшина, в 1805 г. покрыл тесом вновь построенную часть южной стены монастырской ограды.

Катышев Степан Платонов (с.) – каменщик, крестьянин деревни Браташина Ярославской округи. В 1819-1823 гг. перестроил часть монастырской ограды.

Киприанов Максим – каменщик, в 1790 г. производил починку кладки Рождественской церкви.

Клочков Аврам Дмитриев (с.) – золотарнаго ремесла мастер, Ростовскаго Богоявленскаго Аврамиева монастыря штатный служитель, в 1845-1847 гг. позолотил иконостас Тихвинской церкви, в 1847 г. окрасил и позолотил клиросы того же храма.

Колчин Александр Михайлов (с.) – художник, штатный служитель Ярославского архиерейского дома, в 1845-1847 гг. расписал Тихвинскую церковь.

Кусков Николай Петров (с.) – маляр, ростовский мещанин, в 1822 г. участвовал в выполнении настенной росписи в трапезной Рождественской церкви.

Лосев Алексей – ростовский мещанин, «с товарищи» произвел в 1779 г. починки на монастырской колокольне.

Мальцев Иван Яковлев (с.) – ростовский посадский, в 1820 г. срыл часть крепостного вала у стен монастырской ограды.

Метлин Иван Федоров (с.) – архитектор, предполагаемый автор проекта каменного ансамбля Рождественского монастыря.

Миронов Михаил Григорьев (с.) – крестьянин села Шульца Ростовского уезда, в 1852 г. устроил кровлю трапезной Тихвинской церкви.

Михайлов Тимофей – Ярославской округи крестьянин, в 1798 г. произвел ремонт стен, фундамента и колокольни Рождественской церкви.

Монахов Василий Кузьмин (с.) – крестьянин сельца Скокова Романово-Борисоглебского уезда Ярославской губернии, в 1847 г. сделал тротуар вокруг Тихвинской церкви.

Отавин Никита Яковлев (с.) – ростовский мещанин, в 1819 г. разобрал часть монастырской ограды.

Паньков Петр Яковлев (с.) – ростовский столяр, позже Ярославский губернский архитектор, 1809 г. сделал иконостас церкви, располагавшейся в нижнем этаже Рождественского храма, соавтор К.А. Тона в составлении проекта Тихвинской церкви, осуществлял надзор за строительством этого храма.

Полушкин Иван Андреев (с.) – подрядчик, в 1883 г. построил келейный корпус в северо-западном углу монастыря, в 1888 г. построил западную часть келейного корпуса у южной монастырской ограды.

Сапожников Иван Абрамов (с.) – ростовский мещанин, «медного дела», в 1821 г. сделал шатры на трех башнях монастырской ограды.

Сироткин Петр Михайлов (с.) – крестьянин Романовской округи деревни Подовинников, в 1819 г. разобрал часть монастырской ограды.

Смолин Антон Тимофеев (с.) – каменного строения мастер, подрядчик, крестьянин деревни Браташина Ярославской округи, в 1830 г. построил Гостиный дом у северо-восточной башни ограды, в 1831 г. построил часть северной стены монастырской ограды, в 1833 г. перестраивал корпус настоятельских келий, в 1834 г. построил второй этаж корпуса восточных сестринских келий, в 1835 г. построил монастырскую гостиницу у северо-восточной башни монастырской ограды, в 1837 г. надложил часть ограды, в 1838 г. построил сторожку у западных монастырских ворот, в 1839 г. построил новые северные святые ворота, В 1841-1842 гг. вместе со своим братом Ф.Т. Смолиным строил Тихвинскую церковь, в 1869 г. построил скотный и конюшенный двор.

Смолин Фаддей Тимофеев (с.) – подрядчик, крестьянин Ярославской округи деревни Браташина, в 1841-1842 гг. вместе со своим братом А.Т. Смолиным строил Тихвинскую церковь, в 1847 г. выполнил настилку лестницы этого храма чугунными плитами, в 1851-1852 гг. построил трапезную Тихвинской церкви.

Смолин Тимофей Матвеев (с.) – крестьянин Ярославской округи деревни Браташина, в 1829 г. перестроил часть монастырской ограды. Очевидно, это отец братьев А.Т. и Ф.Т. Смолиных.

Сокуров Илья Егоров (с.) – иконописец крестьянин из села Заозерья Угличской округи, написал в 1825 г. иконы в новый иконостас Рождественской церкви.

Стрелков Семен Иванов (с.) – иконостасного ремесла мастер крестьянин из села Заозерье Угличской округи, изготовил в 1824 г. резной иконостас для Рождественской церкви.

Тон К.А. – известный архитектор, автор проекта Тихвинской церкви.

Чесноков Трофим Гаврилов (с.) – плотник, крестьянин деревни Котельниковой Ярославской округи, в 1821 г. покрыл деревом часть монастырской ограды.

Чорнев Василий Григорьев (с.) сын каменщик крестьян из деревни Болхова Ярославской округи

Чурин Андреян Матвеев (с.) – Ярославской округи деревни Павлихи крестьянин, каменщик, в 1805 г. перестроил часть южной монастырской ограды.

Шатилова Павла – игумения Рождественского монастыря, возможный соавтор иконостаса Тихвинской церкви.

Шашин Н.С. – губернский архитектор, в 1849 г. выполнил проект трапезной Тихвинской церкви.

