пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Гущина В.А.
К вопросу о датировке церкви Покрова Богородицы и колокольни Кижского архитектурного ансамбля
в книге:
Кижский вестник , 2001
 Церковь Покрова Богородицы
    Проблема уточнения времени постройки Покровской церкви неожиданно возникла более 25 лет тому назад — в 1974 году. На мой запрос в Центральный Государственный Архив Древних Актов (ЦГАДА) c просьбой сообщить имеются ли в «Переписи Кижского погоста 1696 года» сведения о церквях Спаса Преображения и Покрова Пресвятой Богородицы вскоре пришел ответ, содержащий следующие сведения: «Погост Спасский в Кижах на Кижском острову, а на погосте строет церковь новую, теплую, клетски, во имя Покрова Богородицы. Да в той же церкви построен предел во имя Николы Чудотворца, настоящая церковь Преображения Господня и прежняя Покрова Богородицы в прошлом 7206 (1697- 1698 гг.) сгорели от молнии…» [1].
    Данная датировка нашла отражение в публикации В. А. и Б. А. Гущиных «Новое об истории памятников Кижского архитектурного ансамбля» [2].
    Полученная информация позволила впервые установить следующее:
    1. Выявить причину и время возгорания предшественниц кижских церквей:
    1693—1694 годы.
    2. Определить первоочередность построения новых церквей Кижского погоста. Согласно документу, первой после пожара начали строить Покровскую (зимнюю), а не Преображенскую (летнюю) церковь, как было принято считать прежде. Это позволило предположить, что Покровская церковь была построена не в 1764, а в 1694 году, и не младше Преображенской церкви на 50 лет, а старше ее на 20 лет.
    3. Впервые удалось установить изначальный клетский тип Покровской церкви.
    4. Впервые стало известно о наличии в помещении Покровской церкви придела Николая Чудотворца. Как известно, придел — это дополнительная церковь, устроенная внутри основного здания или пристроенная к нему во имя какого — либо святого. Что именно представлял собой Никольский придел, где он располагался, какого было его иконописное убранство удалось определить позднее в соответствии с архивными изысканиями и натурными исследованиями.
    5. Констатация того, что Преображенская церковь в данном документе упоминается как «настоящая«, позволяет предположить, что она сгорела не полностью, в отличие от Покровской церкви, названной «прежней«.
    Ранее, в 1972 году, московский архитектор Л. М. Лисенко предложил вниманию исследователей реконструкцию Покровской церкви, основанную на произведенных им детальных обмерах, исследовании и изучении памятника в натуре. Он пришел к заключению, что прежде Покровская церковь имела шатровое завершение. Об этом, по его мнению, убедительно свидетельствуют cледы врубок, гнезд и пазов, сохранившихся в настоящее время в ее девятиглавом верхе. Причем, их необходимость не вызывалась существующими сопряжениями. Вероятно, предположил автор, они были взяты из разобранного шатра Покровской церкви [3].
    Располагая данными сведениями, появилась возможность проследить периоды становления кровельных завершений Покровской церкви от клетского через шатровое к девятиглавому.
    Вопрос по установлению временных рамок каждого из этих типов представляет определенную сложность. Благодаря комплексным исследованиям историков, архитекторов-реставраторов, реставраторов по древнерусской живописи, которые провели архивные, архитектурно-археологические и искусствоведческие исследования, удалось приблизиться к разрешению этой сложной проблемы.
    Известно, что после пожара, возникшего в конце 17 века, Покровская церковь строилась как клетская ["… а на погосте строет церковь новую, теплую, клетски, во имя Покрова Богородицы. Да в той же церкви построен предел во имя Николы Чудотворца…"]. Таким образом, прежде зимняя [теплая] Покровская церковь превратилась в летне — зимнюю или "тепло — холодную" церковь, так как теперь она состояла из холодного храма [собственно- церковного помещения] и теплой трапезной, где располагался Никольский придел.
    Наличие на погосте «двухкомплектной» приходской церкви, вероятно, и позволило не спешить с возведением главной Преображенской церкви.
