English version

В ритме города, в балансе с природой

Бизнес-центр, придуманный Андреем Романовым и Екатериной Кузнецовой, продолжает «зеленую» линию проектов бюро ADM, воплощающих идеи взаимодействия и взаимоуважения природы и архитектуры.

Автор текста:
Алла Павликова

11 Марта 2013
mainImg
Участок проектирования расположен в западной части Московской области, недалеко от Шереметьево-2, на залесенной территории, которая пока находится в стороне от какой-либо застройки и инфраструктуры, но благодаря своей близости к автомагистрали в ближайшее время будет развиваться. В прошлом году на концепцию ее застройки был проведен закрытый международный конкурс. В числе участников этого состязания рядом с иностранными коллегами оказалось архитектурное бюро ADM, которое в результате и стало победителем.

Заказчик поставил перед архитекторами непростую и одновременно интересную урбанистическую задачу – создать буквально на пустом месте масштабный и насыщенный бизнес-центр с современными офисами европейского уровня, предназначенными предположительно для международных компаний, гостиницей и вместительным паркингом. Все это следовало расположить на площадке довольно сложной конфигурации, очертания которой напоминают то ли жирафа, то ли динозавра с длинной шеей, устремленной на северо-восток. Длинная и узкая «шея» в виду своих нестандартных параметров была наиболее проблемной частью территории, поскольку любое здание, построенное здесь, оказывалось бы обособленным, отрезанным от остальной застройки.
Бизнес-центр в Подмосковье. Фрагмент озелененного навеса. Вид из окон офисов. Проект, 2012 © ADM

Поэтому архитекторы ADM предложили поделить территорию на две зоны. В одной – сконцентрировать все значимые объекты комплекса, в другой, узкой – разместить многоуровневый паркинг. Учитывая необходимость максимально сохранить растущие на участке деревья, паркинг решено было сделать надземным. В результате шестиуровневый гараж благополучно занял «проблемную» часть территории, обеспечив необходимое для такого крупного бизнес-центра количество машиномест.

Что же касается основной юго-западной части, то здесь Андрей Романов и Екатерина Кузнецова предложили вместо стандартного делового центра – концепцию пусть небольшого, но уютного и самодостаточного города, органично и бережно встроенного в зеленый лесной массив. Полное отсутствие цивилизации вокруг обязывало создать ее внутри осваиваемого пространства. Так появилась идея широкого пешеходного бульвара. Он начинается от остановки общественного транспорта, сразу за которой расположен ресепшн – прозрачное, полностью остекленное овальное здание (этот прием – входного блока с прозрачными стенами, проницаемого и поэтом удружелюбного, архитекторы отработали несколько лет назад, проектируя бизнес-центр в Наставническом переулке). Пройдя сквозь ресепшн, человек оказывается под высоким, живописно извивающимся навесом, накрывающим все пространство бульвара от начала и до конца.
Бизнес-центр в Подмосковье. Остекленный ресепшн. Вид на комплекс с дороги. Проект, 2012 © ADM

Мощеная дорога, словно река, совершая плавный ход между стройных сосен, причудливыми волнами одну за другой захватывает площадки офисных башен, выплескивается рукавом в сторону паркинга, краешком гребня задевает четырехугольный участок гостиницы и так же изящно и неторопливо возвращается в исходную точку, замыкаясь в кольцо. Внутри кольца оставлен нетронутым островок соснового бора.
Бизнес-центр в Подмосковье. Генплан. Проект, 2012 © ADM

