Сергей Эстрин: Мне интересно работать в городе, который развивается как творческий организм

Для «Архитектурной мастерской Сергея Эстрина» наступивший год стал переломным: этой зимой компания выиграла сразу пять крупных тендеров, что стало поводом для расширения ее штата и офиса. Об этих переменах и планах на более отдаленное будущее мы беседуем с самим Сергеем Эстриным.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

26 Марта 2013
mainImg

Архитектор:

Сергей Эстрин

Мастерская:

Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Архи.ру: Отметив в прошлом году десятилетие мастерской, вы поставили перед собой задачу вывести компанию на новый уровень?

Сергей Эстрин:
Вы знаете, я всегда немного стесняюсь подобных формулировок. С ваших слов получается, что я сел и принял такое волевое решение: все, переходим на новый уровень. Нет, это в известном смысле происходит само собой, являясь естественным следствием нашей работы, нашего подхода к ней, если угодно. Проекты, созданные нашей мастерской, отличает неизменно высокое качество и индивидуальность, кроме того мы способны работать в сжатые сроки и очень разумно осваивать бюджет заказчика. Все вместе это заставляет клиентов возвращаться к нам вновь и вновь, а также рекомендовать нас своим партнерам, что автоматически приводит к увеличению числа заказов. И эта ситуация тоже не вдруг случилась – просто какое-то время мы умудрялись разводить этапы работы над проектами, для одного делая эскизы, для другого рабочую документацию, над третьим осуществляя авторский надзор. Но когда в декабре прошлого года мы выиграли пять тендеров подряд, стало понятно, что наша слаженная команда с таким объемом работы уже не справится.

Архи.ру: Насколько увеличился штат мастерской?

С.Э.:
Мы взяли на работу семь новых архитекторов и одного менеджера проектов, так что теперь в компании в общей сложности работает 30 человек. При этом мы принципиально не приглашали ГАПов со стороны. Это наше правило – дать дорасти до статуса главного архитектора проектов своим сотрудникам, и уже они, в свою очередь, набирают к себе в бригады нужных им проектировщиков.

Архи.ру: Как вам удалось расширить свой офис без переезда на новое место?

С.Э.:
Это везение, за которое я благодарен судьбе, поскольку очень люблю район Малой Дмитровки, где мы работаем с момента основания мастерской. Переезжать из этого очаровательного тихого центра Москвы я не хотел категорически, поэтому очень долгое время мы жили в довольно стесненных условиях. Помещение рядом с нами, в соседнем подъезде, освободилось еще несколько месяцев назад, и мы присматривались к нему несколько раз, но, скажу честно, оно смущало нас своей крайне нерациональной планировкой и недостатком дневного света. А потом я подумал: почему бы не отнестись к этому как к творческому вызову? И, знаете, так бывает: стоит изменить угол зрения, взяться за работу – и все складывается само собой. Мы очень быстро сделали проект реконструкции этого пространства, подобрали отделочные материалы и светильники, так же быстро сделали ремонт и вот он, наш новый офис: светлый, стильный, гармоничный и, по-моему, прекрасно иллюстрирующий наш подход к организации рабочего пространства.

Присоединение этих помещений позволило нам увеличить площадь офиса более чем в два раза. В общей сложности мы создали 20 новых рабочих мест, то есть теперь даже имеем определенный задел на будущее. Конечно, это не значит, что 12 компьютеров будут пустовать в одном углу в ожидании будущих сотрудников – наоборот, мы равномерно распределили архитекторов по обеим частям офиса так, чтобы они могли общаться, обмениваться опытом, быть в курсе всех проектов, над которыми в настоящий момент работает мастерская.

Архи.ру:  Какими качествами должен обладать архитектор, чтобы получить возможность работать у вас?

С.Э.:
Почти всем профессиональным навыкам человека, получившего архитектурное образование, можно научить. Поэтому главное, что я хочу видеть в будущем сотруднике, это то, что на него можно положиться. Я с большим уважением отношусь к архитекторам, признающим, что они чего-то не знают, и очень не люблю нытиков, которые сами не понимают, для чего утром приходят на работу. В общем, не открою америк, если скажу, что самое ценное качество сотрудников – это ответственность и осознанный подход к работе.

Архи.ру: Какие именно выигранные тендеры подвигли вас на расширение штата и офиса?

С.Э.: Выиграли тендер на обустройство общественных зон для башни «Евразия» в «Москва-Сити», предложив заказчику концепцию, предусматривающую оформление этой части небоскреба в виде лесного массива. Получили заказы на проектирование центрального офиса компании «Леруа Мерлен» и Первой грузовой компании, а также нового института Visual Care нашего давнишнего клиента – компании Johnson&Johnson. Плюс только что закончили сразу три варианта концепции офиса площадью 20 тысяч квадратных метров для ОАО «НЛМК». Чрезвычайно интересная для нас работа – проект агротуристического комплекса в Подмосковье. На участке площадью 140 гектар мы размещаем множество самых разных функций – гостевые дома и гостиница, спа-комплекс, спортивные объекты, ресторан и т.д. Это новый для нас опыт масштабной градостроительной работы.

zooming
Проект интерьера офиса Первой грузовой компании
zooming
«Волна» (жилой интерьер в «Москва-Сити», 2012 г) © АМСЭ
zooming
Офис компании «Трансаэро»

Архи.ру: После многих лет работы почти исключительно в жанре интерьеров в портфолио вашей мастерской появилось сразу несколько объемных проектов.

С.Э.:
Строго говоря, организуя собственное бюро, я не собирался заниматься преимущественно интерьерами. Наоборот, с самого начала я и моя команда стремились развивать два направления параллельно – интерьеры и объемное проектирование, – но так сложилась жизнь, что первое время интерьеры действительно превалировали. Возможно, в том числе и потому, что раньше мы больше сопротивлялись предложениям работать где-то вне столицы: на выезды за пределы Москвы времени и человеческих ресурсов банально не было. Сейчас, когда наши старые заказчики все чаще возвращаются к нам, география и типология нашей работы расширяются сами собой. Плюс, если говорить об объемном проектировании, в регионе построить объект проще, чем убить в Москве годы жизни на его согласование и переделки.
Проект интерьера общественных зон для башни «Евразия» в «Москва-Сити»

Архи.ру: Ваш  жилой дом в Новороссийске, удостоенный в прошлом году нескольких профессиональных наград, является  очень сложным объектом с точки зрения используемых конструкций и материалов. Не боитесь, что если в Москве качество строительства оставляет желать лучшего, то в регионах дело с этим обстоит еще хуже?

С.Э.:
К реализации этого объекта мы привлекаем лучшие компании, в том числе зарубежные, которых интересует возможность выйти на рынок Краснодарского края. Я уверен, что вопрос качества строительства решаем – и географическое расположение объекта здесь играет отнюдь не решающую роль.
zooming
«Волна» (жилой интерьер в «Москва-Сити», 2012 г)

Архи.ру: Какие типологии вам наиболее интересны сейчас как архитектору? За какими зданиями, на ваш взгляд, будущее архитектуры?

С.Э.:
Развитие общества, мне кажется, обещает архитекторам много интересного. Многие предсказывают зеленое, насквозь экологичное и инновационное будущее. Но, возможно, комфорт будет ассоциироваться не только с зелеными зонами. Сам город будет развиваться как творческий организм – и давать людям принципиально новые возможности для самовыражения. И это может и должно стать спецификой городов – Лондон и Нью-Йорк, например, уже идут по этому пути.

Архи.ру: Нью-Йорк, Лондон – допускаю. Но Москва?..

С.Э.:
А почему бы и Москве не попробовать? Финансовый центр из нее не получается, промышленный уже не получился. Транспортная стоянка? Но ведь это как-то маловато для столицы нашей родины. Мы живем на заре интеллектуальной эпохи, когда меняется сам характер занятости городского человека. Рабочее место обрастает новыми функциями, и именно оно, еще больше, чем раньше, занимает центральное место в жизни человека – мне как архитектору чрезвычайно интересно думать об этом, что называется, с карандашом в руках. Даже если мои эскизы не пригодятся, интересно будет взглянуть на них через несколько лет и сравнить с той средой, которая возникнет в городе.
Проект агротуристического комплекса в Подмосковье
Проект агротуристического комплекса в Подмосковье
Сергей Эстрин. Фотография предоставлена «Архитектурной мастерской Сергея Эстрина»


Архитектор:

Сергей Эстрин

Мастерская:

Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

26 Марта 2013

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии Сохранения Тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства.
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.