Журавлик

В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.

Автор текста:
Марина Юшкевич

10 Сентября 2020
mainImg
Архитектор:
Амир Идиатулин
Мастерская:
IND Architects
Проект:
Детский хоспис «Дом с маяком»
Россия, Москва, улица Долгоруковская, дом 30

Авторский коллектив:
​Амир Идиатулин, Андрей Сидоров, Равиль Мураков, Полина Цыбенко, Павел Хегай

2013 — 2016 / 2014 — 2019

Рабочие проектирование: ОАО «ЦНИИЭП жилых и общественных зданий»
Зказчик: Фонд Вера
Технический заказчик, спонсор: девелоперская компания «O1 Properties»
Хоспис «Дом с маяком» – долгожданное и необходимое городу учреждение для оказания паллиативной, медицинской и психологической помощи неизлечимо больным детям. Проект полностью благотворительный и для того, чтобы он состоялся, подключились очень многие. В частности, город передал благотворительному фонду хосписа здание старой школы 1936 года постройки и примыкающий к ней участок в безвозмездную аренду на 49 лет.
Здание до реконструкции. Детский хоспис «Дом с маяком»
Фотография: предоставлена IND Architects

А девелоперская компания «O1 Properties» стала спонсором в качестве технического заказчика: были проведены работы по исследованию старого здания и в 2013 году состоялся архитектурный конкурс, в котором, несмотря на участие крупных успешных бюро, победила тогда еще совсем молодая компания IND architects во главе с Амиром Идиатуллиным.
author photo

Амир Идиатуллин

«Несмотря на то, что у фонда было очень подробное техническое задание, мы попросили, чтобы нам организовали экскурсию во взрослый московский хоспис, в котором работала Нюта Федермейстер, одна из основательниц фонда. Там мы познакомились с женщиной, у которой во взрослом хосписе лежал сын и она многое рассказала о том, что нужно детям в этом пространстве, что они все также хотят продолжать играть, сохранять активность, общаться, перемещаться, бывать на улице… Так родился наш проект, который мы сделали не похожим на больницу: с яркими фасадами и большими террасами, на которые можно выехать даже на кресле-каталке, чтобы побыть на природе».

Сегодня старое здание советской школы не узнать – его окружают широкие приставные балконы, на которые можно выйти и выехать в любую погоду – побыть на свежем воздухе, выбраться из «четырех стен». Линии фасада отсылают к знаменитой истории о девочке Садако Сасаки из Хиросимы, которая, умирая от лейкемии, загадала успеть сделать тысячу бумажных журавликов в технике оригами. Поэтому многие элементы фасада отсылают к эстетике оригами – крыша балконов, зимнего сада и навес входной группы выглядят как будто созданными из бумаги. Колонны похожи на детали, из которых складывается бумажный журавль. Цветовое решение фасада состоит из ярких и насыщенных оттенков, что отвечает выбранной концепции – оригами традиционно создаются из небольших фрагментов разноцветной бумаги. «Получилась не просто архитектурная форма, а форма с историей – а дети любят истории», – уточняет Амир.
Детский хоспис «Дом с маяком»
Фотография: предоставлена IND Architects
Детский хоспис «Дом с маяком»
Фотография: предоставлена IND Architects

Фасад облицован клинкером в несколько оттенков, это по замыслу архитекторов, придает зданию более «домашний вид». По изначальной идее в клинкерную вкладку должны были быть вмонтированы кирпичи с подсветкой, которые светились бы ночью, чтобы обыграть образ «маяка», но бюджет не позволил реализовать замысел в полном объеме.
  • zooming
    1 / 4
    Детский хоспис «Дом с маяком», проект
    © IND Architects
  • zooming
    2 / 4
    Детский хоспис «Дом с маяком», проект
    © IND Architects
  • zooming
    3 / 4
    Детский хоспис «Дом с маяком», проект
    © IND Architects
  • zooming
    4 / 4
    Детский хоспис «Дом с маяком», проект
    © IND Architects

На первом и втором этажах хосписа разместили 15 одноместных палат для детей и их родителей с необходимыми вспомогательными помещениями. Детям помогают как непосредственно в самом хосписе, так и на дому, для чего создана большая выездная паллиативная служба, офисы которой тоже расположены в этом здании на верхних этажах. Кроме того к основному зданию школы площадью чуть более 4000 м2 сделали пристройку площадью еще в 1000 м2, что позволило разместить все необходимые дополнительные помещения.
  • zooming
    1 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND architects
  • zooming
    2 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND Architects
  • zooming
    3 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND Architects
  • zooming
    4 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND Architects
  • zooming
    5 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND Architects
  • zooming
    6 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND Architects
  • zooming
    7 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND Architects
  • zooming
    8 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND Architects
  • zooming
    9 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND Architects
  • zooming
    10 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND Architects
  • zooming
    11 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND Architects
  • zooming
    12 / 12
    Детский хоспис «Дом с маяком»
    Фотография: предоставлена IND Architects

Здание полностью перепланировано с учетом многочисленных норм и требований (нормы детских учреждений, нормы медицинских учреждений, повышенные нормы безопасности для учреждений, работающих с наркотическими средствами – обезболивающими) – которые надо было свести воедино. В частности, появился лифт, широкие дверные проемы, отдельные входы-приемники. В здании помимо палат, офиса паллиативных служб, комнат для игр и учебы (а дети здесь учатся), есть бассейн, в котором могут плавать даже дети на ИВЛ.
  • zooming
    1 / 6
    План техподполья. Детский хоспис «Дом с маяком»
    © IND Architects
  • zooming
    2 / 6
    План 1 этажа. Детский хоспис «Дом с маяком»
    © IND Architects
  • zooming
    3 / 6
    План 2 этажа. Детский хоспис «Дом с маяком»
    © IND Architects
  • zooming
    4 / 6
    План 3 этажа. Детский хоспис «Дом с маяком»
    © IND Architects
  • zooming
    5 / 6
    План 4 этажа. Детский хоспис «Дом с маяком»
    © IND Architects
  • zooming
    6 / 6
    План техического чердака. Детский хоспис «Дом с маяком»
    © IND Architects

Внутреннее наполнение хосписа сделали максимально гибким, удобным для детей, не диктующими правила: все вокруг в рисунках поделках, на стенах можно рисовать. «Мы придумали красивые выверенные «дизайнерские» интерьеры, которое в итоге не удалось реализовать в полной мере, – говорит Амир Идиатуллин, – Но сейчас, я думаю, это и к лучшему. Получилось очень живое пространство. Дети сами наполняют эти интерьерами своими рисунками, поделками – остается их частичка, память».
  • zooming
    1 / 3
    Детский хоспис «Дом с маяком», проект
    © IND Architects
  • zooming
    2 / 3
    Детский хоспис «Дом с маяком», проект
    © IND Architects
  • zooming
    3 / 3
    Детский хоспис «Дом с маяком», проект
    © IND Architects

Разнообразие функциональных зон внутри хосписа позволяет ребенку самому выбрать, как он хочет проводить время – с друзьями, с родителями, которые могут оставаться с ним в палате (для этого в каждой из комнат есть дополнительная кровать), один в тишине на веранде, балконе или на крыше, где тоже разбили небольшой сад и сделали навес. Слоган московских хосписов «жизнь на всю оставшуюся жизнь» реализовался и в архитектуре здания в полном объеме.
Архитектор:
Амир Идиатулин
Мастерская:
IND Architects
Проект:
Детский хоспис «Дом с маяком»
Россия, Москва, улица Долгоруковская, дом 30

Авторский коллектив:
​Амир Идиатулин, Андрей Сидоров, Равиль Мураков, Полина Цыбенко, Павел Хегай

2013 — 2016 / 2014 — 2019

Рабочие проектирование: ОАО «ЦНИИЭП жилых и общественных зданий»
Зказчик: Фонд Вера
Технический заказчик, спонсор: девелоперская компания «O1 Properties»

10 Сентября 2020

Автор текста:

Марина Юшкевич
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Диско Суперстар
Павильон для фудтраков в Парке Горького с предметами дизайна из советского автопрома ностальгирует по неоновой Америке.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Кисельные берега взаправду
Стратегия развития Казанки – масштабный и амбициозный проект по созданию национального парка в самом сердце города, способного изменить образ жизни казанцев. О реалистичности и серьезности намерений говорит тот факт, что с момента утверждения Стратегии отменено несколько крупных строек на берегах реки.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Не реставрация, но воссоздание
Декоративное панно «Защитникам Отечества» в Калуге, созданное почти полвека назад художником Владимиром Животковым, обрело вторую жизнь и избежало забвения. Теперь на его месте – точная и усиленная копия.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.