Дорога к парку

«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.

Автор текста:
Дарья Горелова

mainImg

Мастерская:

Архитектурное бюро Практика

Проект:

Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
Россия, Москва, начало перголы -- на повороте, где Братеевская улица переходит в Алма-Атинскую

Авторский коллектив:
Григорий Гурьянов, Денис Чистов, Александрина Левандовская
«Братеевские телепортеры» были отмечены спецпризом жюри премии АРХИWOOD в прошлый четверг. Ранее проект входил в тридцатку премии журнала «Проект Россия», и в целом уже достаточно известен. Функционально «телепортеры» представляют собой навес под очень мощной линией электропередач, которая проходит над парком, в том числе над его северным входом у жилых домов 3 и 4 микрорайонов Братеева. Согласно нормативам под ЛЭП нельзя ходить, поэтому понадобились навесы, которые архитекторы превратили в ажурную перголу, по совместительству – портал в парк и объект, тяготеющий к лэнд-парку, хотя практическое назначение делает его скорее парковым павильоном.
Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
Фотография © АБ Практика
Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
Фотография © АБ Практика

Парк Братеевская пойма, самая широкая часть парка Братеево, который тянется вдоль берега Москвы-реки, подхватывая дело Коломенского и Дьякова, от Борисовских прудов до МКАДа, – два года назад был благоустроен по проекту, разработанному бюро «Практика» совместно с генеральным проектировщиком – компанией «САП Проект», – в сущности навес-портал стал самой известной частью этого проекта из-за своей вынужденно-неожиданной типологии. Хотя тема навеса над тропой, причем даже более капитального, чем «телепортеры», не чужда парку в принципе.
  • zooming
    1 / 7
    Парк «Братеевская пойма»
    Фотография © Практика
  • zooming
    2 / 7
    Парк «Братеевская пойма»
    Фотография © Практика
  • zooming
    3 / 7
    Парк «Братеевская пойма»
    Фотография © Практика
  • zooming
    4 / 7
    Парк «Братеевская пойма»
    Фотография © Практика
  • zooming
    5 / 7
    Парк «Братеевская пойма»
    Фотография © Практика
  • zooming
    6 / 7
    Парк «Братеевская пойма»
    Фотография © Практика
  • zooming
    7 / 7
    Парк «Братеевская пойма»
    Фотография © Практика

Вход-навес и правда больше всего похож на портал перехода из одного пространства, в данном случае спально-микрорайонного, в другое, зеленое приречное. Дверь в чистом поле, ведущую в какой-то другой мир, визуально освоили и закрепили в культуре сюрреалисты и Рене Магритт, – но наше время она, конечно, интуитивно понятна, будучи хорошо освоена компьютерными играми и литературой. В данном случае мы видим не дверь между мирами, а, скажем так, убранистического типа коридор: чтобы попасть из одного пространства в другое, необходимо пройти пешком некоторое расстояние. Хорошо бы «коридор между мирами» еще и действовал, как у Макса Фрая или Льюиса Кэролла, то есть можно было бы попасть куда угодно по своему выбору. Но признаем, что как бы ни хотелось и впрямь перенестись в иной мир по своему выбору, парк тоже неплохой вариант.
Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
Фотография © АБ Практика

Между тем мы уточнили, в чем была суть разногласий в судействе АРХИWOODа, приведших к появлению экстра-премии, доставшейся объекту: часть жюри была категорически против объекта, другая часть – категорически «за». Почему против?

«Претензий к архитектурному решению нет, – говорит член жюри, глава компании «Сергей Киселёв и Партнеры» Игорь Шварцман. – Архитекторы выкручиваются в предлагаемых обстоятельствах с должным творческим подходом и профессиональной смекалкой. Вопрос к самим обстоятельствам. Под ЛЭП запрещено размещение запроектированных функций. Но коль скоро они нужны и уместны именно в этом месте, то правильнее убрать кабельные линии под землю с проведением необходимых защитных мероприятий, а не исхитряться с приспособлениями. Просто не хочется продвигать подобные решения и широким жестом дарить ответственным структурам идеи, позволяющие спокойно и беззатратно взирать на происходящее».

Горячим сторонником проекта в жюри оказался архитектурный критик, главред сайта ArchSpeech Александр Змеул, вот как он комментирует свою позицию: «Легко и приятно давать премию проектам, подчёркивающим красоту природного ландшафта или историческую архитектуру. Но гораздо важнее отметить проект, работающий со средой, в которой живет чуть ли не большинство. Спальный район, состоящий из типовых домов, линия электропередач, тянущаяся за горизонт, пустыри и пустоты. Братеевские порталы не просто решают функциональную задачу, но и осуществляют настоящую эстетическую интервенцию».
Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
Фотография © АБ Практика

Итак, в технических аргументах есть смысл, который, впрочем, не отменяет эстетической ценности объекта. На границе микрорайонов он смотрится уместно и хорошо, позволяет людям «срезать» вход в парк. Густая двухслойная решетка из тонких деревянных реек дает переплетающуюся ажурную тень, а теплый цвет дерева (интересно, когда он станет серым и станет ли) немного разгоняет тоску панельной застройки.

Дадим же слово архитекторам, публикуем их комментарий к проекту полностью, включая «лирическое отступление»: 
  • zooming
    1 / 5
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
    Фотография © АБ Практика
  • zooming
    2 / 5
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
    Фотография © АБ Практика
  • zooming
    3 / 5
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
    Фотография © АБ Практика
  • zooming
    4 / 5
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
    Фотография © АБ Практика
  • zooming
    5 / 5
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
    Фотография © АБ Практика

«Братеевская пойма – место на юго-востоке Москвы, где река покидает город, пересекая МКАД. Раньше это был огромный, местами заболоченный пустырь, исполосованный инженерными коммуникациями. Главный визуальный маркер территории – ЛЭП. Высотные решетчатые мачты маячат в поле зрения задолго до приближения, уходят каскадами к горизонту. Их здесь десятки. Высоковольтные линии пересекают территорию широкими полосами в разных направлениях. Некоторые уходят на другой берег реки. Теперь здесь появился парк «Братеевская пойма».

Первое, что встречает у входа в парк – защитные навесы под высоковольтными (500 кВ!) проводами. Другого пути, чтобы добраться до реки, здесь просто нет. По нормативам безопасности ФСК ЕЭС пешеходные дорожки должны быть защищены от возможного обрыва и падения проводов. Это требование именно для 500-киловольтных линий (видимо, падение 150-кВ провода для человека уже не опасно). Защиту надо обеспечить в зоне 25 метров от проекции провода на землю, и, разумеется, из непроводящего материала. Ответом на задачу стала пространственная деревянная конструкция-туннель с решетчатыми стенами и потолком.
  • zooming
    1 / 5
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма». Проект. Фрагмент генплана
    © АБ Практика
  • zooming
    2 / 5
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма». Проект. Генплан
    © АБ Практика
  • zooming
    3 / 5
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма». Проект. Фасад
    © АБ Практика
  • zooming
    4 / 5
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма». Проект. Рабочий макет
    © АБ Практика
  • zooming
    5 / 5
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
    Фотография © АБ Практика

Расстояния – главная сложность территории. От крайних жилых многоэтажек до прибрежной благоустроенной зоны идти больше километра. Навесы помогают преодолеть первый участок пути. Попадая внутрь, движешься как будто в другом измерении времени и пространства. Туннель-телепортер длиной 215 метров переносит вас сразу вглубь парковой территории.

Визуальный код места: сюрреалистичная красота природной территории, подвергшейся необратимому внедрению техногенной инфраструктуры. Решетчатые конструкции высоковольтных мачт живут в нашем дизайне навесов и парковых павильонов. В результате эта абсолютно вынужденная конструкция превратилась в нашу любимую часть проекта. Дружелюбная, наполненная светом, удивительным образом она создает атмосферу места и его идентичность.
  • zooming
    1 / 4
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
    Фотография © АБ Практика
  • zooming
    2 / 4
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
    Фотография © АБ Практика
  • zooming
    3 / 4
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
    Фотография © АБ Практика
  • zooming
    4 / 4
    Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
    Фотография © АБ Практика


Лирическое отступление
ЛЭП завораживают, инспирируют и провоцируют художественное осмысление. Дело в сюрреалистичном сочетании огромного масштаба, иррациональности (кажется, они идут из ниоткуда в никуда, поверх ландшафта, никогда не совпадая с направлением дорог) с очевидной антропоморфностью причудливых силуэтов. ЛЭП – часть генетического кода русского ландшафта.
zooming
Внутреннее Дегунино
Павел Отдельнов

Поле, лес вдалеке, небо, облака, домики со скатными крышами (опционально – белая церквушка), и ЛЭП. Еще недавно храм на Нерли и мачты ЛЭП дополняли друг друга. Теперь провода убрали под землю: не потерял ли этот иконический пейзаж частичку своей пронзительной идентичности?».
zooming
Церковь Покрова на Нерли
Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру. 1998


Мастерская:

Архитектурное бюро Практика

Проект:

Навесы под ЛЭП в парке «Братеевская пойма»
Россия, Москва, начало перголы -- на повороте, где Братеевская улица переходит в Алма-Атинскую

Авторский коллектив:
Григорий Гурьянов, Денис Чистов, Александрина Левандовская

25 Сентября 2019

Автор текста:

Дарья Горелова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.

Сейчас на главной

Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех известных графиков, рисующих архитектуру: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается мультимедийной иммерсивной выставкой.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.