Чилихаус в Гамбурге: клинкерный корабль

24 Ноября 2020
Технологии Партнерский материал
mainImg
Компaния:
представительство компании АРХИТАЙЛ/ ARCHITILE на Архи.ру
«Конторский дом» Чилихаус – символ Германии 1920-х и главная достопримечательность Гамбурга, памятник Всемирного наследия ЮНЕСКО – и самая знаменитая постройка из клинкера.
  • zooming
    1 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    2 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    3 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    4 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    5 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    6 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ

Северная Германия – страна кирпича: здесь уже тысячу лет это главный строительный материал. Из него возведены не только сельские домики, но и огромные готические соборы, которые не уступают красотой и величием своим каменным собратьям в других областях и странах. Поэтому и кирпич, особенно клинкерный, здесь и до наших дней делают очень долговечным и привлекательным. Он не теряет вида и прочности ни через десять лет, ни через век – что особенно важно в сыром и ветреном климате этой части Европы.
  • zooming
    1 / 3
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    2 / 3
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    3 / 3
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ

Кирпич – древний материал, но именно на севере Германии в 1920-е годы зодчие, прекрасно знакомые с его качествами, придумали, как его использовать для новых, экспериментальных зданий – в духе своего времени с его восхищением большими скоростями, масштабами, амбициями. Так родился кирпичный экспрессионизм – выразительный архитектурный стиль, сочетающий возможности северонемецкого клинкера и опытных местных каменщиков, образы кирпичной готики и новейшие течения в архитектуре и искусстве.
  • zooming
    1 / 7
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    2 / 7
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    3 / 7
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    4 / 7
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    5 / 7
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    6 / 7
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    7 / 7
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ

Главным мастером этого стиля был Фриц Хёгер, а его самым важным сооружением стал «конторский дом» Чилихаус, удивительное сооружение в Гамбурге. Он был построен в 1922–1924 как первое здание нового «Конторского района», который появился вместо почти трущобной застройки недалеко от порта, центрального вокзала и складов знаменитого Шпайхерштадта. Ведь Гамбург, богатейший город Германии, еще в конце XIX века был хаотично застроен по средневековой схеме без всякой заботы об удобстве и здоровье своих жителей. Даже после катастрофического пожара в 1842 были восстановлены прежние границы землевладений, настолько мелких, что на месте Чилихауса тогда располагалось более 60 участков. Только после унесшей почти девять тысяч жизней эпидемии холеры в 1892 муниципальные власти задумались о перепланировке с помощью массового выкупа земли у собственников.
Чилихаус
Фотография © АРХИТАЙЛ

Чтобы полностью исключить возвращение трущоб, было решено сменить назначение района – вместо жилья застроить его, говоря современным языком, офисными зданиями в расчете на обслуживающие огромный порт компании – судоходные, торговые, страховые. Это тоже было определенным новшеством – строительство конторских корпусов для сдачи в аренду по частям, а не конкретной фирмой для собственных нужд, началось лишь к концу XIX века. Генплан «Конторского района» подготовили с помощью конкурса в 1914–1915: улицы расширили и спрямили, а также добавили диагональные проезды. По новой схеме, каждый квартал должны были занять одно-два здания.
Чилихаус
Фотография © АРХИТАЙЛ

К строительству приступили уже после Первой Мировой войны, когда Германия была погружена в пучину экономического кризиса с невероятной гиперинфляцией. В ганзейском Гамбурге, с древности – важнейшем торговом городе Европы, тяжесть положения ощущалась особенно остро. Поэтому Чилихаус, первый дом в «Конторском районе», заметный из-за своего размера в масштабе всего Гамбурга, стал для жителей символом послевоенного возрождения глобальной торговли и надежд на будущее – еще и благодаря своему современному динамичному облику.
Чилихаус
Фотография © АРХИТАЙЛ

Его заказчиком был Генри Браренс Сломан, богатейший коммерсант Гамбурга. Англичанин по происхождению, он заработал состояние на добыче и поставке в Европу чилийской селитры – из Чили, где он провел в общей сложности 32 года. Свое конторское здание он хотел бы назвать Сломан-хаус, но такое в городе уже было, и весьма заметное – у его родственников, владельцев судоходной компании. Поэтому Сломан посвятил свою постройку стране, давшей ему богатство. Он приобрел два участка по сторонам переулка Фишертвите и заказал проект сразу нескольким архитекторам. Фриц Хёгер, к тому моменту – автор ряда крупных и эффектных клинкерных зданий в Гамбурге и вокруг него, предложил новаторский вариант, который показался и заказчику, и муниципалитету даже слишком смелым, но именно на него пал выбор.
  • zooming
    1 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    2 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    3 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    4 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ

Впрочем, архитектор во многом следовал за обстоятельствами: один из углов участка из-за новой диагональной улицы получился очень острым, и, чтобы не оставлять эту часть незастроенной, у здания появился его знаменитый «нос». Изящный изгиб южного «бока» постройки тоже повторяет контур землевладения, а вот во вполне прямоугольную «корму» вписано более ранее здание отделения полиции. Но в этом есть и лукавство: гамбургское строительное управление во главе с главным архитектором города Фрицем Шумахером было готово сделать очертания участка более удобными с помощью обмена площадью с соседним владением или как-то иначе, однако самого Хёгера привлекала возможность такой игры с кривыми линиями.
  • zooming
    1 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    2 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    3 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    4 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ

Вопросы к проекту у заказчика и властей возникли по двум основным пунктам: они опасались, что фасад с множеством окон будет выглядеть монотонно (всего их в здании, включая дворы, 2800), а ступенчатое завершение казалось им слишком новомодным. В Гамбурге с 1913 установили правило, что этажи выше 24 метров надо сдвигать назад от красной линии улицы под углом в 60 градусов, чтобы не закрывать соседям солнечный свет, но обычно это делали с помощью мансардной кровли, а не таких необычных пентхаусов. Еще одним камнем преткновения стал переулок Фишертвите, разрезающий участок пополам. Его Хёгер пропустил сквозь Чилихаус, устроив ради этого центральный двор с воротами в форме низких тюдоровских арок – как считается, форму прохода выбрал Сломан по образцу собственного дома, где она напоминала, очевидно, об английском происхождении владельца. Так в Чилихаусе появилось целых три двора вместо одного или двух, необходимых для освещения интерьеров.
Чилихаус
Фотография © АРХИТАЙЛ

Эти новшества заставили Фрица Хёгера 17 раз подавать проектную документацию для согласования в строительном управлении. Но все же строительство благополучно началось, а главный архитектор Шумахер даже создал небольшую площадь перед «носом» Чилихауса – чтобы его восточный угол, считающийся до сих пор самым острым в Европе, был хорошо виден.

Но, несмотря на этот угол, Чилихаус никогда бы не удостоился поэтических сравнений с форелью, крылом или пером орла, орбитой планеты или развернувшимся на ветру знаменем, а главное – и самое важное для Гамбурга – с огромным океанским лайнером – если бы не материал фасадов, клинкер, и его неразрывная связь с общим замыслом архитектора.
  • zooming
    1 / 5
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    2 / 5
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    3 / 5
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    4 / 5
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    5 / 5
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ

Кирпич, как говорилось, типичен для севера Германии и для Гамбурга, поэтому Шумахер задумал «Конторский район» именно кирпичным. На фасады Чилихауса ушло, как считается, 4,8 миллиона штук клинкера с заводов в Бокхорне недалеко от Вильгельмсхафена, и это был не совсем обычный материал. Нам точно не известно, как он был приобретен, но довольный результатом Фриц Хёгер утверждал, что сам специально выбирал кирпич неровный, искривленный из-за сильнейшего жара при обжиге, пластичный, у которого традиционная красная поверхность получила от высоких температур радужные, синие, коричневые «блики». Такой клинкер, кстати, до сих пор можно найти на заводах Нижней Саксонии (Wittmunder Klinker, Torfbrandklinker).
Чилихаус
Фотография © АРХИТАЙЛ

Хёгер ценил северонемецкий кирпич невероятно высоко как раз за его разнообразие цвета и фактуры, чувственную тактильность. Архитектор считал, что из него через три поколения удастся построить на месте Гамбурга «большой ганзейский город будущего», но пока важно это кирпич рассматривать, гладить и трогать, пока его не поймешь и не полюбишь. Именно клинкер придает, считал автор Чилихауса, этому огромному зданию одновременно и окрыленность, и силу тяжести.
  • zooming
    1 / 3
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    2 / 3
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    3 / 3
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ

Современники называли Хёгера мастером плетения из кирпича, что он в полной мере продемонстрировал. Главную роль на фасадах Чилихауса играл мелкий ритм вертикальных, почти готических профилей из поставленных под углом в 45 градусов друг к другу кирпичей. Благодаря такому решению в перспективном сокращении – то есть при взгляде вдоль фасада – множество окон, как будто растворяющих стену, исчезает, и вновь возникает цельное, пластичное «тело» здания. Трактовка архитектуры почти как скульптуры, а кирпича – как материала для ваяния – стали ключевыми чертами кирпичного экспрессионизма, именно в Чилихаусе воплотившегося впервые и наиболее ярко.
  • zooming
    1 / 5
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    2 / 5
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    3 / 5
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    4 / 5
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    5 / 5
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ

Поверхности фасадов кажутся живыми: на плоских участках использована нарядная бранденбургская кладка (два ложка – тычок), на первом этаже кирпич подчеркивает «контрфорсы», а выше из него сложены звезды, ромбовидные и кристаллические решетчатые узоры.
Чилихаус
Фотография © АРХИТАЙЛ

Этот огромный дом – первый небоскреб Гамбурга при высоте 42 метра, а при общей площади в 36 000 м2 – едва ли не крупнейшее здание Германии своего времени – выглядит от земли до конька крыши совершенно рукотворным и живым. Его фасады одновременно напоминают роскошный занавес и ювелирную филигрань. Тепло и энергию клинкера подчеркивает керамический декор работы Рихарда Куоля и его мастерской. Самые главные из их произведений – андский кондор, геральдическая птица Чили, на «носу» Чилихауса как у настоящего корабля, и небольшие ажурные павильоны по сторонам от этого угла – как будто вспененные волны, которые он рассекает (там сейчас открыт ресторан с говорящим названием The Brick, поэтому любой желающий может зайти внутрь).
  • zooming
    1 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    2 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    3 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    4 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    5 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    6 / 6
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ

В керамической листве этих павильонов спрятались сова и пеликан, цапля и медведи, овца и пингвин: это и символический рассказ о природе Чили, и свободная фантазия наступающей эпохи ар деко.
  • zooming
    1 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    2 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    3 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ
  • zooming
    4 / 4
    Чилихаус
    Фотография © АРХИТАЙЛ

Чилихаус принес всемирную славу Хёгеру, который затем построил еще немало зданий в Гамбурге, включая Шпринкенхоф через улицу от своего шедевра, и Брошек-хаус – в самом сердце города, а также сооружения в Берлине, Вильгельмхафене, Ганновере. Все они, конечно, были облицованы клинкером.

Но Чилихаус прославился и сам: сенсационные фотографии «с носа» быстро разлетелись по миру, и его одновременно стройный и четкий, энергичный и живой облик вдохновил художников и поэтов. Он даже стал главным героем рекламного плаката, изданного управлением по туризму Германии – наравне со знаменитыми соборами и дворцами. Это было в 1920-е, а в наши дни Чилихаус по-прежнему вмещает множество фирм и учреждений, но также входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и в хрестоматии по архитектуре, а главное – по-прежнему поражает воображение, причем его необычный клинкер совершенно не потерял своей выразительности за прошедшие почти сто лет. Местные жители называют Чилихаус самым красивым кирпичным зданием в мире – кажется, они совершенно правы.
Чилихаус
Предоставлено АРХИТАЙЛ


Чилихаус (Chilehaus) в Гамбурге

Архитектор: Фриц Хёгер
Заказчик: Генри Браренс Сломан
Общая площадь: 36 000 м2
Дата завершения строительства: 1924







Поставщики, технологии

24 Ноября 2020

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.