Кровля навеса над променадом покрыта травой, по которой кое-где разбросаны камни, наследство японского сада. Так что сверху из офисов будет видна широкая зеленая лента, пронизанная стволами сосен – прямо-таки мечта фантаста, зеленый, многоуровненый город. Между тем под «зеленым покрывалом» бурно кипит жизнь. То тут, то там бульвар оживляется уличными кафе, небольшими магазинами, местами для отдыха – одним словом, это настоящая городская улица, место встречи и общения людей. Променад решает не только прагматическую коммуникационную задачу, но, озелененный и благоустроенный, насыщенный общественными пространствами, городской мебелью и уличными фонарями, он формирует человеческий масштаб восприятия комплекса. Улица объединяет и связывает все здания, заставляя их жить и работать в едином ритме – ритме города. И, тем не менее, несмотря на насыщенность жизни бульвара и даже несмотря на то, что (очень изредка) по нему будут проезжать автомобили V.I.P.-персон, пространство «офисного променада» больше напоминает парковое – живописное, природное, лесное, с множеством деревьев. Архитекторы сохраняют деревья, растущие посреди мостовой, аккуратно проводя их стволы сквозь круглые отверстия в зеленом навесе. А поддерживающие крышу наклоненные под разными углами опоры вторят сосновым стволам, как будто бы настаивая на своей причастности к окружающему лесу.
Бизнес-центр в Подмосковье. Улица под волнообразным навесом. Проект, 2012 © ADM

Собственно, главная составляющая комплекса – семь стеклянных башен с прямоугольным планом (позволяющим добиться наименьших потерь полезной площади). Их верхушки эффектно срезаны по косой, а самая высокая башня достигает 75 метров. На фасадах стекло в асимметричном порядке чередуется с прямоугольниками деревянных панелей: это делает башни чуть разнообразнее и теплее. Шесть высоток офисные, они поставлены парами друг напротив друга по кольцу главной улицы. Седьмая, поставленная чуть поодаль, в северо-восточном выступе участка, и обращенная лицом к магистрали, предназначена для гостиницы международного уровня.

Панорамное остекление фасадов позволит будущим сотрудникам офисов любоваться окружающими видами. Однако этого авторам проекта показалось мало. По словам Андрея Романова, они хотели буквально интегрировать стеклянные высотки в лес, несмотря на то, что те поднимаются несравнимо выше самых высоких сосен. Пытаясь усилить эффект присутствия, архитекторы добавили к строгим объемам башен консольные выносы, зависающие над лесом со стороны променада. В консолях помещены просторные переговорные комнаты со стеклянными от потолка до пола стенами. У человека, находящегося внутри такого пространства, несомненно, захватит дух от ощущения полета: переговорная буквально парит в пространстве над лесом. Ее интерьер, с одной стороны, будет открыт природному окружению, погружен в небо; с другой стороны, здесь безусловно звучит и тема преодоления природы, прежде всего тяготения, интонация любования и ландшафтом и техническими возможностями человека, вознесшегося над ним в своей пространственной «капсуле».
Бизнес-центр в Подмосковье. Переговорные комнаты внутри стеклянных консолей. Проект, 2012 © ADM

zooming
Бизнес-центр в Подмосковье. Консольные выносы. Зависание над лесом. Проект, 2012 © ADM

Итак, архитекторы ADM выращивают среди сосен лес небоскребов. Впечатляет сочетание откровенного офисного техницизма стеклянных башен с зависшими в пространстве прозрачными консолями – и внимания к деталям, к траве и деревьям, к качеству общественного пространства: открытого людям и природы, развитого и одновременно спокойного, лесного. Эти темы архитекторы ADM разрабатывают в течение нескольких последних лет: сейчас бюро заканчивает строительство нескольких офисных комплексов, каждый из которых сочетает в себе легкую современную архитектуру, бережное отношение к каждому уже растущему на территории дереву и кусту, а также – совершенно непривычный для Москвы уровень проектирования так называемого благоустройства (городской мебели, вымостки, освещения и травы разных видов), иными словами серьезный подход к организации среды создаваемых ими бизнес-парков. Оказавшись в питательной среде необремененного ограничениями масштабного подмосковного проекта все эти качества разрослись и оформились. Неудивительно, что проект выиграл международный конкурс.

11 Марта 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни