На три счета

Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

10 Ноября 2020
mainImg
Архитектор:
Геннадий Бакунин
Мастерская:
Brette Haus https://brette.haus/
Проект:
Brette 20 (Brette A22)
Латвия, заповедник Клинтис, кемпинг Дзирнаву пиртина

Авторский коллектив:
Руководитель компании: Геннадий Бакунин
Автор идеи: Антон Хрипко
Продакт дизайнеры: Сергей Хачиян, Владимир Дудин

8.2019 — 10.2019 / 11.2019 — 12.2019
У Вероники Долиной был «дачный домик, который полетел». Ну, а этот поехал. На вид он совершенно как маленький дачный дом из типовых щитовых, дверь-окно-крыша. Но устроен как конструктор с тем, чтобы превращаться в параллелепипед и погружаться на грузовик. С помощью крана-манипулятора. Но без строительной бригады и, поскольку дом на шарнирах, складывается и раскладывается он за три часа.
Погрузка на производстве. Brette 20 (Brette A22)
© Brette Haus
Доставка. Заповедник Клинтис. Brette 20 (Brette A22)
© Brette Haus

Показанный дом – опытный образец линейки складных домов латвийской компании Brette Haus.

Устройство, как и внешний вид дома, достаточно просто: один модуль – гостиной – неподвижен; блок с кухней, душем и лестницей при складывании поднимается, «входя» в рамку стен гостиной, так как его объем чуть меньше по ширине. Затем оба объема «накрывает» второй этаж, причем асимметричная форма кровли, как и подсечки по краям, объясняется именно этой необходимостью. Ставят его без фундамента на бетонные плиты.
  • zooming
    1 / 7
    Установка. Заповедник Клинтис. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    2 / 7
    Brette 20 в кемпинге Дзирнаву пиртина. Установка. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    3 / 7
    План 1 этажа. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    4 / 7
    План 2 этажа. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    5 / 7
    Фасад. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    6 / 7
    Фасад. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    7 / 7
    Разрез. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus

Дом собран на заводе из LCT панелей, в декабре 2019 его установили на зиму в заповеднике Клинтис на Балтийском море, летом провели первый цикл перевозки в кемпинг Дзирнаву пиртина, где сдавали в аренду через booking и airbnb. В заповеднике он отлично и контрастно смотрелся рядом с размашистым замшелым сараем, как кажется, типичным для прибалтийского хутора.
Brette 20 в кемпинге Дзирнаву пиртина. Установка. Brette 20 (Brette A22)
© Brette Haus
Brette 20 в заповеднике Клинтис. Brette 20 (Brette A22)
© Brette Haus

Дом, как уже было сказано, очень прост снаружи и изнутри. Его можно было бы даже понять как своего рода квинтэссенцию щитового дачного домика, он одновременно лаконичный и яркий, в показанном опытном образце – красный; окошки небольшие, а те, которые покрупнее, по пропорциям похожи на окна типовых панельных серий. Асимметрия кровли работает не столько на пластический жест, сколько на кургузость силуэта. Глядя на этот дом, сложно отделаться от мысли, что хочется его как-то «нарисовать», что ли.
Brette 20 в заповеднике Клинтис. Brette 20 (Brette A22)
© Brette Haus

Но ценность не в эстетической составляющей, конечно, а в эксперименте. Это вот как, к примеру, Дж.Р. Толкиен писал, что хоббитов надо понимать. На поверку красный домик отлично смотрится в пасторальном прибалтийском пейзаже, практически просится даже на картину «малых голландцев» с коровами и крестьянами (но еще больше на картину с крестьянами Малевича). Дом и сам такой, малый: лаконичный, немного неловкий, но, как и хоббиты, «с секретом». Он не так прост и в пластическом смысле: возьмем к примеру ступени лестницы? установленые под чередующимися углами в стерильно-деревянном интерьере. Авторы говорят о 90% дерева в доме вообще.
  • zooming
    1 / 9
    Brette 20 в заповеднике Клинтис. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    2 / 9
    Brette 20 в кемпинге Дзирнаву пиртина. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    3 / 9
    Brette 20 в заповеднике Клинтис. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    4 / 9
    Brette 20 в заповеднике Клинтис. Интерьер. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    5 / 9
    Brette 20 в заповеднике Клинтис. Интерьер. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    6 / 9
    Brette 20 в заповеднике Клинтис. Интерьер. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    7 / 9
    Brette 20 в заповеднике Клинтис. Интерьер. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    8 / 9
    Brette 20 в заповеднике Клинтис. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus
  • zooming
    9 / 9
    Brette 20 в кемпинге Дзирнаву пиртина. Установка. Brette 20 (Brette A22)
    © Brette Haus

Но что интересно: мы (говорю о себе) привыкли думать о супер-складном доме как о чем-то футуристическом, типа космического корабля, который приземляется не на бетонные плиты с деревянными подставками для выравнивания рельефа, а на стройные металлические ноги с гидравлическим приводом, а может, еще и получше. А тут футуристическую роль примеряет на себя деревянный дачный домик, и это, мягко говоря, неожиданно – опять же, прямо как те хоббиты, которые мир спасли. Вспоминается космический корабль-лейка, спрятанный на даче (правда, подмосковной) в одной из книг Дмитрия Быкова.

Понятно, что эксперименты в этой области идут лет 60, достигли многого, к примеру, автоматического развертывания за 5 минут. Или за 10. Тотан Кузембаев построил с Гари Чангом дом-трансформер (хотя там получился не очень трансформер) в Пирогово. С другой стороны – а может быть, так оно и выглядит, будущее? Не так как дом Futuro (кстати, он тоже сборный, в России – в горах Домбая), а как дачный домик, пожелавший сладываться? Ведь в данном случае мы имеем дело со своего рода одомашниванием футуристической идеи дома-трансформера.

Площадь минимального варианта дома Brette A22 – 22 м, пятно застройки 15 м2, цена 2 млн, если считать в рублях. Разработчики предлагают его как передвижной дачный дом, элемент гостиницы или вариант для устройства ларька на временной ярмарке. Дом был представлен на АрхиWOOD 2020 и вошел в число номинантов.

видео-ролик о преокте
Архитектор:
Геннадий Бакунин
Мастерская:
Brette Haus https://brette.haus/
Проект:
Brette 20 (Brette A22)
Латвия, заповедник Клинтис, кемпинг Дзирнаву пиртина

Авторский коллектив:
Руководитель компании: Геннадий Бакунин
Автор идеи: Антон Хрипко
Продакт дизайнеры: Сергей Хачиян, Владимир Дудин

8.2019 — 10.2019 / 11.2019 — 12.2019

10 Ноября 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Диско Суперстар
Павильон для фудтраков в Парке Горького с предметами дизайна из советского автопрома ностальгирует по неоновой Америке.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Кисельные берега взаправду
Стратегия развития Казанки – масштабный и амбициозный проект по созданию национального парка в самом сердце города, способного изменить образ жизни казанцев. О реалистичности и серьезности намерений говорит тот факт, что с момента утверждения Стратегии отменено несколько крупных строек на берегах реки.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Не реставрация, но воссоздание
Декоративное панно «Защитникам Отечества» в Калуге, созданное почти полвека назад художником Владимиром Животковым, обрело вторую жизнь и избежало забвения. Теперь на его месте – точная и усиленная копия.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни