Сергей Эстрин: Мне интересно работать в городе, который развивается как творческий организм

Для «Архитектурной мастерской Сергея Эстрина» наступивший год стал переломным: этой зимой компания выиграла сразу пять крупных тендеров, что стало поводом для расширения ее штата и офиса. Об этих переменах и планах на более отдаленное будущее мы беседуем с самим Сергеем Эстриным.

mainImg
Архитектор:
Сергей Эстрин
Мастерская:
Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Архи.ру: Отметив в прошлом году десятилетие мастерской, вы поставили перед собой задачу вывести компанию на новый уровень?

Сергей Эстрин:
Вы знаете, я всегда немного стесняюсь подобных формулировок. С ваших слов получается, что я сел и принял такое волевое решение: все, переходим на новый уровень. Нет, это в известном смысле происходит само собой, являясь естественным следствием нашей работы, нашего подхода к ней, если угодно. Проекты, созданные нашей мастерской, отличает неизменно высокое качество и индивидуальность, кроме того мы способны работать в сжатые сроки и очень разумно осваивать бюджет заказчика. Все вместе это заставляет клиентов возвращаться к нам вновь и вновь, а также рекомендовать нас своим партнерам, что автоматически приводит к увеличению числа заказов. И эта ситуация тоже не вдруг случилась – просто какое-то время мы умудрялись разводить этапы работы над проектами, для одного делая эскизы, для другого рабочую документацию, над третьим осуществляя авторский надзор. Но когда в декабре прошлого года мы выиграли пять тендеров подряд, стало понятно, что наша слаженная команда с таким объемом работы уже не справится.

Архи.ру: Насколько увеличился штат мастерской?

С.Э.:
Мы взяли на работу семь новых архитекторов и одного менеджера проектов, так что теперь в компании в общей сложности работает 30 человек. При этом мы принципиально не приглашали ГАПов со стороны. Это наше правило – дать дорасти до статуса главного архитектора проектов своим сотрудникам, и уже они, в свою очередь, набирают к себе в бригады нужных им проектировщиков.

Архи.ру: Как вам удалось расширить свой офис без переезда на новое место?

С.Э.:
Это везение, за которое я благодарен судьбе, поскольку очень люблю район Малой Дмитровки, где мы работаем с момента основания мастерской. Переезжать из этого очаровательного тихого центра Москвы я не хотел категорически, поэтому очень долгое время мы жили в довольно стесненных условиях. Помещение рядом с нами, в соседнем подъезде, освободилось еще несколько месяцев назад, и мы присматривались к нему несколько раз, но, скажу честно, оно смущало нас своей крайне нерациональной планировкой и недостатком дневного света. А потом я подумал: почему бы не отнестись к этому как к творческому вызову? И, знаете, так бывает: стоит изменить угол зрения, взяться за работу – и все складывается само собой. Мы очень быстро сделали проект реконструкции этого пространства, подобрали отделочные материалы и светильники, так же быстро сделали ремонт и вот он, наш новый офис: светлый, стильный, гармоничный и, по-моему, прекрасно иллюстрирующий наш подход к организации рабочего пространства.

Присоединение этих помещений позволило нам увеличить площадь офиса более чем в два раза. В общей сложности мы создали 20 новых рабочих мест, то есть теперь даже имеем определенный задел на будущее. Конечно, это не значит, что 12 компьютеров будут пустовать в одном углу в ожидании будущих сотрудников – наоборот, мы равномерно распределили архитекторов по обеим частям офиса так, чтобы они могли общаться, обмениваться опытом, быть в курсе всех проектов, над которыми в настоящий момент работает мастерская.

Архи.ру:  Какими качествами должен обладать архитектор, чтобы получить возможность работать у вас?

С.Э.:
Почти всем профессиональным навыкам человека, получившего архитектурное образование, можно научить. Поэтому главное, что я хочу видеть в будущем сотруднике, это то, что на него можно положиться. Я с большим уважением отношусь к архитекторам, признающим, что они чего-то не знают, и очень не люблю нытиков, которые сами не понимают, для чего утром приходят на работу. В общем, не открою америк, если скажу, что самое ценное качество сотрудников – это ответственность и осознанный подход к работе.

Архи.ру: Какие именно выигранные тендеры подвигли вас на расширение штата и офиса?

С.Э.: Выиграли тендер на обустройство общественных зон для башни «Евразия» в «Москва-Сити», предложив заказчику концепцию, предусматривающую оформление этой части небоскреба в виде лесного массива. Получили заказы на проектирование центрального офиса компании «Леруа Мерлен» и Первой грузовой компании, а также нового института Visual Care нашего давнишнего клиента – компании Johnson&Johnson. Плюс только что закончили сразу три варианта концепции офиса площадью 20 тысяч квадратных метров для ОАО «НЛМК». Чрезвычайно интересная для нас работа – проект агротуристического комплекса в Подмосковье. На участке площадью 140 гектар мы размещаем множество самых разных функций – гостевые дома и гостиница, спа-комплекс, спортивные объекты, ресторан и т.д. Это новый для нас опыт масштабной градостроительной работы.

zooming
Проект интерьера офиса Первой грузовой компании
zooming
«Волна» (жилой интерьер в «Москва-Сити», 2012 г) © АМСЭ
zooming
Офис компании «Трансаэро»

Архи.ру: После многих лет работы почти исключительно в жанре интерьеров в портфолио вашей мастерской появилось сразу несколько объемных проектов.

С.Э.:
Строго говоря, организуя собственное бюро, я не собирался заниматься преимущественно интерьерами. Наоборот, с самого начала я и моя команда стремились развивать два направления параллельно – интерьеры и объемное проектирование, – но так сложилась жизнь, что первое время интерьеры действительно превалировали. Возможно, в том числе и потому, что раньше мы больше сопротивлялись предложениям работать где-то вне столицы: на выезды за пределы Москвы времени и человеческих ресурсов банально не было. Сейчас, когда наши старые заказчики все чаще возвращаются к нам, география и типология нашей работы расширяются сами собой. Плюс, если говорить об объемном проектировании, в регионе построить объект проще, чем убить в Москве годы жизни на его согласование и переделки.
Проект интерьера общественных зон для башни «Евразия» в «Москва-Сити»

Архи.ру: Ваш  жилой дом в Новороссийске, удостоенный в прошлом году нескольких профессиональных наград, является  очень сложным объектом с точки зрения используемых конструкций и материалов. Не боитесь, что если в Москве качество строительства оставляет желать лучшего, то в регионах дело с этим обстоит еще хуже?

С.Э.:
К реализации этого объекта мы привлекаем лучшие компании, в том числе зарубежные, которых интересует возможность выйти на рынок Краснодарского края. Я уверен, что вопрос качества строительства решаем – и географическое расположение объекта здесь играет отнюдь не решающую роль.
zooming
«Волна» (жилой интерьер в «Москва-Сити», 2012 г)

Архи.ру: Какие типологии вам наиболее интересны сейчас как архитектору? За какими зданиями, на ваш взгляд, будущее архитектуры?

С.Э.:
Развитие общества, мне кажется, обещает архитекторам много интересного. Многие предсказывают зеленое, насквозь экологичное и инновационное будущее. Но, возможно, комфорт будет ассоциироваться не только с зелеными зонами. Сам город будет развиваться как творческий организм – и давать людям принципиально новые возможности для самовыражения. И это может и должно стать спецификой городов – Лондон и Нью-Йорк, например, уже идут по этому пути.

Архи.ру: Нью-Йорк, Лондон – допускаю. Но Москва?..

С.Э.:
А почему бы и Москве не попробовать? Финансовый центр из нее не получается, промышленный уже не получился. Транспортная стоянка? Но ведь это как-то маловато для столицы нашей родины. Мы живем на заре интеллектуальной эпохи, когда меняется сам характер занятости городского человека. Рабочее место обрастает новыми функциями, и именно оно, еще больше, чем раньше, занимает центральное место в жизни человека – мне как архитектору чрезвычайно интересно думать об этом, что называется, с карандашом в руках. Даже если мои эскизы не пригодятся, интересно будет взглянуть на них через несколько лет и сравнить с той средой, которая возникнет в городе.
Проект агротуристического комплекса в Подмосковье
Проект агротуристического комплекса в Подмосковье
Сергей Эстрин. Фотография предоставлена «Архитектурной мастерской Сергея Эстрина»
Архитектор:
Сергей Эстрин
Мастерская:
Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

26 Марта 2013

Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.