Блоги: 11–17 апреля

Пользователи сети негодуют по поводу сноса старинного собора во французском городе Абвиль, обсуждают интерьеры второй сцены Мариинского театра в Петербурге и рекламную кампанию Музея архитектуры им. Щусева.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

17 Апреля 2013
mainImg
Аудитория Фейсбука возмущена беспрецедентным актом вандализма во французском Абвиле: местные власти, выполняя решение Евросоюза, снесли памятник неоготики – собор Святого Иакова. Art-Blog уточняет, что «на его месте планируется строительство комплекса зданий казино с фешенебельным борделем для вип-персон Европарламента и Евросоюза». Блоггеры, тем временем, выяснили, что собор ещё в 2010 году был полностью заброшен и никому, как пишет пользователь Иван Черепухин, «не охота было вбухивать кучу денег в его реставрацию, вот ведь, никому не нужный собор, удивительно!»

В сети бытует версия, что сильно поврежденное в обе мировые войны здание потребовало срочного ремонта, на который у муниципалитета не оказалось четырех миллионов евро; по собору пошла трещина, и он грозил рухнуть в любой момент. На это, к примеру, указывает пользователь Иван Потапов, по мнению которого Сен-Жак ко всему прочему «ничем не примечательная неоготическая церковь, какая есть в каждом втором французском городе». По мнению блоггера, имеются гораздо более возмутительные примеры сносов из того, что было построено за последние 130 лет (время существования Сен-Жака): «Это шедевры северного модерна в Хельсинки или Дворец Пятилетки в Санкт-Петербурге, на месте которого построили ТРК «Мариинский», – уточняет Иван Потапов. А вот по версии блоггера Misha Most, происшествие в Абвилле – часть целенаправленной политики «по опустошению европейских церквей, подмены морали и традиций», в результате которой многие храмы сдают свои помещения в аренду, либо попросту заброшены.
zooming
Разрушение собора Сен-Жак в Абвиле. Фото: сommons.wikimedia.org
zooming
Разрушение собора Сен-Жак в Абвиле. Фото: flickr.com

Тем временем, на сайте упомянутого выше Мариинского театра появились фотографии интерьеров второй сцены. После скандала, который вызвал облик нового здания, худрук театра Валерий Гергиев обещал на этот раз в хорошем смысле удивить всех внутренним дизайном и акустикой зала. Мнения блоггеров на этот счет разделились: вот, например, дизайнер Анатолий Сноп, комментируя свои фотографии порталу art1.ru, заметил, что внутри «все разрознено и не связано ни по архитектуре, ни по пространствам. Эта самопальщина попахивает советским «Домом быта»». Другие, напротив, нашли, что все гармонично и даже «по-бунтарски». Особенно впечатлило блоггеров обилие светящегося оникса. А Анатолий Белов в своем блоге написал, что после посещения второй сцены вместе с Джеком Даймондом, остался весьма доволен:  «Не понимаю, чего все так возмущаются – любимый всеми Григорян делает примерно тоже самое». И пусть архитектурный образ получился «никакой», добавляет Белов, «он все-таки лучше, чем мусорные мешки или золотая черепаха». Пользователь Александр Вайсфельд в ответ не нашел в интерьерах ничего по-настоящему «театрального», зато Михаил Белов с автором поста вполне согласен и свою лояльную к Мариинке позицию не изменил: «Совершенно прибалтийский театр с янтарным интерьером. Полагаю, что оперы тут ставить будут с размахом и большим культурным резонансом», – добавил архитектор.
zooming
Интерьеры второй сцены Мариинского театра. Фото: art1.ru

Лучшие и худшие проекты, реализованные в последние годы в центре Санкт-Петербурга, между тем, выбрали читатели питерского портала Карповка.нет. Лучшим сетевые пользователи назвали бизнес-центр «Сенатор» на Большом проспекте Васильевского острова, а самыми неудачными – первый корпус жилого комплекса «Классика» на углу Малой и Глухой Зелениных улиц и реконструкцию Смольнинских бань. При этом сами блоггеры итогами голосования недовольны: в Петербурге, по их мнению, есть куда более серьезные «градостроительные преступления», к примеру, скандальные высотки жилых комплексов «Монблан» или «Финансист». Последний, как пишет Денис Садовский, «испоганил питерские панорамы не меньше – особенно эта жуть видна от Медного Всадника». А вот пользователь Гиппогриф не считает оба здания уродливыми: они не соответствуют окружению, но сами по себе сделаны добротно, считает блоггер, чего как раз не скажешь о нынешнем победителе: «Сенатор», по его словам, неинтересное, эпигонское здание, «усредненный такой какбэ классицизм без какой-либо искры творчества».
zooming
Бизнес-центр «Сенатор» в Санкт-Петербурге. Фото: an812.ru

В Фейсбуке, тем временем, с интересом обсуждают новую рекламную кампанию московского Музея архитектуры им. Щусева. Кто-то в восторге и в архитектурных «айсбергах» ищет «скрытые смыслы», кто-то, напротив, называет ее «апофеозом пошлости». Впрочем, несмотря на критику, своей главной цели музей достиг – о нем вспомнили. Как пишет в своем блоге Андрей Логвин, «в нашем контексте эта достаточно «потная» реклама с плохой типографикой воспринимается как нечто выдающееся. Манит она в музей. Больше, чем вся вместе взятая реклама МУАРа, которую я видел до этого». – «Выглядит неплохо, – замечает, в свою очередь, Alexey V. Petrov, – но удручает следующая тенденция: мы настолько пресытились вау-факторами современной постмодернистской культуры, что прошлое и реальность кажутся нам слишком пресными, и мы выдумываем и напластовываем новые этажи, громоздим башенку за башенкой на то, в чем мы перестали видеть чудо».

«О каких таких скрытых смыслах поведает нам музей? – интересуется Елена Рымшина. – О правде Манежа? О правде архитектурных реставраций? О правде настоящей охраны памятников? Судя по этому плакату – наша с вами реальность, которая в подлинных памятниках не так хорошо изучена, представляется чем-то таким вялым и скучным, /…/ что нужно придумывать некую потаенность, искать янтарные комнаты в бункерах, чтобы оправдать существование музея, грустно все это...». А пользователь Алексей Михайлов растолковал принты так: «Вам кажется, что шедевры архитектуры – это нечто величественное, благородное и очень, очень гармоничное. Но на самом деле – это полная нелепица, тупое нагромождение бессмысленных архитектурных деталей и бездарный хаос. И все это мы вам растолкуем в нашем музее!».
Новая реклама Музея архитектуры им. Щусева. © muar.ru

Сергей Эстрин в своем блоге, тем временем, раскрыл одну из тайн рождения архитектурных набросков: оказывается, часть из них архитектор делает по время деловых переговоров в качестве своеобразного расслабления: «Мозг переключается с одной утомительной задачи (совещание) на задачу приятную (рисунок) и таким образом уменьшает утомление». По опубликованным в блоге рисункам можно с уверенностью сказать, что выходит вдвойне продуктивно.
Набросок Сергея Эстрина. © estrin-gallery.livejournal.com

А Михаил Белов в недавних постах снова вернулся к теме архитектурных советов, о которых не так давно писал. Несмотря на попытки Сергея Кузнецова обновить совет, разбавив его состав людьми «с очень неплохой профессиональной репутацией», ситуация, в которой, словами Михаила Белова, одни профессиональные архитекторы судят проекты других профессиональных архитекторов, по-прежнему вызывает «оторопь и недоумение»: «Рынок он на то и рынок, чтобы зачищать его под «кого-то», и этот «кто-то» совершенно не обязательно окажется способным поднять уровень московского зодчества до высокого уровня, скорее он просто совместит этот уровень со своим», – заключает архитектор.

Завершим обзор многолюдной дискуссией в блоге Александра Шумского (proboknet), опубликовавшего, по его словам, «самую наглядную версию возможного будущего Ленинского проспекта». В интернете появилось уже несколько альтернативных вариантов реконструкции, к примеру, с приоритетом общественному транспорту и трамвайной линией по центру у «Городских проектов». Особенность проекта у proboknet в том, что дорога в бортах остается на том же расстоянии от жилых домов, а улучшение трафика достигается не за счет расширения проспекта, а за счет строительства тоннелей и одной эстакады (там, где под землей проходит линия метро), отмечает блоггер. Впрочем, даже одной достаточно, чтобы испортить жизнь жителям соседних домов, заметили пользователи, которым также не понравилось отсутствие на картинках полос для общественного транспорта. А блоггер sopass предложил вообще оставить Ленинский в покое и использовать в качестве скоростной магистрали предусмотренный Генпланом дублёр между улицами Вавилова и Профсоюзной.
zooming
Альтернативный проект реконструкции Ленинского проспекта. Пересечение с ул. Дмитрия Ульянова и Университетским проспектом. © proboknet.livejournal.com
zooming
Альтернативный проект реконструкции Ленинского проспекта. Эстакада над улицами Новаторов, Удальцова и Кравченко. © proboknet.livejournal.com

17 Апреля 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.