«Архитектура - это проектирование Родины». Лекция Альфреда Якоби

Лекция Альфреда Якоби, ректора архитектурной школы Дессау, прошла в рамках программы Ц:СА OVERVIEW в московском Доме Архитектора. Темой лекции стала отдельная и очень личная область в творчестве Альфреда Якоби – строительство синагог и еврейских центров. Дело в том, что в детстве архитектор пережил трагический опыт Холокоста, потом, живя в послевоенной Германии, на себе испытал нелегкую судьбу евреев, чудом выживших во время нацистского режима

Автор текста:
Анна Герасименко

mainImg

Свою лекцию о строительстве новых синагог в Германии, стране, больше всего пострадавшей от гонений на евреев, Альфред Якоби начал с самого начала – с ветхозаветного иерусалимского Храма. Он показал слушателям сделанную историками реконструкцию. По мнению Якоби, он сочетает в себе особенности двух культур – греческой и вавилонской, но также несет в себе и специфические черты еврейской культуры – она проявляет себя в организации системы доступа к храму, которая, как известно, состояла из нескольких дворов – последовательность этих дворов отражает структуру древнееврейского общества.

zooming
Альфред Якоби (Alfred Jacoby)
zooming
Второй Иерусалимский Храм (храм Ирода). Реконструкция. Модель, находящаяся в Музее Израиля. Источник: wikipedia

Иерусалимский Храм – центр и воплощение веры Ветхого Завета и культуры еврейского народа, был разрушен римлянами в 70 г. н.э., от него осталась только западная стена – «стена плача», названная так потому, что у нее евреи оплакивают разрушение своего первого храма. С тех пор евреи не имели права жить в Иерусалиме и рассеялись по Европе: через Грецию по долине Рейна они попадали на территорию современной Германии. Так начинается история еврейских общин в этой стране, с ними же появляются и первые молельни - синагоги.

zooming
Нюрнберг. Купола главной синагоги города, разрушенной в 1938 году. Фотография 1900 года. Источник: wikipedia.org

Чтобы проследить историю и типологию синагоги в Германии, Альфред Якоби предложил рассмотреть для примера отдельно взятый немецкий город – Нюрнберг. На гравюре XV века Нюрнберг представлен типичным феодальным городом, вокруг которого простираются засеянные крестьянами поля, внутри стен обитают ремесленники, а на холме возвышаются две основные силы, властвующие над городом – церковь и феодал. В средневековом немецком городе церковь и синагога мирно сосуществовали по соседству друг с другом. В XIX веке немецкое общество шло навстречу евреям – и как доказательство этого – купола главной синагоги издалека видны на фотографиях города.

zooming
Альфред Якоби. Синагога в Аахене. 1995. Фотография: Norbert Schnitzler

Нацисты, придя к власти, перечеркнули всю еврейскую культурную традицию, сложившуюся к этому моменту в Германии – практически все синагоги были разрушены или сожжены. В 1960-е гг. строительство синагог в Германии возобновляется, но они приобретают довольно странный вид, по словам Альфреда Якоби, «они становятся похожи не на молельные сооружения, а на жилые дома с пристройкой в виде кафе». Такой парадокс произошел вследствие нацистских гонений и истреблений евреев в Германии. Даже спустя несколько десятков лет евреям все равно было некомфортно жить в этой стране, они не хотели строить заметные синагоги и прибегали к маскировке своих сооружений внутри городской застройки.

zooming
Альфред Якоби. Синагога в Аахене. 1995

Следующим этапом развития синагоги в Германии стала ее «реабилитация» – которой, в частности, занимается в настоящее время архитектор Альфред Якоби. Первым проектом, о котором рассказал архитектор, стала перестройка синагоги в Оффенбахе. Изначально постройка представляла собой небольшое стоящее в глубине и тем самым спрятанное от города здание, рассчитанное на 80 человек. Но к 1998 г. еврейская община Оффенбаха выросла с 80 до 1000 и понадобилась перестройка синагоги.

zooming
Альфред Якоби. Синагога в Касселе

Идея Якоби заключалась в том, чтобы построить вокруг старого здания нечто подобное ковчегу: он сохранил ядро, убрав всю его внутренность, а в центре организовал пространство в виде корабля – место, куда кладут тору.

zooming
Альфред Якоби. Синагога в Шемнице

Следующий проект был создан для Аахена, который был почти разрушен во время второй мировой войны. Альфред Якоби выиграл конкурс на строительство синагоги, в котором участвовали около 80 мастерских – за счет того, что в программе его проекта было заложено улучшение городской среды и реставрация города посредством строительства синагоги, а также строительство нового жилья. Особенность этого молельного дома в том, что синагога раскрывается в городское пространство – больше не прячется, а занимает важное место в застройке. Внутреннее пространство – многофункциональный зал, где установлены общие скамьи, а не отдельные стулья – как объяснил А. Якоби, «люди здесь должны чувствовать общность, когда собираются вместе». Также в зале установлено 5 столбов, дабы обозначить то место, где должно храниться Пятикнижие Моисея.

В следующей постройке – синагоге в Касселе, Альфред Якоби стремился воплотить идею того, что еврейский народ является народом Книги, не только в религиозном, но и в культурном плане. Дело в том, что частный коллекционер подарил общине этого города частным коллекционером было подарено 1000 книг – и хотел, чтобы в новом здании синагоги была утроена, в числе прочего, библиотека для них. Здание состоит из двух объемов, объединенных стеклянным фойе, которое, по словам архитектора, «символизирует святую Книгу и одновременно книгу как литературу». Алтарное пространство, которое должно быть самым заполненным местом, здесь пусто, в чем заключен глубинный смысл: человек приходит сюда и молится, находясь наедине с собой.
 
Еще один проект Альфреда Якоби находится в Бремене. Это еврейское кладбище, спроектированное в сотрудничестве с ландшафтными архитекторами. Оно состоит из площади перед входом, здания для церемоний, технических построек и огромного эллипса, символизирующего бесконечную дорогу.

Также Альфред Якоби выиграл конкурс на создание полусакрального – полумузейного здания в Кельне, городе с большой историей, которая начинается с римского завоевания -  сейчас в центре города находится большая зона археологических раскопок, где было найдено множество римских фундаментов. Над остатками древней синагоги, найденной при этих раскопках, было решено построить еврейский музей. В своем проекте Альфред Якоби стремился как воссоздать древнюю синагогу, так и отдать дань римским руинам, находящимся на глубине пяти метров под уровнем земли. Идея архитектора заключалась в том, чтобы организовать постепенный переход от прошлого к настоящему, от Римской империи к современной Германии, снизу – вверх. Здание музея не предполагало нахождения в нем синагоги. Однако над тем местом, где находились руины старой синагоги, было устроено пространство для молитвы, рассчитанное на 10 человек.

Три года назад Альфред Якоби выиграл конкурс на строительство здания еврейской общины в Парк-Сити, штат Юта, США. Здание должно было находиться вне черты города, в великолепном природном окружении, поэтому главной задачей, которую ставил перед собой архитектор, было проектирование здания как части ландшафта. Для этого он использовал наиболее экологичные материалы – светлое дерево и темный кирпич, создавшие эффектный контраст в отделке фасадов и интерьера. Здание еврейской общины состоит из двух соединенных объемов, которые могут трансформироваться в один большой зал, а также классов и офисов для работы администрации общины. В разрезе здания архитектор хотел сымитировать ландшафтные формы – холмов, гор, воды. Отсюда появляются изгибающиеся деревянные потолки, контрастирующие с такими же деревянными, но ровными потолками.

Здание еврейского центра – единственная постройка Якоби, которая вышла за пределы лекции о новых синагогах Германии. Вероятно, архитектор намеривался сравнить архитектуру еврейских сооружений через сравнение судеб одного и того же народа в разных странах: Америка стала приютом для евреев во время нацистского режима, Германия стала для них одним большим концлагерем. Но в современном мире стараниями многих людей, в том числе и Альфреда Якоби, еврейская культура в Германии восстановлена и существует на равных со всеми остальными, так же, как и в Америке.

23 Июня 2008

Автор текста:

Анна Герасименко
comments powered by HyperComments
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Пресса: Herzog & de Meuron возведут придорожную церковь – первую...
Вместо заправки и ресторана — придорожный храм, спроектированный не кем-нибудь, а Herzog & de Meuron. Расположена церковь будет в кантоне Граубюнден на скоростной межрегиональной автомагистрали A13 близ города Андеер, ведущей в сторону перевала Сан-Бернардино, важнейшего транспортного узла в Альпах.
Пресса: Храму святой Екатерины – быть?
В Свердловской области не утихают дискуссии по поводу проекта грандиозного 66-метрового сооружения. Храм святой Екатерины планируют построить к 2023 году, когда будет отмечаться 300-летие Екатеринбурга.
Пресса: Высота — 66 метров
Свердловский минстрой показал окончательный проект храма Святой Екатерины в Екатеринбурге.
Открывшись небу
Архитекторы Enota соединили часовню с деревенской площадью, превратив свое сооружение в ландшафтную скульптуру, призванную акцентировать идентичность пригородного поселения.
Пресса: Часовня из 28 “деревьев” в Нагасаки
Японский архитектор Ю Момоеда построил небольшую часовню “Агри” в Нагасаки, вдохновившись фрактальной геометрией и близлежащим национальным парком.
Пресса: "Минск — великий европейский город 20-го века". Архитектор...
Цзывай Со (Tszwai So) — британский архитектор родом из Гонконга. В 2016-м он закончил строительство белорусской грекокатолической церкви в Лондоне, прихожанином которой стал сам. Чем его привлекла история и архитектура Беларуси, зачем он начал осваивать «мову», что удивляет британцев, которые просят об экскурсии по церкви, и чему Лондон может поучиться у Минска, Цзывай Со рассказал в интервью TUT.BY.
Пресса: Удобно, как дома: 5 мыслей о том, каким должен быть современный...
Тридцать лет назад в России возродилась профессия церковного архитектора – в СССР был впервые построен новый храм. Каждый год Русская Церковь открывает почти 1,5 тысячи храмов. Что происходит с современной церковной архитектурой, каким должен быть храм сегодня и станет ли он шедевром, рассказывает заслуженный архитектор России, член-корреспондент Международной академии архитектуры, председатель правления Гильдии храмоздателей Андрей Анисимов.
Пресса: Владимир Путин посетил Российский духовно-культурный...
Президент РФ Владимир Путин посетил Российский духовно-культурный центр, расположенный на набережной Бранли в историческом центре Парижа. Главу российского государства встретили автор архитектурного проекта, французский зодчий Жан-Мишель Вильмот, мэр Парижа Анн Идальго и руководители столичного региона.
Пресса: Российский архитектор спроектировал православный...
Под Берлином завершилось десятилетнее строительство мужского монастыря в честь святого Георгия Победоносца, возведенного по заказу Берлинской и Германской епархии Русской православной церкви, сообщает Archdaily.
Знание и свет
Катарский факультет исламоведения и мечеть «Города образования» близ Дохи по проекту бюро Mangera Yvars Architects.
Пресса: Архитектор Храма на воде представит новый проект...
Архитектор, автор скандального проекта строительства собора Святой Екатерины на городском пруду в центре Екатеринбурга Михаил Голобородский в скором времени представит обновленный эскиз так называемого Храма на воде. Об этом он сообщил «URA.RU» в понедельник, 10 апреля, комментируя акцию «Обними пруд», прошедшую в минувшие выходные.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.