Шилов Михаил Дмитриев (с.) – штукатурного ремесла мастер, Костромской губернии, мещанин посада Больших Солей, в 1846 г. ремонтировал стены и своды первого этажа Рождественской церкви.

Юров Александр – ростовский живописец, в 1883 г. выполнил живопись в Алексеевском приделе Рождественского храма.

Юров Алексей Григорьев (с.) – ростовский иконописец, в 1826 г. поновлял в Рождественской церкви стенную живопись.

Якимов Михаил – Ярославской округи села Полтова деревни Першино или Росторопова крестьянин, плотник, в 1801-1802 гг. вместе с Никитой Алексеевым сделал кровлю на корпусе восточных сестринских келий.

 

Рис. 1. План Ростовского Рождественского монастыря.
Чертеж 2003 г. Выполнен О.В. Долотцевой, А.Г. Мельником и И.В. Шелеховой.
1. Церковь Рождества Богородицы, конец XVII в.; 2. Корпус настоятельских келий, 1782-1784, 1833 г.; 3. Корпус восточных сестринских келий, 1801, 1834 гг.; 4. Корпус западных сестринских келий, 1782 г., между 1849 и 1852 гг., 1879 г.; 5. Сторожка, 1837 г.; 6. Тихвинская церковь, 1841-1847 гг.; 7. Трапезная Тихвинской церкви, 1851-1854 гг.; 8. Корпус в северо-западной части монастыря, 1883 г.; 9. Келейный корпус, расположенный к западу от Рождественской церкви, 1863 г.; 10. Келейный корпус, расположенный к востоку от Рождественской церкви, 1864 г.; 11. Западная часть келейного корпуса у южной стены монастырской ограды, 1888 г.; 12. Восточная часть келейного корпуса у южной стены монастырской ограды, между 1898 и 1902 г.; 13. Конюшни и скотный двор, 1869 г.; 14. Фрагмент восточной стены монастырской ограды, 1784 г.; 15. Фрагмент восточной стены монастырской ограды, 1784, 1819 г.; 16. Угловая юго-восточная башня, 1784, 1819 г.; 17. Фрагмент южной стены монастырской ограды, 1784, 1819 г.; 18. Фрагмент юго-западной монастырской ограды, 1784, 1819 г.; 19. Фрагмент юго-западной монастырской ограды, 1805, 1820, 1837 г.; 20. Юго-западная угловая башня, 1784, 1821 г.; 21. Западная часть монастырской ограды, 1838 г.; 22. Северо-западная угловая башня, 1819, 1822 г.; 23. Участок северной монастырской ограды, 1819, 1823, 1829 г.; 24. Монастырская гостиница, 1835 г.; 25. Святые ворота; 26. Западные ворота; 27. Жилое здание XX в., стоящее на месте Гостиного дома, 1830-1831 гг.; 28. Деревянные пристройки, XX в.; 29. Деревянная колокольня, 2001 г.

Рис. 2. План Рождественского монастыря. Фрагмент плана центра Ростова начала XIX в. ГМЗРК. Ар-218.

Рис. 3. План Рождественского монастыря. Фрагмент плана Ростова начала XIX в. ГМЗРК. Ар-335.

Рис. 4. План Рождественского монастыря. Фрагмент плана центра Ростова 1835 г. ГМЗРК. Ар-966.

Рис. 5. План Рождественского монастыря. Фрагмент плана центра Ростова 1843 г. ГМЗРК. Ар-328.

Рис. 6. План Рождественского монастыря 1849 г. РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 43.

Рис. 7. План Рождественского монастыря. Фрагмент плана центра Ростова 1852 г. РФ ГАЯО. Б/н.

Рис. 8. План первого этажа Рождественской церкви Рождественского монастыря. Чертеж 1838 г. РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 23.

Рис. 9. Церковь Рождества Богородицы Рождественского монастыря. Вид с севера. Фото 1953 г. РФ ГАЯО. Ф. фото. Д. 64-в.

Рис. 10. Проект надстройки настоятельских келий. Чертеж около 1833 г. РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 12.

Рис. 11. Фрагмент проекта надстройки настоятельских келий. Чертеж около 1833 г. РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 12.

Рис. 12. Проект угловой башни Рождественского монастыря. Чертеж первой трети XIX в. РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 11.

Рис. 13. План и фасад западной ограды, предложенной к постройке в Рождественском монастыре. Чертеж около 1838 г. РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 8.

Рис. 14. План и фасад предполагаемому при Рождественском монастыре каменному дому. РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 31.

Рис. 15. План и фасад Тихвинской церкви Рождественского монастыря. 1841 г. Авторы: архитекторы К.А. Тон и П.Я. Паньков // РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 20.

Рис. 16. План нижнего этажа и фасад Тихвинской церкви Рождественского монастыря с пристраиваемой трапезной. 1849 г. Автор проекта трапезной архитектор Шашин // РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 42 об.

Рис. 17. План второго этажа Тихвинской церкви Рождественского монастыря с пристраиваемой трапезной. 1849 г. Автор проекта трапезной архитектор Шашин // РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 43.

Рис. 18. Поперечный разрез трапезной Тихвинской церкви Рождественского монастыря. 1849 г. Автор проекта архитектор Шашин // РФ ГАЯО. Ф. 190. Оп. 1. Д. 337. Л. 43.

Рис. 19. Фото начала XX в. Ростовский Рождественский монастырь. Справа - Тихвинская церковь.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter