Возвращение Дома

В октябре в доме-коммуне Наркомфина прошел воркшоп, посвященный возвращению этого памятника авангарда в культурный актив города. Публикуем пять проектов его участников с комментариями куратора воркшопа Елены Гонсалес.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Архи.ру:
– Как возникла идея – провести такой воркшоп?

Елена Гонсалес:
– Это давняя история: как вы помните из нашумевшего интервью владельца Дома Наркомфина Александра Сенаторова «Афише», обеспокоенные профессионалы, в том числе историки архитектуры – Николай Васильев, Мария Трошина, Евгения Гершкович, Николай Переслегин, я – собрали некий совет, который начал высказывать Сенаторову свои претензии, что, наверное, было не совсем правильно. Мы абсолютно справедливо выражали свою озабоченность его действиями, но при этом не предлагали никакой альтернативной программы: это была наша главная тактическая ошибка. И в результате появилось это интервью, которое многих страшно обидело. Нас оно как раз не обидело – мы действительно задумались о том, что у нас, профессионалов, нет внятных предложений по поддержанию Дома.
 
zooming
Воркшоп в Доме Наркомфина. Фотография © Олег Волков
Дом Наркомфина. Фотография © Олег Волков

Бороться все более-менее научились: Шуховская башня тому пример. Но если ты чего-то добиваешься, предлагай программу действий после достижения цели. И мы, ничего в данном случае не добившись, решили начать с таких предложений. Дом-коммуна Наркомфина изначально, идеологически был задуман как соединение частного, интимного, приватного – и общественного: там действительно есть очень много публичного пространства, которое прекрасно могло бы работать на город. Одновременно это могло бы работать и на благо Дома, потому что он расположен в центре Москвы, у него прекрасные площади, которые иначе использовать нельзя – они все равно коммунальные, общие. Поэтому мы предложили для Дома программу мероприятий и назвали ее «Возвращение Дома» – в актив города, его культуры.
 
Дом Наркомфина. Фотография © Егор Глебов

Когда встал вопрос, кого же приглашать на задуманный нами в рамках этой программы воркшоп, я подумала, что если мы пригласим только архитекторов, то получим очень предсказуемый результат: они мыслят проектно – закрасят площади синим, красным, зеленым в зависимости от функции и т.д. А здесь хотелось получить более культурологический результат. Я обратилась к своим коллегам из Высшей школы экономики – на отделение культурологии, которым заведует Виталий Куренной, и в школу дизайна к Егору Ларичеву (она входит в состав факультета коммуникаций, медиа и дизайна ВШЭ). Также были приглашены ребята из Строгановки , которые мыслят совершенно по-другому, как художники. В результате набралось 17 участников нашего воршопа. Его непосредственной организацией занимались архитекторы Олег Распопов и Влад Кунин, которые ведут школу «Фундамент архитектурного будущего».
 
Темы, предложенные Александром Сенаторовым участникам воркшопа. Предоставлено Еленой Гонсалес

Должна сказать, что без заинтересованности и понимания со стороны руководства «Коперника», то есть проще говоря, Александра Сенаторова, воркшоп в Доме Наркомфина просто бы не состоялся. Нам была предоставлена и оборудована для работы боковая ячейка №18. Особую благодарность хочу выразить Елене Фроловцевой и Наталье Балк, которые опекали нас все эти дни, благодаря чему в работе воркшопа не возникло ни одной проблемы.
 
Портреты участников и «руководства» воркшопа. Автор © Ольга Зинюкова

И, конечно, 17-ю участниками дело не ограничилось. Архитектор Ольга Зинюкова не участвовала в проектировании, но у нее был свой проект – она фиксировала воркшоп в картинках, получилось здорово! Олег Волков сделал фоторепортаж о нашей жизни в Доме Наркомфина, а Олег Фарбер снял ролик. Юля Зинкевич и приведенные ею инстаграммеры заполнили фотографиями социальные сети, а наши друзья, мгновенно проведав, где мы и что делаем, пришли с детьми (!), чтобы поучаствовать в зарядке на крыше (за это отдельное спасибо нашему физкульт-инструктору Наташе Рубиной, PR-директору центра дизайна Artplay). В общем, в эти дни Дом показал КАК он может работать с городом и как люди в нем заинтересованы.
 
zooming
Воркшоп в Доме Наркомфина. Зарядка на крыше. Фотография © Олег Волков

Я очень довольна результатами. Прежде всего, сам воркшоп как опыт был замечательным – мы три дня практически прожили в Доме Наркомфина. Расходились ночью, рано утром возвращались. Ребята проявили бешеную трудоспособность. Два дня на работу – это уровень клаузуры, а они сделали настоящие проекты – очень умные и очень разные.
 
Воркшоп в Доме Наркомфина. Фотография © Николай Васильев

– А как формировались «проектные группы»?

– За два дня до начала участникам выслали программу воркшопа: как Дом должен показать себя городу, что Дом может рассказать о себе городу и что Дом может дать городу. В первый вечер Николай Васильев провел для участников очень интересную экскурсию, также была историческая презентация, сделанная Васильевым и Яной Миронцевой, Николай Переслегин рассказал о планах по реставрации и связанных со статусом памятника ограничениях. Это очень важно – понимать, в каких пределах можно фантазировать, и что есть зоны табу. Александр Сенаторов также предложил ряд вопросов, над которыми следует подумать участникам воркшопа. А потом ребята рассказали, что они по этому поводу думают – такая печа-куча. И даже из этих несобранных мыслей стало понятно, что люди по-разному видят ситуацию, что нас порадовало. И Олег Распопов им сказал: «Теперь вы все выходите в коридор и возвращаетесь сюда уже группами». Так они и сделали, и эти группы удивительном образом сразу абсолютно «сложились».
 
Воркшоп в Доме Наркомфина. Фотография © Олег Волков

– Воркшоп завершился, его результаты были представлены на Московском культурном форуме, а что будет дальше?

Идеи участников нужно развивать, но это требует целенаправленных, конкретных действий. Сейчас все зависит от того, насколько авторы проектов способны свои предложения воплощать, договариваясь при этом с владельцем, городом, охранными ведомствами, потому что, даже чтобы повесить плакат на фасад, надо получить разрешение Москомнаследия. Так, в 2011 на АрхМоскве был прекрасный фотопроект Рустама Керимова и Михаила Королева «АрхАнгелы». Эти плакаты планировали потом повесить на те памятники, об угрозе которым шла речь, но этого не произошло, т.к. не было получено одобрение чиновников. Сейчас мы хотим сделать по той же схеме плакаты для Наркомфина, тем более что это имеет еще и практическую сторону. Там выбиты окна, и проемы надо закрыть, потому что в них заливается вода. Нужны реставрационные шаги, но для каждого нужен специальный акт. А дождь льет. Мы придумали технологию, которая позволяет обойтись без гвоздей: баннер просто прижимается к стене. Но и для этого нужно одобрение Кибовского, к нему надо идти –  это бюрократические шаги, которые просто надо сделать. Актуален и вопрос денег.
 
Воркшоп в Доме Наркомфина. Фотография © Олег Волков

– И молодые люди – участники воркшопа – составят костяк возрождающих Наркомфин?

– Во всяком случае, они очень воодушевлены. Если они по-настоящему готовы помогать, то может получиться много интересных проектов. Мы сейчас будем делать выставку на нижней галерее дома. Там окна разбиты, их не хотят менять, и эту галерею зашивают щитами. И это будет временная выставочная площадка, поэтому помещение должно быть открыто для публики – хотя бы в какие-то определенные дни. То есть это уже продолжение практики «открытия» Дома и его культурного использования. Еще можно на время реконструкции выстроить макет жилой ячейки во дворе – можно его сделать из строительного мусора или из снега слепить. Эти акции должны быть громкими, имиджевыми, публичными, получать отклик. Только тогда дом-коммуна Наркофина станет популярным местом, и только тогда туда придут люди и станут требовать его возрождения. Сейчас он гниет и гниет – развалюха, которая всем надоела. Ведь у нас много таких памятников под угрозой: дом Мельникова, Шуховская башня… Люди на дом Наркомфина уже не реагируют, а он вполне может стать замечательным местом в одном ряду с парком Горького, Политеха и ДК Зила.
 
Воркшоп в Доме Наркомфина. Участники и Александр Сенаторов. Фотография © Николай Васильев

– Очень воодушевляющая программа действий!

– Но существует серьезная проблема, которую важно упомянуть – это проблема города. Принадлежащие Москве пристройки в нижней части Дома надо снести, без этого нельзя осуществить проект реставрации. Но городские власти воспринимают их как материальную ценность. Нормальный муниципалитет просто вывел бы эти 450 м2 из своих активов, но у нас так город не поступает.
 
Воркшоп в Доме Наркомфина. Фотография © Олег Волков

В Англии все государственные музеи бесплатные, так как британцы поняли, что вложения в культуру оправданы, они возвращаются. А у нас это – не ценность. Как это воплощается в ситуации с Домом Наркомфина? Коммунальный блок – наиболее пострадавшая его часть. Благодаря Александру Сенаторову, бомжи там больше не живут, появилась охрана, а так все давно бы сгорело. Но состояние блока все равно ужасное, и сделать с этим ничего невозможно. Можно только осуществить акт самозахвата, но это страшно, хотя в принципе это был бы такой эффективный жест. Но подбивать участников воркшопа на это я не буду.
 
Воркшоп в Доме Наркомфина. Фотография © Олег Волков

Город выступает в истории с Домом Наркомфина однозначно отрицательным героем. Самое страшное, что, если нас всех, даже общественность, можно персонифицировать, то государство – невозможно: это некие «органы», и их сотрудников мы не видим и не знаем. Тыкать в Собянина и Капкова – абсолютно бессмысленное занятие, потому что отвечают за эти 450 м2 в Доме Наркомфина не они, а какое-нибудь Москомимущество, и там нет ответственного лица. Это вроде Бирюкова из ЖКХ – вроде он есть, а вроде и нет, такой фантом.
 
Воркшоп в Доме Наркомфина. Автор © Ольга Зинюкова
Воркшоп в Доме Наркомфина. Автор © Ольга Зинюкова










Точка схода
Мария Серова (архитектор, МАрхИ), Андрей Стенюшкин (архитектор, МАрхИ), Наталья Никуленкова (видеохудожник, Школа Родченко)
 
Мария Серова, Андрей Стенюшкин, Наталья Никуленкова. Проект «Точка схода»

Авторы предлагают сохранить легендарный статус Дома, обусловленный его новаторским устройством быта и знаменитыми жильцами, с помощью освоения интернет-пространства: сначала – «штурм» соцсетей с помощью #narkomfin, а затем – создание сайта, где, помимо исторического очерка, имеется раздел «сообщество», где объединены нынешние и исторические обитатели Дома. Также планируется соорудить во дворе на время реставрации макет жилой ячейки дома в масштабе 1:1, в самом доме устроить «виртуальный музей» по принципу дополненной реальности, а на крыше – открыть кинозал под куполом из ETFE-пленки.
 
Мария Серова, Андрей Стенюшкин, Наталья Никуленкова. Проект «Точка схода»

Елена Гонсалес:
«Проект уже действует – в части хештегирования, по-крайней мере :-). Есть планы и создания, вернее реконструкции сайта – было бы здорово запараллелить эти два события – реконструкцию дома и реконструкцию сайта. И, конечно, очень хорошая идея с виртуальным музеем, надеюсь авторы ее со временем додумают.
Мне очень импонирует в этом проекте соединение функциональных и практических шагов с художественными практиками, требующими совсем другого опыта (который, кстати сказать, у участников имеется). Купол над крышей – как вариант консервации дома с сохранением общественных функций на время реставрации – это здорово!»
 
Мария Серова, Андрей Стенюшкин, Наталья Никуленкова. Проект «Точка схода»
Мария Серова, Андрей Стенюшкин, Наталья Никуленкова. Проект «Точка схода»
Мария Серова, Андрей Стенюшкин, Наталья Никуленкова. Проект «Точка схода»











План 2
Михаил Князев (архитектор, МАрхИ), Михаил Микадзе  (архитектор, МАрхИ),  Денис Салтыков (культуролог, ВШЭ), Наталья Агапкина (архитектор, Новосибирская академия архитектуры)
 
Михаил Князев, Михаил Микадзе, Денис Салтыков, Наталья Агапкина. Проект “План 2”

Согласно проекту, сначала Дом, сохраняющий свою функцию, «выходит в город» как бренд на различных товарах, а затем в коммунальном блоке создается медиа-центр (кружки, лектории, кафе-бар, коворкинг). В саду в теплое время года проходят фестивали – инженерной мысли и т.д. В одной из ячеек открывается музей, а крыша и галереи становятся общественным и выставочными пространствами, соответственно. У Дома появляются «побратимы» – марсельская «жилая единица» Ле Корбюзье, берлинский массив Сименс-штадт Вальтера Гропиуса и других мастеров современного движения, Центр Барбикан и Isokon в Лондоне и т.д. Все доходы от коммерческой деятельности идут на развитие Дома, а территория вокруг него остается «тихим садом» с продуманным режимом посещения.
zooming
Михаил Князев, Михаил Микадзе, Денис Салтыков, Наталья Агапкина. Проект “План 2”

Елена Гонсалес:
«Самый продуманный, самый «архитектурный» проект воркшопа. Для меня до сих пор загадка, как авторы за 2 дня сумели сделать полноценный проект в стадии концепции. Все-таки архитекторы – особые люди). Plan2 – исследование с четким функциональным зонированием и обоснованной стратегией освоения пространств. Кроме того, уже на стадии воркшопа начали осуществляться некоторые из идей. Половина моих знакомых уже «забрендирована» стикерами и наклейками с отрисованным Мишей Князевым и Мишей Микадзе логотипом Дома. А идея «дружить домами» мне кажется очень хорошей, я сама бы с удовольствием поучаствовала в таком проекте (если меня возьмут). Ну и в теме лекториев тоже!»
 
zooming
Михаил Князев, Михаил Микадзе, Денис Салтыков, Наталья Агапкина. Проект “План 2”
Михаил Князев, Михаил Микадзе, Денис Салтыков, Наталья Агапкина. Проект “План 2”










Возвращение домой
Анастасия Кучерова (дизайнер, МГХПА им. С.Г. Строганова), Александр Кузнецов (архитектор, МАрхИ), Наталия Зубарева (дизайнер, ВШЭ), Ирина Хорова (дизайнер, ВШЭ)
 
Анастасия Кучерова, Александр Кузнецов, Наталия Зубарева, Ирина Хорова. Проект «Возвращение домой»

Проект привлекает внимание к значению дома Наркомфина как «места культа» для творческих людей, привлеченных его авангардной архитектурой, и как пространства эсперимента для «смелых людей» – опыта коммунальной, общинной жизни. На начальном этапе рядом с Ддомом создаются огород и мастерские на открытом воздухе для всех желающих, но в первую очередь – местных жителей, а также устанавливается временный арт-объект. Зимой мастерская перемещается в коммунальный блок, там же открывается столовая, где блюда готовятся из «огородных» продуктов. Затем завершается реставрация, Дом заселяется, и для жильцов создается отдельный, частный сад.
 
Анастасия Кучерова, Александр Кузнецов, Наталия Зубарева, Ирина Хорова. Проект «Возвращение домой»

Елена Гонсалес:
«Этот проект – очень хороший, умный, свежий, неожиданный – именно потому, что авторы не стали копировать логику индустриального процесса, когда человек постепенно освобождался от ручного, бытового труда, и у него появлялось время на саморазвитие. А здесь авторы, наоборот, вводят ручной труд – посадку растений, изготовление мебели – это совместное «делание» приводит к новому взаимопониманию, добрососедству. Мне кажется, что это актуально, это запрос молодых людей. Для них эта идея не несет никаких негативных смыслов вроде пионерской организации. Наоборот, они хотят быть вместе, они устают от одиночества, виртуальности. У них совсем новые потребности, и очень важно, что они транслируют эти потребности на Дом Наркомфина, и он их не отторгает. Этот Дом, по своей идеологии совсем иной, оказался способен вместить и такие идеалы. Дом «вернется» в свою оболочку, но вернется уже с людьми, будет им дружественен. Может быть, это немного наивный проект, но мне он очень нравится именно своей альтернативностью. И мы не говорим, что это готовая программа действий. Это исследование, поиск того, чего людям не хватает.»
 
Анастасия Кучерова, Александр Кузнецов, Наталия Зубарева, Ирина Хорова. Проект «Возвращение домой»
Анастасия Кучерова, Александр Кузнецов, Наталия Зубарева, Ирина Хорова. Проект «Возвращение домой»
Анастасия Кучерова, Александр Кузнецов, Наталия Зубарева, Ирина Хорова. Проект «Возвращение домой»










Миф Наркомфина
Арсений Афонин (архитектор, МАрхИ), Юлия Андрейченко (архитектор, МАрхИ, МАРШ), Алексей Морозов (культуролог, ВШЭ)
 
Арсений Афонин, Юлия Андрейченко, Алексей Морозов. Проект «Миф Наркомфина»

Авторы задаются вопросом: чем может быть Дом Наркомфина сегодня? Это эмблема авангарда, и символическое значение здесь гораздо важнее материального воплощения – крыши, стен и даже жилых ячеек. Поэтому следует сделать из здания «медиа-площадку, транслирующую универсальные и в то же время далекие ценности социальной ответственности и коллективных действий.» В качестве конкретных шагов планируется осваивать придомовую территорию, коммунальный блок и крышу как пространства для образовательных мероприятий, выставок, воркшопов и коворкингов. Также предлагается сооружать во дворе временные павильоны по типу программы лондонской галереи «Серпентайн».
 
zooming
Арсений Афонин, Юлия Андрейченко, Алексей Морозов. Проект «Миф Наркомфина»

Елена Гонсалес:
«Самый «трудный» проект воркшопа – мы много спорили с авторами. Ребята предложили совсем новые измерения физического объекта – для нас, организаторов воркшопа, архитекторов, это было неожиданно. Мы боялись потерять «тело» Дома, боялись, что оно растворится в эфире. Но, к чести авторов, ребята не прогнулись под нашим напором, и в результате появился проект, у которого может быть очень интересная самостоятельная жизнь. Я думаю, что тут много возможностей и хорошие перспективы, если Арсений, Юлия и Алексей будут развивать свои идеи»
 
zooming
Арсений Афонин, Юлия Андрейченко, Алексей Морозов. Проект «Миф Наркомфина»
Арсений Афонин, Юлия Андрейченко, Алексей Морозов. Проект «Миф Наркомфина»









Narkomfin Now
Александра Богданова (архитектор, МАрхИ),  Дарья Зайцева (архитектор, МАрхИ, МАРШ), Алексей Пивень (архитектор, МГУ им. Н.П. Огарева)
 
zooming
Александра Богданова, Дарья Зайцева, Алексей Пивень. Проект Narkomfin Now

Дом интересен и ценен особенно в нынешнем состоянии, когда он «постаревший, многоопытный и самостоятельный». Чтобы выразить памятнику авангарда поддержку, предлагается укрепить на его крыше серию крупных воздушных шаров. Когда Дом будет закрыт на реставрацию, его «следы» воплотят рядом в виде объекта лэнд-арта, вдохновленного планами здания. Возрождение Дома предлагается выразить с помощью современных видов канатаходства – слэклайна и хайлайна, имеющих, по мнению авторов, общие идеалы с конструктивизмом.
 
Александра Богданова, Дарья Зайцева, Алексей Пивень. Проект Narkomfin Now

Елена Гонсалес:
«Честно говоря, это мой любимый проект. Авторы отнеслись к Дому, как художники. Они сформулировали это так: Дом – это прошлое, и мы не понимаем, какое будет его будущее, но нам очень важно зафиксировать его состояние перед реставрацией таким, как оно есть. Дом вызвал в нас эмоции, и для нас очень ценно, что даже в таком состоянии он инициирует творчество. Один участник написал, что ему хочется Дом поддержать и придумал перформанс с шарами. Вторая сказала, что, когда он закроется на реставрацию, очень важно, чтобы остались его следы. А третья – что Дом вызывает ощущение риска, вызова, и это ощущение родственно тому, чем она занимается – хайлайну. Это художественный акт в ответ на некое состояние. И Narkomfin Now – это совершенно отдельный проект, отстоящий от других.»
Александра Богданова, Дарья Зайцева, Алексей Пивень. Проект Narkomfin Now


Архи.ру благодарит агентство «Правила Общения» и лично Юлию Зинкевич за помощь в подготовке материала.

0

10 Ноября 2014

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Дом Наркомфина

Возвращение Дома
В октябре в доме-коммуне Наркомфина прошел воркшоп, посвященный возвращению этого памятника авангарда в культурный актив города. Публикуем пять проектов его участников с комментариями куратора воркшопа Елены Гонсалес.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.