Сергей Эстрин: Мне интересно работать в городе, который развивается как творческий организм

Для «Архитектурной мастерской Сергея Эстрина» наступивший год стал переломным: этой зимой компания выиграла сразу пять крупных тендеров, что стало поводом для расширения ее штата и офиса. Об этих переменах и планах на более отдаленное будущее мы беседуем с самим Сергеем Эстриным.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

26 Марта 2013
mainImg
Архитектор:
Сергей Эстрин
Мастерская:
Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Архи.ру: Отметив в прошлом году десятилетие мастерской, вы поставили перед собой задачу вывести компанию на новый уровень?

Сергей Эстрин:
Вы знаете, я всегда немного стесняюсь подобных формулировок. С ваших слов получается, что я сел и принял такое волевое решение: все, переходим на новый уровень. Нет, это в известном смысле происходит само собой, являясь естественным следствием нашей работы, нашего подхода к ней, если угодно. Проекты, созданные нашей мастерской, отличает неизменно высокое качество и индивидуальность, кроме того мы способны работать в сжатые сроки и очень разумно осваивать бюджет заказчика. Все вместе это заставляет клиентов возвращаться к нам вновь и вновь, а также рекомендовать нас своим партнерам, что автоматически приводит к увеличению числа заказов. И эта ситуация тоже не вдруг случилась – просто какое-то время мы умудрялись разводить этапы работы над проектами, для одного делая эскизы, для другого рабочую документацию, над третьим осуществляя авторский надзор. Но когда в декабре прошлого года мы выиграли пять тендеров подряд, стало понятно, что наша слаженная команда с таким объемом работы уже не справится.

Архи.ру: Насколько увеличился штат мастерской?

С.Э.:
Мы взяли на работу семь новых архитекторов и одного менеджера проектов, так что теперь в компании в общей сложности работает 30 человек. При этом мы принципиально не приглашали ГАПов со стороны. Это наше правило – дать дорасти до статуса главного архитектора проектов своим сотрудникам, и уже они, в свою очередь, набирают к себе в бригады нужных им проектировщиков.

Архи.ру: Как вам удалось расширить свой офис без переезда на новое место?

С.Э.:
Это везение, за которое я благодарен судьбе, поскольку очень люблю район Малой Дмитровки, где мы работаем с момента основания мастерской. Переезжать из этого очаровательного тихого центра Москвы я не хотел категорически, поэтому очень долгое время мы жили в довольно стесненных условиях. Помещение рядом с нами, в соседнем подъезде, освободилось еще несколько месяцев назад, и мы присматривались к нему несколько раз, но, скажу честно, оно смущало нас своей крайне нерациональной планировкой и недостатком дневного света. А потом я подумал: почему бы не отнестись к этому как к творческому вызову? И, знаете, так бывает: стоит изменить угол зрения, взяться за работу – и все складывается само собой. Мы очень быстро сделали проект реконструкции этого пространства, подобрали отделочные материалы и светильники, так же быстро сделали ремонт и вот он, наш новый офис: светлый, стильный, гармоничный и, по-моему, прекрасно иллюстрирующий наш подход к организации рабочего пространства.

Присоединение этих помещений позволило нам увеличить площадь офиса более чем в два раза. В общей сложности мы создали 20 новых рабочих мест, то есть теперь даже имеем определенный задел на будущее. Конечно, это не значит, что 12 компьютеров будут пустовать в одном углу в ожидании будущих сотрудников – наоборот, мы равномерно распределили архитекторов по обеим частям офиса так, чтобы они могли общаться, обмениваться опытом, быть в курсе всех проектов, над которыми в настоящий момент работает мастерская.

Архи.ру:  Какими качествами должен обладать архитектор, чтобы получить возможность работать у вас?

С.Э.:
Почти всем профессиональным навыкам человека, получившего архитектурное образование, можно научить. Поэтому главное, что я хочу видеть в будущем сотруднике, это то, что на него можно положиться. Я с большим уважением отношусь к архитекторам, признающим, что они чего-то не знают, и очень не люблю нытиков, которые сами не понимают, для чего утром приходят на работу. В общем, не открою америк, если скажу, что самое ценное качество сотрудников – это ответственность и осознанный подход к работе.

Архи.ру: Какие именно выигранные тендеры подвигли вас на расширение штата и офиса?

С.Э.: Выиграли тендер на обустройство общественных зон для башни «Евразия» в «Москва-Сити», предложив заказчику концепцию, предусматривающую оформление этой части небоскреба в виде лесного массива. Получили заказы на проектирование центрального офиса компании «Леруа Мерлен» и Первой грузовой компании, а также нового института Visual Care нашего давнишнего клиента – компании Johnson&Johnson. Плюс только что закончили сразу три варианта концепции офиса площадью 20 тысяч квадратных метров для ОАО «НЛМК». Чрезвычайно интересная для нас работа – проект агротуристического комплекса в Подмосковье. На участке площадью 140 гектар мы размещаем множество самых разных функций – гостевые дома и гостиница, спа-комплекс, спортивные объекты, ресторан и т.д. Это новый для нас опыт масштабной градостроительной работы.

zooming
Проект интерьера офиса Первой грузовой компании
zooming
«Волна» (жилой интерьер в «Москва-Сити», 2012 г) © АМСЭ
zooming
Офис компании «Трансаэро»

Архи.ру: После многих лет работы почти исключительно в жанре интерьеров в портфолио вашей мастерской появилось сразу несколько объемных проектов.

С.Э.:
Строго говоря, организуя собственное бюро, я не собирался заниматься преимущественно интерьерами. Наоборот, с самого начала я и моя команда стремились развивать два направления параллельно – интерьеры и объемное проектирование, – но так сложилась жизнь, что первое время интерьеры действительно превалировали. Возможно, в том числе и потому, что раньше мы больше сопротивлялись предложениям работать где-то вне столицы: на выезды за пределы Москвы времени и человеческих ресурсов банально не было. Сейчас, когда наши старые заказчики все чаще возвращаются к нам, география и типология нашей работы расширяются сами собой. Плюс, если говорить об объемном проектировании, в регионе построить объект проще, чем убить в Москве годы жизни на его согласование и переделки.
Проект интерьера общественных зон для башни «Евразия» в «Москва-Сити»

Архи.ру: Ваш  жилой дом в Новороссийске, удостоенный в прошлом году нескольких профессиональных наград, является  очень сложным объектом с точки зрения используемых конструкций и материалов. Не боитесь, что если в Москве качество строительства оставляет желать лучшего, то в регионах дело с этим обстоит еще хуже?

С.Э.:
К реализации этого объекта мы привлекаем лучшие компании, в том числе зарубежные, которых интересует возможность выйти на рынок Краснодарского края. Я уверен, что вопрос качества строительства решаем – и географическое расположение объекта здесь играет отнюдь не решающую роль.
zooming
«Волна» (жилой интерьер в «Москва-Сити», 2012 г)

Архи.ру: Какие типологии вам наиболее интересны сейчас как архитектору? За какими зданиями, на ваш взгляд, будущее архитектуры?

С.Э.:
Развитие общества, мне кажется, обещает архитекторам много интересного. Многие предсказывают зеленое, насквозь экологичное и инновационное будущее. Но, возможно, комфорт будет ассоциироваться не только с зелеными зонами. Сам город будет развиваться как творческий организм – и давать людям принципиально новые возможности для самовыражения. И это может и должно стать спецификой городов – Лондон и Нью-Йорк, например, уже идут по этому пути.

Архи.ру: Нью-Йорк, Лондон – допускаю. Но Москва?..

С.Э.:
А почему бы и Москве не попробовать? Финансовый центр из нее не получается, промышленный уже не получился. Транспортная стоянка? Но ведь это как-то маловато для столицы нашей родины. Мы живем на заре интеллектуальной эпохи, когда меняется сам характер занятости городского человека. Рабочее место обрастает новыми функциями, и именно оно, еще больше, чем раньше, занимает центральное место в жизни человека – мне как архитектору чрезвычайно интересно думать об этом, что называется, с карандашом в руках. Даже если мои эскизы не пригодятся, интересно будет взглянуть на них через несколько лет и сравнить с той средой, которая возникнет в городе.
Проект агротуристического комплекса в Подмосковье
Проект агротуристического комплекса в Подмосковье
Сергей Эстрин. Фотография предоставлена «Архитектурной мастерской Сергея Эстрина»
Архитектор:
Сергей Эстрин
Мастерская:
Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

26 Марта 2013

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.