    Архитектурно — археологическое обследование интерьера Покровской церкви позволило выявить месторасположения придела Николы Чудотворца [4]. Следы 2- го престола четко прослеживаются и в настоящее время. Известно, что наличие алтаря, расположенного непосредственно в основном, собственно- церковном помещении, крайне редкое явление. (Приложение № 1). Архивныем исследования показали, что Никольский придел был разобран «за теснотою« в 1865 году. Об этом же свидетельствует запись, сохранившаяся на иконе «Покров Богородицы» [5].
    Следы расположения Никольского придела, сохранившиеся в существующей Покровской церкви, на мой взгляд, убедительно свидетельствуют о ее создании в клетском варианте сразу после пожара в конце 17 века. Вопроc о том, была ли Покровская церковь в своем первоначальном построении клетского типа впервые поставлен в 1977 году [6].
    В 1978 году изучение бревенчатых срубов существующей Покровской церкви, произведенное архитектором В. А. Крохиным, подтвердило мнение Лисенко Л. М. о ее шатровом завершении [7]. В данной статье В. А. Крохин опровергает предположение В. А. и Б. А. Гущиных о возможной впоследствии перестройке клетской Покровской церкви в шатровую.
    Однако произведенный нами сравнительный исторический анализ старинных деревянных церквей клетского и шатрового типа позволил определить наиболее характерный для этих церквей трехстенный тип алтаря в отличие от более позднего пятистенного алтарного помещения. Данное обстоятельство нашло подтверждение при использовании пропорциональных соотношений предполагаемых архитектурно — конструктивных объемов Покровской церкви клетского и шатрового типов, произведенных В. А. Крохиным. В результате предполагаемые образы клетской и шатровой Покровской церкви — предшественницы современной — предстали в совсем иных пропорциональных соотношениях: c более соответствующим им трехстенным алтарем [8]. В этом же исследовании архитектор — реставратор В. А. Крохин признает ранее опровергаемые им предположения В. А. и Б. А. Гущиных в связи с прослеживаемыми ими этапами создания Покровской церкви и соответствующими последовательными периодами ее реконструкций: от клетского через шатровый тип к многоглавию.
    Благодаря комплексным исследованиям последних лет с применением методов дендрохронологического датирования выявлено три строительных периода Покровской церкви.
    Подробное рассмотрение особенностей 3-х строительных периодов дано в статье В. А. Крохина представленной в настоящем сборнике. В. А. Крохин предполагает, что первоначальный образ церкви клетского типа имел клинчатую двухскатную кровлю. Это предположение вполне допустимо для церквей данного периода [9]. Причину перестройки клетской церкви в шатровую Крохин В. А. объясняет композиционными решениями: достижением выразительной гармонии, художественным и монументальным единством ансамбля с вновь построенной в 1714 году 22-х главой Преображенской церковью. Причиной второй перестройки Покровской церкви (шатровой) в девятиглавую, предполагает Крохин В. А., явилось также и стремление к более лучшему варианту художественной выразительности двух погостских церквей. Близкой точки зрения, имеющей непосредственное отношение к определению 3-х строительных периодов, придерживается и А. Т. Яскеляйнен, который частично подтверждает вышеизложенные позиции исследователей, используя и новые убедительные аргументы в защиту уточнения и изменения официальной датировки Покровской церкви [10].
    Тщательно произведенное натурное обследование церкви позволило А. Т. Яскеляйнену убедиться в том, что объект действительно подвергался серьезным перестройкам. Несмотря на большое количество разновременного и хаотически расположенного материала, часть конструкций А. Т. Яскеляйнен соотнес с 3-мя строительными периодами. Он также подтвердил наше предположение о разновременном устройстве дверных косяков [11], дополнив к ним разновременность оконных косяков и отметил, что наиболее «cтарые» признаки данных конструкций относятся к более раннему времени — 17-18 векам. Кроме того, результаты дендрохронологического анализа древесины, по мнению исследователя, также фиксируют их заготовку в конце 17 века [12]. А. Т. Яскеляйнен считает: "… можно предположить, что почти сразу же после пожара 1694 — го года был выстроен четверик новой Покровской церкви с отапливаемым Никольским приделом…"[13].
    В отличие от Крохина В, А., утверждающего, что в дальнейшем клетская церковь перебиралась, и, при этом, был разобран рубленный шатер, А. Т. Яскеляйнен подтверждая факт переборки церкви клетского типа, не согласен с существованием в прошлом на церкви шатрового завершения [14].
    Таким образом, в результате исследований В. А. Крохина и А. Т. Яскеляйнена подтвердилось мнение В. А. и Б. А. Гущиных о времени постройки Покровской церкви в первоначальном клетском варианте в 1694 году, т. е. на 70 лет раньше официальной, общепринятой даты –1764 года, с последующими изменениями ее образа в связи с дальнейшим формированием архитектурного ансамбля.
    Датировка Покровской церкви концом 17-го века нашла также неожиданное подтверждение и в результате искусствоведческого анализа икон, произведенным художником-реставратором музея " Кижи" Фроловой Г. И. [15].
    Так, на иконе «Царь Соломон» была обнаружена надпись, датируемая 1697 годом, позволившая реставратору сделать вывод о времени написания иконостаса одновременно с возведением Покровской церкви.
    В результате творческих, комплексных исследований специалистов разных профилей удалось заглянуть вглубь истории создания Покровской церкви и неразрывно связанной с нею Преображенской церкви К ижского погоста.
    Считаю, что данные материалы достаточно убедительны для того, чтобы пересмотреть официально принятую датировку Покровской церкви уже на данном этапе исследований.
    Колокольня
    Первое упоминание об отдельно стоящей колокольне на Спасском Кижском погосте имеется в Писцовой книге Петра Выйкова и Ивана Льговского 1616-1619 годов: «А на погосте церковь Боголепного Спасова Преображения деревянной с папертьми, верх шатровый и Покрова Пресвятой Богородицы, теплой, то ж деревянной…, а также колокола на колокольне» [16]. В данной Писцовой книге зафиксирован шатровый верх летней церкви Преображения – главного сооружения Кижского погоста, а о типах церкви Покрова и колокольни ничего не сообщается.
    Более полное описание Спасско-Кижского погоста содержится в Писцовой книге 1628-1631 годов Никиты Панина и подъячего Семена Копылова: «Погост Спасской в Кижах на Онеге озере на острову, а на погосте церковь Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, древяна, верх шатром… Церковь другая теплая Покров Пречистые Богородицы с трапезною, древяна, верх шатром… Да на колокольнице колокол весом тринадцать пуд» [17].
    В данной Писцовой книге указаны шатровые типы Преображенской и Покровской церквей, а также упоминается колокольня. Таким образом, в это время на Кижском погосте было три строения с шатровыми завершениями (две церкви и колокольня). Отметим, что во время пожара, возникшего от удара молнии в 1693-1694 годах, пострадали обе церкви, а колокольня в числе сгоревших зданий не упоминается (см. цитату – сноска № 1). Сведений о постройке колокольни после пожара также не обнаружено.
    Несколько необычным на таком документальном фоне являются сведения, относящиеся к апрелю1695 года, когда «…крестьяне учинили бунт и у церкви Преображения били в колокола всполох и собиралися с дубьем и кольем» [18]. Согласно данной записи, церковь Преображения и Колокольня сохранились в какой-то мере от пожара в отличие от полностью сгоревшей теплой, т. е. отапливаемой печами Покровской церкви.
    На единственном сохранившемся до нашего времени иконографическом источнике с изображением Кижского погоста – гравюре Р. Зотова, датируемой августом 1785 года, колокольня зафиксирована совершенно в ином виде в отличие от современного ее образа [19]. Высокий восьмерик колокольни, увенчанный шатром, установлен на низком основании четверика. В настоящее время колокольня выглядит иначе: невысокий сруб восьмерика установлен на высоком четверике основания.
    Что произошло с колокольней, изображенной на гравюре Н. Зотова? Судя по записи в «Формулярной ведомости о церквах Кижского погоста Петрозаводского уезда за 1852 год» к тому времени «…колокольня изрядно обветшала» [20]. О намерении строительства новой колокольни свидетельствует «Дело по отношению Олонецкой духовной консистории об утверждении проекта, и сметы на постройку колокольни в Кижском погосте»: «По рассмотрению в искусственном столе вышеозначенных плана и сметы оказались они составленными первый согласно правил архитектуры…» [21]. К постройке новой колокольни приступили не сразу, в 1854 году, а лишь через 8 лет, в 1862 году. Источник 1862 года свидетельствует: «В Кижском приходе две церкви. При сих церквах отдельно от них строится новая деревянная колокольня усердием прихожан» [22]. Там же сообщается: «Во время постройки колокольни всем приходом помогали срыть старую колокольню, очистить место, доставить камень и песок для фундамента, выкорить лес и доставить оный к месту постройки и 10 человек и более плотников и пильщиков кормили хлебом и пр. В сем году Толвуйского прихода торгующий крестьянин Захарьев 550 досок (пожертвовал) для обшивки колокольни» [23]. Из приведенного документа можно сделать вывод о том, что колокольня была построена довольно скоро, так как на ее постройке было занято «10 человек и более пильщиков», а также «…кроме того, усердно помогали всем приходом». Следовательно, общепринятая в настоящее время дата постройки ныне существующей колокольни – 1874 год – требует корректировки, так как она имеет отношение не к строительству колокольни, а ко времени ее перестройки [24]. Об этом свидетельствует запись в «Церковной летописи Кижского погоста»: «В сем же году (1872 г.) исходатайствован комитетом план смета на перестройку колокольни при церквах, таковые утверждены в строительном отделении Олонецкого губернского правления 24 июня сего года» [25].
    В 1873 г. согласно смете, утвержденной Строительной комиссией на перестройку колокольни, по билету от 9 февраля выданным 2-м Петрозаводским лесничеством «вырублено и пригнано в церкви подрядчиком Федором Федоровым 160 бревен без платежа попенных денег на 20 коп. с каждого бревна за весь лес выплачено денег 33 р. 20 коп. Из числа оных распилено на доски 35 бревен на сумму 18 р. 22? коп» [26].
    В 1874 году «по составленному плану и смете, утвержденному строительною комиссиею сделана перестройка колокольни при церквах. На перестройку по смете ассигновано 301 р. 38? коп. Но так как при начале работ нельзя было утвердить шатра и прежний восьмерик и потребовалась вырубка восьмерки новой, то ассигнованной на сей предмет суммы оказалось недостаточно и вся перестройка колокольни с окраскою оной обошлась до 301 р. 37? коп. Перестройка колокольни отдана была на подрят крестьянину Повенецкого уезда Пудожгорского общества Сысою Осипову ценою за 255 р. при сельском сходе, который все плотничьи и столярные работы произвел добросовестно и прочно. Перестройка колокольни произведена за счет жертвований прихожанами сумм» [27].
    Эта колокольня, построенная в 1862 году и перестроенная Сысоем Осиповым в 1874 году, дошла до наших дней. И хотя архитектура колокольни несет на себе явные черты упадка народного деревянного зодчества (непомерно разросшийся четверик, полуциркульные окна) ее строгий силуэт не разрушил, а обогатил гармоническое построение всего архитектурного комплекса Кижского погоста.
    Итак, на основании новых документальных данных можно предположить, что постройка Покровской церкви была начата в 1693 году и была окончена к 1694 году. Очевидно, в 1764 году церковь была подвергнута конструктивной перестройке с заменой шатра на девятиглавие. Колокольня была построена в 1862 году, а в 1874 году подверглась перестройке [28]. (Приложение 2).
    Почему через 12 лет после постройки колокольню пришлось перестроить? Возможно, что в 1862 году крестьяне, не дождавшись узаконенного проекта 1854 года, который был составлен «согласно правил архитектуры», решили построить колокольню на свое усмотрение, чем нарушили указ «О правилах на будущее время для строений церквей» от 1826 года, согласно которому все культовые сооружения должны были строиться только по утвержденным проектам без каких-либо отклонений.
    Предположительно, именно это заставило крестьян Кижского прихода перестроить колокольню в соответствии с проектом [29]. На вопрос какой была колокольня, построенная в 1862 году, сделал попытку ответить научный сотрудник музея «Кижи» А. Т. Беляев в 1978 году [30]. Задаваясь вопросом почему колокольня, построенная в 1862 году, через 12 лет в 1874 году подверглась перестройке А. Т. Беляев произвел тщательное натурное обследование объекта и обнаружил существенные следы конструкций колокольни 1862 года.
    Автор сделал следующее заключение: колокольня состояла из двух разновеликих (и по высоте, и по плану) четвериков, поставленных друг над другом. Нижний четверик в плане (6,70 х 6,70) имел высоту около 6 метров, а верхний четверик в плане имел 5,20 х 5,20 при высоте 2,7 м. (Приложение № 1). Над малым четвериком возвышался восьмерик, но не с равными, а с разными по ширине гранями; причем, его угловые грани в два раза были уже граней, являющихся продолжением стен второго четверика. Таким образом, восьмерик представлял собой тот же четверик, но с усеченными углами. Об этом, отмечает А. Т. Беляев, свидетельствуют следы, на месте опорных столбов звонницы и шатра, поставленных попарно, ближе к углам четверика. Такой же план имели звонница и шатер с четырьмя узкими и четырьмя широкими гранями. К сожалению, их высотные соотношения неизвестны.
    Перестройка колокольни, как известно из архивных документов, началась с разборки верхней части колокольни: шатра, звонницы и восьмерика. А. Т. Беляеву удалось установить, что, не затронув малого четверика (его нижние венцы врублены в большой четверик), начали наращивать нижний четверик до уровня верха малого четверика, связав их в этом месте врубкой, что значительно усилило прочность и устойчивость колокольни. Только после этого начали рубить «восьмерку новую», т. е. существующий восьмерик, основанием для которого теперь становится нарощенный четверик. Новый восьмерик имеет равные по ширине грани (4,35 м). Полицы на уровне перехода от нижнего четверика к малому, утратившие свое утилитарное назначение, впоследствии были ликвидированы (в 1902 году они еще существовали).
    А. Т. Беляев, отмечая что столь значительная перестройка колокольни, начатая с шестиметровой высоты, в результате которой составные части колокольни приобрели новые пропорции, а все сооружение – новый стройный силуэт и удачно вписалось в состав архитектурного комплекса, не может считаться основанием для изменения датировки колокольни и отвергает предложенную В. А. Гущиной и Б. А. Гущиным формулировку: «… колокольня построена в 1862 году, перестроена в 1874 году». К сожалению, А. Т. Беляев не принимает во внимание и убедительность архивных материалов, в соответствии с которыми в 1874 году была зафиксирована не постройка новой колокольни, а именно ее перестройка.
    В 1978 году, архитектор-реставратор В. А. Крохин подтвердил время перестройки колокольни, вызванной несовершенством взаимосвязи отдельных конструкций сооружения [31]. В отличие от результатов исследования, выполненного А. Т. Беляевым, В. А. Крохин установил, что от колокольни 1862 г. был сохранен существующий нижний четверик, срубленный с ним «воедино» верхний (внутренний) малый четверик и перекрытие над ним. Таким образом В. А. Крохин опровергает наличие двух разношироких (нижнего и верхнего) четвериков, принимая внутренний четверик лишь как конструкцию, используемую для усиления прочности верхнего восьмерика. В. А. Крохин подтверждает наличие разносторонних граней на восьмерике и его шатре, которые по сторонам света были значительно шире диагональных граней. Об этом свидетельствуют зарубки в бревнах внутреннего четверика для расположения столбов звонницы, которые выше проходили по внутренним углам восьмерика, опиравшегося на внутренний четверик.
    По мнению В. А. Крохина, излишняя расчлененность объемов и разномасштабность колокольни не соответствовали монументальным образам двух церквей. При таком соседстве колокольня звучала резким диссонансом, что и вызвало необходимость ее перестройки.
    Историю проектирования кижской колокольни в «Олонецкой строительной канцелярии» и ее перестройку Крохин В. А. связывает с уже известным изданием в 1826 году правительственного указа «О правилах на будущее время для строения церквей» [32]. В связи с указом последовала «Поправка Синода», касающаяся процедуры утверждения проектов [33]. Данный период строительства культовых зданий отмечен организацией проектирования «по правилам архитектуры», которые требовали: «… чтобы строения в точной сообразности с утвержденным планом и фасадом производились под надзором архитекторов или других знающих сие искусство людей» [34]. Архитектор Крохин В. А. утверждает, что «…кижская колокольня с высоким четвериком является единственной во всей Карелии совершенно нетипичной для Прионежской (Онежской) школы шатровых колоколен, имеющих невысокий четверик и другие пропорциональные соотношения частей и целого» [35].
    Задаваясь вопросом, откуда в Олонецкой строительной канцелярии могло появиться решение колокольни с высоким четвериком, исследователь находит причину этому в стремлении достижения ансамблевого единства колокольни с церковью. К такому выводу автор подошел, проведя тщательные комплексные, пропорциональные исследования церквей и колоколен Онежского типа, широко бытовавших на территории Прионежья, бассейна реки Онеги, Приладожья, Карелии и Архангельской области. На основании проведенного анализа колоколен автор делает заключение, что «… колокольня в Кижах 1874 (1862 г.) была запроектирована в Олонецкой губернской строительной канцелярии с возможным заимствованием формы срубов с проектов колоколен Архангельской губернской строительной канцелярии, перенявшей, в свою очередь, формы срубов колоколен бассейна реки Онеги с одновременным подражанием в их облике формам каменного зодчества того периода» [36]. Так же В. А. Крохин не исключает предположения, что «… высокий четверик с низким восьмериком в Кижской колокольне был запроектирован в Олонецкой губернской строительной канцелярии под влиянием Прионежской школы шатровых храмов, имеющих схему «восьмерик на четверике» подобно церквям в Типиницах и Яндомозере…» [37].
    Высокий четверик колокольни в данном случае оправдал стремление зодчих к достижению ее единства с уровнями оснований главных частей двух церквей, что способствовало соблюдению единства и гармонии в ансамблевой застройке. Это решение подтверждает то, что зодчие издавна применяли членение объемно-конструктивной структуры срубов в основании зданий и ряда других частей на одном уровне, а так же учитывали сходство форм с целью придания согласованности разномасштабным зданиям.
    Архитекторы А. В. Ополовников и Л. М. Лисенко отметили, что «… колокольня в Кижах проектировалась в обшивке тесом с обликом, подражающим каменному зодчеству того периода и с учетом изменения облика Покровской и Преображенской церквей (обшивка срубов тесом, покрытие кровель железом и т. п.)». Зондированием было установлено, что «…угловые стойки обшивки крепятся к выпуском торцов, имеющих вынос 15 см за пределы общей врубки «в лапу», через 4-5 рядов и являются дополнительным жестким каркасом» [38].
    Подводя результаты архитектурно-археологических изысканий колокольни кижского ансамбля, полученные двумя исследованиями следует отметить значительные различия в интерпретации ими облика колокольни, построенной в 1862 году и перестроенной в 1874 году.
    А. Т. Беляев считает, что колокольня в 1862 году состояла из двух последовательно уменьшающихся четвериков и восьмерика, увенчанного шатром с разновеликими по ширине гранями. Причем опорные столбы звонницы и шатра были поставлены попарно. Автор делает правильный вывод: трудно найти аналоги колокольне такого странного, нетрадиционного вида. В связи с этим и была произведена следующая перестройка колокольни: разобрана верхняя часть — шатер, звонница, восьмерик; нарощен основной четверик до уровня верхнего венца малого четверика; устроена новая звонница с равными по ширине гранями;         устроен новый шатер с равноширокими гранями; ликвидированы полицы, расположенные на уровне перехода от большого четверика к малому, утратившие свое прежнее утилитарное назначение.
    В. А. Крохин убежден в том, что колокольня 1862 года состояла из высокого нижнего четверика, срубленного с ним «воедино» верхнего (внутреннего) четверика, уменьшенного по ширине с перекрытием над ним. По мнению исследователя, как известно, внутренний четверик, врубленный «в обло» продолжениями выпуска бревен в стены наружного четверика не имел самостоятельного значения, выполнял лишь назначение опоры и конструктивной жесткости верхней части нижнего четверика. Над основным четвериком возвышался значительно зауженный восьмерик со звонницей и шатер с разноширокими гранями. В связи с перестройкой колокольни были произведены разборка восьмерика, звонницы и шатра; уширение восьмерика до размеров наружных стен основания с равноширокими гранями; установка столбов опирания шатра на внутренних углах восьмерика с равноширокими гранями. Таким образом, В. А. Крохин не усмотрел необходимости в наращивании верхнего четверика, увидев в нем лишь внутреннюю конструкцию для опоры и жесткости верха нижнего четверика, а не самостоятельный четверик. Произведя пропорциональный анализ колоколен традиционного типа северных регионов, В. А. Крохин увидел свой образ колокольни, построенной в 1862 году. Он считает, что после перестройки Кижская колокольня с высоким четвериком является единственной во всей Карелии постройкой, нетипичной для шатровых колоколен, имеющих, как правило, низкий четверик и другие пропорциональные соотношения частей и целого [39].
    Несмотря на имеющиеся противоречия между двумя исследователями по выявлению образа колокольни, построенной в 1862 году, не вызывает сомнения факт ее перестройки в 1874 году.
    Таким образом, высказанные на ранних этапах исследования доводы А. Т. Беляева, В. П. Орфинского и В. А. Крохина [40] опровергавшие аргументацию историков В. А. Гущиной и Б. А. Гущина по уточнению датировки Покровской церкви и колокольни в настоящее время, при наличии новых более убедительных доказательств, устарели. Имеются все основания для пересмотра датировки Покровской церкви с 1764 года на 1694 год (с определением трех последующих строительных периодов) и колокольни с 1874 на 1862 год (с последующей ее перестройкой в 1874 году). Считаю, что эти даты должны быть внесены во все официальные документы.

[1] Олонца города переписная книга  волостям и , деревням, пустошам... ЦГАДА. Ф. 137.  (Боярские и городовые книги). Книга № 16. Л. 4-а.
[2] Вспомогательные исторические дисциплины. Сборник статей. Ленинград, 1978. Т. 9. С. 348-349.
Примечание: В 1988 году эта датировка была уточнена, ”состарившись” на 4 года ( с 1697-1698 годов на 1693-1694 годы ) в связисболее правильным  прочтением цифр. См.: Чернякова И.А.,  Черняков О.В. Писцовые и   переписные книги 16-17 веков как источник по истории деревянного зодчества Карелии //  Проблемы исследования, реставрации и использования архитектурного наследия Русского Севера. Петрозаводск, 1988. С. 71.
[3] Лисенко Л. М. О реконструкции Покровской церкви в Кижах.// Архитектурное наследство. 1972. № 20. С. 94-99.
[4] Исследовательские и проектно-сметные работы. Петрозаводск, 1983. Карельская СНРПМ. //  Научный архив музея “ Кижи “. Инв. № 192.
[5] Икона “ Покров Богородицы  ‘’. Описание. Инв. № 100. 1968. Составитель: Беляев А. Т.
[6] Гущина В. А. Гущин Б. А. К вопросу датировки  памятников Кижского архитектурного ансамбля. Петрозаводск, 1977. Рукопись.
[7] Крохин В. А. К вопросу о постройке колокольни - 1874 г. и Покровской церкви - 1764 г. кижского ансамбля. Петрозаводск, 1978.// Архив музея ‘’ Кижи ‘’.Инв. № 879.
[8] Крохин В. А. Покровская церковь Кижского погоста. Научно - исследовательская документация. Раздел; Историческая справка с графической реконструкцией памятника на 17 век. //  ЗАО  ‘ “ЛАД”, Петрозаводск, 1998. С. 27,28, 30.
[9] Гущина В. А.  Кижский архитектурный ансамбль. К  вопросу  об истоках его формирования. Раздел: Клетские церкви. Их разновидности. А, ( Одноглавые клетские церкви с двухскатными  крышами ). Рукопись. Петрозаводск, 1992. С. 4-10.
[10] Яскеляйнен  А.Т. Оптимизация хронологической атрибуции сооружений деревянного зодчества. Диссертация  на соискание ученой степени кандидата архитектуры. Петрозаводск, 1996. Он же, Новый взгляд на история церкви Покрова Богородицы Кижского погоста // Народное зодчество. Петрозаводск, 1999. С. 123-128.
[11] Гущина В. А. Покровская церковь. Предложения к вопросу о выявлении признаков наличия подпорных столбов и  продольных прогонов в интерьере трапезной  и наличников на срубе, предусмотренных проектом реставрации в 1949 году архитектором  Ополовниковым А, В. Петрозаводск, 1995. Рукопись.
[12] Яскеляйнен А.Т. Там же. С. 125.
[13] Там же. С. 135.
[14] Там же, С. 127-128.
[15] Смирнова Т. Кижские тайны // Наблюдатель. 1999. № 10. С. 11.
[16] Правдин М. Из прошлого Олонецкого края. // Известия общества изучения Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1914. Т.IV. Вып. 6-7. С. 119.
[17] Чернякова И.А., Черняков О.В. Писцовые и переписные книги XVI-XVIIвв. как источник по истории деревянного зодчества Карелии. // Проблемы исследования, реставрации и использования архитектурного наследия Русского Севера. Петрозаводск, 1988. С.71-72.
[18] Балагуров Я.А. Кижское восстание 1769 – 1771 гг. Петрозаводск, 1969. С.12.
[19] Озерецковский Н. Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому. С-Пб., 1792. Рис.8.
[20] ЦГАРК. Ф. 25. Оп. 12. Д. 20/2. Л.1.
[21]  ЦГАРК. Ф. 3. Оп. 4. Д. 11/175. Л. 36.
[22] Сведениях о состоянии Кижского прихода по указании предметов ежегодного донесения за 1862 год / ЦГАРК. Ф. 25. Оп. 3. Д. 11/175. Л. 36.
[23]  Там же. Л. 38-39.
[24] Гущина В.А. К вопросу об уточнении датировки погостских сооружений на острове Кижи. / Библиотека музея “Кижи”. Научно – рукописный фонд. 253/1.
[25] Библиотека Карельского государственного краеведческого музея. Инв. №1001. С.11.
[26] Там же. С.13.
[27] Там же. С.14.
[28] Гущина В.А., Гущин Б.А. Когда построены Кижи? // Север, 1976. №10. С. 107.
[29] Там же. №12. С107.
[30]  Беляев А.Т. Несколько слов о шатровой колокольне и столько же о Покровской церкви Кижского погоста. Петрозаводск, 1978. / Архив музея “Кижи”. Ф.1. Оп.3. Д.1198.
[31] Крохин В.А. К вопросу о постройке колокольни – 1874 г. и Покровской церкви – 1764 г. Кижского погоста. / Архив КСНРПМ. 1978 г.
[32] Указ “О правилах на будущее время для строения церквей” был утвержден 9 марта 1826 года. / ЦГИАЛ. Ф.797. Оп.3. Л. 10-22.
[33] “Поправка Синода” введена 11 февраля 1828 года. // Дело Канцелярии обер-прокурора св. пр. Синода. 11869. См. Крохин В.А. К вопросу о постройке колокольни – 1874 г. и Покровской церкви – 1764 г. Кижского погоста. / Архив КСНРПМ. 1978 г. С.8.
[34] Крохин В.А. Там же. Л.9.
[35] Там же. Л. 9.
[36] Там же. С.14.
[37] Там же. С.15.
[38] Там же. С.16.
[39] Крохин В.А. Там же. С. 9. Кроме того, в своей работе В.А. Крохин высказывает предложения по изменению  существующего облика колокольни. В частности, предлагается увеличить вынос повала восьмерика и звонницы, расширить нижнюю и верхнюю часть шатра, а также увеличить размеры шейки и главы. (Приложение № 3). Не исключает В.А.Крохин и возможного снятия тесовой обшивки с колокольни. Он пишет: “При возможном в будущем снятии обшивки следует иметь в виду применение срощенных по длине бревен на четверике и особенности крепления стоек” (Там же, с. 16). Считаю, что снятие обшивки с колокольни является недопустимым, так как бревенчатый сруб был сразу же предназначен под тесовую обшивку и не готов к открытому показу. Об этом убедительно свидетельствуют вышеупомянутые архивные документы о приобретении досок для обшивки колокольни.
[40] Беляев А.Т. Несколько слов о шатровой колокольне и столько же о Покровской церкви Кижского погоста. 1978; Орфинский В.П. Логика красоты. Петрозаводск, 1978. С.91-94;Крохин В.А. К вопросу о постройке колокольни – 1874 г. и Покровской церкви – 1874 г. Кижского ансамбля. Петрозаводск, 1978.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter