Блоги: 14–20 февраля

Авторы блогов пишут о вреде архитектурных советов и согласований, критикуют типовые проекты, спорят о хорошей современной архитектуре и ищут новые формы урбанизации мегаполисов.


При главном архитекторе Москвы реанимировали архитектурный совет: на прошлой неделе в мэрии, наконец, утвердили его состав, в сравнении с предшествующим несколько более прогрессивный. Теперь в его рядах появились архитектурный критик, иностранный специалист и ряд практикующих архитекторов с хорошей репутацией. Никто не ожидал, что реакция на новый состав совета будет целиком и полностью положительной, такого не бывает попросту никогда. В сети новость появились прохладные отзывы, посвященные, впрочем, не столько составу совета, сколько самому факту его существования как согласующей инстанции. Например, Михаил Белов в своем блоге заметил, что чем больше советов и согласований, тем больше развала и неразберихи, уродливых и бесполезных зданий. Как объясняет архитектор, львиная доля проектов на совет не попадает, а рассасывается на всевозможных регламентных комиссиях. При этом они оказываются в руках «эффективных менеджеров», которые, по словам автора блога, начинают чувствовать себя творческими личностями и «на авансцену выходит г-н «Средний уровень»». Михаил Белов сурово критикует «средний уровень» и противопоставляет ему «творческое лицо», пассионария с талантом и интеллектом, которого, впрочем, «еще надо вырастить».

Участники дискуссии, как и сам Белов, уверены, что Москве нужен не очередной совет, а жесткий регламент: «Если есть регламент (в Европе он формализуется мастер-планом), – пишет Евгений Зыков , – градостроительный совет нужен только для того, чтобы оценить, соответствует ли разработанный проект мастер-плану. Но для этого совет не нужен. Нужен один компетентный специалист…». – «Коллеги-конкуренты, люди с которыми ты делишь рынок, которые порой рисуют, мягко говоря, черте что, но при этом считают себя законодателями моды, и попавшие в этот совет не понятно по каким параметрам, имеют право вынести приговор, быть или не быть твоему проекту в жизни», – замечает Андрей Никитин. – Регламенту – да, вкусовщине, мне кажется, нет!»

В сообществе RUPA, тем временем, обсуждали любопытное интервью мексиканского урбаниста Мигеля Робле-Дюрана, изучающего развитие современных городов с позиции «марксизма-урбанизма». Робле-Дюран, в частности, ищет альтернативы «неолиберальной урбанизации» мегаполисов с их разгулом спекулятивного девелопмента. Такими, по его мнению, могли бы быть форматы, при которых сами жители участвуют в создании собственного города, в частности сообщества, которые занимаются строительством жилья для себя на неспекулятивных условиях, развитые, в частности, в США. Многие в сообществе с этим согласны, вот что пишет, к примеру, Александр Ложкин: «От директивного планирования пора переходить к индикативному и выстраивать рамки системы, в которой могли бы происходить органические, а не саморазрушающие города, как сейчас, процессы». Одним из таких новых форматов пользователь Евгений Тарло назвал линейный город вдоль суперсовременной транспортной линии с островками небольших центров, например Москва–Петербург. Впрочем, в ответ на это Александр Антонов предостерег от придумывания новых типов урбанизации там, где их нет.

Неплохой иллюстрацией на тему гиперурбанизации современных мегаполисов мог бы послужить фотоотчет в популярном блоге raskalov-vit.livejournal.com, запечатлевший столицу Таиланда Бангкок с высоты его многочисленных небоскребов. Виталий Раскалов нашел здесь «настоящий городской скайлайн», бассейны на крышах большинства гостиниц и фантастические развязки высотой с 10-тиэтажные здания. Некоторый скепсис в эту красочную картину пришлось внести в комментариях пользователям, которые напомнили, что на уровне пешеходов «красоты хай-тека» сменяются узкими тротуарами, трущобами, пробками и бетонными стенами.

В сообществе moya-moskva.livejournal.com на днях изучали большой транспортный проект реконструкции Ленинского проспекта, который по замыслу его инициаторов должен стать одной из главных магистралей разросшейся Москвы. «Нам упорно утверждают, что Новая Москва будет ехать по новым хордам до ближайших станций железной дороги, где можно будет пересесть на электричку и добраться в центр», – пишут в блоге. Однако пользователи сомневаются, чего ждать от проекта больше – улучшения трафика или экологической катастрофы. Вот, например, блоггер lepestriny считает намеченную реконструкцию исключительно вредной, поскольку она никак не развивает общественный транспорт, а «обслуживает только задачу 15-20% увеличения автотранзитной пропускной способности участков, оставляя за кадром простой факт, что это не загородное шоссе, а густонаселенный проспект, имеющий множество примыканий…». Другие называют проект хорошим и щадящим и предлагают дополнить его скоростным трамваем по центру проспекта. Правда, несогласных все-таки больше, недавно они создали целое сообщество len_prospekt, где предполагают совместными усилиями бороться за отмену проекта.

А на портале the-village.ru блоггеры прокомментировали новую концепцию развития московских бульваров, разработанную бюро Wowhaus. Сделать их более привлекательными для москвичей архитекторы предлагают при помощи мобильных конструкций – магазинчиков, велопрокатов, кофеен и инфоцентров. Впрочем, по мнению блоггеров, к пешеходным зонам нужно подходить более фундаментально. Например, пользователь Sandro Sherents замечает, что «отношение у мэрии слишком формальное, учитывая, что даже конкурса на эту тему не было никакого. Палатки снесли, палатки поставили – круговорот палаток в природе». – «Лавочки и магазинчики – это, конечно, прекрасно, но к проблеме надо шире подходить», – соглашается lena_lena. – У нас сейчас проблемы всех мест притяжения для гуляющих заключаются в том, что все объекты разрознены и не соединены никак между собой. Самый кричащий пример – с Артплеем или Винзаводом…».

Блоггерские круги Питера, тем временем, расшевелила очередная градостроительная инициатива местных властей, которые решили внести ограничения в градкодекс по высотности зданий в радиусе 10 км от границ города. Так, в Ленобласти предложено не строить выше 40 метров, т.е. 12-ти этажей. Впрочем, в блоге Фонтанки эту идею нашли утопичной: как пишет, к примеру, Stroischik, чтобы сохранить «небесную линию» Петербурга, «нужен единый генплан развития города и области, в пределах, скажем, 50 км. Тогда, есть какой-то шанс, что мы получим настоящий мегаполис, вроде Иль-де-франс». Пользователь max21 добавляет, что если застройщик захочет построить кучу высоток, то он их все равно построит, даже с нынешними поправками, просто за одобрением на «отклонение» он пойдет не в муниципалитет, а в правительство области.

А на сайте Москомархитектуры недавно появились новые типовые проекты для разнообразных городских объектов – от детских садиков и школ до парковок и пешеходных переходов. Главный столичный архитектор Сергей Кузнецов считает, что сделать типовые объекты интересными и удобными вполне реально, правда, у сетевой аудитории Архи.ру такая позиция одобрения не нашла: «Советский опыт в полной мере доказал неэффективность типового проектирования, как с точки зрения создания однообразной среды, пагубно влияющей на человека, так и с экономической точки зрения, – пишет, к примеру, Иван Перминов. – Стоимость привязки типового объекта доходила до 70% от индивидуального…». – Как их не разукрашивай, в типовых проектах нет смысла, соглашается Дмитрий Хмельницкий. Тем более когда в них также отсутствуют новые идеи и современные строительные материалы, добавляет пользователь Alexander Neizvestnyi.

Очередной урок «хорошей архитектуры», между тем, своим читателям устроил популярный блоггер Илья Варламов, предложив прокомментировать отобранные им в Европе образцовые современные здания. Большинство из них находится в Голландии, но есть также Копенгаген, Мехико, Валенсия и др. Нет только российских примеров – как пишет Варламов, на «хорошую качественную современную архитектуру у нас просто нет заказчика». Впрочем, хорошей, как заметили блоггеры, у Варламова всегда оказывается ультрасовременная архитектура, а судит автор исключительно по внешнему виду: «Нравится – не нравится, это пожалуйста, но архитектура помимо фасада имеет еще много чего внутри и вокруг», возражает пользователь Олег Семёнов. – Квадратные курятники в исторической застройке ничуть не лучше, новый Райт или Корбюзье ещё не родился». – «Нельзя согласится с тем что все, что сейчас строится классического, это подделки, – добавляет ytimchuk. – Филиппов строит вполне себе классику, и не он один. Я бы хотел жить в городе, который он и его единомышленники построили бы целиком».

И напоследок о победителе конкурса на павильон Беларуси к грядущей выставке EXPO-2015 в Милане: на днях его обсуждали в блоге darriuss.livejournal.com и на портале onliner.by. На заявленную для EXPO тему «Накормить планету» коллектив победителей ответил весьма оригинальной конструкцией павильона в виде искусственного холма, разрезанного гигантским деревянным колесом. Впрочем, блоггеров более заинтересовали проекты, не попавшие в финал, к примеру, «концептуальный павильон Беларуси» в виде участка, плотно засаженного картофелем.

20 Февраля 2013

Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.